Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Сайт о паранормальных явлениях и уфологии

Паранормальные новости, новости НЛО, аномальные явления


Если Вы стали очевидцем НЛО или любого другого паранормального явления, или у Вас есть история из жизни связанная с необъяснимыми явлениями, то присылайте материал на e-mail: info@salik.biz или регистрируйтесь на сайте и разместите свою историю сами.

Чем занимались алхимики

Фото:
lagbt.wiwiland.net
Чем занимались алхимики

Есть области человеческих знаний, которые признаны научными, а есть, которые считаются ненаучными. К последнему типу относится и алхимия. Но так ли уж ненаучна она была? И только ли поисками философского камня занимались алхимики? Для того, чтобы разобраться в этом вопросе, необходимо проследить историю возникновения алхимии как науки.

Слово «алхимия» восходит через арабское слово «cheo» к греческому «chemeia», что означает «лью, отливаю». Этимология прямо указывает на связь алхимии с искусством плавки и литья металлов. Есть и другое толкование — от египетского иероглифа «хми», означавшего плодородную землю в противовес бесплодным пескам. Этим иероглифом обозначался Египет, место, где, как считают, возникла алхимия.

Впервые термин «алхимия» встречается в рукописи Юлия Фирмика, астролога IV в. Важнейшей задачей алхимики считали трансмутацию (превращение) неблагородных металлов в благородные. Эта задача вплоть до XVI в. была главной не только в алхимии, но и в химии. Идея возможности трансмутации металлов возникла не на пустом месте, она базировалась на представлениях греческой философии о том, что материальный мир состоит из одного или нескольких «первоэлементов», которые при определенных условиях могут переходить друг в друга.

Период, когда алхимия зарождалась и процветала (IV-XVI вв), был периодом развития не только «умозрительной» алхимии, но и практической химии. И эти две науки прямо влияли друг на друга. Знаменитый немецкий химик Либих писал про алхимию, что она «никогда не была ничем иным, как химией». Можно провести параллель и сделать вывод, что алхимия относится к современной химии так, как астрология к астрономии. Да, астрологию не принимает академическая наука, однако имеется огромнейшее количество доказательств, что астрологические законы работают, и астрологи на самом деле предсказывают будущее.

Средневековые алхимики старались отыскать два неких таинственных вещества, с помощью которых можно было бы достичь желанной трансмутации металлов. Первое, обладавшее свойством превращать в золото не только серебро, но и свинец, ртуть и т. д., носило название философского камня, красного льва, великого эликсира (слово «эликсир» произошло от арабского «аль-иксир» — «философский камень»). Предполагалось, что философский камень не только облагораживает металлы, но и служит универсальным лекарством. Раствор его, так называемый золотой напиток, мог исцелять все болезни, омолаживать старое тело и удлинять жизнь.

Другое таинственное вещество, второстепенное, носившее название белого льва, белой тинктуры, имело способность превращать все неблагородные металлы в серебро.

Если отбросить все предрассудки, то алхимия не столько наука, сколько высочайшая ступень символического мышления, учение, которое постигает путь «достижения центра всех вещей». Алхимия определяется как моделирование космического процесса и создание «химической модели космического процесса». Алхимик создавал в своей реторте модель мира и миросозидающих процессов и затем в своих сочинениях подробнейшим образом описывал все предметы, помогающие ему в этом, и приемы. Для алхимиков вообще было свойственно тщательное отношение к описанию эксперимента (при этом использовалась невероятно символичная терминология). Ведь алхимик ставит своей задачей воспроизведение и одухотворение космоса, соучастие в космотворческом процессе, исходит из представления о субстанциальном единстве мира и универсальности перемен. Идея единства всего сущего символически изображалась в виде гностического змея уробороса, змея, пожирающего свой хвост — символа Вечности и всей алхимической Работы.

Любопытно, что и в Европе, и на Востоке алхимия являла собой комплекс из еще двух наук — астрологии и медицины — и воспринималась как путь к духовному совершенству, как стиль жизни и тип человеческого поведения. При этом различались внутренняя и внешняя алхимии. Внутренняя — форма внутреннего делания, она направлена на достижение адептом просветленного состояния через одухотворение микрокосмоса. Внешняя — работает с очищением космологических сущностей, скрытых под формой вещества. В основе лежит древнее представление о materia prima (первоматерии), являющейся субстанцией микро- и макрокосма, способной трансформироваться и образовывать новые формы.

Алхимия работала в системе четырех модусов первоматерии — первоэлементов греческой натурфилософии: воздуха, земли, огня и воды (плюс пятый в греческой алхимии — всепроникающий эфир или металл в китайской) в сочетании с тремя философскими элементами: соли, серы и ртути. Ртуть (Меркурий) — пассивное женское начало (инь) — представляет первую очистку и являет собой чувство, воображение. Сера выступает как активное мужское начало (аналогия янь в китайской алхимии) — более тонкая очистка: разум, интуиция. Великое делание или преображение (киноварь) — алхимический андрогин, гармоническое сочетание мужского и женского (инь и янь): «Тот, кому не удается „стать двумя в одном теле“, станет двумя в одном духе» (де Оливье).

Алхимия также известна как взаимодействие энергии Кундалини — символа женского аспекта — с высшей энергией, или мужским принципом. Через понимание работы мужского и женского принципов она связана с системой Таро.

Да, получение философского камня или эликсира жизни было для алхимиков самоцелью. Однако философский камень обозначает, прежде всего, глубокое внутреннее стремление найти свою истинную духовную природу, известную алхимикам как активный принцип.

Такая хорошо отработанная система аналогий позволила алхимии с ее универсальным языком занимать одно из ведущих мест вплоть до наших дней не только внутри себя, но и в современной литературе, театре, мистических учениях. В связи с этим иносказательность многих алхимических трактатов может быть объяснена тем, что в них органически слились естественнонаучные и художественные представления о мире. Поэтому-то в некоторых странах алхимия легализована христианской идеологией, там она считается белой магией. В тех же странах, где алхимия выступает в своем языческом качестве (черная магия), она признается неофициальным, а потому запретным делом. Это во многом объясняет трагическую участь некоторых европейских алхимиков (например, Роджера Бэкона, алхимика Александра Сетона Космополита и др.).

Существовало несколько школ алхимии: греко-египетская, арабская и западноевропейская. Во времена эллинизма существовало такое направление алхимии, как герметизм. Это было религиозно-философское течение, сочетавшее элементы популярной греческой философии, халдейской астрологии, персидской магии и египетской алхимии. Этот период представлен значительным числом сочинений, приписывавшихся Гермесу Трисмегисту. Традиция герметизма получила продолжение в европейском Ренессансе, им пропитаны труды Парацельса, он повлиял даже на Джордано Бруно и Исаака Ньютона.

Родиной алхимии считается Древний Египет. Алхимики вели начало своей науки от Гермеса Трисмегиста, считавшегося основателем этой науки (его отождествляли с египетским богом Тотом, а в Древнем Риме — с Меркурием), и поэтому искусство делать золото называлось герметическим. Свои сосуды алхимики запечатывали печатью с изображением Гермеса — отсюда пошло выражение «герметически закрытый». Существовало предание, что искусству обращать «простые» металлы в золото ангелы научили земных женщин, с которыми вступили в брак, о чем рассказано в «Книге Бытия» и «Книге пророка Еноха» в Библии.

Колыбелью химии принято считать Александрийскую академию. Основанная Александром Македонским в 332 г. до н.э. новая столица Египта Александрия очень быстро стала крупнейшим торговым и культурным центром античного Средиземноморья. Александрийскую академию основал Птолемей Сотер, соратник Александра, ставший после смерти последнего (323 г. до н.э.) царем Египта. Эта академия вместе с созданным при ней крупнейшим хранилищем античных рукописей — Александрийской библиотекой (около 700 000 рукописей) — просуществовала около тысячи лет (до VII в. н.э.). С ней связаны имена таких выдающихся мыслителей античности, как Евклид, Архимед, Птолемей.

На протяжении всего своего существования алхимия оставалась наукой герметической — т.е. закрытой для непосвященных. Основными объектами изучения александрийской алхимии являлись металлы; именно в александрийской алхимии сформировалась традиционная металлопланетная символика алхимии, в которой каждому из семи известных тогда металлов сопоставлялась соответствующая планета и день недели. Впрочем, в европейской алхимической традиции ртуть металлом не считалась, поскольку не упомянута в Библии.

Несмотря на мистические философствования, ныне признанные ненаучными, алхимики, тем не менее, в процессе своих поисков добились очень многого для развития академической химии. Например, еще греко-египетские алхимики открыли такое явление, как амальгамирование металлов. Александрийскими алхимиками был усовершенствован способ извлечения золота и серебра из руд, для чего широко применялась ртуть, получаемая из киновари или каломели. Они же начали применять амальгаму золота для позолоты, ими был разработан способ очистки золота купелированием — нагреванием руды со свинцом и селитрой.

При этом, помимо практического значения, уникальная способность ртути образовывать амальгаму привела к появлению представления о ртути как об особом, «первичном» металле. Тому же способствовали и необычные свойства соединения ртути с серой — киновари, — которая в зависимости от условий получения имеет различную окраску — от красной до синей.

Примерно в те же времена было открыто и получение латуни — желтого сплава меди с цинком. Правда, знаменитый тогда алхимик Болос считал, что латунь являлась золотом.

К сожалению, об александрийском этапе алхимии известно очень мало, т.к. Александрийская библиотека была практически полностью уничтожена. Кроме того, римский император Диоклетиан, дабы исключить возможность получения дешевого золота, приказал уничтожить все труды по алхимии.

Утверждение христианства в качестве государственной религии Римской империи при императоре Константине (285-337) привело к еще большим гонениям на алхимию, которую христиане считали ересью. В 529 г. папа римский Григорий I запретил чтение древних книг и занятие не только алхимией, но и математикой и философией. В итоге христианская Европа погрузилась во мрак раннего средневековья. Однако научные и культурные традиции греческой школы на Востоке сохранялись какое-то время в Византийской империи, которая стала распространителем алхимических идей в Европе в IV в. (крупнейшая коллекция алхимических рукописей хранится в Библиотеке Святого Марка в Венеции), а затем они были восприняты арабским миром.

После того, как арабы в VII в. завоевали Египет, они принесли наследие александрийской школы в завоеванную ими Испанию, которая стала вторым после Византии источником распространения алхимических идей в Европе.

В VII в. началось победоносное шествие новой мировой религии — ислама — что привело к созданию огромного Халифата, включившего в себя Малую и Среднюю Азию, Северную Африку (включая и Египет) и юг Пиренейского полуострова в Европе. Арабские халифы, подражая Александру Македонскому, покровительствовали наукам. На Ближнем Востоке — в Дамаске, Багдаде, Кордове, Каире — были созданы университеты, на несколько столетий ставшие главными научными центрами и давшие человечеству целую плеяду выдающихся ученых. Влияние ислама в арабских университетах было сравнительно слабым. Кроме того, изучение трудов античных авторов не противоречило трем обязательным исламским догматам — вере в Аллаха, в его пророков и загробный суд. Благодаря этому на Арабском Востоке могли свободно развиваться научные представления, в основе которых лежало научное наследие античности, в том числе и александрийская алхимия.

Среди арабских ученых, занимавшихся алхимией, выделяется знаменитый бухарский врач Абу Али аль Хусейн ибн Абдаллах ибн Сина, или Авиценна (980-1037). Однако он подходил к вопросу крайне нестандартно: он явился первым в истории критиком идеи трансмутации металлов, каковую он считал невозможной. Основной задачей алхимии Авиценна считал приготовление лекарственных средств.

Однако арабский период алхимии обогатил человечество такими основополагающими аспектами, как создание основных теорий алхимии и химии, лабораторной техники и методики эксперимента. Арабскими алхимиками был разработан и понятийный аппарат. Они добились несомненных практических успехов — ими выделены сурьма, мышьяк и, по-видимому, фосфор, получены уксусная кислота и растворы сильных минеральных кислот. Арабская алхимия, в отличие от александрийской, была вполне рациональна; мистические элементы в ней представляли собой скорее дань традиции. Важнейшей заслугой арабских алхимиков стало создание фармацевтики, развившей традиции античной медицины.

После XII в. по ряду как внутренних, так и внешних причин арабская алхимия начала приходить в упадок. Последним крупным арабским алхимиком стал Ал Джилдаки (XIV в.), написавший ряд сочинений, очень полно суммирующих труды его предшественников. Центр научной мысли перемещается в Европу.

Алхимия развивалась и в Китае. Начало китайской алхимии восходит к IV-III вв. до н.э. Самый ранний из известных нам письменных источников — алхимический трактат «Цань тун ци» («О единении триады») относится ко II в. Китайская алхимия через индусов и арабов повлияла даже на средневековую европейскую алхимию. В III в. алхимическими влияниями становится затронутой и Индия. Индийская алхимия работала с идеей колеса с шестью спицами, делящими поле на шесть планетных царств, шесть классов существ, шесть человеческих состояний, шесть металлов. Точка в середине соответствует царю — на земле, солнцу — на небе и золоту.

Европейские государства, прежде всего страны южной Европы, достаточно тесно контактировали с Византией и арабским миром, особенно после начала крестовых походов (с 1096 г.). Европейцы получили возможность ознакомиться и с блестящими достижениями арабской цивилизации, и с наследием античности, сохранившимся благодаря арабам.

В XII в. начались попытки перевода на латинский язык арабских трактатов и сочинений античных авторов. Тогда же в Европе были созданы первые светские учебные заведения — университеты: в Болонье (1119), Монпелье (1189), Париже (1200). Начиная с XIII в., можно говорить о европейской алхимии как об особом этапе алхимического периода. В период с XII по XVII вв. алхимией занимались известные ученые, оставившие след в европейской науке.

При этом между арабской и европейской алхимией имелись весьма существенные различия. Европейская алхимия развивалась в обществе, где католическая церковь активно вмешивалась во все светские дела; изложение идей, противоречащих христианским догмам, было делом весьма небезопасным. Поэтому алхимия в Европе находилась на полуподпольном положении. В 1317 г. Папа Иоанн XXII предал алхимию анафеме, после чего всякий алхимик в любой момент мог быть объявлен еретиком со всеми вытекающими последствиями. Однако любопытно, что европейские властители (и светские, и церковные), объявив алхимию вне закона, в то же время покровительствовали ей, рассчитывая на выгоды, которые сулило нахождение способа получения золота. Вследствие этого европейская алхимия, как и александрийская, изначально являлась герметической наукой, доступной только посвященным. Этим объясняется характерное для европейской алхимии чрезвычайно туманное изложение достигнутых результатов. Впрочем, в течение довольно долгого времени европейские сочинения по алхимии представляли собой лишь переводы либо компиляцию арабских трактатов.

Первым знаменитым европейским алхимиком стал монах-доминиканец Альберт фон Больштедт (1193-1280), более известный как Альберт Великий (Альбертус Магнус). Он первым из европейских алхимиков детально описал свойства мышьяка, поэтому ему иногда приписывают его открытие.

Его современник, английский монах-францисканец Роджер Бэкон (1214-1292) в своих трактатах дает подробное описание природы металлов с точки зрения ртутно-серной теории. Бэкон дал классическое определение алхимии: «Алхимия есть наука, указывающая, как приготовлять и получать некоторое средство, эликсир, которое, брошенное на металл или несовершенное вещество, делает их совершенными в момент прикосновения».

Как и в сочинениях арабских алхимиков, в работах Альберта Великого и Роджера Бэкона доля мистицизма была сравнительно невелика. В то же время для европейской алхимии в целом мистические элементы значительно более характерны, нежели для арабской.

В итоге мистицизм и закрытость европейской алхимии породили значительное число мошенников от алхимии. И тем не менее, в XIV-XV вв. европейская алхимия добилась значительных успехов, сумев превзойти арабов в постижении свойств вещества. В 1270 г. итальянский алхимик кардинал Джованни Фиданца (1121-1274), известный как Бонавентура, в одной из попыток получения универсального растворителя получил раствор нашатыря в азотной кислоте, который оказался способным растворять золото, царя металлов (отсюда и название — aqua Regis, т.е. царская водка). Имя самого значительного из средневековых европейских алхимиков, работавшего в Испании в XIV в., осталось неизвестным — он подписывал свои сочинения именем Гебера (под таким именем в Европе был известен выдающийся арабский ученый и алхимик Абу Муса Джабир ибн Хайян (721-815)). Псевдо-Гебер первым подробно описал сильные минеральные кислоты — серную и азотную. Использование концентрированных минеральных кислот в алхимической практике привело к существенному росту знаний химиков и алхимиков о веществе.

Этими и другими учеными были открыты отделение золота от серебра при помощи азотной кислоты, получение мышьяка в чистом виде, серного эфира, соляной кислоты, многие соединения мышьяка и сурьмы, способность селитры взрываться благодаря горящему углю, способы получения сурьмы и ее медицинское применение (сурьма была любимым лекарством алхимиков, которые мечтали получить из нее средство для лечения всех болезней). Ян Баптист ван Гельмонт ввел термин «газ», Иоганн Рудольф Глаубер открыл сульфат натрия (глауберову соль). Он, правда, считал ее тем самым философским камнем. Джамбаттиста делла Порта изготовил оксид олова, Блез Виженер открыл бензойную кислоту. Эти примеры, перечень которых далеко не полон, наглядно свидетельствуют, что «ненаучные» исследования алхимиков пошли на пользу человечеству.

Многие открытия носили без преувеличения сенсационный характер. В 1602 г. сапожник и алхимик Винченцо Касциароло в горах Болоньи нашел камень, который был настолько тяжел, что Касциароло заподозрил в нем наличие золота. В итоге был открыт новый элемент — барий. В середине XVII в. алхимик из Гамбурга Хенниг Бранд, перегоняя человеческую мочу, обнаружил, что при прокаливании осадка последний светится в темноте. Так был повторно получен фосфор. Чуть позже благодаря поискам алхимиков был создан саксонский и мейсенский фарфор.

Большую роль в распространении алхимических сочинений сыграло книгопечатание (первая типография была открыта в Майнце в 1450 г.). Так как печатание было тогда достаточно дорогим, многие анонимные алхимики для придания авторитета своим сочинениям издавали их под именами известных ученых древнего мира — Платона, Пифагора, Демосфена и т.п. Также появились во множестве переводы якобы с арабского языка, хотя впоследствии эти рукописи нигде не были обнаружены.

К середине XVI в. в европейской алхимии стало очевидным быстро прогрессирующее разделение. С одной стороны — вырождающиеся мистики, по-прежнему пытающиеся осуществить трансмутацию металлов с помощью магии, с другой — представители набирающих силу рациональных течений. Наиболее значительными из последних являлись ятрохимия (поиски долголетия и бессмертия) и техническая химия, ставшие своего рода переходным этапом от классической алхимии к новой научной химии.

Если обобщить достижения того периода, то его главным результатом, помимо накопления значительного запаса знаний о веществе, стало становление эмпирического (опытного) подхода к изучению свойств вещества. В целом алхимический период явился совершенно необходимым переходным этапом между натурфилософией и экспериментальным естествознанием.

Однако нельзя не признать, что алхимии изначально были присущи очень серьезные отрицательные черты, которые и сделали ее тупиковой ветвью развития естествознания и химии. Во-первых, это ограничение исследований трансмутацией металлов, ведь все алхимические операции были подчинены лишь этой главной цели. Во-вторых — мистицизм. В-третьих — догматизм теории, лежащий в основе идеи трансмутации, который принимался за истину в последней инстанции без каких-либо обоснований. Наконец, изначально характерная для алхимии закрытость являлась существенным препятствием для развития этой науки.

Основоположником ятрохимии (от греческого «ятро» — «врач») принято считать немецкого врача и алхимика Филиппа Теофраста фон Гогенгейма, известного под именем Парацельса (1493-1541). Алхимия Парацельса фокусировалась на микрокосме, решая вопросы универсальной медицины в поисках Меркурия (эликсира жизни). Подобно Авиценне, Парацельс негативно относился к идее трансмутации металлов (не отрицая, впрочем, принципиальной возможности трансмутации). Парацельс утверждал, что задача алхимии — изготовление лекарств: «Химия — один из столпов, на которые должна опираться врачебная наука. Задача химии вовсе не в том, чтобы делать золото и серебро, а в том, чтобы готовить лекарства».

Вторая половина XVII в. оставила самые причудливые воспоминания о людях, которые выдавали себя не только за алхимиков, врачей, магов, но и за знатоков всех проблем, волнующих человека. Эта плеяда авантюристов, шарлатанов добивалась титулов, почета, известности, хотя иногда кончала свой жизненный путь весьма печально. Кто не слыхал таких имен, как граф Сен-Жермен, Калиостро, Джон Лонг? При этом истинные алхимики не стремились к получению золота, оно было лишь инструментом, а не целью. (Тем не менее, Данте в своей «Божественной комедии» определил место алхимиков, как и фальшивомонетчиков, в аду, а если точнее, в круге восьмом, рве десятом.) Целью для них был именно сам философский камень (хотя камень — это понятие условное, чаще его представляют либо порошком, либо раствором порошка — тот самый эликсир жизни) и духовное освобождение, абсолютная свобода.

После распространения уже собственно химии, алхимия вызывала интерес у многих, в частности, и у И.В. Гете, который несколько лет посвятил изучению трудов алхимиков.

Если резюмировать все данные об алхимии и алхимиках, то можно сказать, что европейский алхимик — это одновременно теоретик-экспериментатор и практик-ремесленник, поэт и художник, схоласт и мистик, теолог и философ, маг-чернокнижник и истинный христианин. Такой взгляд на алхимию позволяет понять ее как явление, сосредоточившее в себе многие особенности уклада древних, темных и средних веков.

Источник:
0
323
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Читайте еще
Пишут в блогах
Интересное видео
Новые комментарии
Dharm
Это кто сказал? Наверное Фортов президент ран?! , ...
ВладимирЛюди-тени из параллельного мира 1 день назад
Здравствуйте! Феномен «Люди-тени» — то таинствен...
SALIK
SALIKАнгел или призрак 1 день назад
Статья об этой фотографии здесь.
SALIK
SALIKБирюзовый НЛО 1 день назад
Подробнее здесь.
Контакт случится, скорее всего, через 100-200 лет,...
Новая тема: "Некоторые баги и ошибки" в форуме "Технические проблемы"
SALIK » 16:09
1 Ответов
17 Просм.
19:34
Новая тема: "Дневник домового" в форуме "Книги, истории, рассказы"
SALIK » 20:32
0 Ответов
10 Просм.
Новая тема: "Старинные русские ругательства" в форуме "История и древние цивилизации"
SALIK » 20:28
0 Ответов
13 Просм.
Новая тема: "События, праздники, памятные даты" в форуме "Пожелания и предложения"
SALIK » 13:11
2 Ответов
53 Просм.
» Vikk
15:33
Новая тема: "Петр Первый и находчивый солдат" в форуме "История и древние цивилизации"
Givi » 13:49
0 Ответов
34 Просм.