Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Сайт о паранормальных явлениях и уфологии

Паранормальные новости, новости НЛО, аномальные явления


Если Вы стали очевидцем НЛО или любого другого паранормального явления, или у Вас есть история из жизни связанная с необъяснимыми явлениями, то присылайте материал на e-mail: info@salik.biz или регистрируйтесь на сайте и разместите свою историю сами.

Портал над городом

Фото:
9355.ru
Портал над городом

Иногда можно попасть в ловушки времени и пространства

Попытаться исследовать и, по возможности, понять очень странное явление, связанное то ли с хрономиражами, то ли со спонтанными перемещениями людей в иную реальность, меня побудили факты, которым долго не находилось никакого разумного объяснения. Впрочем, и сейчас, признаться, тут далеко не все понятно. Уж больно невероятными кажутся происшедшие истории.


Ловушки пространства

Впервые о загадочном случае транспортации в иное пространство мне рассказал житель города Волжского Волгоградской области М.В. Оболкин. Непонятная «чертовщина» приключилась с ним в 1995 году.

— Понимаешь, я попадал в иной Волжский! — убеждал он меня. — Не в наш, земной и понятный, а в какой-то другой. Там есть отличия от «нашего». К примеру, трамвайные пути шли прямиком по всей улице Энгельса, не сворачивая на Карбышева, и дома немного отличались...

Рассказ Михаила Васильевича был подробным, но я с подобным никогда не сталкивался, и, не найдя здравого истолкования, лишь пожал плечами: «Может, приснилось?..» Потом история надолго забылась.

Однако не так давно о загадочном явлении хрономиража напомнил мой давний товарищ, заядлый турист и ориентировщик, кандидат в мастера спорта по этим видам состязаний Володя Лебедев. Сейчас-то он Владимир Вячеславович, начальник стройучастка по промышленному альпинизму, директор учебного центра, а тогда, в 70-е, его все знали как активного спортсмена.

— Тысяча девятьсот семьдесят шестой год, конец июля, пятница, — начал он свой рассказ, повторюсь, совсем недавно. — Хорошо помню насчет пятницы, потому что в субботу намечались соревнования в Волго-Ахтубинской пойме, и я хотел в тот же день туда уехать. Выскочил из подъезда своей красавицы в начале девятого вечера и сразу устремился в арку дома, что по улице Сталинградской. Было ещё светло, однако в окнах кое-где должны были загораться огни. Должны! Но не горели… И двор показался странным: на скамье у подъезда всегда сидели бабули, а тут — никого… Не гомонила детвора, и нигде ни одной машины. Обычно вечером людно, а сейчас… как шаром покати!

Он проскочил арку и вышел на Сталинградскую улицу. Стоял почти достроенный Дворец культуры, глазам распахнулась площадь Ленина, но и здесь не было людей. Вообще! Пусто… Ну, такого не бывает!.. Лето, июль, вечереет — и никого!

— Я по диагонали пошел к трибуне… Фантастика! Тишина необычайная, аж звон в ушах… Безветренно, небо без облаков, и никаких машин ни по Ленина, ни по Энгельса, — вспоминал Владимир подробности. — Правда, небо чуточку необычное — какое-то сине-фиолетовое. Смотрю на 1000-квартирный дом — там обычно в это время уже окна загораются, а тут ни огонька. Прикусил губу, да сильно — чувствую вкус крови. Стукнул себя по челюсти — больно!.. Но мне ж домой надо, это аж 10-й микрорайон! Топаю по Энгельса, подошел к акации, сорвал горсть листьев, пожевал — горько… Словом, всё ощущаю, чувствую, соображаю, а понять ничего не могу. Почему город-то пустой?! Крыша, что ли, у меня едет?

Город казался мертвым. Глазу не за что было зацепиться — ни птиц, ни собак или кошек, ни даже летней мошкары. Дома стояли, улицы на месте, правда, трамвайных путей по улице Энгельса он почему-то не запомнил. Может, и были… Вдруг что-то заставило его обернуться. Метрах в ста позади увидел фигуру в светло-коричневом плаще. Только подумал, мол, лето, а человек в плаще, хотел его подождать, как рядом прозвучало слово «спасибо», и незнакомец оказался впереди его уже метрах в ста. «Я шаг сделал, а он уже вдали!» — удивлялся Лебедев. — Оглянулся — никого. Ну не мог он меня обогнать! Я торопился домой, шагал быстро, однако человек оставался на удалении, а потом повернул вправо".

— Влетаю в свой двор — там обычно полным-полно народу, много детей, мужики сидят на скамейках агитплощадки, режутся кто в карты, кто в домино, гомон стоит… И здесь никого, пусто. А сумерки уже заметные. Влетаю в подъезд, бегу на свой этаж, открываю ключом квартиру и с маху бью по выключателю… Сверкнула искра — и тотчас в квартиру ворвался шум двора. Я к окну, на балкон, а там шум-гам, город живет, огни во всех окнах… Вот оно, родное, всё на месте… Боже ты мой! И дома все в наличии — матушка, брат...

Однако он тогда так ничего и не сказал им — испугался непонятного. И в пойму вечером не поехал. Не до того было...

— Со мной произошло то, чего не могло быть! — убеждал меня Володя. — Скорее всего, на эти сорок минут я попадал в параллельный мир. Только это теперь-то я начитанный, что-то слышал, а тогда… полнейший идиотизм!

Лебедев провез меня на «жигулях» по тому маршруту, каким шел в июльский вечер, вспоминал детали — происшествие отпечаталось в голове, как на кинопленке.

— Меня потом всегда занимало одно — происходило ли подобное с кем-либо другим? — размышлял он.

— Происходило, — уверил я его и поведал ситуацию с Оболкиным.


Наваждение

История, приключившаяся с Михаилом Васильевичем, всплыла в моей памяти тотчас. Тем более что двор, из которого Лебедев стартовал в пробег по странно-пустынному городу, примыкает к его дому. Можно сказать, это один двор. Не откладывая, я позвонил Оболкину, и мы встретились. Рассказ повторился в точности, как тогда, в середине 90-х.

— Я пришел в магазин запчастей для мотоциклов, что располагался по Энгельса почти напротив технического училища, — вспоминал минувшее Оболкин. — Вторая половина августа, солнечно, три часа дня, магазин только что открылся после обеденного перерыва. Походил у витрин минут 20, ничего не купил и — на улицу. Показалось, стало сумрачно, и людей — никого. Я сходу-то не придал значения, ну и пошел назад домой через площадь Карбышева по тропинке через газон. И тут вдруг обнаружил, что трамвайные рельсы не сворачивают на Карбышева, а идут прямо, по Энгельса! Остановился — что такое? Ориентировку потерял? Но правду сказать, голова у меня в тот момент действительно была, как после наркоза, дурная, словом, — знакомое ощущение после одной хирургической операции.

— Что еще помните?

— Металлические перила вдоль тропы, а их не было в реальности никогда, на месте училища какое-то другое здание… Памятника генералу Карбышеву тоже не было. Но главное — ни огней в окнах, ни людей, ни машин. А сумерки уже — может, даже глубокая ночь, но без нашей обычной темени.

В полном смятении Михаил Васильевич вернулся к магазину, как к отправной точке. Темно, витрины не освещены, темно-серое небо и совершенно мрачный город! В прошлом опытный таежник, он стал догадываться, что или с ним, или в городе творится что-то аномальное. Задумался: не туда попал? Но надо же возвращаться!.. Пошел обратно через площадь. И тут навстречу идет человек в каком-то балахоне: куртка с капюшоном, руки в карманах, голова наклоненная, лица не разглядеть.

— Я хотел его спросить: как называется этот город? Однако сообразил, что меня просто примут за сумасшедшего, и в последний момент промолчал, — рассказывал мой знакомый. — Человек быстро прошел мимо, а я дальше по Энгельса. И тут меня осенило: зайду-ка я к внуку. Он жил в доме рядом с библиотекой. Уже осознаю, что попал в другой мир, и надо выбираться. Конечно, страх накатил — вдруг я тут останусь навсегда?

На резко прозвучавший звонок дверь открыл… его Лешка! «Заходи, дед! — удивился он позднему визиту. — Ты что такой бледный?» «Да вот, сердце вроде прихватило, — Михаил Васильевич присматривался к внуку (тот ли?). — Чаю нальешь?

В квартире горел свет, работал телевизор, за окном шумели автомобили, доносился городской гул, которому Оболкин был несказанно рад. Наваждение кончилось. Глянул на часы — 21. „Где же я был почти шесть часов?“ — мелькнула мысль. За чаем внуку рассказал о приключении. „Ну ты, дед, даешь!..“ — только и вымолвил он.

— И какие же у вас версии? — спрашиваю собеседника.

— Только одна, — задумался Оболкин, — это параллельный мир. Другое не приходит в голову. Мне о таких провалах в иные измерения рассказывали. Подобные переходы порой бывают безвозвратными. Считай, что мне повезло.

А я вспомнил о волжанке, девочке-рентгене Кате Черкасовой. Когда-то она мне говорила, что чувствует и знает про порталы — переходы в иные измерения. Один из них будто бы на улице Энгельса. В какой момент и почему они открываются — никому неизвестно. Но такое случается. Может, ещё кто-то попадал в такие ситуации? Хорошо бы услышать новые версии.

»Кружилась там четыре часа..."

И версии не преминули объявиться. После публикации истории с порталом в городской газете мне позвонила волжанка Валентина Николаевна и рассказала, как она тоже оказалась в ловушке времени и пространства.

— Это было осенью 2007 года. Часов в пять вечера позвонила давняя подруга и пригласила в гости. Она в центре жила. Пока я собиралась, было уже около шести. Приехала, вышла на Советской (примыкает к улице Энгельса, пересекая ее), перешла дорогу. Подхожу к нужному дому и не узнаю его. И на улице никого! Хотя обычно то дети играют, то бабульки на скамейках сидят. Глянула на торец, а там совсем другой номер. Пенсионерка растерялась и решила вернуться обратно. Потом снова прошла тем же путем, но не смогла найти даже тот дом, у которого только что стояла.

— А уже темнеет. Брожу словно по кругу, все дома почему-то торцами ко мне. Света в окнах не вижу. Думаю, отправлюсь-ка домой.

Сначала Валентина Николаевна не могла найти остановку. Затем пошла наугад и оказалась на широкой туманной улице, тускло освещенной фонарями. Увидела скамейку, присела.

— Вдруг как из-под земли появилась маршрутка. Не то «пятерка», не то «тройка». Я обрадовалась, подбегаю: «Мне надо до 25-го микрорайона». Водитель, рыжий парень в зеленой куртке отвечает: «Перейдите на другую сторону». Смотрю: остановка «Центральный рынок», люди стоят, свет горит, автобус подъехал. Уже дома посмотрела на время. Натикало одиннадцать!

О случившемся женщина никому не рассказывала. Точнее, почти никому. Когда позвонила подруга и возмутилась, что весь вечер напрасно ее прождала, Валентина Николаевна призналась, как все было. Но собеседница не поверила, посчитала, что она сочиняет в свое оправдание.

— Я и сама решила: с головой, наверное, что-то. И вот спустя год читаю в газете истории волжан. Кто знает, может, и я эти четыре с лишним часа кружилась в параллельном мире?


История с сундуком

Моя знакомая из Одинцовского района в Подмосковье по поводу непонятных перемещений в иные пространства тоже припомнила весьма занятную историю, которая произошла с ее бабушкой в молодости.

Вот что написала мне Людмила Шевчук:

«Подобный случай рассказывала моя покойная бабушка. Она, правда, не говорила ничего про провалы во времени или порталы, а выражалась кратко и емко: бес попутал.

Случилось это в тридцатые годы, в промежутке между приездом бабушки в Одинцовский район (1931) и ее замужеством (1935). Бабушка — тогда еще молодая девушка 16-17 лет — снимала комнату в поселке за линией (линия — это местное название железной дороги, которая делит поселок пополам). От станции до ее дома было 10-15 минут пешком мимо складов и поля, поросшего кустарником. Сегодня тут везде асфальт и многоэтажки, а в ту пору было еще довольно безлюдно.

Ее сестра Ольга написала ей, что приезжает поступать в то же училище, где училась и моя бабушка, и просила встретить на станции. Поезда и электрички еще не ходили, люди ездили в каких-то „теплушках“ — деревянных вагонах с раздвижными дверями. Один поезд утром, часов в шесть, другой поздно вечером, после восьми. Другие на станции не останавливались. Ольга должна была прибыть утром, но не приехала, и бабушка пошла ее снова встречать после работы (она училась и одновременно работала на заводе).

Сестра ее наконец-то объявилась, но привезла с собой огромный и тяжелый сундук с вещами. Вот взялись они за этот сундук — каждая со своего торца — и поволокли в поселок.

Был поздний август, поезд припозднился, к тому же пока девушки встречались-обнимались и делились новостями, остальные пассажиры успели разойтись кто куда, поэтому дорога перед ними теперь лежала сумеречная и пустынная. Склады они кое-как миновали, пошли полем.

В этом месте рассказа бабушка неизменно произносила фразу: „И здесь, в поле, нам как-то вдруг стало не по себе“. Появилось тревожное чувство. Они несколько раз останавливались, оглядывались. Бабушка признавалась, что боялась разбойников — место все-таки глухое. Однако им так и не попалось ни единой души. Более того, не были слышны даже звуки — цикады молчали, птицы тоже. Даже ветер стих. Когда они вышли на главную улицу поселка, то их встретила та же неестественная тишина. Ни собак, ни кур, ни людей. Ни голосов, ни лая. И окна в домах не горели, хотя уже сильно смеркалось. Бабушка говорила, что просто не узнала поселок. Будто вышли совсем в другом месте, чужом, хотя заблудиться было негде, да и улица вроде бы выглядела привычно. Но вот эта безжизненность — давила. Они подошли к дому, где квартировала бабушка. Однако во двор не вошли. Дело в том, что во двор вела очень скрипучая калитка, но когда они ее толкнули, она не издала ни звука! И тогда бабушка просто испугалась и сказала сестре, что, видимо, они где-то не там свернули и пришли не в тот поселок.

И вот они со своим сундучищем повернули обратно к станции. Прошли поле, дошли до складов и окончательно выдохлись. Бабушка оставила Ольгу сидеть на сундуке и караулить, а сама вернулась в поселок. Шла и „искала тропинку, где они могли не там свернуть“. Естественно, не нашла. Поселок же снова выглядел чужим и мертвым. По-прежнему нигде не горели окна и не лаяли собаки.

Бабушка разволновалась за оставленную у складов сестру и побежала назад, но Ольга, к счастью, никуда не пропала, ждала ее на своем сундуке. Вновь они потащили этот сундук, теперь уже в полной ночной темноте по направлению к странному поселку. В третий раз улица встретила их тишиной и зловещими силуэтами черных, словно покинутых домов. Но тут бабушка уже была вне себя и принялась изо всех сил колотить в окна своего дома. Не сразу, а через какую-то заминку в окне вспыхнул свет и хозяйка открыла окно с воплем „Что случилось? Ты чего, как полоумная, в стекло бьешь?“. И только тогда свет вдруг обозначился и во всех окрестных домах, а во дворах привычно залаяли собаки.

Бабушка говорила, что это было похоже на злую шутку, вроде бы как жители всего поселка договорились подшутить над девчонками и спрятались. Но две вещи мешали ей в это поверить: калитка, которая по-прежнему скрипела, и тишина (с собаками-то не договоришься, чтобы те молчали). Да и вообще, шутка была бы нелепая. Поэтому бабушка остановилась в итоге на мистической версии: „Нас бес попутал“. Больше с ней ничего подобного не происходило. А история, как они с сестрой таскали сундук туда-сюда, превратилась в семейное предание с элементами анекдота. Такая странная легенда...»


Трещина во времени

Не менее любопытной историей по этому же поводу — провалам во времени и пространстве — поделилась исследовательница аномальных явлений из Тольятти Татьяна Макарова, руководитель Тольяттинской группы по изучению АЯ:

«Когда человек случайно попадает в место расположения подобной пространственной или временной аномалии, он может оказаться где угодно, например, в историческом прошлом своего мира. Или в каком-то ином мире — скажем, параллельном нашему. Или перпендикулярном… — написала она в своем письме. — Иногда он как бы выпадает из привычного хода времени. Его „личное“ время может резко замедлиться — в таких случаях на часах человека проходит, к примеру, несколько минут, в то время как спутники безуспешно ищут его в течение нескольких часов. В старинных сказках про эльфов и фей очень хорошо отражены такие аномальные явления — человек, увлекшийся танцем фей, был уверен, что прошло всего минут пять-десять, в то время как в реальном мире он отсутствовал месяцы и даже годы.

Я не буду вдаваться в тонкости научных гипотез о природе этого класса местных аномальных явлений (да их пока еще почти что нет). Позволю себе предположить, что вам будет более интересно ощутить себя на месте очевидца. Опишу реальную историю, произошедшую с реальным человеком. А вот какую истину они предвозвещают, покажет время. Итак...

Когда-то, многие века назад, по нашим местам вдоль побережья проходил бараний тракт, по которому из года в год многими сотнями гнали овец. Трудно сказать, где точно он проходил. Вероятно, вдоль Волги на возвышении. А возможно, трасса его была достаточно растянута не только в длину, но и в ширину, обильно полита потом и даже отмечена костями погибших в пути овец и погонщиков.

Почему бы не допустить, что память этого места до сих пор дает о себе знать? На такую мысль натолкнул случай, приключившийся с одной нашей горожанкой — по ее просьбе изменю ее имя и назову, скажем, Мариной.

Недавней весной она спокойно шла в Тольятти из магазина домой. Был как раз сезон „охоты на пешеходов“, и девушка, отпрыгивая от машин, переходила залитый водой Приморский бульвар из седьмого квартала в восьмой. Ее мысли, как она сама призналась, были заняты только тем, как уберечь новый плащ от брызг из-под колес проезжающих авто. Не уберегла. Но так, как ей и во сне присниться не могло бы.

От проезжей части Марина успела отойти буквально на пару десятков метров, как вдруг заметила, что вокруг нее творится что-то „не то“. Вместо привычных многоэтажек и мокрого асфальта весь окружающий участок был занят овцами. Они толкались об ее ноги, грязная в репьях шерсть терлась о новый плащ, блеяние почти заглушало шум оставшегося где-то сзади города. Овец были тысячи. И вокруг было лето! Солнце стояло почти в зените, хотя только что было почти на закате. Присохшая на солнце степь пахла полынью — Марина четко чувствовала ее запах, невдалеке подгоняли овец кнутами погонщики на лошадях… Но и город тоже был. Марина в растерянности оглянулась назад и увидела тот же самый мокрый Приморский, те же машины, те же дома, вот только шум оттуда доносился приглушенный, словно бы из-за стекла.

Прошло несколько минут. Марина боялась сдвинуться с места. У нее возникло ощущение, что, если она сделает еще хоть шаг вперед, то навсегда останется в этом „овечьем“ мире. Да и шагнуть было, в общем-то, некуда. Как-то она ухитрилась сделать шаг назад, в сторону города, и вдруг все пропало — и овцы, и степь, и солнце оказалось снова на закате...

Наверно, почти любой человек на месте Марины повел бы себя точно так же — не поверив самой себе (показалось, мол); она запретила себе думать о том, что только что с ней произошло. И только вопрос заставил ее осознать, что овцы и степь — не галлюцинации. Мать дома спросила удивленно: „Ты откуда столько шерсти и репьев на плаще принесла?“ И только тут Марина поняла, что была в шаге от непонятной реальности, но… вернулась. Ну и как вы это объясните?»

Да, вопрос, конечно, интересный… И все — какие гипотезы вызывают эти вполне достоверные истории? Первое, что сразу приходит в голову — подтверждаются догадки, а по другим источникам, и неоспоримая уверенность в том, что существуют параллельные пространства, где жизнь и физические состояния отличаются от привычного трехмерного мира. Даниил Андреев в своей «Розе Мира» об этом много и подробно говорит — сама идея книги отстаивает концепцию многомерности и многонаселенности космоса. Писатель рассуждает о многослойности Вселенной, когда «под каждым слоем понимается при этом такой материальный мир, материальность которого отлична от других либо числом пространственных, либо числом временных координат. Рядом с нами, — пишет Андреев, — сосуществуют, например, смежные слои… и Время в таких слоях течет несколькими параллельными потоками различных темпов».

Он и сам, похоже, не однажды попадал в параллельные пространства, хотя его описания подчас страдают недосказанностью.

— В начале 1943 года я участвовал в переходе 196 стрелковой дивизии по льду Ладожского озера и, после двухдневного пути через Карельский перешеек, вошел поздно вечером в осажденный Ленинград, — пишет Андреев. — Во время пути по безлюдному, темному городу к месту дислокации мною было пережито состояние", когда ночные улицы были окрашены как-то неестественно — «сурово и сумрачно», а в этом пространстве некая «великая демоническая сущность внушала трепет ужаса...»

Именно тогда у защитника Ленинграда укрепилась вера в окончательную победу над врагом. В дальнейшем и это видение, и воспоминания о подобном явлении у Храма Христа Спасителя послужили для писателя толчком к исследованию множественности разумных миров, которым он посвятил всю оставшуюся жизнь.

Мир многомерен, и иногда мы каким-то образом способны попадать в иные измерения — дай Бог, чтобы с возвратом! Примерно такой можно сделать вывод из рассказанных историй. Не исключено, что кто-то из читателей припомнит свои особые ситуации...

Геннадий БЕЛИМОВ

Источник:
0
63

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Читайте еще
Пишут в блогах
Интересное видео
Новые комментарии
Givi
Забавно, я думал это квадрат в небе загадочный НЛО...
SALIK
Читайте подробности в этой статье.
SALIK
SALIKПризрак в замке 6 дней назад
Подробности читайте здесь.
SALIK
SALIKФотография НЛО 6 дней назад
Подробнее читайте здесь.