Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Сайт о паранормальных явлениях и уфологии

Паранормальные новости, новости НЛО, аномальные явления


Если Вы стали очевидцем НЛО или любого другого паранормального явления, или у Вас есть история из жизни связанная с необъяснимыми явлениями, то присылайте материал на e-mail: info@salik.biz или регистрируйтесь на сайте и разместите свою историю сами.

Вампиры - мифология и реальность

Фото:
advertolog.com
Вампиры - мифология и реальность

Вампиры — одни из самых популярных монстров, придуманных человеком. Попытаемся понять, какую роль в создании их образа сыграли болезни, от которых страдали наши предки.

В старые времена болезни были для людей чем-то ужасающим. Массовые вспышки различных инфекционных заболеваний возникали внезапно и несли смерть и мучения.

И дело было не только в эпидемиях. Другие заболевания, источниками которых могли быть животные-переносчики или скрытые генетические факторы, были способны вызывать недуги, которым нельзя было найти объяснение.

И тогда люди обращались к сфере сверхъестественного. Некоторые из этих болезней поспособствовали возникновению одного из самых живучих и широко распространенных мифов в истории нашей цивилизации — мифа о вампирах.

Образ вампира, неприкаянного мертвеца, который по ночам встает из могилы, чтобы напиться человеческой крови, впервые появился в Древней Греции.

Если старые мудрые философы, которыми мы восхищаемся до сих пор, порой и доживали до 70 лет и более, то средняя продолжительность жизни в Древней Греции, как предполагают, равнялась примерно 28 годам.

В ту эпоху, за много веков до появления средств санитарии, холодильного оборудования и антибиотиков, болезнетворные организмы были распространены повсеместно и намного чаще сводили людей в могилу в совсем юном возрасте.

Не имея под рукой микроскопа для изучения этих крошечных захватчиков, древние люди многие болезни принимали за проделки потусторонних сил.

Возьмем, например, порфирию. Эта болезнь влияет на синтез гема — химического соединения, участвующего в выработке гемоглобина в организме человека.

Ее симптомы — это зуд, высыпания на коже и язвы, появляющиеся при попадании на кожу солнечных лучей. В самых худших (к счастью, очень редких) случаях десны сильно уменьшаются в размерах, обнажая зубы едва ли не до корней.

Испражнения приобретают буроватый оттенок непереваренной крови, а последствия светочувствительности могут быть настолько суровыми, что можно потерять уши и нос — именно такие особенности внешности присущи вампирам, таким как Носферату, например.

Именно восточные регионы Европы стали рассадником мифов о графе Дракуле, позже распространившихся и на запад

У большинства больных порфирией симптомы были далеко не такими ужасными, как вышеописанные. Дезире Лион Хоу из Американского фонда порфирии говорит, что одновременно во всем мире может быть не более нескольких сотен таких тяжелых случаев.

Тем не менее в средние века в удаленных поселениях, имевших мало контактов с внешним миром и не отличавшихся богатством генофонда, их число могло быть намного большим.

Хутора и деревушки Трансильвании, ныне являющейся частью Румынии, как нельзя лучше подходят под такое описание. Именно восточные регионы Европы стали рассадником мифов о графе Дракуле, позже распространившихся и на запад.

Писатель Роджер Лакхерст, выступивший в качестве редактора при переиздании романа «Дракула» Брэма Стокера в рамках серии Oxford World's Classics, исследовал условия, способствовавшие распространению веры в вампиров.

Ему удалось выяснить, что этот миф начал набирать популярность в начале XVIII века.

«Впервые в английском языке слово „вампир“ упоминается в 1730-х годах в газетах, сообщавших о том, что в одном из дальних уголков Европы были выкопаны раздутые тела со следами свежей крови вокруг рта. Авторы отмечали, что истории были рассказаны крестьянами, но поводов не доверять им нет», — говорит он.

Когда в эту сельскую местность приходила беда наподобие чумы или массового падежа скота, местные люди считали, что во всем виноваты ходячие мертвецы, ведущие охоту за живыми.

В этом случае первым делом они выкапывали последнего умершего в деревне человека. Это приводит нас к еще одной проблеме: медицинская наука была еще в зачаточном состоянии, и точно определить, умер ли человек, было не так просто.

Больных каталепсией, которые могли впадать в столь глубокое кататоническое состояние, что их пульс становился практически неразличимым, иногда хоронили заживо.

Если они просыпались в могиле, они сходили с ума от страха и голода и начинали кусать себя. Возможно, именно поэтому находили тела со следами крови у рта.

Многие люди в подобных поселениях держали домашних животных, а сами деревни, как правило, располагались неподалеку от лесов, где водились дикие звери.

Сейчас бешенство практически не встречается даже в дикой природе Европы, а до изобретения вакцины оно было довольно распространенным явлением.

Как только начинают проявляться симптомы (свето- и водобоязнь, агрессия, укусы и бред), смерть становится неизбежной. Лекарства от бешенства нет.

«С бешенством, очевидно, связана и легенда об оборотнях, — говорит Лакхерст. — После контакта с зараженным животным человек словно превращался в зверя».

«В мифе об оборотнях есть доля народной мудрости, совет не ассоциировать себя слишком сильно с миром природы. Нужно помнить, что в первую очередь мы — люди», — рассуждает он.

«В этих местах [в Трансильвании], в первую очередь в горных районах, рацион питания был очень однообразным, и люди часто страдали от таких недугов, как зоб [вызванный недостатком йода]», — говорит Лакхерст.

Недостаток питательных веществ не только делал людей более склонными к заболеваниям, но и в некоторых случаях мог спровоцировать развитие болезней, к которым они были предрасположены генетически.

«Популярность газетных историй о вампирах среди жителей Лондона и Парижа XVIII века свидетельствует о том, что им нравилось чувствовать себя цивилизованными и умными людьми в сравнении с суеверными крестьянами-католиками, жившими на окраине Европы», — рассказывает он.

Тем не менее нельзя не отметить, что миф о кровососущих ходячих мертвецах возникал во многих мировых культурах — на разных континентах и в разные времена.

На Филиппинах есть мананангал, в Чили — пеучен, в Шотландии — Бааван Ши, а у одного из коренных австралийских племен — яра-ма-я-ху.

Лакхерст считает, что миф о вампирах появился не только из-за болезней. Вампиры всегда приходят в наши уютные жилища — будь то сельский коттедж в Трансильвании, английское поместье или дом в древних Афинах — откуда-то извне.

«Они всегда чужаки; в Древней Греции каннибалами и кровососами считали варваров, не принадлежавших к греческому миру и якобы знакомых со всеми видами черной магии. В других местах это были языческие племена», — подчеркивает Роджер Лакхерст.

По его словам, даже в Южной Америке вампироподобные существа, в которых верили инки, приходили в их города откуда-то из глуши.

Так что вампир — это не только удобное объяснение симптомов заболеваний, которые мы были еще не способны понять, но и метафора всего чужого и непонятного — неведомых и странных мест и людей, там живущих.

Источник:
0
12

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Читайте еще
Пишут в блогах
Интересное видео
Новые комментарии
Givi
Забавно, я думал это квадрат в небе загадочный НЛО...
SALIK
Читайте подробности в этой статье.
SALIK
SALIKПризрак в замке 6 дней назад
Подробности читайте здесь.
SALIK
SALIKФотография НЛО 6 дней назад
Подробнее читайте здесь.