Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Сайт о паранормальных явлениях и уфологии

Паранормальные новости, новости НЛО, аномальные явления


Если Вы стали очевидцем НЛО или любого другого паранормального явления, или у Вас есть история из жизни связанная с необъяснимыми явлениями, то присылайте материал на e-mail: info@salik.biz или регистрируйтесь на сайте и разместите свою историю сами.

Тайна полтергейста

Фото:
youtube.com
Тайна полтергейста

Сверхъестественное — полтергейст

«Магия»

Полтергейст, о том, что при нем непонятно откуда могут появляться записки, я узнал на собственном опыте. И только потом прочитал об этом.

Первую записку от полтергейста в свой адрес я получил около 20 часов 23 марта 1987 г. Произошло это в одной из московских квартир на 14-м этаже дома, находящегося по улице Молдагуловой. А впервые я побывал там 19 марта, вместе со своими коллегами. Ознакомившись с обстановкой, тут же приступил к расспросам.

Меня всегда интересовали предвестники полтергейста. Ими бывают довольно странные события с кем-то из членов семьи, как правило — с будущими «виновниками» полтергейста. Порой такого рода события надолго остаются в сознании, подчас память о них как бы стирается и людям стоит больших трудов вспомнить об этом. Но тогда, 19 марта, мне повезло. Все члены семейства (родители и бабушка 15-ти летнего подростка и его 16-ти летней сестры) в ответ на мой вопрос о каких-то предшествующих странностях поведали, дополняя и уточняя друг друга, следующее.

Где-то за полгода до того, как все стало происходить, а произошло в первых числах февраля 1987 г., отец однажды вечером попросил сына принести почту. Сын спустился на лифте с 14-го этажа на первый, достал из почтового ящика газету «Вечерняя Москва» и поехал к себе в квартиру. На 7-м или 8-м этаже лифт остановился и в него зашел незнакомый мужчина. Он о чем-то спросил подростка и, выходя через несколько этажей, вложил что-то в один из нагрудных карманов мальчика. Парень же продолжил свой подъем на 14 этаж.

Войдя в квартиру, подросток показал «подарок» родителям. Это был крест-накрест перевязанный ниткой маленький пакет. Развернули. Там находились бумажные деньги: две по пять, одна трехрублевка и три купюры по рублю. Всего 16 рублей. Начали думать, как с ними поступить. Знакомые предостерегли: на такие деньги покупать ничего не следует! Положили деньги на лоджию и почти позабыли о них. Однако как-то возникла необходимость и на эти подозрительные деньги купили бутылку водки, банку сгущенки и что-то еще. Покупку испробовали на семейном торжестве. В скорости все и началось.

Ко времени рассказа о необыкновенном случае обитатели этой трехкомнатной квартиры уже успели пройти огонь и воду, при этом отнюдь не в переносном смысле. Наступила стадия «медных труб»: стали летать вещи, появляться записки угрожающего содержания… К тому же прокурор московского Перовского района возбудил уголовное дело об умышленном поджоге. Ситуация была до крайности накаленной.

Итак, я позвонил в квартиру вечером, в начало седьмого 23 марта. Трубку снял глава семейства. Сказал, что записки летают стаями: «Приезжайте, ваши уже получили!».

Когда я прибыл, там уже находились двое моих коллег, физиков по образованию. Меня, конечно же, больше всего интриговали полученные ими записки. Едва раздевшись, я попросил показать их мне. Но мои коллеги как-то уж очень настойчиво отклоняли все мои притязания проникнуть в их жгучую тайну. При этом они смущенно отводили глаза в сторону, неумело переводя разговор на другую тему. Мальчик же, «виновник» всего этого безобразия, с видимым удовольствием вертелся возле взрослых.

Это был довольно раскованный в обращении со взрослыми подросток. Сразу по моему приходу он занялся мной. Прошло минут 10-12. Мальчик вышел из комнаты, его не было минуты три. Зашел со словами: «Дядя Игорь, кажется, и вам записка пришла!». Направился в прихожую, я за ним. Под дверью лежал скомканный лист бумаги. Мальчик вручил его мне.

На нем были начертаны печатными буквами непечатные угрозы по моему адресу, подписанные словом «магия». В самом-самом общем виде они звучали примерно так: «Если ты, такой-сякой, этакий и разэтакий, станешь помогать этим своим таким-растаким физикам, то я сбрею твои любимые сякие-растакие усы!». Ничего себе перспектива!

Мои уже умудренные опытом коллеги и не пытались узнать, что там написано. Они, скромно потупив глаза, сидели в сторонке, милосердно делая вид, что не обращают на меня внимания. Я сунул неприличную записку в бумажник.

В то время все причастные к этому делу — и исследователи, и соседи, и знакомые потерпевших, следственные и милицейские работники — не сомневались, что записки пишет и подбрасывает сам мальчик. Присутствовало, правда, несколько смущавших меня моментов, которые я тут же «объяснил»: некоторые из записок по прочтении возгорались (они могли быть пропитаны самовоспламеняющимся составом), подчас сразу появлялось довольно много записок (но они могли быть заготовлены заблаговременно), бывало, что в записке называлось неизвестное для мальчика имя впервые пришедшего человека (но это еще надо доказать!) и пр. Я считал, что грубый до неприличия тон записок — следствие известной раскованности подростка, но его мама со слезами заверяла меня, что при всей его «раскованности» подобное на него никогда не находило…

Тем же вечером случилось происшествие, почти убедившее меня в том, что записки сознательно написаны и подброшены мальчиком. В скором времени после моего приезда в квартиру пришел юрист — бывший следователь с большим стажем. Он стал незаметно наблюдать за подростком. Где-то в одиннадцать часов вечера в комнате, где я находился, вдруг возникла какая-то заваруха: бывший следователь — обернувшись, увидел я, — пытается разжать у мальчика кулак! Ему это удалось не без труда. В кулаке была зажата очередная записка такого же неприличного, угрожающего содержания. Бывший следователь пояснил, что видел, как подросток зашел на кухню, вырвал листок из блокнота, закрылся в туалете, вышел. На голову мальчика в тот вечер зачем-то была надета спортивная шапочка. Подросток войдя в круг людей, как бы почесал рукой лоб — при этом он залез рукой под шапочку и взял записку в руки — и был тут же пойман!

Мы с мамой мальчика, позвав и его, вышли в коридор. Мама, едва ли не в слезах, начала укорять сына. И вдруг этот самоуверенный, отлично понимающий свое привилегированное положение в семье, ничего не боящийся мальчик заплакал! Пожалуй, я впервые видел, как слезы льются градом! Он долго старался что-то сказать в свое оправдание сквозь плач и всхлипывания. Немного успокоившись, объяснил: «Дядя Игорь, простите меня, я не хотел, но меня как будто кто-то заставлял делать это». Я поспешил искренне заверить его, что все понимаю и не обижаюсь. Расстались мы друзьями.

Но записки не прекратили появляться. Это продолжалось около двух месяцев. Полтергейстный рэкет становился все больше изощренным. Неизвестный рэкетир требовал, чтобы жильцы не жаловались в милицию или прокуратуру, или «хуже будет». После начал вымогать все более крупные суммы денег, обещая взамен прекращение всех несуразностей. Указывалось и место, куда положить деньги. Милиция положила «куклу», но за ней никто не пришел. В ответ появилась записка: под страхом смерти убрать «куклу» из почтового ящика…

…1987 год, 27 мая — мне позвонили с моей старой работы, откуда я ушел около полутора месяцев тому назад. И ушел весьма непросто. Звонил мой товарищ. Он сказал, что, как-то, подняв трубку, услышал: «Говорит следователь Баринов из Перовского УВД. Мне нужен Винокуров И.В.». Товарищ понял со слов Баринова, что я был на какой-то квартире и якобы что-то там взял. «Я, разумеется, ничего плохого о тебе не думаю, — извинился он передо мной, — но на всякий случай решил поставить тебя в известность об этом странном звонке. Как бы еще и это тебе не вменили в вину задним числом, в дополнение к уже набранному букету огульных обвинений».

Я тут же перезвонил Баринову и спустя несколько дней пришел по его вызову. Игорь Арсеньевич оказался милым интеллигентным человеком лет сорока. Он объяснил, что вызвал меня в качестве свидетеля: ему поручено расследование уголовного дела по факту пожара в той полтергейстной квартире, где в марте бывал и я. Его заинтересовали пробы, что мы тогда взяли из квартиры в некоторых местах. В действительности, мы соскоблили с кухонного потолка какое-то размазанное по нему вещество, а на полу детской комнаты собрали мелкие, со спичечную головку, мягкие полупрозрачные кристаллики. Именно эти пробы Баринова и интересовали, когда звонил на мое прежнее место работы. Я рассказал, что размазанное на потолке вещество оказалось борным вазелином «Норка», а кристаллики, похоже, были каким-то жидким мылом типа шампуня. И то и другое — негорючее.

Я ответил на все другие вопросы следователя, подписался под протоколом допроса и собрался уходить, но тут вспомнил о той записке. Игоря Арсеньевича это очень заинтересовало. Он попросил меня оставить ему записку для почерковедческой экспертизы, в добавление к другим, уже имеющимся. Конечно, я согласился, тем более что показывать ее кому бы то и где бы то ни было не было никакой возможности…

О результатах экспертизы я узнал из статьи «Чертовщина» («Неделя», 1991, № 12). Оказалось, что эксперт — опытный работник с большим стажем — дал довольно категорическое заключение: записки «выполнены не Солодковым Владиком, а кем-то другим». И версию о поджогах пришлось отбросить: «Экспертиза не подтвердила наличия в остатках сгоревших предметов каких-либо самовоспламеняющихся и горючих веществ». Статья подписана сотрудником МВД СССР В.Кабакиным.


Странные письма Матвеевой Зине

А теперь перенесемся в начало XX столетия, когда в Кронштадте начались странные события, связанные с 12-ти летней Матвеевой Зиной. Она до ноября 1902 года спокойно проживала с матерью и со своей младшей сестрой в квартире одного из домов на Шкиперской улице. Как-то в ноябре к Зине и ее сестре начали приставать на улице какие-то женщина и мужчина. Женщина говорила с детьми, угощала их конфетами и даже подарила одной из сестер целый рубль. В январе 1903 года эта женщина хотела насильно посадить Зину в сани. Сообщили в полицию: за детьми начали следить, остерегаясь похищения.

В январе же в квартире стали раздаваться стуки и звонки, а в первых числах марта — поступать письма и записки, все — на имя Зины. Потом наступила стадия полетов вещей, но письма и записки шли своим чередом. В одном из писем, к примеру, было сказано: «Я не дам вам покою. Я буду то стучать, то звонить, у вас будут пропадать вещи, и ничего вы не сможете сделать и ничем вы не отделаетесь». Невидимый отправитель действовал не только кнутом, но и пряником: столь же непонятным образом прислал Зине деньги. Отправитель сообщал, что любит ее, назначал свидания, просил писать ответы и пр. Поиски звонившего, стучавшего, отправлявшего письма, записки и деньги ни к чему не привели, несмотря на все усилия полицейских, соседей, знакомых и родственников семьи.


Калифорнийский ужас

Продвинемся вперед еще на семь десятков лет и посмотрим, изменилось ли в этих странных «художествах» хоть что-то. 1972 год — объектом «нападений» стала молодая супружеская пара из штата Калифорния и их грудной ребенок. Сразу же после его рождения дом заполнили невидимые голоса и жуткие призраки, двери дома закрывались и открывались сами по себе. Несмотря на всевозможные ухищрения, глава этой молодой семьи так и не смог поймать того бродяжку, который, по его мнению, мог делать все это. Дальше — хуже: по всему дому начали происходить самовозгорания, гостей ударяло невидимым кулаком и даже швыряло на пол, вещи переворачивались или вообще исчезали, снова появляясь поздней.

Исчезновение и появление небольших предметов, часто в присутствии исследователей, было отличительная черта этого случая. В особенности доставалось новорожденному: его кроватка неоднократно воспламенялась, а однажды его гениталии оказались перевязанными ожерельем с крестиком, за два часа до этого пропавшим с шеи его отца. Потом в людей начали швыряться всякие предметы. Особенное предпочтение при этом отдавалось куриным яйцам — их броски даже оставляли кровоподтеки. «Нападения» стали приобретать смертельно опасный характер: одеяльце завернулось вокруг головки ребенка, подушка с такой силой прижалась к лицу его матери, что только вмешательство главы семьи спасло ее от удушья. Швыряние предметами заменилось ударами невидимым кулаком. Мать ребенка однажды даже потеряла сознание после одного такого в особенности мощного удара. Интенсивность «нападений» все увеличивалась.

Жить так стало невозможно, и в августе 1972 года семья временно переехала в мотель. Но и там легче не стало. Атаки на семью продолжались со все увеличивающейся силой до того времени, пока семья не решила вступить с «духом» в переговоры.

Положили карандаш и листки бумаги на кухонном столе, а сами вышли в соседнюю комнату. Вернувшись через несколько минут, увидали написанные на листках слова (естественно, по-английски): он, ребенок, умереть, младенец, назад, младенец, остановка. Все листки, кроме одного, вскоре уничтожились самовозгоранием.

К этому времени семья поняла, что нуждается в конкретной помощи. Приглашавшиеся священники, медиумы, оккультисты, экзорцисты ничего не смогли сделать. И только после вмешательства одного греко-католического священника, который провел 14 ритуалов экзорцизма (изгнания бесов), семья получила возможность жить спокойно.


«Беспредельность»

Но склонная к эпистолярному жанру нечистая сила может поселяться не только в квартирах, где живут подростки. В Томске, как сообщал в 1990 году томский журналист, исследователь аномальных явлений В.Фефелов, вот уже на протяжении двух лет нечто странное происходит в скромной двухкомнатной квартире 75-ти летних супругов-пенсионеров. Обыкновенный полтергейстный набор: появление воды на полу (в виде правильного круга диаметром 80 см и толщиной один-полтора), полеты, перемещения, появление и исчезновения вещей, разрывание холстов и ковра.

1990 год, лето — в квартире начали появляться не принадлежащие хозяевам вещи: три пары обуви (в том числе пара почти новых женских туфель), старый динамик-репродуктор марки «Обь-303», два отрезка старого пластмассового шнура, на котором как правило вешается белье. Сведения об этом публиковались в томской газете «Народная трибуна» от 13 сентября 1990 года: с просьбой отозваться возможных хозяев вещей…

Еще до «поступления» чужих вещей на стенах в двух комнатах жилища пенсионеров стали возникать надписи и один и тот же рисунок, похожий на человеческий глаз: горизонтально вытянутый ромб с кругом внутри, а в нем — некая загогулина. Как появляются надписи — никто не видел. Но как они исчезают — видали не только хозяева, но и В.Фефелов. По словам хозяйки, первые слова продержались считанные минуты, после как бы таяли на глазах. Но позднее некоторые из надписей сохранялись от нескольких часов до трех суток. Буквы как бы написаны простым остро заточенным карандашом, с засечками на их концах. Буквы крупные, почерк неуверенный, все линии прямые — ни одного закругленного элемента. Есть и орфографические ошибки, к примеру слово «козлы» было написано через а: «казлы».

Первые слова были безобидны: «Ха-ха», «Беспредельность», «Виток». Потом крупными, отчетливыми буквами начали выписываться «очень матерные слова» (по выражению Фефелова). К примеру, в конце июля 1990 года над сервантом засияла такая вот надпись (Фефелов, приводя ее, оговорился, что он очень смягчил ее грубость): «Вот вам всем». Невидимый деятель два раза написал о себе: «Я Никон» и «Я Бестия». 2 августа все надписи исчезли, а над телевизором появилось такое: «Наше время уходить и вам скоро». Позднее начали происходить самовозгорания. К этому времени старые надписи почти исчезли, но появились новые, к примеру: «Скоро уразумеете умерьте любопытство мысль беспредела».

Милиция все никак не могла изловить «злоумышленников». Как видно, не то они ищут, определенно не то. Не их это участок работы, совсем не их…

И. Винокуров

Источник:
0
99

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Читайте еще
Пишут в блогах
Интересное видео
Новые комментарии
Givi
Забавно, я думал это квадрат в небе загадочный НЛО...
SALIK
Читайте подробности в этой статье.
SALIK
SALIKПризрак в замке 6 дней назад
Подробности читайте здесь.
SALIK
SALIKФотография НЛО 6 дней назад
Подробнее читайте здесь.