Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Сайт о паранормальных явлениях и уфологии

Паранормальные новости, новости НЛО, аномальные явления


Если Вы стали очевидцем НЛО или любого другого паранормального явления, или у Вас есть история из жизни связанная с необъяснимыми явлениями, то присылайте материал на e-mail: info@salik.biz или регистрируйтесь на сайте и разместите свою историю сами.

Аномалии и загадки Вороновского района (Часть 1)

Фото:
voranava.blogspot.com
Аномалии и загадки Вороновского района (Часть 1)

Часть 2

Очень часто приходится слышать вопрос: какой регион Беларуси самый «загадочный»? Или где у нас расположены пресловутые «аномальные зоны»? При должном усердии в любом районе республики можно найти много интересного, нужно лишь задаться целью и открыть подшивки региональных газет, проехаться по деревням и опросить местных жителей, поговорить с краеведами. Но никто этим заниматься не хочет, вот и получается, что живут люди с аномалиями почти под боком и дальше их небольшого населенного пункта об этих диковинках никому не известно. В мае этого года своими тайнами с нами поделился Вороновский район Гродненской области.

21–22 мая «Уфоком» провел комплексную экспедицию в Вороновском районе, расположенном на самой границе с Литвой. Тщательное изучение здешнего «аномального фольклора» вкупе с сохранившимися до наших дней историческими артефактами тормозится, с одной стороны, отдаленностью «от центра», а с другой – необходимостью получать практически на все исследования разрешение от Государственного пограничного комитета. Наша метеоритная экспедиция здесь уже работала несколько лет назад, но оказалось, что этой темой даже больше нашего интересовались и жители соседней страны: то и дело приходилось слышать, что литовцы приезжали, чтобы собрать сведения о том или ином интересном объекте.

Благодаря всесторонней помощи руководителя Радунского народного историко-краеведческого музея И. И. Фесенко и пограничной службы Вороновского района на несколько дней «Уфокому» был предоставлен карт-бланш на проведение наших исследований. В состав группы входили: И. С. Бутов, В. С. Алексинский, И. И. Фесенко, А. А. Удот и А. В. Иванов. Нам предстояло выяснить детали произошедшего здесь случая полтергейста, разобраться с обстоятельствами «пропажи» двух очевидцев на лесной дороге, собрать сведения о месте, где несколько человек видели призрачные миражи, уточнить информацию о наблюдениях огненных шаров и, конечно же, проверить предположение о наличии возле одной из деревень метеорита.


Зиневичский полтергейст

Для начала мы попробовали установить подробности одного нашумевшего в свое время случая полтергейста, произошедшего в д. Зиневичи Вороновского р-на, информация о котором к нам своевременно не попала. Дело в том, что она оказалась «закольцована» лишь в нескольких местных газетах и рассказах населения, но до областных изданий так и не добралась. Конечно, восстановить целостную картину спустя почти 20 лет после происшествия довольно трудно. Тем не менее, для архива эти сведения представляют несомненный интерес, к тому же есть основания полагать, что даже из этих крох информации можно извлечь немало пользы. Этот случай уникален еще и потому, что позволяет рассмотреть отношение католического населения к полтергейстным проявлениям и используемые меры противодействия им.

История имела место в середине 1990-х годов, весной (активная фаза пришлась на школьные каникулы одного из очевидцев, т. е. с конца марта по начало апреля), но длилась недолго, по рассказам нескольких человек, – от недели до месяца. Однако она наделала шуму не только в переносном, но и прямом смысле этого слова. Так, Майсей Монике (1931 г. р.), живущей на противоположном от злополучного дома конце деревни, показалось, будто вновь началась война: так бухало со стороны того страшного дома, что, казалось, рвутся бомбы! Как нам удалось установить, с таким звуком вылетали сами собой оконные стекла и, возможно, происходили некие удары в стены дома.

Местные жители сразу списали все события на «увлечения» хозяина этого дома (Иосифа), который мог заговаривать болезни людей и животных1. Однако Иосиф умер в 1991 году, а на момент начала полтергейстных проявлений в доме проживала его вдова и, скорее всего, внук (Виталик). При этом жители деревни разделились в субъективной оценке личности владельца дома: одни называли его «пьяницей» и «неаккуратным человеком» (как и всю семью), а другие – хорошим работником, который много кому помог. Так как ныне и Иосиф, и его жена Мария уже умерли, ныне судить о неблагополучии семьи мы можем лишь по поведению их внука, который встал на «скользкую дорожку», неоднократно был замечен в кражах (это подтвердили те, у кого после его визитов пропадали вещи), с детских лет выпивал и, как нам рассказали, для него не существовало каких-либо моральных устоев. Кроме того, нами были собраны свидетельства того, что после смерти своего супруга его жена часто устраивала запои2 и вела асоциальный образ жизни.

Собака не смогла учуять невидимого злоумышленника, и, как не старались хозяева каким-то образом изловить вандала, у них ничего не вышло. После этого пришлось обратиться к молитвам и помощи костела. За прошедшие годы некоторые подробности уже изгладились из памяти местных жителей. Например, сообщается о некой женщине, которая якобы спросила, обращаясь, то ли к душе, то ли к нечистой силе: «Чего ты хочешь?». Согласно одной интерпретации, после этих слов «як вáльнуло у гэта акно, усё сцякло паляцела» (то есть, раздался удар и выбило стекло), а сама женщина едва убежала. Согласно другой версии, после этих слов ничего не произошло. Здесь и далее мы будем приводить дословные расшифровки записей опроса очевидцев.

Возле злополучного дома


Моника Майсей, 1931 г. р., д. Зиневичи:

Стаiць домiк той. Ну стрэляла нешта… Сцекла выбiвала. А что там, не ведаю. Нейкая пэўна нечыста сiла. [А что, может, хозяин там чем занимался?] Я не ведаю, чым ён там займаўся. Я блiзка не жыла. Казалi, что ён чытаў што-та. [А что читал?] А што я знаю? [Он какой-то «славой» пользовался?] А халера яго ведае. [Вы его не знали?] Не знаю я… Он за деревней жыл, ну яны там далей… Что я знаю, што яны там. Ён i вешаўся раз. [Так он пил, или что?] Пiў! Усе яны такiе, не аккуратна семья была. Там можа дамавы3 ў iх веўся. [А что значит стреляло?] За это, что стреляло, было i далёка чутно. Так бiло моцна, что все роўна, что бомбы рвалiся. Бiло в стены i сцекла выбiвала. [И никто не подходил туда?] Чаму, былi людзi, падхадзiлi i малiлiся там. Адна там бабка села каля акна – думалi, душа может прiходзiла, цi што там. Кажа: «Чаго там патрабуешь?». Як вáльнуло у гэта акно! Усё сцякло паляцела… I яна едва уцякла, за сцену схавалася. [А жена в это время еще была жива?] Да. Але скора вывелi. Потым ужо не бiла. [Как это вывели?] Ну, малiлiся. На iмшу4 давалi. I у касцёл хадзiлi. [А стреляло как что?] Ну як бомба якая рвалася. Моцна так рвала. «Бух» такое! [А что еще про хозяина слышали?] Ну раз, казалi, як ён граў i конi пасталi. Запуталiся, так ледзьва выпутаў.


Валерий Феликсович Голец, д. Зиневичи:

Ну, ён [Иосиф] таки мастеравы был, ён там все сделает… Там доски… Ну, с расстояния там лучше видно… Ну, вот загаварыл-загаварыл, ён таки вот особо не общался… [А собак он там вешал на деревья?] Ён сам вешался… [И что, не смог?] Было… а тут отцепляли, тут сарай вот был, все ў тот сарай… за вяроўки и сзади, то мы ўжо… [А много раз вешался?] Пару раз было нешто такое, как завядуцца, вместе там выпьюць… Ён яксти во время войны был типа палицая, потом когда армия уже сюда зашла, он примазался к советской армии и типа стал как ветеран войны… […] А кто-то говорил, что эта бабка она такая, на руку была такая… могла что-то стянуть… [Воровала, да?] Гавораць, где-то с кладбища принесла что-то, наверное, ну так люди догадывались, что такое… с кладбища что-то принесла, и вот тогда это вот… […] Ну наверное была у них черная книжка, раз говорили, бо ён загаваривал…

Была и еще одна подробность: якобы из дома вылетала газовая плита. Об этом нам сообщил электрик Александр И., который по вызову приезжал в деревню. Сам он, однако, этого не видел, но передал это со слов женщины, которой сейчас уже нет в живых. Причем, как рассказал нам Александр, раньше именно на этом в первую очередь сосредотачивали внимание, но сейчас при опросе жителей про плиту никто из них даже не упомянул. Позже мы разыскали одного из местных жителей (Андрея Г.), проживающего ныне в г. Лида, который находился непосредственно рядом с домом в моменты активизации «шумного духа». Он сообщил, что в тот момент был примерно в 5–7 классе и наблюдал некоторые из происшествий лично. Чтобы лучше было видно, он даже забирался на дерево. С его слов, история с плитой – частичная выдумка. Дело якобы обстояло иначе, и вылетела не плитка, а чугунная дверца (заслонка) из печи: «[Так заслонка эта, она вылетела с хаты?] Не-не-не, она просто открылась… [А, она открылась, так?] Да, все, что говорят, что она так вылетела, все это чушь, бля… [Не вылетала?] Ничё не вылетало, бабка говорила, такой гул начался в печке, свист, блин, завыл, блин… Говорит, начали молитву читать – завыл, блин, завыл там он».

Остатки печи, в которой «начался свист» и в которой открылась (или отлетела) дверца

До конца неясно, находился ли во время вспышки внук в этом доме или отсутствовал. Здесь опять не было единства. Дана Михайловна Винча (1954 г. р.) категорически это отрицала и уверяла, что во время буйства полтергейста там была только его бабушка (Мария). Однако Анна Казимировна Голец (1964 г. р.), утверждала, что внук присутствовал в доме. Также Андрей Г. сообщил, что лично видел его в доме во время этих событий: «Он ж там в хате был… «А что ты, Виталик, пришел?». «Ну, опять разбило». Ну, то есть, в порядке вещей, лежит на печке, тут бьет эта херня. [То есть, его это не пугало?] Нет, ему наплевать было».


Анна Казимировна Голец, 1964 г.р., д. Зиневичи:

[Случай у вас был интересный] Быў. [А что говорят?] Ну, говорят, что вот, что адходзiць какое-то время i стучыць у вокна i ляцяць все сцекла. Такое было. […] [Они все были разбиты?] Халера яго ведае. […] Потом iмшу ходiлi заказывать. Вывелi этого рогатого. [Почему рогатого?] Ну так гавораць. I ўсе на Вiталiка гэтага гаварылi. [А кто это?] Внук. Внук быў тут. […] Ну тут ездiлi много людей, гляделi. Марынка5 прыходзiла [и спрашивает]: «Чаго душа потшебуе? 6». [А в ответ что?] Нiчога… [А что он за человек был?] Нормальный человек. Рабiў на ферме. [Ну а людям замаўляў?] Замаўляў. У меня сiльно спiна болела. Вот ён… I на вiне заговарiвал. [И животных тоже?] И жывёл… И ад яго памагала. [А книги он там читал какие специальные?] А что ж мы ведаем? [А стекла летели куда? Внутрь или на улицу] На улицу. [А что там делал внук?] Яны гадавалi яго. Расцiлi. [В смысле, он все время жил в этой хате?] Да, все время. [А мама его там же жила?] Не, бабушка. Ён с бабушкой i дедом рос. [И при внуке билось?] Да. [А где этот внук сейчас?] (перебивает другая женщина) 7. Тады не было таго внука. […] [То есть получается в тот момент здесь была одна эта женщина?] Ён здесь почтi не бываў, когда позрослеў.


Дана Михайловна Винча, 1954 г. р., д. Зиневичи:

Тут даже жанчына адна была… с хутара прыйшоўшы. Яна не верыла. «Ён у хаце сядзiць i б'е» – яна так сказала. [А в каком году?] Это гадоў ужо 14 назад. 13… Можа 12. Там яшчэ саседка слышала. Вон у тым доме, але яе уже няма. Не, яна ў том доме жыла. То яна ночью вышла i слышала, что сцекла летелi i ўсё. Моя мама говорiла [про этот случай]… Но яна не пайшла [смотреть]. […] Ксёндз сам не прыезжаў, але у нас тут был такi чалавек набожны, то ён ўсё прыходзiў. Малiлiся. А мы туды не хадзiлi. [А сколько это продолжалось?] Неделю может… [А в газете было с подробностями описано все?] Где ж там с подробностямi? Бо я помню, ехаў з-за Заболоцi человек i кажа… во, я вылазiла ў Зенявiчах, з Лiды ехала. Ён гаворiт: «Это ў гэтай вёсцы?» […].


Валерий Феликсович Голец, д. Зиневичи (ныне проживает в г. Лида):

[Значит, вот через то окно, которое за печкой, он стучался и входил как бы, да? А выходил, получается, вот через эти окна в зале или через эти все три?] Через все, наверное… [Через все три окна. Ага…] Когда он приходил стучаться, они думали, что кто-то приходит ночью и стучится им. Были там веток набросавши и собаку там вязали8 возле окна с той стороны. Думали, кто-то приходит и специально стучится, собаку навязали и веток там набросали под это окно. Таму что женщины, когда приходили молиться… ксендз сказал, что придите, помолитесь… то помню, рассказывала соседка, что, короче, как выхлопная труба машины вот так вот «пуф-пуф-пуф», вот такое, постепенно сильнее и сильнее, тогда давай мы уже уходить. [То веток наложили с того окна? Все равно стучался?] А что там ветки! Собака не слышала этого! И у нас два собаки были… Вот все слышат, за километр было слышно, но не знаю как километр, но 100 метров было. [А внук этот был в это время здесь или был…] […] Думаю, как это там пацанё, малалетка, як ён тут мог сидеть… [А он спокойно тут сидел, да? Хоть бы что?] Ну, потом, когда тут начало уже ўсё ворочаться, давай они уже тогда уходить.

[А какой звук был? Вот Вы сами слышали этот звук, правда?] Слышал. [А какой он был? Вот как выхлопная труба или удар по раме?] Ну, сразу дых-дых, а потым сильней и сильней, и сильней и уже под утро и стекла там полетели, попозже. Сразу ничего, стучало… Ксендз сказал, пускай соберутся и помолятся, может это поможет, потом закупили…. ну как закупается9 у поляков, знаете? Ну, вот после этого все и прекратилось.

Андрей Г. из Лиды был еще ближе к дому и описал сам характер ударов. Как рассказал нам очевидец, что-то влетало в окна, стекла бились внутрь, а когда вылетало – наружу10. Звук был такой, будто в раму очень сильно ударяли кувалдой, но разбивались они очень необычно – с ровными сколами, возможно даже с образованием ровных округлых отверстий: «ровненько, как циркулем отводишь», «то есть где-то вот как камнем когда лупанешь, оно вдребезги все, а там вот: «Бух!». И такое вот кругленькое…». Сообщил очевидец и интересные подробности «изгнания» нечистой силы.


Андрей Г., г. Лида:

Короче, никого я не увидел, только услышал эти звуки – «Бух» – блин, в раму. Ну, примерно, если в пластик ударишь – не так слышно, в деревянной [оконной раме] там как лупанешь, она если еще там, то эти две… то там такой звукан был порядочный, блин. […] Короче, и вот она начала, эта херня, развиваться там активно, причем сразу там раз в день стучит, потом 2 раза в день, 3 раза, короче дошло до того, что там стекла начало бить: внутрь влетать пытался, а потом вообще изнутри начал бить получается, он2 уже влетел в хату и начал что-то там… наверное просто вылетать. [То есть, стекла, получается, бились, когда уже там внутрь влетал и падали внутрь битые стекла?] Да-да… Вы слышали только звуки или…] Ну, звуки, ну и стекла как сыплются… [Видели?] Не, я этого точно не видел и никто этого не видел, только говорила бабка, когда приходили они молиться в ту хату, то видели как… слышали как загудел он в комине, как начали молитвы читать, загудел и, говорит, по печке, по печке и этот заслонка эта выбило ее… [А заслонка это какая, которая, что печку жерло… это закрывает само или…] Не-не-не, там такая, плиту-плиту. Такая чугунная… [А, дверка эта?] Да. [Она ж фиксирована там?] Ну, она может прислонена была, говорит, что она просто «Пымммц» и он типа вылетает из… внутрь уже в хату влетел, деться некуда, и выбил уже изнутри окно и вылетел, то есть, его раньше вообще… он пытался в дом залезть… [А вот я все никак не могу понять, как он выглядит? Вот, что влетало в дом?] Воздух, наверное… [Как воздух или что? Вот у нас вот это вот…] Он как завыл там в комине…

[Они пошли молиться, типа изгонять его оттуда?] Да-да. А все собрались… [А внук в это время был в доме?] Да-да, все там были, все были. […] Да, там было определенное количество [людей], которые молитвы читали, это называются спеваки. [А спеваки были там, да?] Да… и они… моя бабка была, там еще через 2 дома, ну вот они в основном собрались, пошли читать молитвы. Так он услышал молитвы и завыл, кстати, потом он, наверное… я уехал… еще 2 недели такая хрень длилась, ксендза привезли, он освятил хату, по-моему еще неделю полетало, но уже не так активно, и пропал…

Есть и еще один интересный момент, который в контексте всей этой истории может иметь отношение к поверьям о «ходячих покойниках», хорошо известных на Полесье и в прилегающих к нему регионах [11]. Имеется в виду стойкое убеждение Андрея Г. в том, что почти все мужчины, посещавшие хату во время активизации полтергейста («она ж там пьяница эта была, она все время водила мужиков туда»), позже умерли при загадочных обстоятельствах, а на их шеях были следы он удушения. В их числе оказался и брат бабушки очевидца, который служил на подлодке и воспринимал всю эту историю скептически. Однако, как удалось установить, между случаем полтергейста и «загадочными смертями» прошло довольно много времени: последняя «жертва» умерла «может лет пять назад». Очевидец также считает, что «все это» связано с внуком, который «нашел эти дедовские книги и что-то там прочитал, и вызвал это».

Одно из разбитых окон злополучного дома


Андрей Г., г. Лида:

Пошли в этот дом, рассказывали, до 12 ночи побыли, и убежали, короче, потому что страшно, короче. [Лупить вот это начало, да?] Да. Вот после этого этот дед, точнее вот моей бабки [брат] был задушен в хате. [Почему Вы решили, что именно был задушен?] Он боролся, блин. Видно было явно следы, ну он боролся с кем-то, то есть, а его там душили. Потом написали, что это крысы сожрали руки. Там явно было видно, что ну царапины, ну он сопротивлялся, а дом был изнутри закрыт, то есть… [А, то есть, его нашли в закрытом изнутри доме?] Да, он изнутри закрыт был […] То есть, это один пострадавший, да? А вот Вы говорите второй?] Второй был, Брецкий – его фамилия, и вот он, он умер… […] Может лет 5 назад. Мне рассказывали, что там смерть какая-то… было вот…

Интересные результаты принес осмотр поврежденных стекол в доме. Подтвердилась информация о необычных сколах в разбитых окнах, которые словно действительно были обработаны стеклорезом. Вот как описывает их разбитие очевидец: «Стекло оно не может так вот ровно отрезаться, то есть, оно выбивалось так ровненько и соответственно эти вот так «тыщ-тыщ-тыщ» потом уже сыпалось, но изначально оно вот так вот – хлобысь – было, то есть, это было явно, что направление воздуха было, воздухом билось». Чтобы выяснить детали, мы совершили дополнительный развед-выезд, и разыскали в Лиде человека, которого приглашали стеклить окна в том самом злополучном доме. Валерий Феликсович Голец подтвердил нам, что это именно те самые стекла, которые разбились и которые он вставлял. Из-за недостатка денег пришлось «слепить» новые окна из того, что было: выпавших и частично поврежденных старых фрагментов. Стекольщик также обратил внимание на необычность повреждений, но не смог дать им какого-либо рационального объяснения. Зато он поделился наблюдением, которое ему рассказал сосед: перед повреждением окна что-то как бы летело через деревья.


Валерий Феликсович Голец, д. Зиневичи:

[А скажите, вот Вы говорили, сосед вам рассказывал, что видел, как что-то по деревьям ходило?] Сосед тот уже умер. Говорит, утром просыпается, знаете как на деревне рано встают, хозяйство… [И что он говорил?] Бэ-бэм и треск такой оконный и через наш сад и пошел [Через Ваш сад? То есть…] Через тот сад, тот соседей, и пошел на угол через тот сад туда. [Так, а это что получается, как ветер какой-то или как что?] Говорит, только зашумело так и шелест только, ветра не было… [Как будто что-то пролетело невидимое?] «Ш-ш-ш-ш». Зашумело, я говорю, через сад ушел, я как раз на улице был. Через угол садка. Пошел через это… [Вот туда получается, вот в том направлении… То есть, выходит, что он входил оттуда с той стороны, а уже вышел, то сюда полетел?] Ну, так… [А получается, сосед просто это видел и стекла трещали?] Затрещали стекла, зашумел сад, и пошел… как раз тихо было, ветра не было.

Возможно очевидцы слышали звук перемещения камней или других увесистых предметов, которые летели из окрестностей дома по направлению к стеклам, а может быть это был некий сильный поток воздуха. Последнее предположение – это единственная рациональная версия, которую выдвинул специалист по материаловедению из Гродно, попросивший не указывать его фамилию, к которому мы обратились за комментариями. Он сказал, что окно могло разбиться под воздействием сильного фронта ветра и необычного рельефа местности, который бы создавал замысловатые потоки. С подобными повреждениями эксперты «Уфокома» сталкиваются не в первый раз, о чем мы уже неоднократно писали и даже предлагали использовать такие стекла как маркерный признак для разграничения «настоящих» и «поддельных» случаев [6].

Стекло (нижний фрагмент) имеет нехарактерный для механического повреждения скол

В целом можно сказать, что местные жители до сих пор боятся этого дома и даже не приближаются к нему. Настолько силен страх. Они твердо убеждены, что в нем завелась «нечыста сiла» («нейкая пэўна нечыста сiла»), «рогатый» («вывели этого рогатого)» или «чэрцi» («чэрцi у Манькi стукаюць»). А вот вывели его/её оттуда лишь благодаря молитвам «одного набожного человека» и «спевакáм» (группе женщин, читавших молитвы), а также имшé (богослужению) ксендза в костеле. В ходе расследования была замечена одна характерная закономерность: в рамках деревни негативное отношение людей к этой семье росло по мере удаления от дома. Самую же лучшую характеристику Иосифу дали ближайшие соседи (за исключением одного человека) – либо из-за того, что лучше его знали, либо, может быть, из-за некоторой боязни, что если все возобновится, то как бы неупокоенная «душа» не отомстила и им. Сами эти мотивы («Ходячий» покойник приходит в дом к родным, вредит родным и хозяйству, беспокоит, пугает и «Ходячий» покойник невидим, проявляет себя лишь тактильным и звуковым способом) не новы и являются довольно распространенными фольклорными сюжетами на белорусском и украинском Полесье [11]. Схожий случай, связанный с чернокнижником, наша группа уже расследовала в 2006 году [3]. Характерно, что тогда нам тоже рассказывали о «череде необъяснимых смертей». Однако мотив гибели людей, зашедших посмотреть на проделки черта, все же нечасто встречается этнографам. Пока сложно сказать, с чем нам довелось столкнуться – с вольным приукрашиванием зловещей истории или с событиями, которые местные жители непосредственно приписали действиям «вредоносного покойника». Последний, согласно народным представлениям, может душить или мучать родственников или односельчан.


Блудное место

Следующая история могла бы занять достойное место в каком-нибудь сборнике по фольклору, ведь в ней есть все элементы, характерные для таких сообщений: блуждание по лесу, выпадение из реальности на несколько часов, видения неких объектов, которых, кажется, не должно было там быть, а также счастливое возращение. Вот только фольклористы, поставив точку в рассказе очевидцев, вряд ли стали бы пытаться выяснять дополнительные подробности. Собственно это и не нужно, ведь имеется определенный мотив, существующий в мифологическом восприятии, а имел ли он место в действительности – не так важно. Особенность подхода исследователей аномальных явлений, кроме фиксации самой истории, зачастую и заключается в установлении всех деталей того или иного инцидента и попытке его интерпретации. Отметим, что все нижеследующие события произошли примерно в середине 80-х годов XX века.

Одним июльским вечером (примерно около 8–9 часов) жители Вороновского района Иван Васильевич Кисель (1951 г.р.) и Вячеслав Антонович Антухевич (1948 г.р.), возвращались из д. Помедь на грузовом автомобиле домой в г. п. Радунь (расстояние между этими населенными пунктами приблизительно 12 км). Проехав около 2 км по полевой дороге, они въехали в лес. Проследовав по лесной дороге, неожиданно для себя на перекрестке (которого до этого не было) увидели огромный деревянный крест высотой около 3 м. Объехали крест, свернули направо и, проехав еще около одного километра, увидели, что дорога обрывается, а впереди – огромное болото или озеро. Дали задний ход и вернулись к придорожному кресту, решив возвратиться обратно в д. Помедь. Колесили так до глубокой ночи, пока не увидели около дороги хутор. Войдя в дом, спросили у хозяина, где они находятся. Оказалось, что они в окрестностях д. Пашковичи. К Радуни выехали уже под утро. Таким образом, им понадобилось почти 8 часов, чтобы проехать расстояние около 10 км. Впоследствии И. В. Кисель при опросе местного населения выяснил, что действительно еще в Первую мировую войну существовал перекресток, а рядом находился дом, который был сожжен кайзеровскими солдатами. На перекрестке дорог стоял деревянный крест, который был установлен еще в XIX в., но сейчас никакого креста там уже не было. Как признался И. В. Кисель, он был уверен, что попал в «провал во времени».

Мы решили проехаться по тому же маршруту и попробовать выяснить, не могли ли очевидцы на самом деле заблудиться? Нет ли в лесу какого-нибудь большого креста или озера? Можно ли там проехать почти 8 часов и не заметить этого? Не происходили ли в этом районе сходные случаи? Один из тех, кого «водило» – Иван Васильевич – охотно согласился с нами сотрудничать и рассказать с подробностями, как все было на самом деле, а также опознать перекресток или крест, если мы вдруг обнаружим оные в процессе своеобразного «следственного эксперимента».

И. И. Кисель возле д. Помедь

С самого начала выяснилось, что проехать точно по тому же маршруту уже не удастся. Дорога, выходящая из д. Помедь ныне исчезла. Места тут глухие, но ближе всех к «пункту А» живет Марьян Улиянович Кандрацкий, 1951 г. р. Он сообщил, что высокого креста, подходящего под описание очевидцев, он тут не знает, хотя кресты тут были раньше и многие из них были уничтожены в годы советской власти.


Марьян Улиянович Кандрацкий, 1951 г. р., д. Помедь:

Крыжа нiякага там няма. Крыж стаяў во, где эта дорога… тут калiсцi дарога была… На Радунь была, на Лiду, дорога шла праз Помедзь, на Мажэйкi туды, на Орлi. Ну тут крыж быў каля лесу. Где-то метров сто от лесу. Но яго там тоже ужо няма там… Запахалi все полностью. […] Таму што гэтыя крэсты кагда-та, кагда шла гэта барьба с рэлiгiей, паспiловывалi ўсе. […]

…Дарога ад Радунi на Помедзь шла яна. Вот там крэст стояў, канешна. [А сколько [метров] он был высотой?] Я уже как помню сабе – яго не было. Но там метраў сто кладбiще было далей. Яно i шчас это кладбiще есць там. Гавару – я яшчэ малы быў кагда крэсты зносiлi. Тут во з Пелясы такi быў – Дода – ён руковадзiл гэтым. Снiмалi крэсты, ездiлi. Ён руководiл гэтымi. Машынаю снiмалi, вывозiлi ў лес i сжэгалi.

Информант также рассказал нам легенду о возникновении одного из озер или водоемов «кудярки12» в окрестностях д. Помедь (оз. Бездонное13?). Возможно, это именно то самое озеро или болото, которое видел И. И. Кисель. К сожалению, информант наотрез отказался покидать свой дом, поэтому мы не смогли проверить, с каким конкретно водоемом связано это предание. На картах разных лет есть несколько подходящих под описание небольших озер, однако их название не указано.


Марьян Улиянович Кандрацкий, 1951 г. р., д. Помедь:

…Там прiшел этот ксендз. Короче, зашел до хаты, до человека. […]. Поздно было, хотел переночевать. А якi-то яму голос у ночi сказал, чтоб ён з гэтай хаты ушел, бо кажа, что з гэтай хатай зробiцца. Ну што-та зробiцца. Ну ён i пайшоў. А ён забыў сваю кнiгу эту молiтвенную. Но потом он вернулся, уже хаты не было, толькi возера, i плавала… Стул плавал i его кнiжка гэтая плавала. Гэтый стул прiплыл сам до берега, ён кнiжку забраў, а стул утонул…

Известна была точка, в которой машина выехала в г. п. Радунь, поэтому мы решили попробовать въехать на маршрут с его конечной точки. Тем более перед д. Потелюнцы на 1-километровой польской карте 1920–1930 годов был обозначен некий крест. Он явно выделялся на местности, так как поблизости на картах других подобных объектов нам обнаружить не удалось.

Крест возле д. Потелюнцы на карте 1920–1930 годов

Однако этого креста уже давно как нет. Зато не так далеко от этого места, вроде бы, удалось найти тот хутор, к которому двое незадачливых водителей выехали из леса. Но, по всей видимости, если хутор все же и тот, то это все же другой крест, так как он расположен ближе к Радуни, чем его трехметровый аналог из рассказа. Есть ли поблизости еще схожие кресты и главное – некий крупный водоем, в который упирается дорога? На местности уточнили подробности у непосредственного очевидца.


Иван Васильевич Кисель, 1951 г. р., г. п. Радунь:

[Ехали-ехали]…Вдруг дорога обрывается… И тиной заросшее озеро. И все мы поглядели, развернулись. Вдруг дорога обрывается. И мы назад вернулись, метров 200. И поехали на Пелесу, ну тут… радом. И тоже, едем, дорога вдруг обрывается. Гушчар, як гэта сибирская тайга. А тут уже мы развернуться не могли, только задом. К этому кресту. Вернулися, ну куда ехать шчас. Назад уже к тёшчэ ужэ палянавалися, поехали еще одно направление – туда [махает рукой]. Едем-едем, уже начало темнеть. Было лето, где-то часиков 9 вечера. Сцемнело. И абсолютно нигде ничего… потом дом. Ну видно огни. Слаўка […] грит: сбегай, спроси, где мы, заодно курить возьмешь. Ну я збегаў к дзядзьке. [Он] спрашиват: «Откуда вы, что?». Ну я ему все это полностью рассказал. Грит: «Не знаю, как это можно ехать 4 километра, а уже шчас ночь. Вы не доехали 2 километра до Пашкович». Даў нам закурыць, ну и все… мы выехали, правда еще ехали и ў… Опять же, начали ехать… мы уже выехали – светать начало. Уже ў Пашкавичах, к Радуни подъезжаем, а люди коров выгоняют. [Но сами вы не ощутили время?] Не. […]. [То есть вы не ощущали этого всего?] Время: мы все удивлялися, сколько можно ехать? Едем-едем-едем-едем-едем-едем.

Хутор на окраине поля, к которому, возможно, выехали из леса очевидцы

Участники экспедиции проехали еще несколько километров по лесной дороге, и выехали на поле, которое в народе называют Чумным14. По словам местных жителей – сюда особо не ходят, так как место это считается нехорошим. На окраине поля, в кустах мы обнаружили остатки старого креста. Сложно сказать, какова была его высота ранее. Ивана Васильевич сказал, что не уверен, что это «тот самый крест», хотя и засомневался: «их» крест стоял на развилке, а здесь ее нет, хотя за столько времени ландшафт мог претерпеть существенные изменения. Расспросы об этом кресте среди старожилов также ничего не дали – его высоту нам затруднились назвать.

Слева – Чумное поле. Справа – сломанный придорожный крест (сверху на него установлен новый крест, меньшего размера)


Иван Васильевич Кисель, 1951 г. р., г. п. Радунь:

Самому интересно было [узнать об этом кресте]. Они [те, кого он опрашивал] говорили, что его [креста] никогда не было, правда, один дзядзька прызнаўся, что когда-то даўным-даўно… Там где-то во время революции или Первой этой мировой там, грит, сгорела полностью хата… Сожгли… И на этом месте поставили крест. Но его снесли еще при поляках. Но вот именно, там крест был огромнейший, страх [Сравнивает по высоте с телеграфным столбом]! И показаться… [Так, а эту развилку, где крест стоял, вы узнаете, если, допустим, что этого креста там уже нету?] Пожалуй, да. Гадоў за пять перед эцим мы пешком гнали во адсюда кароў во туда вон, на Радунь. Километров 12 по прямой. И тоже тогда никакого креста там ни [видели]. [То есть уже больше в последующем не видели?] Нет. [А развилка такая же была?] Не, и развилки там такой не было! [То есть и перекрестка и креста такого там не встречали?] И ни развилки, ни перекрестка, ни креста… […] Ну и ехать ужэ прама, мы ж нигде не сворачивали, допустим, перекрестки были бы какие-нибудь. А то прама-прама-прама-прама-прама, сцямнела, а мы все прама едем-едем. И выехали только к утру. Нешчасных вот этих 10 километров.

Есть и еще несколько деталей в этой истории, на которые нужно обратить внимание. Во-первых, когда ехали, слышали неподалеку звуки работы трактора в поле и даже отдаленные разговоры людей: «тут же и костел рядом, слышно все это». Во-вторых, вместе с «потерянным временем» пропал и полный бак бензина, которого, по предварительным прикидкам, хватило бы на 100 км дороги. Однако, со слов не только очевидца, но и других местных жителей, даже окольными дорогами невозможно тут накрутить 100 км. В-третьих, очевидец признался, что перед поездкой выпили с водителем бутылку вина на двоих. Хотя, как справедливо заметил информант, – что такое бутылка вина для двоих тридцатилетних бугаев?

Если собрать вместе и проанализировать все сведения, то окажется, что аномальная на первый взгляд история, на самом деле не столь уж такая странная, как могла показаться вначале. В лесу есть еще одна дорога, одно из ответвлений которой упирается в непроходимую чащобу. Возможно, именно она вела к тому самому «тиной заросшему озеру». А на довоенных картах в месте слияния рек Радунька и Дитва обозначено большое болото. Самый главный вопрос – как можно было не заметить почти 8 часов езды по прямой дороге?


Там где «чудится»

Очередная деревня заинтересовала нас в рамках проекта по установлению связи между археологическими памятниками и различными аномальными явлениями. Пока мы не будем раскрывать ее точное местоположение. Интерес представляет небольшой овражек за д. Ы., начинающийся за последней селянской хатой. Это место довольно негативно воспринимается местными жителями. Дело в том, что там можно не только блуждать, но и видеть самые разные миражи или видения, т.е. там «чудится». Причем якобы совершенно непонятно, что увидит человек в следующий раз и через какой промежуток времени опять произойдет «активизация» этой низинки. Например, вот рассказ об этом месте Владимира Ивановича Ивашкевича (1948 г.р.).


Владимир Иванович Ивашкевич, 1948 г. р., д. Ы.:

[И что там рассказывают про эту низинку?] Раней тут вроде что-то здавалася такое. [А как это понимать?] Вот, дапусцiм, дзе что-то такое увечары, уночы там пакажацца что-то такое. Мне раз самому, iшоў там прайшоў вечарам iшоў там да сястры, падышоў потом, так вот сталi две ёлкi, с одной стороны i с другой, так вот шатаются i шумят. [А там не было ёлок вообще?] Вообще пустота тут. Я пастаяў, пастаяў, вярнуўся да хаты. А там трэба было iсцi туды да сястры. Прышоў, гавару жонцы – так i так. Яна кажа: «От прыдумаў што!». Што прыдумаў? Подошел, меня аж страх такi взял, i я вярнуўся. Кажа: «Iдем». Пошлi, нiчога няма, зайшлi аж туды i назад. [Это когда было, какой год примерно?] А хто ведае, якi год быў, где-то хiба начала 90-х. [Кто-то рассказывал что-то еще?] Ну там ужо тога няма, тоже яму что-то здалося. Ён тут баяўся. [А что именно здалось, не знаете?] А хто яго… не знаю, тоже спалохаўся. […] Тут вот протiў хатаў былi магiлкi блiзка, i гэта вот там цi яны татарскiя, цi яны… не маёй памяцi, а потым гэтыя магiлкi, камяння гэтыя сюды во спiхалi. [То есть камни эти, эти могилы снесли туда к этой низине?] Да, паспiхалi.

Низинка почти ничем не выделяется из окружающего ландшафта

Александр Александрович Удот из г. п. Радунь, рассказал нам о том, что в низинке некоторым мерещились и некие белые силуэты, и какой-то «столб». Сопровождалось же это все обычно густыми туманами. Неясно, однако, что в этом рассказе правда, а что авторское приукрашивание, ведь сам очевидец воспроизводил эти истории с чужих слов.

Часть 2

Источник:
0
65

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Читайте еще
Пишут в блогах
Интересное видео
Новые комментарии
Контакт случится, скорее всего, через 100-200 лет,...
Огурцы взял, грибочков сестре подкинул. Он не халя...
Givi
Забавно, я думал это квадрат в небе загадочный НЛО...
SALIK
Читайте подробности в этой статье.