Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Сайт о паранормальных явлениях и уфологии

Паранормальные новости, новости НЛО, аномальные явления


Если Вы стали очевидцем НЛО или любого другого паранормального явления, или у Вас есть история из жизни связанная с необъяснимыми явлениями, то присылайте материал на e-mail: info@salik.biz или регистрируйтесь на сайте и разместите свою историю сами.

Исследования НЛО в СССР

Фото:
pinterest.com
Исследования НЛО в СССР

В 1970-е годы в редакциях наших газет и журналов и в Академии наук накопилось значительное число сообщений из различных районов нашей страны с описаниями полетов необычных объектов и других необыкновенных явлений с просьбами дать этому феномену разумное объяснение.

Поводом для начала исследований НЛО по государственной линии в нашей стране явилось известное петрозаводское явление в сентябре 1977 года.

Уже через месяц после него президент Академии наук А. Александров направил письмо заместителю председателя правительства и председателю Военно-промышленной комиссии Л. Смирнову. Он писал, что Академия наук больше не может игнорировать и не может объяснить аномальные явления, подобные тому, что наблюдалось над Петрозаводском, и предложил организовать комплексные исследования аномальных явлений с подключением к работе организаций Министерства обороны и военно-промышленного комплекса.

Подтверждением того, что президент Академии наук очень серьезно относился к проблеме НЛО, служит случай, про который в 1986 году рассказал мне генеральный конструктор НИИ химмаша Андреев. Будучи на приеме у Александрова по вопросу создания аппаратуры по сжижению газа, Андреев задал Александрову вопрос: как он относится к НЛО? Тот медленно ответил: «Да… НЛО — это очень, очень серьезно… — задумался на мгновение и сказал: -Так на чем мы с Вами остановились? Давайте продолжим».

Принятая в 1978 году программа исследований НЛО для Министерства обороны именовалась «Сетка-МО» и ставила своей целью исследование аномальных явлений и, главным образом, — их влияния на функционирование военной техники и состояние личного состава.

Головным исполнителем ее в Вооруженных Силах был определен 22-й Центральный научно-исследовательский испытательный институт Министерства обороны в Мытищах (в/ч 67947), возглавляемый генерал-лейтенантом В. Балашовым. В этом институте тогда была создана рабочая группа по НЛО в составе 4 человек во главе с полковником А. Абдулиным, которая позднее была преобразована в спецлабораторию.

Во всех видах Вооруженных Сил были назначены свои НИИ, отвечавшие за эту тематику. Был привлечен также ряд научных учреждений военно-промышленного комплекса, фактическое участие которых было весьма ограниченным.

Для Академии наук программа исследований НЛО именовалась «Сетка-АН» и ставила своей целью исследование физической природы и механизмов развития аномальных явлений.

Головной организацией по линии Академии наук был определен Институт земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн (ИЗМИРРАН), возглавляемый членом-корреспондентом Академии наук В. Мигулиным. В институте тоже создали рабочую группу по аномальным явлениям в составе четырех человек во главе с Ю. Платовым. Отдельные направления исследований были возложены на другие академические институты. Координацию исследований аномальных явлений Министерством обороны СССР и Академией наук осуществлял полковник В. Соколов, работавший в так называемой секции прикладных проблем (закрытом подразделении на стыке АН и МО).

Никакого целевого финансирования программы исследований НЛО не предусматривалось, все работали только на свою зарплату.

В 1979-1980 годах отделением общей физики и астрономии Академии наук, Госкомгидрометом и Министерством обороны СССР были разосланы методические указания по организации наблюдений за аномальными явлениями. Содержание этих указаний свидетельствовало о том, что Академия наук и Министерство обороны вкладывали различный смысл в понятие «аномальные явления».

В методических указаниях Академии науки Госкомгидромета говорилось вообще о непонятных локальных и глобальных аномальных явлениях, так как Мигулин считал проблему НЛО «надуманной» и вообще отрицал существование каких-то загадочных объектов.

В методических указаниях Министерства обороны, наоборот, шла речь о неизвестных объектах, имеющих форму сфер, цилиндров, прямоугольников, дисков с куполами, окнами, люками и другими внешними деталями, причем указывалось, что эти объекты двигаются с очень большими скоростями и совершают резкие маневры.

Но во всех методических указаниях шла речь об организации всего лишь наблюдений аномальных явлений, поэтому все исследования НЛО у нас и сводились только к сбору данных о наблюдениях этих объектов, их форме и размерах, наличии световых лучей, характеристиках движения и их воздействия на окружающую среду. При этом в руководящих документах даже не упоминалось о возможности крушений НЛО и не предусматривалось поиска и исследования упавших объектов или их частей, хотя уже было известно несколько случаев падений и взрывов НЛО в ряде стран. Вполне могли остаться незамеченными такие случаи и на огромных безлюдных просторах нашей страны.

Не допускалось в этих документах даже и мысли о возможности посадок НЛО (ведь явления не могут садиться и взлетать), тогда как в вопроснике, изданном директоратом французской жандармерии еще в начале 1970-х годов, уже давались конкретные указания по исследованию не только мест посадок НЛО, но и внешнего вида существ, находящихся около этих объектов.

По настоянию Мигулина, в наших средствах массовой информации было запрещено помещать сообщения о наблюдениях НЛО без разрешения отделения общей физики и астрономии АН.

Хотя, казалось бы, чего секретного в том, что неизвестный медузообразный объект завис в 1977 году над Петрозаводском, а другой объект с лучами наблюдался в 1984 году экипажами двух пассажирских самолетов, летевших над Белоруссией, ведь во всем мире такие сообщения свободно публиковались.

И только в 1989 году этот бессмысленный запрет на публикацию материалов об НЛО был наконец отменен.

Исследования НЛО в СССР были закрытыми, по словам Платова, якобы «для уменьшения общественного резонанса от их легализации» (очень туманное и малоубедительное объяснение), а также с учетом возможности использования некоторых свойств НЛО в военных интересах.

На самом же деле секретность использовалась для прикрытия фактической бездеятельности комиссии Мигулина и возможности манипулировать получаемыми сообщениями по своему усмотрению.

Очень интересное признание сделал активный член комиссии Мигулина, ученый Полярного геофизического института С. Черноус. Он заявил, что в ходе работы «мы отсеивали все сообщения, которые не имели отношения ни к науке, ни к технике».

Это заявление полностью разоблачает подлинную деятельность комиссии Мигулина, которая вместо объективного анализа всех получаемых сообщений отсеивала, то есть отбрасывала, сообщения, подтверждавшие существование истинных НЛО, их необычными свойствами и элементами разумности, а оставляла только те, которые соответствовали догматическим взглядам Мигулина.

Отсюда ясно, почему среди полученных сообщений, по словам Платова, вообще не было описаний посадок НЛО, контактов с их экипажами или похищений этими экипажами людей. Такие сообщения, видимо, просто были отсеяны как «не имеющие отношения к науке» (168). А когда Мигулин говорил, что в 95 процентах сообщений об аномальных явлениях речь идет о наблюдениях шаров-зондов, запусках ракет, полетах самолетов, шаровых молний или падений метеоритов, а остальные 5 процентов составляют природные явления, не получившие пока своего объяснения, он, видимо, брал эти проценты от числа сообщений, оставшихся после отсева.

А ведь первоначально подобные заявления Мигулина воспринимались как попытки скрыть интерес к НЛО, проявляемый нашими властями, и лишь потом стало очевидным, что все это являлось только результатом ограниченности его мышления. Мигулин пытался также всячески препятствовать исследованиям НЛО различными общественными организациями или пытался брать их под свой контроль.

В 1981 году он направил письмо председателю секции изучения аномальных явлений в окружающей среде при Украинском республиканском правлении НТОРЗС имени А. Попова академику Г. Писаренко, в котором писал, что «исследование аномальных явлений в СССР проводится по поручению директивных органов и не имеет целью вовлечение в него широких масс общественности. Поэтому целесообразно проводить такие исследования по программе, согласованной с АН СССР, а не расширять ее за счет привлечения значительного числа исполнителей».

В том же году Мигулин направил письмо президенту Русского Географического общества академику А. Трешникову, в котором дал согласие на создание в Географическом обществе комиссии по изучению аномальных явлений в окружающей среде при условии включения в ее состав представителя ИЗМИРРАН.

Ученым секретарем этой комиссии тогда и стал заведующий магнитно-ионосферной лабораторией Ленинградского отделения ИЗМИРРАН кандидат физико-математических наук Э. Горшков.

Сама методика так называемых исследований НЛО в комиссии Мигулина, по признанию Платова, по существу сводилась к сбору полученных сообщений и отправке типовых ответов на них с попытками убедить очевидцев в том, что это были оптические эффекты или технические эксперименты. Лишь в очень редких случаях производились выезды специалистов на места, где были замечены НЛО, — такие выезды в комиссии считались бесполезными.

В 1989 году Платов заявил корреспонденту «Комсомольской правды»: «Ехать на места ни к чему, если нет сообщений, кроме газетных статей. Мы не можем бегать и искать, кто, где, что сказал или написал». Таким образом, все исследования НЛО сводились к кабинетному бумаготворчеству и, конечно, приносили мало пользы. В результате в 1980-е годы в нашей стране сложилась странная ситуация, при которой Министерство обороны серьезно занималось сбором данных об НЛО, тогда как Академия наук в лице Мигулина и Платова утверждала, что никаких НЛО не существует, а население не знало, кому же верить.

Правда с 1978 по 1990 год комиссией Мигулина было зарегистрировано около 3000 сообщений о наблюдениях необычных явлений, из которых примерно 300 событий были квалифицированы как аномальные.

При этом не было сделано никаких открытий и не создано никаких капитальных научных трудов по тематике НЛО — если бы что-то было создано, то после провозглашения гласности и распада СССР какие-то данные неизбежно бы просочились в печать.

«Не велось никакого обмена информацией по НЛО и со странами Варшавского договора и с НАТО», — заявил в 1990 году Главнокомандующий войсками ПВО генерал армии И. Третьяк.

Работа спецлаборатории в 22-м НИИ Министерства обороны в Мытищах тоже сводилась в основном к сбору и анализу сообщений о наблюдениях НЛО, поступавших из разных источников.

А в 2000 году бывший сотрудник этой спецлаборатории полковник А. Плаксин заявил, что за 13 лет работы она получила со всей территории страны несколько тысяч сообщений о неопознанных объектах. Но после проверки осталось лишь около тысячи, в которых можно было достоверно утверждать, что речь шла о неизвестных науке явлениях.

Но Плаксин удивил всех уфологов, заявив, что, по данным этой лаборатории, 70 процентов аномальных явлений якобы объясняются выбросами коронарной массы Солнца, 20 процентов приходится на техногенные факторы и 10 процентов имеют неизвестную природу.

За 13 лет работы сотрудникам спецлаборатории пришлось лишь несколько раз выезжать для срочного расследования обстоятельств, связанных с вероятным вмешательством НЛО в деятельность воинских частей.

В октябре 1983 года по приказу начальника Генерального штаба полковнику Б. Соколову с комиссией пришлось срочно вылететь в 50-ю дивизию РВСН для расследования воздействия НЛО на главный пульт управления боевым комплексом.

В воинской части 73790 в 1980-е годы велась секретная НИР по НЛО под названием «Нить-3». Воинская часть 73790, видимо, — солидное учреждение, состоящее из управлений, а те, в свою очередь, — из отделов. Возможно, это военный НИИ, который, по словам Командующего Космическими силами генерал-полковника В. Иванова, был специально создан для изучения НЛО.

Название этой НИР звучит очень витиевато: «Обоснование концепций и прогноз ожидаемых результатов экспериментальных и теоретических исследований процессов функционирования нетрадиционных двигателей и их взаимодействия с окружающей средой».

Можно представить себе, сколько сил и времени было затрачено только на придумывание такой наукообразной формулировки. После ознакомления с таким названием НИР казалось, что уж тут-то дело будет обязательно связано с потерпевшими крушение НЛО. Ведь нельзя же вести экспериментальные исследования функционирования двигателей этих объектов на пустом месте, не имея на руках ничего. А вот что получилось в действительности.

Судя по секретному отчету по НИР «Нить-3», составленному в 1993 году, который сумели добыть американские уфологи и краткое содержание которого было опубликовано в трудах симпозиума МУФОН в 1993 году, основная задача этой НИР заключалась в проведении обширных исследований с целью понять, на каких принципах действуют двигатели неопознанных летающих объектов и сопровождающие их поля, о которых говорилось в показаниях очевидцев.

Необходимо было также уяснить, каким образом могла быть создана такая технология и как можно извлечь из этого определенные технологические новшества.

Что ж, цель сформулирована очень правильно, но содержание самой НИР, к сожалению, этой цели совершенно не соответствовало, ибо в ней:

рассказывалось о том, что, наряду с большим числом объяснимых наблюдений НЛО, имелось немало наблюдений, которые нельзя было объяснить, — возможно, это были столкновения с пришельцами с других планет или из параллельных миров;

— приводилось подробное описание истории исследований НЛО в СССР и указывалось, что органы американской разведки всегда интересовались, как у нас обстоит дело с такими исследованиями;

— подробно описывался ход исследований НЛО в США и приводились документы, свидетельствующие о засекречивании этой проблемы в Америке и, в частности, об операции «Мэджестик-12»;

— были даны описания крушений НЛО в 1947 году в штате Нью-Мексико и в 1950 году вблизи мексиканской границы, взятые из доклада адмирала Р. Хилленкоттера;

— приводились сведения о контактах с экипажами НЛО, при этом подчеркивалось, что энлонавты выбирают для контактов людей малограмотных, с низким интеллектом, не способных понять, что с ними в действительности произошло;

— содержались ссылки не встречи русских и американских космонавтов с НЛО в космосе, выражалась уверенность в том, что американские астронавты встречались с НЛО на Луне, и высказывалось предположение: полеты на Луну были прекращены из-за опасности, что астронавты могут не вернуться;

— подробно описывались маневры семи НЛО вокруг космического корабля «Восток-2», снятые на кинокамеру космонавтом Г. Титовым;

— в отношении многочисленных встреч самолетов с НЛО говорилось, что их описания заняли бы несколько томов;

— приводилось мнение некоторых русских уфологов о том, что Ю. Гагарин якобы погиб в 1968 году в результате столкновения самолета МИГ-15, на котором он летел, с НЛО, хотя такого официального заключения сделано не было.

И это всё? А где же провозглашенные в названии темы «Экспериментальное исследования функционирования нетрадиционных двигателей НЛО?» О них ни слова.

Таким образом, НИР «Нить-3» не содержала в себе никаких конкретных выводов о принципах устройства НЛО или технологии их создания, а сводилась к пересказу общеизвестных сведений, заимствованных из открытой американской уфологической литературы и не представляла никакой ценности.

Совершенно не заслуживала она и грифа «Секретно», который фактически был использован для прикрытия неспособности ее авторов (двух докторов и трех кандидатов технических наук, чьи должности, степени и фамилии указаны на титульном листе) глубоко вникнуть в существо этой темы и добиться каких-то ощутимых конкретных результатов.

О степени засекреченности исследований НЛО в самом Министерстве обороны, похоже, вообще не было никакой ясности, и дело доходило до абсурда.

Вот наглядный пример. Как известно, методические указания по сбору данных об НЛО, разосланные во все воинские части, были несекретными, и в них был подробно указан порядок представления донесений.

А в официальном ответе, полученном петербургским уфологом Н. Лебедевым из Министерства обороны в 1989 году, говорилось: «Что касается информационных материалов по НЛО, то Министерство обороны этими вопросами не занимается и не располагает какими-либо материалами» (276).


Спрашивается, чему же верить?

Органы государственной безопасности СССР, оказывается, вообще не занимались исследованиями НЛО.

В 1991 году заместитель председатели КГБ Н. Шам в письме президенту Уфологической ассоциации П. Поповичу сообщил, что КГБ не занимается систематическим сбором и анализом информации об НЛО, и направил в Уфоцентр копии поступивших в комитет материалов по НЛО на 124 листах. Это были главным образом донесения воинских частей и экипажей самолетов гражданской авиации о наблюдениях солдатами, офицерами, летчиками полетов и зависаний светящихся шаров и звездочек. Они были несекретными, не представляли реальной ценности и были опубликованы в газете «Аномалия» и в иностранной печати.

В 1993 году заместитель министра госбезопасности А. Быков подтвердил, что систематическая работа по накоплению и изучению материалов по НЛО в подразделениях Министерства не проводилась и не проводится, а сама проблема НЛО имеет «академический характер».

После распада СССР были преданы гласности наши самые сокровенные секреты. В газете «Известия» в 1993 году были помещены характеристики всех наших стратегических ракет и перечислены все районы позиций РВСН и пункты базирования атомных подводных лодок со стратегическими ракетами, причем было указано количество типов ракет в каждом из них.

В обстановке такого огульного рассекречивания должны били бы просочиться какие-то сведения об НЛО, потерпевших крушения на территории нашей страны. Но они не просочились: или потому что их просто не было, или все-таки в результате сохранения тайны.

Уже упоминавшийся полковник в отставке Б. Соколов, через руки которого прошли тысячи сообщений о наблюдениях НЛО воинскими частями, заявил, что ему ни разу не попадались ссылки на наличие у нас вещественных доказательств существования НЛО. Но в силу занимаемой им должности он только так и должен был отвечать.

А в средствах массовой информации все-таки иногда попадались сообщения о якобы сбитых над нашей территорией НЛО.

В газете Ярославского уфоцентра «Четвертое измерение и НЛО» N 1/166 за 2002 год Сергей Ковалевский поместил большую статью, в которой утверждал, что в СССР якобы были сбиты и захвачены два инопланетных корабля, пять беспилотных зондов и фрагменты двух непилотируемых аппаратов внеземного происхождения.

Один из этих кораблей якобы был сбит в марте 1978 года вблизи населенного пункта Подгорное Семипалатинской области Казахстана и на нем находились тела двух погибших пришельцев небольшого роста.

Второй корабль якобы был сбит в 1987 году близ населенного пункта Нижний Черек на севере Кабардино-Балкарии и захвачен практически неповрежденным. На нем находились тела трех погибших маленьких инопланетян.

По словам Ковалевского, корабль, захваченный в 1987 году на Кавказе, и три экземпляра доставшейся СССР другой инопланетной техники находятся в объекте под кодовым названием «Ледник», в штольнях ядерного полигона на Новой Земле (ГЦП N 6), где их исследованием якобы занимаются представители ЦНИИ Министерства обороны в городе Егорьевске Московской области. А корабль, сбитый в Казахстане, с телами двух пришельцев и часть другой захваченной внеземной техники якобы были проданы в 1992-1994 годах одной частной японской корпорации и спецслужбе Саудовской Аравии.

К сожалению, в статье не указывается, кто такой С. Ковалевский и откуда он почерпнул такие важные сведения, поэтому их достоверность остается, конечно, под большим сомнением.

В 1981 году программа исследований НЛО «Сетка» получила новое название — «Галактика», а в 1986 году — «Горизонт» (каждый раз с добавлениями «МО» или «АН»).

В 1990 году Государственная программа изучения аномальных явлений была закончена, то есть прекращена, а при отделении общей физики и астрономии до 1996 года оставалась только экспертная группа по анализу поступавших сообщений.

После завершения этой программы в 1991 году вышла в свет книга Платова и Рубцова «НЛО и современная наука», а в 2000 году — статья Платова и Соколова «Изучение неопознанных летающих объектов в СССР», в которых тоже ни одним словом не упоминались ни посадки НЛО, ни попытки исследований разбившихся объектов.

Но в наших Вооруженных Силах далеко не все были согласны с курсом на свертывание исследований НЛО, взятым руководством Академии наук и Министерства обороны.

Подтверждением этого служит опубликованное в 1990 году интервью начальника Главного штаба войск ПВО генерал-полковника И. Мальцева о неоднократных полетах севернее Москвы неизвестных объектов, отличавшихся поразительной маневренностью, которой не обладают земные механические аппараты, — другими словами, имевших внеземное происхождение.

Узнав об этом высказывании Мальцева, министр обороны Д. Язов не только рассвирепел, но и заявил, что «у нас нет и не может быть никаких НЛО!» Теперь мы понимаем, что это произошло не из-за того, что Мальцев якобы разгласил проявление серьезного интереса нашего руководства к НЛО — такого интереса не было. Наоборот, Язов разгневался из-за того, что Мальцев, занимавший высокий пост в войсках ПВО, осмелился тогда, вопреки уже принятому руководством решению прекратить дальнейшие исследования НЛО, публично, можно сказать демонстративно, подтвердить и реальность существования, и необычные свойства этих объектов, а значит, и необходимость их дальнейшего изучения.

В июне 1991 года Главный штаб войск ПВО предпринял проверку сообщения московского уфолога М. Мильхикера о том, что остатки инопланетной цивилизации якобы просят согласия на посадку их корабля в июне 1991 года севернее космодрома Байконур и указания войскам ПВО не применять против них атакующие средства.

По поручению начальника Генерального штаба генерала армии М. Моисеева начальник Главного штаба войск ПВО генерал-полковник И. Мальцев написал Мильхикеру, что войска ПВО готовы не применять своих огневых средств по инопланетному кораблю, и направил в этот район вместе с Мильхикером группу офицеров во главе с полковником И. Назаренко.

Но сообщение Мильхикера оказалось очередным блефом, и этот случай, конечно, не способствовал признанию проблемы НЛО в глазах военного руководства.

Обобщенные результаты работы комиссии Мигулина и военных за 13 лет и выводы, к которым они пришли, почему-то так и не были опубликованы. Если проблема НЛО была признана не заслуживающей внимания, то результаты их исследований можно было безболезненно опубликовать, а если все-таки подтвердилась ее важность, то исследование нужно было продолжать. Не было сделано ни того ни другого.

Так бесславно закончились попытки наших государственных органов заняться изучением проблемы НЛО, и архив сообщений о наблюдениях НЛО, поступивших в Академию наук, по словам Платова, в настоящее время уничтожен.

Судьба секретного архива неопознанных явлений Министерства обороны, находившегося в одном из хранилищ полигона Красный Кут на юге Саратовской области, пока неизвестна. Полковник Соколов в 1993 году даже передал приезжавшим в Москву американским уфологам описания 400 наиболее интригующих случаев из имевшегося у него массива сообщений об НЛО, полученных из воинских частей, а остальные сообщения якобы сжег.

После распада СССР наши власти вообще перестали уделять внимание этой проблеме, и она отошла на задний план. В 1997 году бывший активный участник комиссии Мигулина Черноус подтвердил, что она уже давно не существует.


Такая же картина — и в Министерстве обороны

В 1996 году начальник Академии войск ПВО генерал-полковник Г. Решетников заявил, что никакого специального банка данных о наблюдениях или встречах с НЛО у войск ПВО нет, а вся информация о действиях этих объектов теперь нигде не собирается. Никаких новых директив или специальных задач по уфологическим исследованиям у войск ПВО и ВВС нет, хотя эта проблема должна была касаться их в первую очередь.

Спецлаборатория 22-го НИИ в Мытищах давно расформирована.

Сотрудник Центра космической связи генерал-майор В. Алексеев тоже подтвердил, что дела с исследованиями НЛО в нашей стране сейчас в гораздо более худшем состоянии, чем раньше, и прежде всего — по экономическим причинам.

Какие там НЛО, когда весь бюджет нашей страны на 2004 год (около 80 миллиардов долларов) был в 5 раз меньше расходов, выделенных в бюджете США только на оборону (401 миллиард долларов). А выводы, сделанные когда-то в отношении НЛО, видимо, лежат теперь где-то «мертвым грузом».

Конечно, досадно все это слышать, тем более что количество материальных доказательств существования НЛО и их экипажей неуклонно возрастает.

Все исследования НЛО по государственной линии в нашей стране сводились к бесконечным спорам о том, существуют ли эти объекты, и простому сбору данных о наблюдениях НЛО. Никакой практической пользы для нашей страны такие исследования не принесли.

Признал это и сам Мигулин, который в предисловии к книге «НЛО и современная наука» писал, что все проводившиеся исследования НЛО науку не обогатили, ибо никаких принципиально новых знаний получено не было.

Источник:
0
106

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Читайте еще
Пишут в блогах
Интересное видео
Новые комментарии
Контакт случится, скорее всего, через 100-200 лет,...
Огурцы взял, грибочков сестре подкинул. Он не халя...
Givi
Забавно, я думал это квадрат в небе загадочный НЛО...
SALIK
Читайте подробности в этой статье.