Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Сайт о паранормальных явлениях и уфологии

Паранормальные новости, новости НЛО, аномальные явления


Если Вы стали очевидцем НЛО или любого другого паранормального явления, или у Вас есть история из жизни связанная с необъяснимыми явлениями, то присылайте материал на e-mail: info@salik.biz или регистрируйтесь на сайте и разместите свою историю сами.

Наш дом — в Припяти. Разговор с дочерью

Фото:
en.wikipedia.org
Наш дом — в Припяти. Разговор с дочерью

Я не буду сегодня включать телевизор: там будут показывать Припять по случаю 30-летия со дня аварии. 30 лет прошло! «Ах, где твои 17 лет?», — мои остались там, в нашей маленькой Припяти. Тогда было главным — забыть, чтобы смочь жить дальше. Теперь стало главным — вспомнить. Но телевизор для этого не нужен, ничего нового в годовщину катастрофы на Чернобыльской АЭС он мне не расскажет и не покажет. Самой же мне, наверное, пришло время рассказать своей дочери, откуда мы. И где остались мои школьные тетрадки, и дневник, и то сочинение по «Войне и миру», которое я написала лучше всех учеников десятых классов Припятской средней школы N°3, и которое так хотелось бы сейчас ей показать.

А еще наверняка покажут сегодня всему миру, по всем информационным каналам наш бассейн. Почему-то его всегда показывают в документальных фильмах про Чернобыльскую АЭС. Я там чуть-чуть не дотянула до первого взрослого разряда на 200 м. брассом. Три года тренировок с шести утра. Я помню каждый квадратик его белого кафеля. И тренера моего, Тамару Васильевну Баландину тоже помню. В 1948 году она проплыла по Волге 100 км., выполнив задание партии и правительства — побить мировой рекорд, заткнув за пояс американцев. Вода была холодной и ее намазали специальной защитной мазью, но в чем-то ошиблись и мазь начала кусками отваливаться в купальник. Тогда Баландина сняла в воде купальник, выбросила из него эти ошметки мази и поплыла дальше уже без защиты. А рядом на лодке плыли медики и приговаривали: ну вот, похоже, Томка, что даже если ты и доплывешь, то потом вряд ли выживешь. Но Томка, доплыв, не то, что выжила, но и родила двоих детей, стала заслуженным тренером СССР, воспитала около сотни мастеров спорта. С 1981 года по 26 апреля 1986-го она была тренером Припятской ДЮСШ, вместе со всеми припятчанами пережила Чернобыльскую катастрофу и дожила до 87 лет. Она умерла в июне 2010-го в Нижнем Новгороде.

Пора уже рассказать дочери, откуда мы. Мы — из зоны, из того места на Земле, которое вот так вот теперь называется — зона отчуждения. Мой город — зона, непригодная для жизни. Мой город, мой бассейн, моя музыкальная школа, мой дом, моя комната, моя кровать… вот уже 30 лет стоят там пустые. Они не разрушены взрывами бомб. Все это время они борются с дикой природой, «подстегнутой» к росту радиацией и пробивающейся сквозь бетон. Они все еще хранят память о своих хозяевах и как бы зовут припятчан пустыми и темными глазницами окон вернуться и прибраться здесь, наконец. Они не понимают, что им пора провалиться в преисподнюю, ведь они на сотни лет непригодны для жизни. Они сами и есть — преисподняя…

После эвакуации я побывала в Припяти всего один раз, через семь лет. Тогда я работала в газете Международного Союза «Чернобыль». Одну из конференций по теме зоны и ее обслуживания решили провести прямо в зоне. Нас привезли туда на два дня, провезли по пустой Припяти, высадили на центральной площади, дали дойти до моей музыкальной школы и затолкали обратно в автобус — пора было ехать на конференцию. Сбегать к себе домой меня не отпустили, хотя от площади до моего дома всего 10 минут ходьбы, а в моей сумке лежат ключи от квартиры. И так хотелось закричать: это у вас тут международная конференция специалистов, которые все никак не придумают, что делать с этим городом, но я-то здесь дома, это мой город и мне не нужна обзорная экскурсия по зоне, я сама могу быть здесь экскурсоводом, но мне нужно сбегать домой, забрать из кладовки мои ноты и наши семейные фотографии…

Конечно, моя дочь знает, что ее мама и дедушка — из Припяти, но пора рассказать, что это значит, когда тебе почти 17-ть и ты живешь своей обычной жизнью старшеклассника, сбегаешь на дискотеки в Дом Энергетика, переживаешь первую любовь, планируешь свое поступление в вуз… И вдруг папа вбегает на рассвете в твою комнату и быстро закрывает форточку, а ты ему сквозь сон: «Что ты делаешь? Жарко же! Отопление-то еще не отключили». А он: «Ничего, попаришься. Позвонили сейчас, авария на станции, форточку ни в коем случае не открывай. И лучше сегодня никуда не ходи». Он бегает по всей квартире, проверяя окна, а ты проваливаешься снова в сон с мыслями о том, что папа что-то напутал и преувеличил спросонья. Утром же происходит что-то непонятное. Папа, оказывается, побегав по квартире, тут же убежал в медсанчасть, а мама говорит, что все теперь «грязное»: мебель, книги, одежда, твоя кожа. Эта «грязь» невидима и ее нельзя отмыть. А на следующий день желтый рейсовый автобус пригородного назначения увозит тебя из дома, из города — навсегда. Без сумок и чемоданов, пара сменного белья и зубная щетка, потому что все «грязное». И ты увидишь своих одноклассников только через полгода в Киеве, но сейчас ты не знаешь, увидишь ли ты их вообще. И в автобусе по дороге в Киев стоит гробовая тишина, люди начинают тихо переговариваться только когда автобус останавливает милиция на пунктах дозиметрического контроля и ты, как в каком-то сомнамбулическом сне, стоишь и совершенно спокойно смотришь, как подскакивает стрелка дозиметра, когда этот человек в защитной одежде и в маске проводит по твоей одежде прибором, стараясь не дотрагиваться до тебя руками, потому что ты «грязный». Ты же стоишь и мысленно молишься, чтобы не заставили раздеваться, ведь «чистого» у тебя нет. И думаешь: как хорошо, что в Воронеже есть дядя, а вот не было бы родственников, куда бы мы сейчас поехали? И мама долго смотрит в окно, а потом начинает плакать, закрывает руками лицо, ей стыдно перед соседями по автобусу. Мама — врач, она все понимает и плачет, потому что папа не эвакуировался. Он тоже врач и остался там, мечется на «скорой» между медсанчастью и станцией. Мама боится, что он умрет. Ни она, ни мы с братом 27 апреля 1986 года еще не знаем, что умрет не папа, а сама мама, в 1990 году, вернувшись через месяц после эвакуации в медсанчасть и проработав в чернобыльской поликлинике для ликвидаторов всего каких-то полгода.

Интересно, что в первое время после аварии припятчане рассказывали друг другу сказку о том, что смогут вернуться домой через 30 лет, говорили, что полураспад какого-то самого опасного вещества к этому времени закончится. Говорили, чтобы хоть как-то успокоить себя, потому что разум не принимал всю правду и не хотел смириться со словом «навсегда».

В апреле 1986 года начался полураспад не только атомной пыли Чернобыльской АЭС, начался полураспад всей страны, вся она стала зоной полураспада системы. Но и для этого полураспада, плавно переходящего сегодня, на наших глазах, в распад уже полный, 30 лет тоже оказались недостаточным сроком.

Утром 26 апреля я не послушалась папу и пошла отрабатывать свою производственную практику в медсанчасть г. Припять. «Отец же сказал сидеть дома, авария же, есть пострадавшие, на улице радиация», — ничего сама пока еще толком не понимая, пыталась остановить меня мама. «Но по радио же не сказали ничего! Если бы было опасно, наверное бы предупредили, — ответила я. — Пропущу без уважительной причины и мне практику не зачтут». И я пошла, а мама осталась с младшим братом дома, погромче включив радио.

Поливальная машина неподалеку от больницы мыла совершенно чистый с виду асфальт каким-то мыльным раствором и обдала мои ноги пеной. Позже пятки покраснели и нестерпимо чесались. В медсанчасть нас с подругой, которая тоже пришла на практику, потому что никто ничего не объявил об опасности, не впустили. Прямо у ворот какая-то сотрудница сказала, что практики сегодня не будет, вход строго запрещен для всех, кроме тех штатных сотрудников, которых вызвали. Подъехала машина скорой помощи и женщина резко захлопнула калитку перед нашими носами, сказав, чтобы мы шли, стоять тут тоже нельзя. Только на следующий день я поняла, что в той «скорой» была очередная партия пострадавших пожарников. После разговора с женщиной сомнений в том, что папа не преувеличивал, у нас не осталось, зато появилось любопытство и мы залезли на самый высокий в Припяти дом — 16-этажный, их у нас в городе два, полезли на тот, что ближе к станции, чтобы посмотреть, что случилось. Станция действительно дымилась, облако поднималось высоко в небо. Немного пошатавшись по почти безлюдному городу, мы разошлись по домам. Мама так и сидела со включенным радио, но ничего про аварию по нему не говорили. Она попросила меня быстренько сбегать в ближайший гастроном. У нас тогда, как назло, закончился сахар. Но я шла медленно, оглядываясь по сторонам и пытаясь понять, что происходит. Казалось, вообще ничего, только людей меньше на улицах, но вот в песочнице, как ни в чем не бывало, играют дети, родителям которых никто ничего сказал — ни соседи, ни радио. Только одна женщина вдруг разрыдалась на пороге гастронома. Но и тогда было невозможно понять, что мы все здесь — заложники, и то, относимое от города ветром облако дыма со станции, которое я видела с 16-этажки, смертельно опасно.

На следующий день утром город просто вымер. Уровень радиации за ночь еще подскочил и теперь уже все были в курсе событий, сидели в квартирах со включенными радио и ждали объявления об эвакуации. Но радио и телевизор по-прежнему делали вид, что ничего не произошло. Ближе к обеду прибежал папа из медсанчасти. Я пожаловалась, что чешутся пятки, которые к тому времени еще и покраснели. «Говорили же тебе! Слушаться надо!», — негодовал папа. «Поперлась! Да еще и в медсанчасть! Это же самое грязное место в Припяти, «скорые» со станции к утру туда смертельную дозу натаскали, теперь вот радиационный ожог будет… По радио ей видишь ли не сказали! Ты что, думаешь, они тебе вот так вот по радио докладывать будут?.. Так, металлический привкус есть во рту? Зубы сожми и потри друг о друга. Есть привкус? А возбуждение нервное чувствуешь? Прилив хорошего настроения? Вот, пей, давай! Две таблетки. Эй, все идите сюда, пейте, вам по одной, йод, я из больницы принес».

Йода, хранившегося в больнице на случай аварии, на всех жителей Припяти не хватило. Зато сотрудников органов госбезопасности оказалось в эти два дня в городе предостаточно. Один из них даже пригрозил пистолетом двум медикам из числа руководителей медсанчасти, которые отдали медсестрам распоряжение разнести запасы йода по детсадам и учебным заведениям, а то, что останется, просто по квартирам, заодно и предупредив людей об аварии. «Панику мне тут разводить надумали?, — кричал сотрудник органов. — «Да я вас к стенке за такое могу поставить, имею право и это моя работа — следить за тем, чтобы не было паники!». «Понимаем, — успокаивали медики сотрудника органов, — у тебя — работа. Но ты пойми, что у нас тоже — работа. Мы клятву Гиппократа давали. У каждого своя работа». И сотрудник органов, поиграв пистолетом, засунул его подальше, приговаривая: «Ладно, поздно уже все равно, какой смысл вас теперь расстреливать, распорядились же уже, раздали. Но чтоб молчать! Никому и ничего о том, что здесь видели».

Через год этих же двух припятских медиков правительство страны наградит орденами Трудового Красного Знамени. «Ордена Ленина выдали на подушечку, — придя с торжественного вечера домой будут рассказывать врачи-ликвидаторы. — То есть, посмертно. А нам — вот… сначала к стенке хотели поставить, а теперь ордена дали… Да ну их всех. Ладно, если прижмет с деньгами, продать всегда можно, в них же вроде платина есть».

Припятское радио про аварию заговорило 27 апреля в обед, но было немногословно. Женским голосом оно сообщило о том, что произошла авария на ЧАЭС и что в два часа начнется эвакуация жителей. «Вроде бы на пару дней, — убеждали у подъезда дома сами себя и окружающих неизлечимые оптимисты, — говорят же по радио, что нужно взять с собой только документы и ценные вещи»...

Но период полураспада атомных частиц, а с ними — и всей страны с ее радио и телевизорами, оказался намного длиннее двух дней. О том, что происходило тогда на ЧАЭС, позже были написаны сотни статей и десятки книг, и в какой-то момент даже показалось, что зоной, где молчат радио и телевизор, останется только эта — 30-километровая вокруг ЧАЭС. Но все оказалось намного серьезнее. Через три десятка лет полураспад страны перешел в доселе невиданную науке стадию. Телевизор и радио теперь трещат без умолку, но все про какую-то чушь. Они уже не стеснительно молчат, а просто откровенно врут, контролируемые все теми же сотрудниками органов. Вся страна теперь под началом этих сотрудников, работа которых — не допустить панику, разогнать демонстрацию, убедить, что сегодня все мы живем хорошо, а завтра заживем еще лучше. И если не дай Бог, кто-то опять решится на рискованный эксперимент с атомом, что скажут тем, кто окажется в заложниках, российские радио и телевидение?

Я не буду сегодня включать телевизор, хотя мы с дочерью уже давно не живем ни в России, ни в Украине. И домой нам уже не вернуться просто потому, что наш дом — в Припяти. Но и европейское телевидение сегодня наверняка покажет документальные фильмы, в которых будут кадры из Припяти. И через 30 лет мне больно смотреть эти фильмы, вспоминать свой дом, свой страх за родителей в то время, когда они оба работали на ликвидации, долгую и мучительную смерть матери. Впрочем, даже если бы я очень хотела, я бы все равно не включила сегодня телевизор просто потому, что у меня дома нет ни телевизора, ни радио.

Светлана Косова

Источник:
0
107

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Читайте еще
Пишут в блогах
Интересное видео
Новые комментарии
ВладимирЛюди-тени из параллельного мира 46 минут назад
Здравствуйте! Феномен «Люди-тени» — то таинствен...
SALIK
SALIKАнгел или призрак 5 часов назад
Статья об этой фотографии здесь.
SALIK
SALIKБирюзовый НЛО 7 часов назад
Подробнее здесь.
Контакт случится, скорее всего, через 100-200 лет,...
Огурцы взял, грибочков сестре подкинул. Он не халя...
Новая тема: "Дневник домового" в форуме "Книги, истории, рассказы"
SALIK » 20:32
0 Ответов
5 Просм.
Новая тема: "Старинные русские ругательства" в форуме "История и древние цивилизации"
SALIK » 20:28
0 Ответов
8 Просм.
Новая тема: "События, праздники, памятные даты" в форуме "Пожелания и предложения"
SALIK » 13:11
2 Ответов
48 Просм.
» Vikk
15:33
Новая тема: "Петр Первый и находчивый солдат" в форуме "История и древние цивилизации"
Givi » 13:49
0 Ответов
30 Просм.
Новая тема: "Пространства и время." в форуме "Философия и религия"
Dharm » 16:25
0 Ответов
49 Просм.