Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука, философия»

Мы не автоматический, тематический информационный агрегатор

Статей за 48 часов: 61

Сайт для здравомыслящих и разносторонне развитых людей


Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

Эзотерика издревле была Тайным Знанием
Среднее время прочтения:

Эзотерика издревле была Тайным Знанием
Фото:
mysticmamma.com

…, которое открывалось по мере углубления практикующего в самого себя

Профанация самого понятия «эзотерика» в современном мире достигла своего апогея. Тем важнее обратить внимание на исконное понимание этого термина, обратившись к интервью доктора философии в области общей психологии, создателю методологии Магического театра Влада Лебедько корреспонденту газеты «Искатель» Ольге Жгун.

- Salik.biz

Ольга: Что такое эзотерика?

Влад Лебедько: В современном звучании этого слова, я не знаю, что каждый в него вкладывает. Издревле это было некое Тайное Знание, которое открывалось по мере углубления практикующего в самого себя. Дело не в том, что кто-то скрывал это знание (хотя были и некие ритуалы, которые не открывались непосвященным), дело в том, что по мере изучения себя и своего взаимодействия с миром, человеку раскрываются новые пласты смыслов. Эти смыслы просто недоступны, пока нет опыта соответствующих переживаний, которые происходят по мере самопознания и познания мира.


То же, что называют сейчас этим словом… да все, что угодно.

О: А чем ты занимаешься?

В.Л.: Понимаешь, какая штука. Сейчас вокруг того, что называется эзотерика, оккультизм, магия, что-то такое мистическое, — происходит какой-то ажиотаж: здоровый или нездоровый – трудно сказать. Мне удобно ответить на твой вопрос, пользуясь системой координат, которую предложил мой знакомый, киевский психолог и мистик, Олег Бахтияров. Он говорил о том, что есть три мира: Мир Технологий, Мир Культуры и Мир Истины. (Я буду употреблять вместо Мира Истины название Мир Духа). При этом Бахтияров считал, что Истина — только в церкви. Я не могу сейчас, после прошествия пяти лет после написания «Хроник Российской Саньясы», назвать людей, принадлежащих Миру Духа, я таковых не знаю или не знаю, что они таковые. Я знаю великолепных психотехнологов, замечательных людей культуры, и сам себя считаю психотехнологом и человеком, соприкасающимся с Миром Культуры.

Рекламное видео:


Существуют, на мой взгляд, два принципиально разных вектора, в которых развиваются люди. Первый — это вектор индивидуального спасения. Это единицы, люди о которых мы, как правило, ничего не знаем, которые себя не афишируют, просто занимаются своим собственным спасением. В церкви ли, или нет, не в этом дело. Я думаю, что отнюдь не только в церкви. И есть вектор общечеловеческой эволюции. Здесь уже идет пополнение копилки общечеловеческого опыта и состояний сознания, в том числе, и знаний, и самого разнообразного переживательного опыта. В первом векторе присутствует ярко выраженная вертикаль, т. е. разделение на то, откуда человек идет и куда он идет. В мире же общечеловеческого вектора культуры этой вертикали нет. Там описанием может служить такая штука, как Хаосмос, — соединение Космоса и Хаоса (порядка и хаоса ), там очень трудно выделить оппозиции: добро — зло, плохо — хорошо, потому что у каждого представителя этого вектора (а их большинство) эти понятия могут быть прямо противоположны. Как соединить эти два вектора, я не знаю, хотя подозреваю, что такие люди были. Может быть, крупные деятели Европейской цивилизации, начиная от Платона и до Юнга и Делёза… Они внесли в общечеловеческую копилку огромный вклад, но как у них было с индивидуальным спасением, сказать сложно, потому что этого со стороны не видно.

А для того, чтобы появилось желание духовного развития (слово, вокруг которого сейчас вертится огромное количество спекуляций) нужно… Оно появляется у всесторонне здорового и уже нормативно взрослого человека. В противном случае, это закамуфлированное желание либо выпендриться, либо тщеславие, либо гордыня, либо желание просто оздоровиться, либо дань моде. Пока человек не стал абсолютно взрослым, осознающим себя человеком, говорить о духовном развитии не приходится, ну, а когда стал, там еще сложнее, потому что для того, чтобы это произошло, нужен случай…

О: Какой?

В.Л.: Например, году в девяносто пятом я встретил в Минске одного человека. Действительно, взрослый, самостоятельный человек, реализовавшийся и социально, и внутренне, и личностно. У него был случай: он прыгал с парашютом и парашют не раскрылся. Каким-то чудом он остался жив и даже здоров. Он был на грани жизни и смерти, на грани сверхсобытия. В нем из-за этого появилась тяга к неведомому, тяга к запредельному, трансцендентному. Я не знаю, как обстоит дело у других людей, которые жонглируют словом «духовность».У меня в прошлом на это счет было много неправды, много лозунгов, которые тоже шли от какого-то тщеславия, от желания быть крутым, потому что духовное это как бы круто. Сейчас я считаю, что я, все-таки в этом отношении только-только неофит. А так я, как уже говорил, психотехнолог. В этом отношении, могу сказать, что психотехнолог я сильный и уникальный специалист. Что касается духовной сферы, я много, как оказалось, придумывал себе, много врал. Сейчас могу сказать, что я все-таки еще достаточно молод, может быть, у меня все еще в впереди.

Потребность развиваться духовно изначально человеку не присуща, она может появиться у состоявшегося человека, в результате какого-то сверх-события. Все остальное будет игрой в духовность, в эзотерику. Это приятное препровождение времени, иногда полезное, в результате которого человек может обогащаться какими-то знаниями, решать какие-то свои проблемы. Кто-то приходит в эзотерические тусовки с кем-то познакомиться, кто-то в надежде, что это ему поможет, да так и остается вертеться вокруг человека, предоставляющего подобного рода услуги. Вот то, что твориться в этом мире сейчас. Оно не оптимистическое… Но, на мой взгляд, вектор движения общечеловеческого развития, столь же важен и необходим, как то, что можно назвать индивидуальным спасением, потому что, если рассматривать историю как целостный процесс, то можно увидеть некое позитивное развитие. И сейчас мы находимся в неком переломном моменте перехода человечества на другую стадию. От каждого из нас зависит, как дальше будет развиваться человеческое общество.

О: А вот если наступает такой момент, чаще в подростковом возрасте, когда появляется куча вопросов, на которые самому ответить очень сложно. То есть: зачем живут люди? Зачем живет человек? Зачем я живу?.. Как на них ответить-то?

В.Л.: Это здорово, что человек задается таким вопросам, и здорово, если на этот вопрос нет однозначного ответа, или человек понимает, что каждый ответ, это лишь некое условное приближение… С каждым годом этот вопрос может становиться все острее, — в таком случае происходит развитие. Если этот вопрос вытесняется и на его место встает бытовуха, то здесь дело обстоит печальнее, в смысле развития души. На мой взгляд, если вопрос становиться болезненным, действительно актуальным, то это и есть развитие. У человека нарастает степень внутренней неустойчивости, если психика здоровая, то это ведет к развитию…

О: А если нездоровая? И что значит нездоровая?

В.Л.: Человек может быть склонен к каким-то суицидальным попыткам, психотическим реакциям. В принципе, невротики — 90% людей, и говорить о полностью здоровой психике не приходится. Я говорил о здоровой психике в том смысле, если это не подразумевает психиатрический диагноз и, что немаловажно – определенная степент самокритичности.

Тогда обострение этих бытийных вопросов может сопровождаться кризисом, депрессиями, отчаянием, ужасом. Это то, о чем говорит экзистенциальная философия на всем протяжении своего существования, — что в кризисе человек растет. В моменты отчаяния, когда вопрос «кто я?», «зачем я?» не имеет ответа не извне не изнутри. Ответы могут приходить временные, не как слова, а как какие-то переживания: единения с миром, любви, восхищения миром, переживания «ужаса и восхищения от того, что ты человек», как говорил Кастанеда. К ним человек может быть подталкиваем каким-то специалистом, который может быть психологом, может быть человеком без специального образования, но имеющим серьезный внутренний опыт. Кому-то повезет встретить такого, кому-то нет.

О: Какой результат от этого? Как обратить переживание в пользу для других людей?

В.Л.: Здесь мы опять имеем дело с результатом внутренним и результатом внешним. Само переживание и является результатом. Внешним результатом может быть многое: человек любящий может совершать подвиги; человек, которого посетило вдохновение напишет музыку, стихи, что-нибудь изобретет или откроет. В Мире Духа никто на результат не ориентируется, там есть сам процесс и каждый следующий шаг и есть истина и есть результат.



О: А если было какое-то переживание, и в твоих силах его возобновить. Что с ним делать-то?

В.Л.: Возобновить прошлое невозможно. В этом случае консервативный ум человека, зацикливаясь на прошлом и пытаясь его вернуть, создает очень много порочных кругов, когда ты хочешь найти идеальный образ того, что уже было, стремишься к этому пойти по той же схеме, но мир-то меняется каждую секунду, поспевать надо за чем-то новым, поэтому нужно быть готовым и открытым вот этому новому, оно может быть совершенно другим, чем прошлое.

О: Так вот если что-то подобное появляется, нельзя это откидывать и жить дальше, как будто этого не было?

В.Л.: Почему нельзя? Если у тебя возникло такое переживание, оно может тебя сподвигнуть, чтобы ты занялся какой-то деятельностью, которая будет способствовать тому, что ты будешь раскрываться и жить в новом качестве. Это будет маячок, способствующий тому, чтобы появилась мотивация, желание… Может это желание перерастет в намерение для постижения того «кто я?» «зачем мы все?». В деятельности, в которой человек пытается раскрыть эти вопросы (она может быть любой: твоя работа, увлечения, занятия йогой, медитацией и т.д.) могут происходить некоторые переживания, выходящие за круг бытовых, назовем их трансперсональными, надличностными. От деятельности они не зависят, но без деятельности не происходят — вот такой парадокс.


О: Почему так получилось, что ты стал этим заниматься? Зачем?

В.Л.: Ну, я в книге «Хроники Российской Саньясы» практически все об этом написал. Когда я начинал – в 1984 году — было две причины: первая причина — это масса дискомфортов, невротических состояний, второе — желание быть кем-то из избранных. Это привело к тому, что захотелось чего-то эдакого, а в то время, когда я это начинал, это не было массовым поветрием. Одна из моих особенностей — стремление к уникальности, то есть, когда всем нравилась попса, мне нравился тяжелый рок, когда была на что-то мода, я выбирал что-то, на что моды не было. Это что-то подростково-бунтарское, — бунтарство так проявлялось. Поэтому сейчас, когда появилась мода на эзотерику, я перестал себя причислять к «эзотерикам», я ищу реализации немножко в другой области… С одной стороны эта черта — корыстная, основывающаяся на том же тщеславии, с другой стороны в ней есть рациональное зерно, потому что, когда мы выходим из этого первого импульса тщеславия к переживанию своей уникальности, то там происходит такая штука, что тщеславие уходит, потому что тебе не с кем себя сравнивать. Когда все идут по проторенному пути, неизбежен соревновательный рефлекс — кто лучше, кто быстрее… А когда ты уникален, тебе не с кем себя сравнивать.

О: Ну не знаю, что тебя еще спросить...

В. Л.: Тогда надо пойти чайку испить.

В. Л.: Так вот, мы говорили за чаем о том, — что есть основная драма человека. На мой взгляд, она заключается в том, что нам, как существам биологическим, очень хочется, чтобы задница была в тепле, чтобы наступила успокоенность, но парадокс в том, что как только это наступает, на развитии души можно ставить крест. Везет тому, у кого обстоятельства вышибают теплый стул из-под задницы, кому приходиться вот в этой нестабильности постоянно быть неуспокоенным, — это и есть возможность развития. Это известно еще из математики, из такой области физики и математики, как синергетика, наука о саморазвивающихся системах. С середины 20-го века эта наука развивается наиболее ярко, и доказано, что условием развития любой системы является принципиальная неустойчивость ее. В решении уравнений, в физических системах, в биологических системах, в экономике, в том числе в социальных процессах. Там, где все спокойно, просто, однозначно — дело, как правило, ведет к загниванию.

О: Ну, а если отталкиваться от высказывания Короленко: «Человек рожден для счастья, как птица для полета». Почему невозможно развиваться в комфортных условиях? Может, такое возможно в принципе?

В. Л.: Не знаю, не встречал. Идиллические модели будущего цивилизации, в котором все комфортно, гармонично, — они мне кажутся чем-то на уровне утопического коммунизма.

О: Бог с ними, цивилизациями, возьмем отдельно взятого человека. Неужели только через неврозы, депрессии?..

В.Л.: Ну почему, неврозы, депрессии? Через столкновение противоречий. Другое дело — какую позицию человек может занять по отношению к противоречиям. Дело в том, что когда человек суживает сознание, его жизнь становится плоской, банальной, простой, вплоть до биологических форм существования. Если же человек расширяет свое внимание и сознание соответственно, то он неизбежно сталкивается с тем, что жизнь соткана из неимоверного количества противоречий, что он одновременно «и раб, и царь, и червь, и Бог». Естественно, хочется от этого всего отгородиться, принять что-то одно и хоть как-то успокоиться. Но если ты хочешь смотреть правде в глаза, то оказывается, что противоречиями ты окружен со всех сторон. По отношению к этому ты можешь занять какую-то невротическую позицию, которая вытекает из вытеснения противоречий. Либо такую позицию, когда ты будешь это воспринимать как драму, но не как трагедию. В драме всегда, даже по законам режиссуры, заложена борьба, борьба мотивов. В человеке, как существе двойственном, наделенном душой и телом, неизбежны противоречия между стремлением к биологическому комфорту, равновесию и стремлением к чему-то непостижимому по чему дух томится. Эти позиции обнажаются — невозможно их уравновесить. Развиваясь, человек претерпевает то или иное либо страдание, либо приходит позиция любви. Когда он начинает осознавать хрупкость бытия человеческого, в себе, в других, — может возникнуть чувство любви к жизни, к ее противоречиям, к красоте этих противоречий, к эстетизации этих противоречий. На пути эстетизации возникают гениальные произведения литературы, живописи, музыки. Или из позицией любви возможны какие-то поступки, подвиги, самопожертвование и т. д.

О: Почему-то большинство людей не интересует ни эта драма ни духовный поиск, и они вполне счастливы, если складывается материальное благополучие, личная жизнь.

В.Л.: Ты знаешь, я счастливых людей не видел. Какая-то сторона жизни человека может успокоиться, какие-то вопросы он для себя вроде решил, но это позиция закрытой системы, в которой человек думает, что он счастлив, встал в какую-то стабильную позицию, но эта позиция тупиковая.

О: А что такое просветление?

В.Л.: Что такое просветление я не знаю, Я не называл то, что со мной происходит просветлением. Если это то, что называют люди, которых я встречал и которые, ну, если и не называли себя просветленными, но о которых ходили слухи, что они просветленные, и которые этого не отрицали… Если это так, то это один из больших «цветков у дороги». Один из тупиков, опять же, если это то, что я видел.

О: Что значит тупик: он перестает двигаться, развиваться?

В.Л.: На мой взгляд, те люди, про которых утверждали, что они просветленные, и которые от этого не отказывались, были достаточно однобокими. Может, я плохо рассмотрел…

О: Может быть, они хорошо скрывали?



В.Л.: Может быть… Вообще, просветление — это слово, которое вошло в нашу культуру из Дзен-Буддизма. Там человек, который пришел к определенному качеству переживаний и жизни назывался в Дзен просветленнным. В России такого слова никогда не было, — были святые, которые канонизировались после смерти, по нетленности мощей это определялось. А сейчас слово «просветление» стало жаргонным.

О: Ты говоришь, что только состояние нестабильности, неуспокоенности ведет к развитию. А в буддизме, йоге все наоборот. Получается, что это не развитие, это ведет к тупику, да?

В.Л.: Нет. Все не так просто и линейно. В реальной практике буддизма не все так спокойно и гладко. Представь себе буддистский монастырь, где происходит рит-рит, то есть практика, где с пяти утра до девяти вечера постоянно по сорок минут сидишь и десять минут ходишь, с кратким перерывом на обед. Через полдня обычный человек, встречающийся с такой практикой, начинает выть белугой, потому что далеко не так все спокойно. Тебе начинают открываться всевозможные боли, страхи, искушения. И так годами и десятилетиями там сидят, с небольшими перерывами. Внешняя жизнь там ничем вроде не драматична: ты сидишь — ходишь, сидишь — ходишь, но то, что открывается тебе внутри, оно не так уж спокойно. Другое дело, что ты должен занять к этому определенную позицию, созерцательную, т.е. не впадать из-за этого в панику, не впадать в невроз, а созерцать вот эти самые противоречия, бесов, демонов, которые тебя искушают, все эти боли в теле неимоверные, и если ты начинаешь засыпать, то ходит наставник с бамбуковой палочкой и бьет тебя.

Если какое-то христианское делание, то это постоянное борение с искушением, аскезы, подвиги, вериги и т.д.

Если человеку жизнь не преподносит возможности развиваться, но он хочет все-таки прикоснуться в себе к чему-то, выходящему за предел быта, то он идет в монастырь, где ему обеспечивают эти условия. Хотя сами медитативные состояния, которые могут случаться в процессе такой практики, они могут быть и экстатичными, и спокойными, и блаженными, они бывают иногда как небольшая передышка на фоне этой напряженнейшей практики. Но есть люди, которым сама судьба не дает успокоиться.

О: Я встречала таких людей, которые говорят, что человек живет, чтобы научиться быть счастливым, не смотря на неблагоприятные обстоятельства. Они пропагандируют именно умиротворенность, внутреннюю гармонию и спокойствие. Так это тупик, да?

В.Л.: Нет. Если человек не на словах, а на деле пережил, что сансара — она же нирвана, как говорили древние, что в мире нет ничего кроме рая, и только ум человека придумывает эту драму, чтобы пройдя ее вернуться к тому же… Это все очень сложные вопросы, их надо задавать тому, кто принадлежит к Миру Духа. Повторюсь – в этих вопросах масса парадоксов…

Источник:
Записал:

SALIK

Санкт-Петербург
info
+48
Я не автоматический, тематический информационный агрегатор! Материалы Salik.biz содержат мнение исключительно их авторов и не отражают позицию редакции.

Поделиться в социальных сетях:


Оцените:
+1
498
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

   Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм:   Перейти