Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Сайт о паранормальных явлениях и уфологии

Паранормальные новости, новости НЛО, аномальные явления


Если Вы стали очевидцем НЛО или любого другого паранормального явления, или у Вас есть история из жизни связанная с необъяснимыми явлениями, то присылайте материал на e-mail: info@salik.biz или регистрируйтесь на сайте и разместите свою историю сами.

Встреча на Буге

Фото:
lynnhpryor.com
Встреча на Буге

75 лет назад, 1 сентября 1939 года, войска вермахта перешли германо-польскую границу. Так началась Вторая мировая война. 17 сентября через советско-польскую границу двинулись части РККА.

Армии двух держав шли навстречу друг другу, к демаркационной линии, прочерченной 23 августа пактом Молотова — Риббентропа и секретными соглашениями к нему.


ОНИ СРАЖАЛИСЬ ЗА РОДИНУ

Уже 2 сентября польская Брестская крепость впервые подверглась бомбардировке гитлеровских люфтваффе, неделей позже на ее штурм двинулись танки Гейнца Гудериана. Обороной цитадели руководил командующий оперативной группой «Брест» бригадный генерал Константин Плисовский. В его распоряжении было четыре батальона (три пехотных и инженерный) при поддержке нескольких батарей, два бронепоезда и несколько танков «Рено FT-17» времен Первой мировой войны. Противотанкового оружия у защитников крепости не имелось.

Немцы превосходили поляков по численности пехоты в 2 раза, по количеству танков — в 4 раза, артиллерии — в 6 раз. 14 сентября 1939 года 77 танков вермахта попытались взять город и крепость с ходу, но были отбиты польской пехотой при поддержке дюжины танков. Тогда же немецкая артиллерия и авиация начали бомбардировку крепости. На следующее утро после ожесточенных уличных боев нацисты овладели большей частью Бреста. Защитники отступили в крепость, пополнив ее гарнизон.

15 сентября по цитадели с разных сторон наносили удары моторизованная и две танковые дивизии.

Из воспоминаний капрала Войска Польского Михала Семенюка: «Я был командиром пулеметного взвода. Первый раз германец ударил ночью. Со стороны города пошли танки и пехота. Они сбросили наших с внешних валов крепости. Но дальше продвинуться не смогли. Утром начала гвоздить артиллерия — это был сущий кошмар. Фугасы просто перепахали цитадель. Потом атаки немцев. Первая, вторая, третья… Наши пулеметы выгодно стояли на оборудованных позициях, резали немецкую пехоту кинжальным огнем. Но и в крепости рвались снаряды, от обстрела погибло много наших людей… Тереспольский мост мы удерживали до последнего». И штурмовые группы Гудериана откатились назад.

На рассвете 16-го над крепостью загудели бомбардировщики. В цитадели оставалось лишь пять стволов артиллерии. Казематы и подвалы были переполнены ранеными. Около десяти утра — новый штурм. На истекающую кровью крепость и город Брест шли два немецких батальона и бронетанковый корпус. Утром того же дня танковая и моторизованная дивизии вермахта начали штурм крепости, и опять безуспешно. Гудериан, планировавший взять крепость и город с марша, вынужден был признать, что его части понесли значительные потери.

Всего с 14 по 17 сентября было отбито семь немецких атак. К этому времени поляки потеряли почти половину личного состава гарнизона. Плисовский был тяжело ранен. Ночью под шквальным огнем оставшиеся в живых защитники крепости перебрались на берег Буга по единственному не захваченному немцами мосту. К17 сентября цитадель и Брест были заняты нацистами. Бои стихли, однако отдаленный Пятый форт крепости, где находился батальон польской пехоты во главе с капитаном Вацлавом Радзишевским, продолжал обороняться до 22 сентября.


БОЛЬШИЕ УЧЕБНЫЕ СБОРЫ

Подготовка к походу Красной армии через советско-польскую границу и предстоящим боевым действиям началась 4 сентября 1939 года.

В этот день приказом наркома обороны СССР было задержано на месяц увольнение в запас военнослужащих срочников в Белорусском и Киевском особых, Ленинградском, Московском, Калининском и Харьковском военных округах. Военные советы этих округов получили директиву наркома обороны с требованием поднять с 7 сентября на большие учебные сборы все войсковые части и учреждения округа. Эти сборы де-факто означали проведение скрытой мобилизации РККА, решение о которой было принято днем раньше. Симптоматичная деталь: штабы Белорусского и Киевского особых округов переименовывались в штабы Белорусского и Украинского фронтов.

Посол рейха в Москве Вернер фон Шуленбург докладывал в министерство иностранных дел Германии: «Молотов… просит, чтобы ему как можно более точно сообщили, когда можно рассчитывать на захват Варшавы». Информация о продвижении вермахта предоставлялась Берлином безотказно. Уже 9 сентября нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов послал главе внешнеполитического ведомства Германии Иоахиму фон Риббентропу телефонограмму: «Я получил Ваше сообщение о том, что германские войска вошли в Варшаву. Пожалуйста, передайте мои поздравления и приветствия правительству Германской империи». В свою очередь, Москва вскоре предупредила, чтобы германские самолеты «не залетали восточнее линии Белосток — Брест-Литовск — Лемберг (Львов)», поскольку «советские самолеты начнут… бомбардировать районы восточнее Лемберга».

14 сентября нарком обороны Климент Ворошилов и начальник Генштаба Борис Шапошников подписали директиву «О начале наступления против Польши». Этого документа, вернее, последовавших за ним военных действий с нетерпением ждали в Берлине. В тот же день Молотов получил сообщение от Риббентропа: «Правительство СССР теперь готово к военному выступлению и оно приступает к действиям. Мы это приветствуем. Этим Правительство СССР освобождает нас от необходимости уничтожить остатки польской армии путем их преследования до советской границы».

К этому времени поток беженцев из оккупированных нацистами западных районов Польши в Восточную Польшу (в советской терминологии — Западную Белоруссию и Западную Украину) исчислялся уже тысячами. Утром 17 сентября польскому послу в Москве Вацлаву Гжибовскому была вручена нота советского правительства, в которой утверждалось, что «Польское государство и его правительство фактически перестали существовать… Ввиду такой обстановки советское правительство отдало распоряжение Главному командованию Красной армии дать приказ войскам перейти границу и взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии». Польский посол отказался принять ноту, «ибо она несовместима с достоинством польского правительства».

В пять часов утра 17 сентября части Красной армии и пограничных войск НКВД перешли государственную границу с Польшей. Вместе с ними границу перешли и оперативные группы НКВД. 19 сентября было организовано Управление по делам военнопленных НКВД СССР, возникли пункты приема военнопленных на территории БССР и УССР. Кстати, сам термин «военнопленные» в данном случае весьма условен — и не только потому, что, согласно официальной советской трактовке, СССР войны с Польшей не вел. Кроме того, большинство попавших в лагеря отнюдь не было захвачено на поле боя: Войско Польское получило приказ «красным сопротивления не оказывать». В категорию «военнопленные» попали также польские госчиновники, прокурорские работники, члены «контрреволюционных» партий и т. д. Все они были «задержаны», как свидетельствуют архивные документы, на территории Западной Белоруссии и Западной Украины — то есть там, где родились, жили и работали.

На территории РСФСР, БССР и УССР были открыты новые лагеря, в том числе Осташковский, Козельский, Старобельский. Именно они приняли польских граждан, впоследствии расстрелянных в Катыни под Смоленском, Медном под Тверью, Пятихатках под Харьковом и Куропатах под Минском. Среди тысяч пленных были и защитники Брестской крепости. Командующий гарнизоном генерал Плисовский погиб в Пятихатках, а командир Пятого форта, продолжавшего обороняться уже после оккупации цитадели, капитан Радзишевский — в Катыни. Стелы или мемориальной доски в память о трагедии и подвиге польских защитников ни на территории крепости, ни в самом Бресте нет до сих пор.

В общей сложности, по опубликованным документам отечественных спецслужб, с сентября 1939 года по июнь 1941-го в тюрьмы, лагеря и ссылки было направлено более 389 тысяч граждан Польши. Половина из них по национальности поляки, остальные — в основном представители тех народов, которые СССР «брал под защиту»: украинцы и белорусы.



РУКОПОЖАТИЕ НА ОБЩЕЙ ГРАНИЦЕ

Войска Красной армии еще занимали восточнопольские населенные пункты, а в Бресте готовились к символическому действу: здесь 22 сентября должна была состояться передача города от немецкого командования советскому.

Месяцем раньше, после подписания советско-германского пакта о ненападении, Гитлер заявил: «Сталин и я — единственные, кто видит будущее… Через несколько недель я протяну Сталину руку на общей германо-русской границе». Обещанное фюрером 23 августа рукопожатие было «делегировано» военным — комбригу Семену Кривошеину, под руководством которого части РККА шли к Бресту с востока, с советско-польской границы, и командовавшему штурмом крепости и города генералу вермахта Гейнцу Гудериану.

Процедуру Гудериан и Кривошеин обсудили 21 сентября, уточнив все детали (беседовали они, кстати, без переводчика — общим языком стал французский, которым оба владели в совершенстве). «В день передачи Бреста русским в город прибыл комбриг Кривошеин. Все вопросы, оставшиеся неразрешенными в положениях министерства иностранных дел, были удовлетворительно для обеих сторон разрешены непосредственно с русскими. Наше пребывание в Бресте закончилось прощальным парадом и церемонией смены флагов в присутствии комбрига Кривошеина», — вспоминал Гудериан.

Договорились о следующем: в 16 часов 22 сентября части корпуса Гудериана в походной колонне, со штандартами впереди, покидают город, а части Кривошеина, также в походной колонне, вступают в город, останавливаются на улицах, где проходят немецкие полки, и своими знаменами салютуют проходящим частям. Оркестры исполняют военные марши. Процедура завершается торжественным спуском германского (под нацистский гимн) и поднятием советского (под «Интернационал») флагов.

Все прошло без сбоев и неожиданностей. «В 16.00 я и генерал Гудериан поднялись на невысокую трибуну.

За пехотой пошла моторизованная артиллерия, потом танки. На бреющем полете пронеслось над трибуной десятка два самолетов… Потом опять пошла пехота на машинах… Наконец, парад закончился», — писал в мемуарах Кривошеин. В немецких документах мероприятие названо более чем откровенно: «Deutsch-sowjetische Siegesparade in Brest-Litowsk», — германо-советский парад победы в Брест-Литовске.

К 28 сентября РККА заняла территорию Западной Украины и Западной Белоруссии, отведенную Советскому Союзу по секретному протоколу к пакту Молотова — Риббентропа. Таким образом советская граница была отодвинута на запад на 250-350 км. В тот же день СССР и Третий рейх в Москве подписали договор «О дружбе и границе». Дружить оставалось недолго: следующая «встреча» в Бресте, на общей советско-германской границе, произошла 22 июня 1941 года.

Источник:
0
78

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Читайте еще
Пишут в блогах
Интересное видео
Новые комментарии
Givi
Забавно, я думал это квадрат в небе загадочный НЛО...
SALIK
Читайте подробности в этой статье.
SALIK
SALIKПризрак в замке 6 дней назад
Подробности читайте здесь.
SALIK
SALIKФотография НЛО 6 дней назад
Подробнее читайте здесь.