Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Сайт о паранормальных явлениях и уфологии

Паранормальные новости, новости НЛО, аномальные явления


Если Вы стали очевидцем НЛО или любого другого паранормального явления, или у Вас есть история из жизни связанная с необъяснимыми явлениями, то присылайте материал на e-mail: info@salik.biz или регистрируйтесь на сайте и разместите свою историю сами.

Последний шанс империи

Фото:
Столыпин / pravoslavie.ru
Последний шанс империи

21 июля 1906 года – сто десять лет назад – на пост председателя Совета министров назначен министр внутренних дел Петр Аркадьевич Столыпин. Сейчас бы сказали – пришел «силовик».

Большая часть статей о Столыпине начинается фразой о сложной и противоречивой фигуре главного героя. Смею утверждать, что ничего сложного, а уж тем более противоречивого в Столыпине не было. Зато удивительного – хоть отбавляй. Он, пожалуй, единственный из действующих лиц российской истории, который точно знал, чего он хочет и шел к поставленной цели, не обращая внимания на кружащий вокруг бесовский хоровод. Шел, зная наверняка, что ничего хорошего ему эта многотрудная дорога не сулит.

Теперь Столыпина принято превозносить – даже памятник в Москве в 2012-м соорудили. Почитание, смею предположить, зиждется на ставшей широко известной фразе, произнесенной председателем Совета министров 10 мая 1907 года перед депутатами Думы: «Противникам государственности хотелось бы избрать путь радикализма, путь освобождения от исторического прошлого России, освобождения от культурных традиций. Им нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия!» Фраза отменная, спору нет. Столыпин вообще оратором был блестящим: столько ярких, в то же время точных образов у иного писателя – поискать. Однако учитывают ли поклонники Петра Аркадьевича бескомпромиссность своего кумира? То, например, обстоятельство, что он не боялся предъявлять ультиматумы старавшемуся вечно держаться подальше от ответственности Государю? Как в таком случае быть с вертикалью власти? Нет, бронзовый Столыпин ничего общего с настоящим Петром Аркадьевичем не имеет. Окажись Столыпин в нынешнем правительстве, даже не в роли премьера, врагов нажил бы не меньше, чем тогда. И сослагательное наклонение тут ни при чем. Люди, подобные Столыпину, потому и дело делают, и уходят скоро, что нет у них ни боязни, ни сомнений, ни союзников, и не единого шанса уцелеть. Зато полно врагов.


ДАРВИН ПРОТИВ

Враги таких, как Столыпин, не оставляют в покое и после смерти. Потому живут в памяти «столыпинский вагон» — символ идущих в Сибирь эшелонов, под завязку забитых униженными и оскорбленными и «столыпинский галстук» — виселица. Меж тем, мало кто берется за труд докопаться до правды. Например, выведать, что «столыпинский вагон», сконструированный специально для доставки крестьян с инвентарем и скотом в Сибирь на освоение новых земель в рамках затеянной премьером аграрной реформы, был оснащен решетками на окнах уже после прихода к власти людей, называвших Столыпина палачом. А кадет Федор Измайлович Родичев, рассуждавший в Думе о военно-полевых судах и назвавший виселицу «столыпинским галстуком», был принужден Петром Аркадьевичем извиниться. И извинился. Публично. Кстати, умер Федор Измайлович в 1933 году на чужбине — в Лозанне. Интересно, кому в Швейцарии он рассказывал про «столыпинский галстук»? Такого рода болтуны и слепцы окружали Столыпина плотной толпой. Они и теперь не отстают – высчитывают, на сколько процентов сократилось сельскохозяйственное производство после того, как правительство Столыпина стало наделять крестьян землей на правах частной собственности. О том же, что означенное мероприятие, по словам самого Столыпина, было рассчитано на «двадцать лет покоя внутреннего и внешнего» случайно или злонамеренно забывают. Меж тем, начало реформы от выстрелов в Киеве отделяют пять лет, от выстрелов в Сараево – восемь. Вот и вся статистика.

Целью своей аграрной реформы Столыпин видел не только укрепление экономики поголовно крестьянской России, но и удар по силам бушевавшей на момент его назначения председателем Совета министров революции. Он этого и не скрывал, заявив 5 декабря 1908 года в Думе: «Настолько нужен для переустройства нашего царства, переустройства его на крепких монархических устоях, крепкий личный собственник, настолько он является преградой для развития революционного движения». И оказался полностью прав. Чтобы обойтись безо всяких «бы» ввиду отсутствия двадцати положенных на реформу лет, вспомним, что костяк армии Колчака составляли сибирские мужики – вырванные из объятий общины и социалистов всех мастей вольные землепашцы. Им Декрет о земле был без надобности.

Разумеется, как всякий идущий непроторенной дорогой, Столыпин ошибался. Иногда жестоко. Вот слова из помянутой выше речь о земельном законопроекте: «…главное, что необходимо, это, когда мы пишем закон для всей страны, иметь в виду разумных и сильных, а не пьяных и слабых». Теория естественного отбора в данном случае не сработала. Разрушая крестьянскую общину, отправляя мужика в свободное плавание, Столыпин должен был предвидеть, что многие этого испытания не выдержат. Должен был подумать о помощи тем, кто останется не у дел. Увы, никакой программы на сей счет принято не было. Из трех миллионов крестьян, поехавших осваивать новые земли, почти пятая часть вернулась. Кто-то, конечно, подался в родную деревню, но многие осели в городах. И города стали наполняться людьми, не имевшими ни средств, ни образования для того, чтобы обустроить свое будущее. Этот человеческий порох рванет в 17-м.


ОБРЕЧЕННЫЙ И ОБРЕЧЕННАЯ

Но это будет через шесть лет после смерти Столыпина. А пока он жив и получает открытые гневные письма из Ясной поляны. Гуманист, граф Алексей Николаевич Толстой, негодует по поводу учрежденных премьером сразу же по вступлении в должность военно-полевых судов: «…все эти преступления, превышающие в сотни раз все то, что делалось и делается простыми ворами и разбойниками и всеми революционерами вместе, совершаются под видом чего-то нужного, хорошего, необходимого…»

Тема военно-полевых судов болезненная и страшная. Потому сторонники Столыпина стараются ее не затрагивать, зато противники мусолят со всей присущей им словоохотливостью, переходящей в кликушество. Можно до бесконечности рассуждать о порочности скорого разбирательства, в котором обвиняемый не имел даже адвоката, а вердикт выносили не присяжные, а несколько офицеров местного гарнизона, однако против фактов не попрешь – мера устрашения сработала: в 1907 году революционные волнения сошли на нет, вернее – перешли в стадию скрытого тления. Можно так же утверждать, что приведение в исполнение смертной казни не уменьшает число убийц. Много чего можно – например, поговорить о нравственности и душе. Но это если ты — «зеркало русской революции». А если премьер? И на столе лежит сводка, в которой черным по белому написано, что ежедневно революционеры убивают 18 человек – жандармов, околоточных, приставов, городовых. А если ты отец, и вчера в твой особняк на Аптекарском острове бросили бомбу, и теперь врачи решают: ампутировать ноги твоей дочери или повременить – что тогда? Не дай Бог никому отвечать на подобные вопросы. Столыпину пришлось. И он ответил. Потому что знал, что никто иной этого не сделает. Вокруг вообще творилось что-то невообразимое. Ругательные письма творческой интеллигенции – детские шалости. Когда Столыпин в Думе рассказывал о том, какие потери несут армия и полиция ввиду вылазок революционеров, из зала неслось: «Мало!» Похоже, депутатам было невдомек, что мест на английских крейсерах всем не хватит, а Париж – не резиновый.

Со Львом Николаевичем нельзя не согласиться – всякая жизнь бесценна. Вот только насчет цифр у графа путаница вышла. Какие «сотни раз»? Военно-полевые суды отправили на виселицу 683 человека. В 1905-1907 годах революционеры убили 9 000 человек. Впрочем, к вопросам гуманизма это не имеет никакого отношения. Голая арифметика.

Столыпин пополнил список жертв революционного террора, скончавшись 18 сентября 1911 года в Киеве от огнестрельных ранений. Смерть его дает любителям конспирологии богатую пищу для размышлений. Еще бы –анархист Богров, по совместительству осведомитель полиции, билет в театр, где стрелял в премьера, получил из рук начальник Киевского охранного отделения. Расследование обстоятельств покушения на Петра Аркадьевича было, мягко говоря, скомканным и скоротечным. Видный юрист, член Государственного совета империи Анатолий Федорович Кони напишет по этому поводу: «Неоднократно предав Столыпина и поставив его в беззащитное положение по отношению к явным и тайным врагам, «обожаемый монарх» не нашел возможным быть на похоронах убитого, но зато нашел возможность прекратить дело о попустительстве убийцам». Впрочем, оставим теорию заговоров энтузиастам. Во фразе Кони – суть. Столыпин был обречен, «обожаемый монарх» тоже, а вместе с ними была обречена и Россия. Обречена ждать появления не лукавого целителя и не буйного кровопускателя, а нормального врача.

Михаил МАМАЛАДЗЕ

Источник:
0
51

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Читайте еще
Пишут в блогах
Интересное видео
Новые комментарии
Givi
Забавно, я думал это квадрат в небе загадочный НЛО...
SALIK
Читайте подробности в этой статье.
SALIK
SALIKПризрак в замке 6 дней назад
Подробности читайте здесь.
SALIK
SALIKФотография НЛО 6 дней назад
Подробнее читайте здесь.