Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Сайт о паранормальных явлениях и уфологии

Паранормальные новости, новости НЛО, аномальные явления


Если Вы стали очевидцем НЛО или любого другого паранормального явления, или у Вас есть история из жизни связанная с необъяснимыми явлениями, то присылайте материал на e-mail: info@salik.biz или регистрируйтесь на сайте и разместите свою историю сами.

Стальной опавший лепесток сакуры: история и гибель линкора «Ямато»

Фото:
Авторство неизвестно
Стальной опавший лепесток сакуры: история и гибель линкора «Ямато»

«Ямато» на испытаниях

Утром 7 апреля 1945 года, примерно в 10 часов с небольшим, пилоты двух патрульных летающих лодок PBM «Маринер» заметили направляющуюся в сторону острова Окинавы японскую эскадру. В центре ее шел огромный линкор, похожий на те два, которые уже встречались американцам во время сражения в заливе Лейте. Из других значительных целей был заметен крейсер, авианосца видно не было – только эсминцы эскорта. Значит, данные разведки оказались верными. Вначале об обнаружении эскадры противника вечером 6 апреля сообщили патрулировавшие в этом районе подводные лодки «Тредфин» и «Хэклбак», с утра корабли были визуально опознаны «Корсарами» воздушного патруля с авианосца «Эссекс», сообщившие их курс. Теперь обоим «Маринерам» осталось лишь уточнить, кто конкретно пытается вмешаться в ход операции «Айсберг» – высадки на остров Окинаву. Наблюдение было прервано хлопьями разрывов зенитных снарядов, которых становилось все больше. Было видно, как японская эскадра изменила курс в сторону барражировавших визитеров. Оба разведчика спокойно укрылись за облаками. Через некоторое время находящийся в боевой рубке огромного линкора «Ямато» вице-адмирал Сэйити Ито получил донесение, что американское авианосное соединение замечено восточнее Окинавы, то есть в 250 милях от его эскадры. Служба радиоперехвата фиксировала большую активность в эфире – разведчики настойчиво передавали данные. 58-е авианосное соединение готовило своему врагу горячую встречу.

Линкоры типа «Ямато» опоздали со своим появлением. К моменту их вступления в состав Императорского военно-морского флота роль главного козыря в океанских сражениях стала медленно, но неуклонно переходить к еще недавно вызывавшим иронические усмешки авианосцам. Созданные колоссальными усилиями, сопоставимыми разве что с программой создания ядерного оружия или полета человека в космос, небольшого и не очень богатого государства, они не оправдали возложенных на них надежд и не помогли исполнению самых смелых амбиций. Путь к созданию суперлинкоров был долог и тернист: сколько проектов, очень тщательно вычерченных на кульманах, стало просто еще одним рулоном бумаги в военном архиве!

Еще в начале 20-х гг. Япония, считавшая, что старые члены клуба Великих держав держат ее в качестве не более чем прислуги у стола, за которым с аппетитом уплетался мировой пирог, решила менять имидж. Для этой цели мало было переодеться из традиционного кимоно в респектабельный фрак – это уже произошло в конце XIX века после достопамятной революции Мейдзи. Нужна была демонстрация силы, и силы морской – ведь не зря Страну восходящего солнца считали тихоокеанской Англией. В 1920 г. японский парламент принимает внушительную судостроительную программу «8+8», согласно которой императорский флот должен был пополниться восемью новыми линкорами и стольким же количеством линейных крейсеров. Старожилам военно-морского Олимпа англичанам и недавно нахально подселившимся туда американцам было отчего заволноваться. Исполнение, даже частично, этих замыслов сильно нарушило бы равновесие и баланс сил в Тихоокеанском бассейне. Другой вопрос, потянула бы такой груз не слишком «мускулистая» японская экономика. Конечно, подобный размах и более развитое государство заставил бы крепко задуматься о соответствии желаний и возможностей. Но нельзя забывать, что японский народ в отличие от западного на тот период истории был весьма терпелив, трудолюбив и имел весьма ограниченные потребности. Как знать, тут могли бы пойти и на крайние меры, вплоть до карточной системы, но корабли (большую часть) все-таки достроили бы. Джентльмены с холодным взглядом профессиональных игроков тоже это понимали и учитывали и поэтому дали полный ход таком явлению, как Международная Вашингтонская конференция. Вежливым невысоким людям в безукоризненных фраках любезно дали понять, что проблемы, с которыми начала сталкиваться экономика их островного государства, могут быть несколько усугублены. Все это, конечно, по-партнерски, кулуарно, под мелодичный перезвон кубиков льда в бокалах.

Островитяне не были глупцами – они были знатоками истории, философии и поэзии, хранителями традиций и фамильных мечей. Они подписали договор: Япония фактически отказывалась от своих военно-морских притязаний, фактически признавая главенство Англии и США. Но учтивые улыбки и поклоны скрывали идеи и замыслы, которые были еще холоднее льда. «8+8» стала историей, лишь два корабля из этой программы, «Нагато» и «Мутцу», были достроены и вступили в строй. «Акаги» и «Кага» продолжили свою жизнь в качестве авианосцев. «Ну и что, – рассуждали в военно-морском штабе. – У нас нет возможности обогнать белых варваров количественно – мы найдем в себе силы и умения превзойти их качественно». Надо отметить, что в представлении тогдашних японцев места проживания различных варваров начинались уже где-то за пределами собственных территориальных вод.



Главный калибр

Начались долгие конструктивные и проектные изыскания. Первый проект будущего корабля сформировал контр-адмирал Юдзуру Хирага. Перспективный линкор в чем-то напоминал первый плод Вашингтонского соглашения – британский «Нельсон», – но значительно более совершенный и вооруженный 410-мм орудиями. В последующих проектах Хираги водоизмещение его детища плавно росло вверх, оставив позади лимит в 35 тыс. тонн. Дальнейшее развитие идея получила у другого автора, капитана 1 ранга Кикуо Фудзимото, сменившего Хирагу на посту главного строителя флота. Именно у Фудзимото насчет калибра главной артиллерии прозвучали впечатляющие 460 мм. Последующие проекты этого конструктора поражали концентрацией вооружения и количеством стволов главного калибра. Один из вариантов даже предусматривал размещение на борту 12 самолетов. В конце концов, из-за опрокидывания спроектированного Фудзимото эсминца на карьеру главного строителя и по совместительству идеолога будущих суперлинкоров легла тень. Не пережив неудач, 10 января 1934 года он скоропостижно скончался.

Его дело продолжил и в конце концов воплотил в металл контр-адмирал технической службы Кэйдзи Фукуда. Именно ему выпала честь возглавить весь обширный комплекс исследовательских работ по будущим кораблям, чьи размеры будут впечатлять даже на чертежных досках. Весной 1934 г. за проект взялись всерьез – это уже не был поиск концепции или идеи, это была ее огранка и шлифовка. Находившийся в отставке, но не потерявший вес и авторитет в военно-технических кругах, Хирага оказывал влияние на относительно молодого Фукуду и на весь ход дела. Постепенно линкор лишился всей экзотики, свойственной Фудзимото, и стал больше походить на классический. К 1937 г. конструкторская мысль, прошедшая последовательно через 24 проектных варианта, опробованных на 50 масштабных моделях, была, наконец, близка к оформлениию. Создание корабля изобиловало многими идеями, удачными и не очень. Так, на определенном этапе возникло решение оснастить линкор дизельными двигателями из-за их отличной экономичности. Однако с технической точки зрения это оказалось неосуществимым – японские двигатели подобной системы были еще более сырыми и недоведенными, чем немецкие. И после оценки ситуации благоразумно вернулись к турбинам. Тем не менее в конструкции присутствовал, например, новомодный тогда бульбообразный нос. В конце концов, после многочисленных доводок и исправлений 20 июля 1936 г. проектный вариант под индексом «A-140-F5» был утвержден Морским министерством.


Рождение гигантов

Строительство кораблей не стали откладывать в долгий ящик. 4 ноября 1937 г. в сухом доке Куре официально заложили первый корабль серии, будущий «Ямато». Место строительства пришлось модернизировать буквально на ходу: док был углублен на метр, а грузоподъемность мостового крана довели до 100 тонн. Второй корабль серии, «Мусаси», заложили на верфи корпорации «Мицубиси» в Нагасаки 28 марта 1938 г. Для возведения линкоров таких огромных размеров требовался целый комплекс мер технического характера. Поскольку двумя единицами серия не ограничивалась (вторую пару собирались заложить в 1940 г.), требовалась достаточно развитая инфраструктура по обслуживанию и ремонту кораблей такого водоизмещения. В дополнение к имеющимся трем сухим докам (Куре, Нагасаки и Йокосука) планировалось построить еще три, способные принять 65-тысячные гиганты. Для транспортировок башен, барбетов и орудий главного калибра было построено специальное транспортное судно «Касино», а для буксировки огромных корпусов – мощный буксир «Сукуфу-Мару».

Нет нужды говорить, что при строительстве кораблей предпринимались беспрецедентные меры секретности. Фотографии всех рабочих верфей были помещены в особые альбомы и тщательно сличались при входе и выходе. Сами корпуса «Ямато» и «Мусаси» были укрыты от посторонних взглядов сизалевыми циновками (грубое волокно из листьев агавы, использующееся для изготовления канатов) в огромных количествах, что вызвало дефицит этого материала во всей Японии, в первую очередь среди рыбаков, плетущих из него сети.

8 августа 1940 г. в торжественной, но без лишней помпезности обстановке «Ямато» был выведен из сухого дока. Фото- и киносъемка корпуса не велись. После процедуры корабль был укрыт маскировочными сетями, и его достройка продолжалась уже на плаву. Такие меры безопасности дали свои плоды: хотя первые слухи о новых кораблях и стали известны за океаном уже в конце 1942 г., а представление о внешнем виде появилось после сражения у Лейте, точные характеристики суперлинкоров в полном объеме американцам удалось получить только после окончания войны, когда «Ямато», «Мусаси» и переделанный в авианосец «Синано» были уже давно потоплены. Комиссия подписала акт о приеме «Ямато» в состав флота 16 декабря 1941 г., но различные доделочные работы на нем велись еще более пяти месяцев, и окончательно боеготов он был лишь к 27 мая 1942 года.

Вместе со своим систершипом «Мусаси» он стал первым сразу в нескольких номинациях: самый крупный линкор, самый крупный военный корабль и наибольший из построенных когда-либо кораблей. Полное водоизмещение этого гиганта достигало 72 тыс. тонн. Наибольшая длина составляла 266 м, ширина – 38,9, осадка – 10,4 м. Суммарная мощность четырех турбозубчатых агрегатов при 12 котлах насчитывала 150 тыс. л.с. и позволяла иметь максимальную скорость в 27 узлов. Вооружение «Ямато» состояло из девяти 460-мм орудий в трех башнях главного калибра, двенадцати 155-мм орудий вспомогательного калибра в четырех башнях, двенадцати стволов 127-мм зенитной артиллерии. Корабль был защищен главным броневым поясом максимальной толщины в 410 мм, лоб башен был прикрыт 650-мм плитами, боевая рубка – 500-мм. Экипаж линкора насчитывал 2400 человек.

«Ямато» имел много интересных конструктивных особенностей. Его верхняя палуба была не загромождена выходами вентиляционных шахт, большим количеством шлюпок и другого оборудования. Все это пришлось до предела минимизировать из-за чудовищного давления дульных газов, образующихся при выстрелах из 18-дюймовых орудий. Например, все вентиляторы лишь ненамного выступали над поверхностью палубы и были направлены в сторону от башен. Вместо обычно используемого в качестве палубного настила импортного тика использовался местный ресурс – японская сосна хиноки. Послевоенное тестирование американцами образцов броневой стали, примененной на «Ямато», выявило ее большую по отношению к американским и английским хрупкость. Постепенное ухудшение отношений между бывшими «лучшими союзниками», Японией и Англией, после Первой мировой войны негативно сказалось на японских технологиях изготовления корабельной брони. В течение всей войны зенитное вооружение линкоров постепенно увеличивалось за счет установки 25-мм зенитных автоматов тип 96, являвшихся, по сути, усовершенствованной версией французской системы фирмы «Гочкис», которую японцы приобрели в начале 1930-х гг. На корабле эти автоматы размещались в одно- и трехствольных вариантах. На 1941 г. они обеспечивали достаточно хорошую защиту от воздушных целей, однако уже к середине войны устарели. Летом 1943 года «Ямато» был оснащен радаром.


В строю

Формально вступив в строй в декабре 1941 г., суперлинкор отправился не в бой, а во Внутреннее море, проводя время в стоянии на якоре, дооборудовании и артиллерийских учениях. Императорский флот пронесся смертоносным ураганом по просторам Тихого океана, железной метлой выметая немногочисленные силы союзников из самых укромных его уголков. 27 мая 1942 г. очередная комиссия после детального осмотра посчитала линкор вполне боеготовым. В это время японские ВМС полным ходом готовились к проведению столь несчастливо закончившегося удара по атоллу Мидуэй. На «Ямато» разместился сам командующий Объединенным флотом Исороку Ямамото. Линейные корабли, в чьей группе шел и этот новейший корабль, исполняли роль силовой страховки на случай, если американцы рискнут своими немногочисленными тогда линкорами. Основные силы 1-го флота, в которых находился «Ямато», двигались на расстоянии почти 300 миль от ударного авианосного соединения адмирала Нагумо и десантного отряда. С одной стороны, линкоры были в относительной безопасности, с другой, – командующий фактически находился в двух сутках пути от своих передовых сил.

Еще загодя мощные радиостанции «Ямато» перехватили сообщение вражеской подводной лодки «Каттлфиш», в которой сообщалось о возросшей активности японцев. Чуть позже штаб 6 флота (японского) с атолла Кваджалейн передал данные радиоперехвата, согласно которым в 170 милях севернее Мидуэя действуют два американских соединения. Ямамото планировал передать эту тревожную информацию на авианосец «Акаги», флагман Нагумо, однако один из его офицеров отговорил адмирала, мотивируя тем, что это может нарушить радиомолчание. О том, что американцы давно читают японские шифры, и никакое радиомолчание уже не повлияет на ситуацию, в боевой рубке «Ямато», да и нигде в Императорском флоте, не догадывались. Итогом сражения за Мидуэй стало уничтожение четырех авианосцев и отказ от проведения десантной операции. В полночь 5 июня 1942 г. японские линкоры легли на обратный курс, так и не сделав по противнику ни одного выстрела.

Пробыв некоторое время в Японии, 12 августа 1942 г. «Ямато» в составе эскадры кораблей и под флагом командующего отбыл на крупнейшую базу японского флота в центре Тихого океана – атолл Трук. Начиналась битва за Гуадалканал, и Ямамото хотел быть поближе к линии фронта. Вокруг острова вулканического происхождения из архипелага Соломоновых островов закипели морские и воздушные сражения, которые велись с переменным успехом. Обе стороны кидали на весы войны все новые корабли, самолеты и войска. Японцы «сэкономили», использовав только старые линейные крейсеры «Хиэй» и «Киришима» предпенсионного возраста. Встретившись в ночном бою с новейшими американскими «Вашингтоном» и «Саут Дакотой», ветераны были сильно повреждены и впоследствии затонули.


«Ямато» и «Мусаси» на стоянке атолла Трук

Новейший «Ямато» и присоединившийся к нему в начале 1943 г. «Мусаси» продолжали невозмутимо стоять на якоре внутри огромной лагуны Трук вдалеке от разразившихся на юге страстей и льющейся крови. В мае «Ямато» отбыл в Японию для проведения модернизации и ремонта. Побывав в сухом доке Йокосуки последовательно два раза, в мае и июле, линкор получил радиолокатор тип 21. На нем увеличили количество 25-мм зенитных автоматов, провели профилактику энергетической установки. Выйдя из дока, линкор почти месяц проводил плановую боевую подготовку, после чего отбыл к своему прежнему месту базирования – атоллу Трук. Пользуясь оказией, японское командование поручило новому кораблю перевезти предметы снабжения и пополнение для персонала базы «японского Сингапура». Экипаж был весьма недоволен, что огромный боевой корабль постоянно используется не по делу: то как плавучий штаб, то как обычный войсковой транспорт. Прибыв на Трук, «Ямато» вновь занял место на якорной стоянке. Пару раз он выходил в море в составе эскадры в связи с возможными атаками островов Эниветок и Уэйк, однако оба раза безрезультатно.

В декабре 1943 г. линкору не нашли лучшего применения, как сопровождать конвой в Японию, хотя в глубине японского оборонного периметра основная угроза пока что исходила от все более увеличивающегося количества подводных лодок. 12 декабря «Ямато» в составе конвоя покинул Трук. Благополучно прибыв в Йокосуку, он через некоторое время взял на борт пехотный полк и отправился обратно. По плану маршрут линкора, употреблявшегося фактически как быстроходный бронированный войсковой транспорт, под эскортом двух эсминцев должен был пролегать через Трук к островам Адмиралтейства с попутной остановкой в Кавиенге (Новая Ирландия). Однако так уж случилось, что 25 декабря 1943 г. северо-восточнее Трука эскадра попала на экран радара патрулировавшей в этом районе подводной лодки «Скейт». Радиоперехват позволил американцам заранее известить командира субмарины о приближающихся кораблях противника. Шедший для перестраховки противолодочным зигзагом и выполняя очередной поворот, «Ямато» оказался в удобном для американцев положении мишени. «Скейт» выстрелила четырьмя торпедами из кормовых аппаратов. Одна из них угодила линкору в правый борт около кормовой башни главного калибра. Взрыв был настолько сильным, что японцы подумали, будто корабль получил два, а не одно попадание. Внутрь корпуса набралось почти 3 тыс. тонн воды, погреб башни оказался затопленным. Повреждение оказалось не смертельным, но очень болезненным. «Скейт» подвергли атаке глубинными бомбами, но безрезультатно. «Ямато» вернулся на Трук, где его наскоро отремонтировали, и убыл в Японию на ремонт.

Встав в сухой док, линкор подвергся не только ремонту, но и очередной модернизации: две бортовые 155-мм башни были заменены на шесть 127-мм орудий. Вновь увеличено количество 25-мм зенитных автоматов, установлены новые радиолокаторы и аппаратура, фиксирующая радиоизлучение, являющаяся копией немецкого прибора «Метокс». Весь комплекс работ был завершен к 18 марта 1944 г. Завершив плановые учения и приняв на борт войска и средства снабжения, 22 апреля 1944 г. «Ямато» отправился на Филиппины. Разгрузившись в Маниле, линкор вскоре присоединился к другим японским кораблям, стоявшим в неприметной бухте Тави-Тави в море Сулу недалеко от Сингапура. Трук после серии нанесенных по нему ударов уже не являлся безопасным местом базирования, и японский флот был рассредоточен на тыловых базах в относительной близости от месторождений нефти, что облегчало снабжение кораблей топливом. Вскоре в Тави-Тави прибыл и «Мусаси», тоже плодотворно потрудившийся на ниве войсковых перевозок.

Обоим кораблям удалось, наконец, побывать в полноценной боевой операции во время сражения в Филиппинском море в 20-х числах июня 1944 г. В составе ударного соединения (в него кроме двух суперлинкоров входили старые «Конго» и «Харуна», семь тяжелых крейсеров и три легких авианосца с неполными авиагруппами) «Ямато» и «Мусаси»» шли в 100 милях перед авианосцами адмирала Одзавы, фактически выполняя роль вкусной приманки для вражеской палубной авиации. Но американцы не клюнули на эту нехитрую уловку – их первоочередной задачей было потопление авианосцев. В этом сражении 19 июня 1944 г. «Ямато» впервые применил свою артиллерию в боевой обстановке, обстреляв шрапнельными снарядами возвращающиеся японские истребители. Четыре «Зеро» оказались поврежденными. Этим участие в операции и ограничилось. Потрепанный флот отошел на Окинаву, а потом в Японию.

«Ямато» опять нарастили зенитное вооружение и, погрузив на него пехотный полк, отправили вновь на Окинаву. Совершив очередной транспортный рейс, «Ямато» и «Мусаси» ушли на тыловую якорную стоянку в бухте Линга возле Сингапура. Там оба корабля проводили время в интенсивной боевой подготовке и совместных стрельбах. Близилось сражение в заливе Лейте, крупнейшая морская битва Тихоокеанской компании. Угроза потери Филиппин заставила японское командование вывести в море практически все боеспособные корабли.


Битва за Филиппины

План операции «Сё» предусматривал по возможности скрытное приближение трех эскадр, причем одна из них (авианосцы Одзавы, линкоры «Хьюга» и «Исэ» и др.) играла роль подсадной утки и должна была отвлечь на себя внимание американской палубной авиации. В это время 1-е и 2-е диверсионные соединения адмиралов Куриты и Нисимуры скрытно форсировали бы проливы Сан-Бернардино и Суригао, атаковав скопившийся в заливе Лейте транспортный флот. Соединение Куриты, куда входили «Ямато» и «Мусаси», являлось самым сильным: всего 5 линкоров, 10 тяжелых, 2 легких крейсера и 15 эсминцев. Палубы линкоров перекрасили в черный цвет, чтобы снизить заметность при ночном прорыве.

18 октября 1944 г. эскадра покинула свою тихую стоянку и направилась в Бруней, где под завязку заправилась топливом. 22 октября соединение направилось к Филиппинам, откуда собрат «Ямато», «Мусаси», уже не вернется. Неудачи начали преследовать диверсионное соединение с самого начала. 23 октября американская подводная лодка потопила флагман Куриты, тяжелый крейсер «Атаго», после чего тому пришлось перенести флаг на «Ямато». Вскоре от торпед другой лодки был потерян тяжелый крейсер «Майя».

Последний снимок «Мусаси». Линкор тонет

24 октября за японцев уже серьезно взялась палубная авиация. Волна за волной американские торпедоносцы и пикирующие бомбардировщики накатывали на соединение Куриты. Их встретила извергаемая из сотни стволов лавина огня, не помешавшая, впрочем, добиться ряда попаданий. Больше всего досталось «Мусаси», получившему несколько торпед и бомб в свой огромный корпус. Из-за этого Курита приказал снизить общую скорость до 22 узлов. К началу второго часа линкор был уже сильно поврежден, на нем ширились затопления, за кораблем тянулся след вытекающего мазута, и скорость снизилась до 8 узлов. При нем Курита оставил два эсминца, не имея возможности отвлекаться от основной боевой задачи. Зажаленный вражескими самолетами, «Мусаси» умирал медленно, но верно. В 15 ч. 30 мин. Курита все-таки повернул назад и приблизился к погибающему кораблю. Точное количество торпедных и бомбовых попаданий вызывает споры до сих пор, однако можно с уверенностью сказать, что и того, и другого линкор получил больше десятка. Дифферент на нос достигал уже критических восьми метров, крен на левый борт – 12 градусов. Вода затапливала машинное отделение, и вскоре корабль лишился хода. В 19 ч. 15 мин. поступила команда приготовиться оставить корабль, флаг был спущен, эвакуирован портрет Императора. В 19.36 искалеченный, но дравшийся до последнего «Мусаси» отправился в последний путь на дно океана. Из экипажа эсминцами были подобраны 1380 человек. В произошедшем бою «Ямато» также получил повреждения: в него угодило не менее пяти бомб, он принял около 3 тыс. тонн воды, – но в целом сохранил боеспособность, поскольку внимание американской авиации было сконцентрировано на «Мусаси».

На следующее утро 460-мм орудия «Ямато», наконец, открыли огонь по захваченным врасплох американским эскортным авианосцам и эсминцам у острова Самар. Дело в том, что на этом этапе японский план начал работать – часть сил противник бросил против авианосцев Одзавы с полупустыми ангарами, и старые линкоры, прикрывавшие высадку на остров Лейте, благополучно уничтожили 2-ю диверсионную эскадру Нисимуры в ходе ночного боя. Возле транспортов оставались только эскортные авианосцы и эсминцы. Американские пилоты докладывали начальству, что японские корабли или потоплены, или повреждены, и что они повернули назад. На самом деле оценив ситуацию и получив внушение от командования, Курита вернулся на прежний курс и утром столкнулся с группой эскортных авианосцев (шесть единиц) вместе с тремя эсминцами и четырьмя миноносцами.

Надо отдать должное экипажам этих кораблей – они не растерялись под огнем противника, а развив максимальный ход, начали поднимать самолеты, на которые навешивалось все, что только попадалось под руку. Эсминцы поставили дымовую завесу. Начавшийся бой почему-то не имеющие полноценных сведений о противнике японцы трактовали как схватку с полноценным авианосным соединением, которое, как известно, не ходит без линейного прикрытия. Это и было одной из причин осторожности Куриты. После непродолжительного боя, потопив эскортный авианосец и два эсминца, адмирал приказал отступить. Он и понятия не имел, что группа небольших корабликов была единственной преградой между его эскадрой и толпой беззащитных транспортов. Так или иначе, 1-я диверсионная группа ушла, как и пришла, через пролив Сан-Бернардино. Сражение было вчистую проиграно, а японский флот перестал существовать как организованная боевая сила. Получивший повреждения, «Ямато» отправился в Японию залечивать раны. В ноябре 1944 г. он прошел последнюю модернизацию. Обстановка на фронте все больше ухудшалась – воздушным налетам стали подвергаться уже непосредственно Японские острова.

Схема «Ямато» на начало 1945 г.


Обреченный

Всю зиму 1944–1945 гг. «Ямато» меняет стоянки и проводит учения. Какое применение найти огромному кораблю, командование имело смутные представления. Принять решение помогли американцы, начав операцию «Айсберг» – высадку на остров Окинаву. В конце марта линкор получил полный боезапас и был заправлен топливом. Его ощущался полнейший дефицит, и поэтому пришлось поскрести по сусекам. 3 апреля был озвучен приказ адмирала Тоеда: в составе специального ударного отряда (легкий крейсер «Якаги» и восемь эсминцев) на большой скорости выдвинуться к Окинаве, где нанести удар по транспортам и другим кораблям противника. Как это было осуществить в условиях полного господства противника на море и в воздухе, не уточнялось. Фактически эскадра была смертником. Командующий Специальным ударным отрядом вице-адмирал Ито возражал против подобной затеи, полагая, что это бесполезная трата кораблей и ресурсов. Но приказ был утвержден на самом верху.

Линкор принял 3400 тонн топлива – все, что смогли найти, с него на берег сошли матросы старшего возраста и больные, было демонтировано все дерево – даже стулья и столы. Вечером 5 апреля командир «Ямато» капитан 1 ранга Косаку Арига собрал весь экипаж на палубе и зачитал приказ о походе. Ответом было оглушительное «Банзай!». 6 апреля в 15 ч. 20 мин. Специальный ударный отряд покинул Внутреннее море в сопровождении трех эскортных кораблей, которые вскоре повернули назад. Воздушное прикрытие осуществляли два гидросамолета – это все, что могла выставить некогда могучая морская авиация. Американцы уже имели данные, что противник готовит вылазку к Окинаве. Японские корабли были к этому времени (вечер 6 февраля) обнаружены подводными лодками. По свидетельству выживших, настроение на борту линкора было и торжественным, и обреченным: моряки молились в корабельном синтоистском храме, писали прощальные письма.

Утром 7 апреля корабли были зафиксированы сначала палубными «Хелкетами», а потом и летающими лодками «Маринер». Стало ясно, что последний бой надвигается. В 11 ч. 7 мин. бортовой радар обнаружил большую группу самолетов в 60 милях от корабля. Боевая тревога была уже давно объявлена – экипаж находился на боевых постах. В 11.15 над эскадрой показалась первая группа «Хелкетов», начавшая описывать над ней круги. Ход был увеличен до 25 узлов. Вскоре за разведкой появились и основные силы атакующих – в ударе по японскому Специальному отряду в общей сложности приняли участие 227 американских самолетов (в большинстве пикировщики и торпедоносцы).

Взрыв линкора «Ямато»

Первая волна из 150 самолетов была замечена невооруженным взглядом в 12.32, а в 12.34 стволы зениток извергли первую порцию стали и огня. Вскоре произошли первые попадания бронебойных бомб – были повреждены палубные надстройки и уничтожено несколько 127-мм орудий. В 12.43 «Эвенджеры» с авианосца «Хорнет» смогли всадить одну торпеду в левый борт. Едва первая волна, отработав, удалилась, в 13 часов за ней последовало еще 50 самолетов, в основном пикировщики. Передышки японцам не давали. На этот раз атаки осуществлялись с разных направлений. Самолеты обрабатывали палубу и надстройки из пулеметов, мешая вести прицельный огонь расчетам зениток. Последовали новые попадания бомбами – расчет был на ослабление обороны корабля. Третья волна не заставила себя долго ждать – она появилась в 13 ч. 33 мин. Сначала три, а в 13 ч. 44 мин. еще две торпеды поразили «Ямато» в левый борт. Были затоплены два котельных отделения, вспомогательный руль (корабли типа «Ямато» имели два руля) был заклинен в положении право на борт. Несколько тысяч тонн воды попало внутрь, создав крен до 7 градусов. Контрзатоплением удалось пока что это выправить. Скорость линкора снизилась до 18 узлов, централизованной системы управления огнем уже не было.

В 13 ч. 45 мин. началась последняя атака, в ходе которой в корабль угодило еще как минимум четыре торпеды и несколько бомб. Зенитный огонь «Ямато» начал слабеть. В 14 ч. 5 мин. от торпедных попаданий затонул легкий крейсер «Яхаги». Скорость «Ямато» упала до 12 узлов, в 14 ч. 17 мин. очередная торпеда вызвала затопление уже всех оставшихся котельных отделений. Погибающая, но не бросившая своих постов служба борьбы за живучесть сообщила на охваченный пламенем мостик, что уже не может контролировать затопление корабля. «Ямато» потерял ход – крен достиг 16–17 градусов. Положение корабля было безнадежным. Один за другим выходили из строя узлы оборудования, не работала связь, центральная часть корабля была охвачена огнем.

В боевой рубке, сохраняя самурайское спокойствие, сидел адмирал Ито, не произнесший с начала боя ни одного слова, предоставив командиру корабля Ариге руководить сражением. Выслушав доклад старшего офицера, Арига сообщил командующему, что считает необходимым оставить корабль. Ито не возражал. Экипаж начал концентрироваться на палубе и бросаться за борт. «Ямато» стал медленно валиться на борт. Когда крен достиг 80 градусов, произошел колоссальных размеров взрыв – его отблеск видели даже на американских кораблях возле Окинавы. Пламя взметнулось на 2 км. Сдетонировали погреба главного калибра.

В 14 ч. 23 мин. самый большой в мире линкор окончил свою боевую карьеру. На нем погибли 3061 человек, включая вице-адмирала Ито и командира линкора. Из воды подняли 269 человек. Был потоплен легкий крейсер и четыре эсминца. Американцы лишились 10 самолетов, на которых погибли 12 человек – такова была цена за потопление целого отряда кораблей. Официально из состава флота «Ямато» и «Мусаси» исключили 12 августа 1945 года.

Кадр из фильма «Ямато». Экипажу зачитывают приказ следовать к Окинаве

1 августа 1985 года глубоководный аппарат «Пайзис-3» международной исследовательской экспедиции обнаружил останки линкора в Восточно-Китайском море на глубине 450 метров. В начале 2000-х гг. японцы сняли красочный и реалистичный, не чуждый натурализма, художественный фильм «Ямато», для которого был специально изготовлен 190-метровый макет носовой части линкора в натуральную величину. После окончания съемок перед демонтажем он был открыт на некоторое время для посетителей. «Ямато» до сих пор остается самым большим из когда-либо построенных линейных кораблей.

Денис Бриг

Источник:
0
109

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Читайте еще
Пишут в блогах
Интересное видео
Новые комментарии
Контакт случится, скорее всего, через 100-200 лет,...
Огурцы взял, грибочков сестре подкинул. Он не халя...
Givi
Забавно, я думал это квадрат в небе загадочный НЛО...
SALIK
Читайте подробности в этой статье.