Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Сайт о паранормальных явлениях и уфологии

Паранормальные новости, новости НЛО, аномальные явления


Если Вы стали очевидцем НЛО или любого другого паранормального явления, или у Вас есть история из жизни связанная с необъяснимыми явлениями, то присылайте материал на e-mail: info@salik.biz или регистрируйтесь на сайте и разместите свою историю сами.


Почему умер Бонапарт Наполеон

Фото:
independent.co.uk
Почему умер Бонапарт Наполеон

Вечером 5 мая 1821 года на маленьком острове — острове Святой Елены — в возрасте 51 года скончался Наполеон Бонапарт. Смерть, вообще, таинственна, а смерть великого человека почти всегда окружена загадками. Наполеон не стал исключением. По поводу его кончины сложилось несколько различных версий. Еще одну гипотезу предложили недавно эксперты российского Центра поиска клада Наполеона.

Два врача констатировали смерть в 5 часов 49 минут пополудни. За три недели до смерти Наполеон предупредил своего лечащего врача: «Вы узнаете от чего я страдаю только после того, как разрежете меня». Аутопсию провели на следующий день в 2 часа дня в присутствии 17 человек. Шестеро из семи присутствующих врачей — англичане и 30-летний патологоанатом, корсиканец Франческо Антомарки, личный врач бывшего императора в последние 18 месяцев его жизни. Относительно причин смерти врачи тогда не смогли прийти к единому мнению. Появилось четыре документа, по-разному трактовавших недуг, способствовавший летальному исходу. В каждом из них отмечалось наличие язвы желудка возле привратника, т. е. отверстия, соединяющего желудок с кишечником. Хотя никто из медиков не диагностировал рак, некоторые историки стали утверждать, что Бонапарт скончался от той же болезни, что и его отец, — от рака желудка или привратника.


Начало конца

В апреле 1818 года бывший император французов, король Италии, глава Швейцарской и Рейнской конфедераций, чья власть простиралась от Мадрида до Амстердама и от Неаполя до Гамбурга, превратился в простого обрюзгшего смертного, узника виллы Лонгвуд, что на острове Святой Елены, куда его доставили под конвоем по повелению английского правительства. Вот уже семь месяцев, как он страдает нестерпимой болью в желудке и частой рвотой — симптомы, позволившие его личному врачу, ирландцу О'Мире, поставить однозначный диагноз: хроническая болезнь печени.

Хадсон Лоу — английский генерал, в августе 1815 г. назначенный губернатором о. Святой Елены, на чьи плечи легло тяжкое бремя ответственности за участь именитого узника, был не в силах избавиться от гнетущей мысли: а что, если тот все же сбежит? Ведь однажды он уже бежал — с Эльбы? К каким только ухищрениям не прибегает Лоу, стараясь узнать обо всем, что говорит и делает пленник Лонгвуда. Когда Наполеон согласился, чтобы его лечил О'Мира, Хадсон Лоу живо смекнул: вот он, соглядатай, лучшего и не сыскать!

Однако на все предложения Лоу О'Мира ответил отказом, дав понять губернатору, что его намерения недостойны звания английского офицера. От подобных слов Лоу пришел в ярость и тут же потребовал, чтобы ретивый ирландец подал в отставку. С этой печальной вестью О'Мира явился к Наполеону. После короткого раздумья Наполеон сказал: «Стало быть, смерть уже не за горами. По их мнению, я и так слишком долго живу. Да, ваши чиновники времени понапрасну не теряют; когда папа был во Франции (речь идет о приезде папы Пия VII во Францию, куда его пригласили короновать Наполеона на императорский престол), я скорее дал бы руку на отсечение, чем прогнал бы его лекаря». Ирландец слушал Наполеона в сильном волнении. Бывший император просил его передать кое-какие поручения своим родственникам и близким: «Если увидите моего сына, обнимите его за меня, пусть всегда помнит: он родился французом!».

И вот Наполеон остался без врача. К нему наведывались то полковой лекарь, то фельдшер, и тогда он понял: лечить его никто не собирается. Он велел гофмаршалу Бертрану, верному соратнику, последовавшему за императором на Эльбу, а потом — на Святую Елену, написать кардиналу Фешу, являющемуся дядей Наполеону по материнской линии, чтобы тот вместе с Государыней матушкой (официальный титул Марии Летиции Ромалино, который она получила после того, как ее сын стал императором французов) нашел и направил к нему толкового и надежного врача.

Говоря откровенно, Государыня-матушка была одной из самых удивительных личностей в истории Франции. Эта женщина, вышедшая из низов общества, в юности испытала крайнюю нужду. Став женой скромного корсиканского адвоката, она родила ему восьмерых детей, которых растила на скудное пособие, едва сводя концы с концами. И кто знал, что ей будет суждено стать матерью императора, трех королей, королевы и двух принцесс! Она слыла редкостной скопидомкой, что было причиной ее постоянных размолвок и ссор с императором. Материнская скупость сыграла отнюдь не последнюю роль в ужаснейшей трагедии, которой обернулось заключение императора на Святой Елене. Когда в мае 1818 года получили письмо с просьбой от Бонапарта, кардинал Феш и Государыня-матушка, посовещавшись, решили не откладывать просьбу императора в долгий ящик и обратились за разрешением к кардиналу Консальви, секретарю Пия VII, и лорду Батхерсту, английскому военному министру, ведавшему, кроме всего прочего, и делами колоний. И они его благосклонно получили.

Фешу надлежало подыскать кандидатуру «римского католического священника и французского врача с незапятнанной репутацией». Прекрасно. Оставалось только их найти. И здесь случилась странная, нелепая и необъяснимая история — ни Феш, ни Летиция пальцем о палец не ударили, чтобы подобрать достойных кандидатов. На Святую Елену были отправлены первые, кто подвернулся под руку, они не имели ни рекомендаций, ни знаний, ни опыта. Как только во Франции узнали, что английское правительство дозволило послать к Наполеону священника и лекаря, многие представители духовенства, причем из числа наиболее достойных, памятуя о заслугах императора в деле восстановления Французской католической церкви, выразили горячее желание отправиться на Святую Елену. Также поступили и врачи — свои услуги тотчас предложил бывший первый лекарь императора Фуро де Борегар.

Не мудрствуя лукаво, духовником к императору определили престарелого корсиканского аббата Буонавиту. Многие были изумлены таким решением и пытались образумить Феша и Летицию. Однако ж предупреждение действия не возымело. Таким же образом был подобран и лекарь. Королева Екатерина, супруга Иеронима (младшего брата Наполеона), писала Летиции, что самая подходящая кандидатура — Фуро де Борегар. Однако ответа на свое письмо королева так и не получила. А Феш остановил свой выбор на некоем Антоммарки, сказав при этом следующее: «Мы вполне можем рассчитывать на его усердие и безоговорочную преданность».

Что же в конце концов побудило кардинала и Летицию принять подобное — бесспорно ошибочное — решение, которое могло нанести непоправимый ущерб душевному и физическому здоровью императора? Это — величайшая из тайн, ибо она имеет отношение к такой выдающейся личности в истории, как Бонапарт. Под ее покровом разыгралась ужасная человеческая трагедия, о подробностях которой долгое время ничего не было известно. И лишь документы, хранившиеся в отделе рукописей Парижской национальной библиотеки, обнаруженные неутомимым исследователем Фредериком Массоном, помогли пролить слабый свет на эту тайну, которая, вообще, может показаться невероятной, если пренебречь подлинными документами, где среди прочего имеется следующее бесспорное подтверждение: Государыня-матушка и Феш считали, что Наполеона на Святой Елене уже не было.

В октябре 1818 года Летиция сообщает эту счастливую весть своей невестке Екатерине, 5 декабря Феш со своей стороны заявляет Лас-Казу (французский писатель), что в любом случае «это» вот-вот должно произойти: «Мне трудно сказать, каким способом Господь освободит императора, но я твердо убежден, что это скоро случится. Я всецело полагаюсь на Него, и вера моя непоколебима». С этого времени жизнь Летиции и Феша превращается в сущее наваждение: они уверены, что Наполеон покинул Святую Елену, и тщетно пытаются убедить в этом свое окружение; они заявляют, будто им это хорошо известно, ибо так поведала одна ясновидящая. Они оказались во власти какой-то ясновидящей австриячки — вполне вероятно, шпионки, — и та начинает безжалостно играть на материнских чувствах Летиции, усыпляя ее призрачными надеждами. К сожалению, об этой ясновидящей историкам ничего определенного неизвестно.

27 февраля 1819 года Феш написал Лас-Казу безрадостное письмо: «Из Рима отправилась небольшая экспедиция, однако есть все основания полагать, что на Святую Елену она не попадет, потому как от одного человека нам стало доподлинно известно, что 16 или 15 января император получил разрешение покинуть Святую Елену, и англичане намереваются переправить его в другое место. Что вам на это сказать? В жизни его случалось немало чудес, и я склонен верить, что теперь произошло очередное чудо». В июле Феш и Государыня-матушка окончательно уверовали в чудесное избавление Бонапарта… Они слушать не хотели тех, кто пытался их разуверить.

Наполеон не переставал задаваться одним и тем же мучительным вопросом: почему его все покинули? Увы, ему так и не было суждено узнать, что один из самых выдающихся медиков Европы пожелал разделить с ним его печальную участь, а дядя и мать — родная мать! — отвергли его великодушную помощь. Он так никогда и не узнал, что сделано это было по наущению «ясновидицы», советам которой слепо следовала его родня!

На Святую Елену Антоммарки, Буонавита и Виньяли прибыли 18 сентября 1818 года. Однако, прежде чем представиться императору, Антоммарки ничтоже сумняшеся отправляется отобедать к Хадсону Лоу. За столом губернатор, сломив своенравный характер горе-хирурга, науськивает его так, как надо. И Антоммарки является в Лонгвуд, твердо убежденный, что недуг императора — так называемая «политическая болезнь» — мнимый. Климат на Святой Елене, затерянном посреди океана скалистом островке, был главной причиной частых заболеваний гнойным хроническим гепатитом. Но Лоу, считавший болезнь Наполеона «мнимой», решительно отказывался связывать ее со здешним климатом. Антоммарки же в конце концов согласился с мнением губернатора.

А император меж тем страдал отсутствием аппетита; у него сильно распухли ноги. Наполеон жаловался на нестерпимые боли в правом боку, страдал неимоверно: из-за частой рвоты у него открылась язва желудка. Наполеон чувствовал неминуемое приближение конца.

Вскоре вести со Святой Елены для Государыни-матушки привез старик Буонавита. Из-за тяжелой болезни ему пришлось покинуть остров. По прибытии в Европу он, разумеется, первым делом отправился навестить Летицию с Фешем. Он поведал им все, что знал, но мать с дядей наотрез отказались ему верить. И только после очередного вмешательства Полины (сестра Бонапарта) Государыня-матушка наконец была вынуждена признать правду. На следующий день после того, как Государыня-матушка образумилась, она написала шести высокопоставленным особам, с волнением сообщив — со слов Буонавиты — о том, что здоровье императора значительно ухудшилось, и что она умоляет их повлиять на английские власти, чтобы они назначили ему другое место ссылки. Но было слишком поздно: уже два месяца и десять дней, как Наполеона не стало.


Императора отравили!?

Полвека назад, в 1961 году, шведский хирург доктор Стен Форшвуд опубликовал книгу с сенсационным заголовком «Кто убил Наполеона?». Свою работу медик из Скандинавии построил на основании исследования волос Наполеона, взятых в период с 1816 по 1821 год, которое провели доктор Хамильтон-Смит и доктор Ленихен из Глазго. В волосах покойного полководца и экс-императора Франции была найдена существенно повышенная концентрация мышьяка.

Итак, 15 апреля 1821 года Наполеон, диктовавший свое последнее завещание, произнес поразительные слова: «Я умираю до срока — от руки убийцы, нанятого английской олигархией, но англичане непременно отомстят за меня». И хоть вскрытие не доказало отравления, тем не менее шведский дантист Форшуфвуд убежденно заявляет: «Наполеон был отравлен!». На чем же он основывал свои доказательства? Доктор Форшуфвуд категорически отрицал, что у императора был рак: «У Наполеона отсутствовал основной признак рака — кахексия, то есть общее истощение организма, наблюдаемое практически у всех больных, умерших от раковых заболеваний. С точки зрения медицины нелепо считать, что Наполеон в течение шести лет страдал раком и умер, не потеряв ни грамма в весе. Зато тучность Наполеона наилучшим образом подтверждает гипотезу о хронической мышьяковой интоксикации, хотя в течение многих недель он почти не принимал пищу, вследствие чего его организм был истощен до крайности». Шведский врач отмечает, что чрезмерное ожирение при общем истощении организма и есть наиболее «типичный и любопытный» признак медленного отравления мышьяком. Такое действие мышьяка было издревле известно перекупщикам лошадей: прежде чем сбагрить «дряхлую, тощую кобылу», они вскармливали ее мышьяком, и кобылу в скором времени разносило прямо, как на дрожжах.

«В теле Наполеона, — пишет Форшуфвуд, — были обнаружены характерные следы хронического отравления мышьяком. Тем не менее, если судить по изменениям в его организме, воздействие мышьяка не было настолько сильным, чтобы повлечь скорую смерть». То-то и поразительно! Не менее удивительным кажется и другое наблюдение шведского врача. Желудочное кровотечение, отмечает он, было вызвано «язвенным процессом, поразившим стенки желудка, что является характерным признаком отравления ртутью. Стало быть, главная причина, повлекшая мгновенную смерть Наполеона, — отравление ртутью».

Если допустить, что на Святой Елене рядом с императором находился отравитель, нетрудно догадаться, что в последнее мгновение он мог заменить яд. Мышьяк не мог быть причиной образования язвенного процесса в желудке Наполеона, как это установили врачи. В отличие от ртути, тем более, если император получил ее в большой дозе. Таким образом, Наполеону, очевидно, сначала вводили мышьяк, а затем дали сильную дозу ртути, от которой он и умер.


Агония

17 марта 1821 года Наполеон совсем слег. Его постоянно знобило и согреться никак не удавалось. Когда Маршан с другими слугами принесли горячие полотенца, он сказал Маршану: «Ты вернул меня к жизни. Думаю, скоро опять будет приступ: мне или полегчает, или я умру». Потом его дыхание участилось. И ему стало легче. Доктор Форшуфвуд и на сей раз утверждает: «императору опять ввели большую дозу мышьяка». 13 апреля император взялся составлять завещание, что заняло у него несколько дней. За это время его состояние заметно улучшилось. Не странный ли факт? Но, как считает доктор Форшуфвуд, это потому что по завещанию отравителю должна была причитаться некая доля состояния императора, и вот он решил немного подождать, прежде чем нанести последний, смертельный удар.

23 апреля Наполеон продиктовал последнюю приписку к завещанию — самые волнующие строки; здесь он вспомнил своих друзей, которых некогда унизил, хотя многие из них, так или иначе, способствовали его невероятно быстрому взлету. Утром 1 мая у Наполеона возобновилась горячка. К нему хотели позвать Антоммарки. 2 мая Наполеон отказался принимать пищу. Он только качал головой и говорил: «Нет, нет». Он попробовал было встать, но ноги его не слушались. Его подхватили под руки и уложили в постель; он впал в глубокое забытье, и все, кто был рядом, подумали, что он скончался.

Все это время Хадсон Лоу отказывался верить в болезнь императора, не без доли злой иронии, называя ее «дипломатической». И все же известие о близкой кончине Наполеона привело его в содрогание. Он тотчас же лично отправился на виллу Лонгвуд и велел явиться туда докторам Шорту и Митчелу. Переговорив в присутствии Монтолона и Бертрана с Арнотом и Антоммарки, они также прописали ничего не подозревавшему больному хлористую ртуть. Арнот передал Маршану десять крупиц снадобья, камердинер растворил их в подслащенной воде и дал выпить императору. Наполеон с трудом выпил. Вполне очевидно, что доза, предписанная Арнотом, оказалась слишком сильной для ослабшего организма императора. Эта доза, вне всякого сомнения, и ускорила приближение его смерти.

Вот к каким выводам пришел доктор Форшуфвуд. Он был твердо убежден, что именно так все и было, и теперь ему оставалось только «вычислить» убийцу. Кто настоял на том, чтобы ввести императору хлористую ртуть? Вне всякого сомнения — англичане. Они уговорили Антоммарки, и тот в конце концов с ними согласился. Стало быть, в смерти Наполеона повинны англичане?


Кто отравитель?

Однако доктор Форшуфвуд так не считает. Сделав выводы, он пришел к мнению, что отравителем был генерал Монтолон. Да уж, жизнь этого человека никак не соответствует идеалу чести, созданному Плутархом. В годы империи Монтолон сделал успешную карьеру только благодаря покровительству высокопоставленных людей, которым он оказывал всевозможные «услуги». Больше всего на свете он страшился грома и огня сражений, а посему старался избегать участия в военных кампаниях. Став, однако, генералом, он так никогда и не сблизился с Наполеоном. У подавляющего большинства историков личность Монтолона никогда не вызывала симпатий. Все они в один голос утверждали, что он последовал за Наполеоном на Святую Елену лишь потому, что вконец «прогорел» во Франции — наделал немало долгов и ославился тем, что был замешан в каких-то грязных махинациях. А путешествие на Святую Елену сулило ему покой и отдохновение от суетной жизни, равно, как и возможность урвать солидный куш с императорского завещания.

Будучи уверенным в правильности своих выводов, доктор Форшуфвуд тем не менее решил подкрепить их бесспорными доказательствами. Он знал, что после смерти Наполеона кто-то из приближенных срезал несколько прядей волос с его головы, и что теперь эти пряди хранятся в частных коллекциях у разных людей. И вот тут-то начинается история, наделавшая впоследствии немало шуму. 24 июля 1960 года известнейший историк наполеоновских времен майор Анри Лашук предоставил волосы Наполеона для экспертизы. Эти волосы были отправлены на исследование в Отдел судебно-медицинской экспертизы в Глазго, где доктор Гамильтон Смит подверг их анализу методом так называемой «активации». Он установил, что в каждом грамме волос из обследованной пряди содержится до 10,38 микрограмма мышьяка, и заключил, что «данный субъект регулярно получал относительно большие дозы мышьяка». Чуть позже исследованию были подвергнуты и другие волосы Наполеона и оно подтвердило выводы доктора Форшуфвуда: человек, которому принадлежали эти волосы, получал сильные дозы мышьяка. Более того, вслед за тем такому же анализу подверглись и волосы Наполеона из коллекции Бэтси Балькомб, которые были срезаны с головы императора в 1816, 1817 и 1818 годах. И в каждом из них было установлено содержание мышьяка. Одним из выводов, помимо специального отравления, стала версия, что мышьяк мог попасть в организм Наполеона и в качестве лекарства. В то время врачи прописывали его некоторым больным как прекрасное тонизирующее средство.


Российская версия

Недавно исследование провели специалисты российского Центра поиска клада Наполеона (ЦПКН) под руководством историка Александра Серегина, который считает, что Наполеона действительно отравили, но не специально. С этой целью экспертам ЦПКН пришлось тщательно изучить последние дни, часы и минуты жизни умирающего. После своей смерти Наполеон отомстил своему ненавистному тюремщику сэру Гудсону Лоу. По Европе распространится его обвинение в адрес губернатора острова: «Я умираю преждевременно от руки английской олигархии и нанятого ею убийцы. Уверен, английский народ отомстит за меня». Сторонники версии отравления поименно называли подозреваемых. Первым, как мы уже написали, досталось одному из ближайших спутников императора графу Шарлю-Тристану де Монтолону — рогоносцу, красавица-жена которого якобы изменяла ему с Наполеоном. Кроме того, его подозревали в тайной симпатии к Бурбонам. Форшвуд даже выдвинул гипотезу, что мышьяк малыми дозами начали давать императору, начиная со времени битвы под Лейпцигом. Историки допускают такую возможность. После этого кровопролитного сражения многие французы, прежде боготворившие своего полководца, возненавидели деспота, уничтожавшего людей во имя своей жажды власти.

«Наполеона и вправду убил мышьяк. Но здесь обязательно надо добавить, что в то время мышьяк был распространенным народным средством, его широко использовали в быту и в медицине. Вы же знаете, что этот яд до сих пор используют стоматологи, чтобы умертвить нерв в зубе? А в те времена, в начале XIX века, мышьяком обрабатывали бочки из-под вина, добавляли в краску, использовали в кузнях. Шустрые торговцы скармливали мышьяк лошадям, чтобы животные выглядели потолще. Но чтобы человеку отравиться насмерть, надо принять большую дозу или принимать мышьяк в течение нескольких лет», — полагает Александр Серегин.

По материалам primeinfo.net.ru, vokrugsveta.ru, pravda.ru

В. АБАСОВА

Источник:
0
153
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Читайте еще
Пишут в блогах
Интересное видео
Новые комментарии
Солидарен с Данилом. Скоро будут не просто ставить...
Автор не в курсе, что Швеция расположена севернее ...
SALIK
SALIKОбновление сайта 1 день назад
Ну в этот раз кроме фотоальбомов не сильно много о...
SALIK
SALIKОбновление сайта 1 день назад
Да я вроде починил уже, хотя еще не понятно, пока ...
Givi
GiviОбновление сайта 1 день назад
У меня не зависает и не тормозит
Новая тема: "Некоторые баги и ошибки" в форуме "Технические проблемы"
SALIK » 16:09
1 Ответов
40 Просм.
19:34
Новая тема: "Дневник домового" в форуме "Книги, истории, рассказы"
SALIK » 20:32
0 Ответов
21 Просм.
Новая тема: "Старинные русские ругательства" в форуме "История и древние цивилизации"
SALIK » 20:28
0 Ответов
30 Просм.
Новая тема: "События, праздники, памятные даты" в форуме "Пожелания и предложения"
SALIK » 13:11
2 Ответов
69 Просм.
» Vikk
15:33
Новая тема: "Петр Первый и находчивый солдат" в форуме "История и древние цивилизации"
Givi » 13:49
0 Ответов
39 Просм.