Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука, философия»

Мы не автоматический, тематический информационный агрегатор

Статей за 48 часов: 48


Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

Кто придумал жену Иисуса? Часть первая
Среднее время прочтения:

Источник:
Кто придумал жену Иисуса? Часть первая
Фото:
jessicarulestheuniverse.com

Часть вторая -

Вот он — ключ к разгадке одной из самых запутанных тайн, которые появлялись в мире науки за последние десятилетия. Тысячелетний кусок папируса, на котором написана фраза: «Иисус сказал им: «Моя жена». Именно эти слова на древнем коптском языке повергли в шок все мировое сообщество, когда известный историк из Гарвардского университета, Карен Л. Кинг, представила свою находку на конференции в Риме в сентябре 2012 года.

- Salik.biz


В чем сенсационность заявления Карен Кинг?


Впервые в древнем манускрипте присутствовало прямое указание на то, что у Иисуса, возможно, была жена. Фразы на папирусе были неполными, но, похоже, когда-то на нем был записан диалог между Иисусом и апостолами на тему того, «достойна» ли «жена» Христа (вероятно, Мария Магдалина) стать одной из них и примкнуть к учению.

По мнению Кинг, основной целью этого манускрипта было донести до всех нас, что «женщины — жены и матери — также могут стать учениками Иисуса». Она уверена, что он являлся частью древних споров о том, что представляет из себя «идеальная модель христианской жизни — вступление в брак или целибат» — и может ли человек одновременно быть святым и сексуальным.

Кинг назвала этот кусочек папируса размером с визитную карточку «Евангелием от жены Иисуса». Ничего не скажешь, название провокационное. Но, с ним или без, весь мир христианской, библейской науки оказался в смятении. Вековая христианская традиция теперь зависит лишь от того, окажется ли этот кусочек бумаги подлинником или, как утверждает растущая часть мирового научного сообщества, фальшивкой.

Рекламное видео:


Еще бы! Ведь именно холостой статус Иисуса лежит в основе запрета на вступление в брак для католических священников, а тот факт, что среди апостолов не было ни одной женщины, позволяет ограничивать представительниц слабого пола при занятии руководящих позиций в церковных институтах. В частности, в римской католической церкви Новый завет считается божественным откровением, дошедшим до нас благодаря длинной цепочке, состоящей исключительно из мужчин: Иисуса, 12 апостолов, отцов-основателей церкви, римских пап и, наконец, священников, которые доносят слово божие до своих прихожан.

За несколько недель до своего выступления Кинг показала папирус небольшой группе представителей СМИ, взяв с них обещание, что до ее выступления в Риме те будут молчать. Когда Кинг презентовала находку коллегам, те отреагировали двояко — у одних перехватило дух от восторга, а другие смотрели на нее с недоверием.

Постепенно сомнения нарастали. Ватиканская газета назвала папирус «вопиющей подделкой». Ученые обратились к своим интернет-блогам, чтобы указать на явные ошибки в коптской грамматике, а также выделить несколько фраз, которые, якобы, были взяты из Евангелия от Фомы. Были и те, кто обратил внимание на тот факт, что находка была обнародована подозрительно вовремя и соответствует современному духу религиозного эгалитаризма (между мужчиной и женщиной), а также разжигает интригу вокруг образа женатого Иисуса, который был впервые представлен широкой публике в романе Дэна Брауна «Код Да Винчи».

Однако через полтора года в Гарварде объявили результаты датирования по радиоуглероду, генерации многоспектральных изображений и других лабораторных анализов. Похоже, папирус действительно был очень древний, и в чернилах не содержалось никаких современных ингредиентов. Но и это не исключало обмана. При желании мошенник мог раздобыть чистый кусок многовекового папируса (как вариант, купить на eBay, где такие лоты, кстати, — не редкость), приготовить чернила по древним рецептам и подделать подходящий коптский шрифт, особенно если он или она обладают соответствующим научным образованием. В результате «Евангелие от жены Иисуса» прошло на порядок больше современных лабораторных тестов, чем другие древние папирусы.

Все это понятно, но почему никто не провел совершенно другой вид исследования? Почему никто не додумался проследить цепочку собственников папируса?

Кинг упорно твердила о том, что действующий собственник папируса пожелал остаться неизвестным. Однако в 2012 году она предоставила фрагменты своей электронной переписки с этим человеком, предварительно удалив его имя и любые опознавательные данные. Его рассказ о том, как папирус попал к нему в руки, содержал ряд мелких нестыковок.

Стоило начать расследование, как перед нами открылась паутина из лжи и секретов, которая простиралась от промышленных кварталов Берлина и свингерских тусовок юго-восточной Флориды до залов Гарварда и Ватикана, и штаб-квартиры Министерства госбезопасности ГДР.

Владелец фрагмента папируса о жене Иисуса (кем бы он ни был) рассказал Кинг историю о том, где, когда и как он его получил. Главным подтверждением факта приобретения манускрипта стала предоставленная им отсканированная копия подписанного договора купли-продажи. В договоре было указано о приобретении им шести папирусов на коптском языке в ноябре 1999 года у человека по имени Ганс-Ульрих Лаукамп. Кроме того, в документе говорилось о том, что сам Лаукамп купил папирус в 1963 году в Потсдаме (ГДР).

Бывший владелец также передал Кинг отсканированную копию другой отсканированной копии (да, вы не ослышались, копию копии) письма, которое Лаукамп получил от египтолога Берлинского свободного университета, Питера Мунро, в 1982 году. Мунро писал, что один из его коллег изучил папирусы и считает, что на одном из них содержится текст «Евангелия от Иоанна».

Единственное письменное упоминание о фрагменте папируса, связанного с женой Иисуса, присутствовало на другой отсканированной копии — копии рукописного письма без подписи и без даты. В нем говорилось о том, что, по мнению коллеги Мунро, «маленький фрагмент… является единственным примером текста, в котором Иисус в прямой речи подтверждает наличие у него жены», что, в свою очередь, «может являться доказательством его возможного брака».

Везение это или нет, но все участники этой истории уже были мертвы. Питер Мунро умер в 2009 году, коллега, с которым, вероятней всего, он консультировался по поводу папируса, — в 2006-м, а Ганс-Ульрих Лаукамп — в 2002 году. Таким образом, Кинг заявила о том, что историю папируса восстановить невозможно. «К несчастью, у нас нет никакой информации о происхождении находки, — написала она в 2014 году в своей статье о папирусе в журнале Harvard Theological Review, — а она была бы нам очень полезна».


Но разве дело в отсутствии информации? Или, может, в отсутствии расследования? Как сказала Кинг в 2012 году, владелец папируса был до сих пор жив и знал Лаукампа лично. В одном из своих писем Кинг владелец рассказывал о том, что Лаукамп «привез папирусы с собой, когда иммигрировал в США». Получается, Лаукамп продал их, когда уже жил в Америке.

Согласно документам, Ганс-Ульрих Лаукамп проживал только в одном американском городе. В 1997 году супруги из Германии, Ганс-Ульрих и Хельга Лаукамп, построили одноэтажный дом с бассейном в небольшом городке, Венеции, штат Флорида, на берегу Мексиканского залива.

Знакомые семьи Лаукамп рассказали, что те были заядлыми курильщиками и почти не говорили по-английски. Своего рода изгои в анклаве «активных пенсионеров» на велосипедах со средним доходом. Хельга работала в прачечной, а Ганс-Ульрих, который не имел даже школьного образования, мастерил инструменты (какой уж там коллекционер манускриптов!).

Супруги Лаукамп могли бы всю жизнь прожить в своей небольшой берлинской квартирке, если бы не превратность судьбы. В 1995 году Лаукамп и его друг-ремесленник, Аксель Херцшпрунг, вместе открыли компанию. ACMB Metallbearbeitung GmbH, или ACMB Metalworking, удалось получить прибыльный контракт на изготовление деталей для тормозов BMW, и вскоре друзья получали прибыль порядка $250 000 в год.

В то время уже 50-летний Лаукамп купил Pontiac Firebird и уговорил Херцшпрунга и его жену построить виллу недалеко от своего дома во Флориде, где супруги планировали провести старость. Но мечтам было не суждено сбыться. Сразу по прилету во Флориду у Хельги диагностировали рак легких, и Ганс-Ульрих отвез ее обратно в Германию, где та умерла в декабре 1999 года в возрасте 56 лет. В августе 2002 года компания обанкротилась, а сам Ганс-Ульрих скончался четыре месяца спустя после того, как метастазы из легких добрались до его мозга. Лаукампу было 59 лет.

Финансовая отчетность компании также была необычной. Например, через четыре дня после смерти жены Лаукампа в берлинской больнице, его компания по производству автомобильных запчастей открыла свой филиал в Америке по адресу одного офисного здания в Венеции, штат Флорида. Однако, Лаукамп и Херцшпрунг были не единственными руководителями американской компании. Там был и третий человек по имени Вальтер Фритц, который приехал во Флориду из Германии как минимум на четыре года раньше них и которому вскоре удалось исключить обоих друзей из документов компании, оставшись единоличным директором американского филиала.

Вальтер Фритц до сих пор жил во Флориде и по документам был ничем не примечательным местным старожилом: 50 лет, женат, имеет одноэтажный дом в Норт-Порте, что в 30 минутах езды от Венеции. Единственное, что выделяло Фритца из толпы, было его пылкое чувство гражданского долга.

Он писал красноречивые письма редактору местной газеты, организовывал удачные протесты соседей против установки поблизости воздушных линий электропередач. А когда представители городского правительства собрались обсудить годовой бюджет Норт-Порта, Фритц — высокий, сухопарый мужчина с угловатыми чертами лица и темными волосами — упорно участвовал в продолжительных дебатах, охотно поучая городских старейшин и выступая против предлагаемого антикризисного повышения налоговой ставки.

Как оказалось, компания по производству автомобильных запчастей была не единственным бизнесом Фритца. В 1995 году он основал компанию под названием Nefer Art. В переводе с египетского «nefer» означает «красота». Если у кого-то в близком окружении Лаукампа и была любовь к египетскому искусству, то с этим человеком точно стоило пообщаться, ведь коптский был египетским языком, и почти все древние папирусы дошли до нас из Египта.

При вводе слов «Вальтер Фритц» и «Египет» поисковые системы выдавали один примечательный результат. В 1991 году некто по имени Вальтер Фритц опубликовал статью в престижном немецком журнале под названием «Исследования древнеегипетской культуры». Он использовал инфракрасную фотографию для расшифровки мельчайших текстовых знаков на египетской дощечке, возраст которой достигал порядка 3400 лет. Кроме того, в журнале упоминалась его принадлежность к Институту египтологии Берлинского свободного университета — того самого места, в котором работал Питер Мунро и его коллега, который, предположительно, изучал папирусы Ганса-Ульриха в 1982 году.

Неужели автор статьи и директор компании из Флориды — это один и тот же человек? По словам нескольких египтологов, статья, посвященная спору о том, были ли Эхнатон и его отец отдельными фараонами или занимали трон вместе, до сих пор имеет вес в научном мире. Но никто из них, даже бывшие редакторы журнала, не могли вспомнить, кто такой Вальтер Фритц и где он теперь.

Чтобы узнать больше о Лаукампе, пришлось полететь во Флориду, однако и Фритц был не менее интересен. Узнав о том, что мы планируем написать статью о его компаньоне и папирусе жены Иисуса, он отказался от встречи, явно занервничал и быстро повесил трубу. По его словам, он никогда не изучал египтологию в Свободном университете и не писал статьи для немецкого журнала. Хотя на сайте компании Лаукампа и Херцшпрунга было указано, что Фритц является президентом американского филиала, тот ответил, что был попросту консультантом и помогал оформить компанию. Он даже не помнил, как познакомился с Лаукампом.

Но когда мы спросили его, интересовался ли Лаукамп антиквариатом, Фритц встрепенулся и буркнул: «Он много чем интересовался. Например, у него была коллекция пивных кружек».

Потом он как-то таинственно вернулся к вопросу о происхождении папируса: «Всегда будут те, кто говорит «да» и те, кто говорит «нет». У каждого всегда свое мнение». Но своим поделиться наотрез отказался.

На вопрос «Это вы владелец папируса» он ответил: «Нет. С чего вы взяли?». Больше Фритц ничего не сказал.

Карен Кинг — первая женщина, которая стала Холлисовским профессором богословия и тем самым поднялась до небывалых вершин в своей профессии. Дочь фармацевта и школьной учительницы, Кинг поступила в Университет штата Монтана, где всерьез увлеклась древними христианскими текстами. «Уже тогда мне казалось, что я не такая, как все, — рассказывала Карен в 2012 году. — В школе надо мной постоянно подшучивали. Мне казалось, что если я смогу разобрать эти тексты, то пойму, что со мной не так».

В 1984 году она стала доктором богословия, а к 1991 году возглавила кафедры религиоведения и феминологии в Оксидентал-Колледж. Гарвардская школа богословия пригласила ее к себе в 1997 году.

Фрагмент папируса со словами про жену Иисуса можно назвать итогом работы всей ее жизни — воскрешения христианского многоголосия, потерянного за годы его развития и становления. Первым христианам не хватало единообразия мышления, зачастую они обладали противоречивыми взглядами на значение жизни и учений Христа. Но после того как в IV веке Константин обратил своих подданных в христианскую веру, и церковные лидеры приступили к канонизации небольшой части текстов, которые составляют Новый завет, христиане с иными взглядами были названы еретиками.



В частности, Кинг интересовали неканонические, или гностические, тексты, в которых Марии Магдалине приписывается важная роль в жизни Иисуса, роль его поверенной и ученицы. Доказательства того, что первые христиане также считали Марию Магдалину женой Иисуса, стали бы своего рода пощечиной для патриархов церкви, которые давно сбросили ее со счетов и предали позору наряду с двумя другими женщинами, которые упоминались в Евангелиях: безымянной изменщицей из «Евангелия от Иоанна» и безымянной проституткой из «Евангелия от Луки».

С самого начала Кинг интересовали загадки, связанные с так называемой женой Иисуса. На лицевой и обратной сторонах папируса было 14 строк, которые представляли собой незаконченные фразы, скорее всего, из рукописи большего размера. «Иисус сказал им: «Моя жена» — вероятно, самая яркая часть манускрипта, но были и другие примечательные высказывания, как например: «Она может быть моей ученицей», или «Я живу с ней».

В интервью летом 2012 года Кинг сказала, что ожидала жарких споров по поводу значения фраз на фрагменте папируса. По ее мнению, эти слова ни в коем случае нельзя интерпретировать как биографию. Их написали через несколько веков после смерти Христа. Они просто свидетельствуют о том, что одна из групп древних христиан верила в то, что Иисус был женат.

Прежде чем обнародовать информацию о своей находке, Кинг решила проконсультироваться с ведущими мировыми экспертами в области папирологии и коптского языка: Роджером Бэгнеллом, известным папирологом, который руководит Институтом исследования древнего мира Нью-йоркского университета; Анной-Марией Лаендайк, признанным специалистом по коптскому письму из Принстона, которая получила докторскую степень в Гарварде под руководством самой Кинг; и Ариэль Шиша-Халеви, лингвистом, специализирующимся на коптском языке из Еврейского университета в Иерусалиме. Все трое пришли к выводу, что папирус выглядит настоящим.

Но убедило это не всех. Летом 2012 года журнал Harvard Theological Review отправил проект работы Кинг на оценку. Один отзыв был положительным, в то время как другой содержал критику, основанную на содержащихся в тексте папируса грамматических несоответствиях и самом типе письма. Кинг решила, что если ее собственный экспертный совет согласится с мнением скептически настроенного рецензента, она не станет сообщать о своем открытии в Риме. Она знала, ставки теперь высоки, как для истории, так и для ее репутации. Жертвами мошенников становились самые престижные институты мира — Британский музей, Метрополитен-музей, Лувр, и она не хотела, чтобы к этому списку добавился и Гарвард. «Если это подделка, — сказала она журналистам, — моей карьере конец». Однако Роджер Бэгнелл поддержал Кинг в ее начинании, и та решила двигаться дальше.

Погоня за подделкой, которая поначалу ограничивалась научными блогами, прошлым летом приняла более официальный оборот. Тогда в научном журнале New Testament Studies, выпускаемом Кембриджским университетом, напечатали целую статью, посвященную противникам фрагмента. Так сторонник классической теории, Кристофер Джонс, из Гарвардского университета отметит, что мошенник мог выбрать именно Кинг по причине ее феминистической научной деятельности.

Кинг никогда не исключала возможность подделки, но все же просила коллег не спешить с выводами. Проводились дополнительные научные тесты, а совпадений с «Евангелием от Фомы» становилось все меньше и меньше. Древние летописцы нередко заимствовали фрагменты из других текстов: Евангелия от Матфея, Марка и Луки с их переплетающимся, но, тем не менее, «теологически различимым» повествованием были ярким примером такого заимствования.

С другой стороны, Кинг не могла понять, как такой искусный мошенник, которому удалось создать идеальную с научной точки зрения подделку, так безответственно подошел к коптскому письму и грамматике. «По моему мнению, — писала она, — такое сочетание неряшливости и изощренности выглядит очень маловероятным». Ошибки в письме, размышляла она, могли быть вызваны тем, что древний летописец попросту был новичком в своем деле.


Тем не менее, фраза «сочетание неряшливости и изощренности» могла бы стать эпитафией многих печально известных подделок, чья изящная точность буквально пошла под откос из-за нескольких мелких просчетов.

В середине 1980-х годов аферист из Юты по имени Марк Хофманн сумел всучить экспертам рукописи, которые, как он сказал, смогут опровергнуть официальную историю зарождения мормонской церкви. Он использовал античную бумагу, приготовил чернила по старым рецептам и искусственно состарил рукописи с помощью желатина, химических растворов и пылесоса. Хофмана разоблачили после того, как в его собственной машине взорвалась самодельная бомба, которая, как полагает полиция, предназначалась для человека, который мог раскрыть махинации преступника.

До своего ареста Хофманн заработал $2 миллиона на продаже своих липовых манускриптов. Молодой, стеснительный и скромный (The New York Times окрестили его «ученым-деревенщиной»), он выбирал тех клиентов, которые по причине профессионального интереса или идеологической позиции поверили бы в то, что его документы являются настоящими. Он нередко выражал сомнения по поводу своих находок, заставляя тем самым экспертов поверить в то, что они видят в рукописях те признаки подлинности, которые сам Хофманн, к несчастью, упустил. «Обычно он просто тихо откидывался назад и позволял своей восторженной жертве самой подтвердить достоверность объекта, а затем говорил: «Вы, правда, считаете, что рукопись настоящая?» — писал в 1996 году в своей книге ведущий специалист страны по определению подделок, Чарльз Хэмилтон, которого Хофманну, кстати, также удалось провести.

Читая историю Хофманна, невольно вспоминаешь любопытные электронные письма, которые писал Карен Кинг владелец папируса с фрагментом о жене Иисуса. В некоторых сообщениях владелец предстает простым обывателем, обращается к Кинг «миссис», а не «доктор» и не «профессор» и заявляет о том, что не знает коптский язык и совершенно не подозревал о том, что за предмет находится в его собственности. Однако в других сообщениях он выглядит куда более сведущим. Он отправляет Кинг перевод с коптского языка, который, по его мнению, «имеет смысл». Он даже называет диалект (саидский) и примерный возраст папируса (III-V века н.э.), а также просит, чтобы при радиоуглеродном датировании использовалось «лишь несколько волокон» и папирус не повредился. Странно и то, что он говорит Кинг о том, что приобрел фрагмент о жене Иисуса в 1997 году, а предоставляет ей контракт с датой на два года позже.

По мнению известного в мире микроскописта, Джо Бэйреба, который содействовал в раскрытии несколько крупных афер, многие мошенники предпочитают «впаривать» свои обманки малознающим людям. Как правило, ученые — это последние, кому они станут предлагать свою подделку. Так кем тогда должен быть мошенник, чтобы пытаться продать свой папирус одному из ведущих мировых ученых, специализирующихся на изучении раннего христианства?

«Дерзким, — ответил Бэйреб. — Из тех, кто подумает: «А сойдет ли мне это с рук?»

После того как Вальтер Фритц отказался от встречи во Флориде, мы нашли его фотографию.

В Берлинском свободном университете был один старый сотрудник — египтолог, Карл Янсен-Винкельн. Когда ему показали снимок Вальтера Фритца, он сказал, что знает изображенного на нем человека. Фритц был студентом Янсена-Винкельна в 1988 году, приблизительно в то самое время, когда была выпущена статья. «Он ушел из университета, так и не сдав выпускные экзамены, — пояснил Янсен-Винкельн. — После 1993 года я его больше не видел».

Вот он — первый признак того, что Фритц обманул нас во время телефонного разговора. Но почему перспективный студент, юноша, который написал статью для ведущего научного журнала в таком молодом возрасте, неожиданно бросил учебу на полпути? Знакомые Фритца из Свободного университета не знали ответа на этот вопрос. «Однажды он просто исчез, — написала одна из женщин. — Он еще жив?»

Судя по записям в госархивах, Фритц прибыл во Флориду не позднее 1993 года. В 1995 году он основал Nefer Art. На сайте компании предлагались самые разнообразные услуги: свадебная фотография, «эротический портрет» и «документирование, фотографирование, публикация и продажа ценных художественных коллекций».

На одной из страниц были представлены снимки без подписи под названием «Галерея искусства», включая рельефное изображение фараона Эхнатона и пьету (изображение плачущей Девы Марии), скульптуру Девы Марии, держащей на руках распятого Иисуса Христа. Кроме того, здесь были представлены фрагменты двух на первый взгляд древних рукописей: одна на арабском, а другая на греческом языках.

Глядя на эти рукописи, ученые лишь посмеялись. На папирусе на греческом языке присутствовало изображение обнаженной женщины и тексты, якобы принадлежавшие к греко-римскому периоду египетской цивилизации, известные как «магические папирусы». Однако, по словам ученых, слова на греческом были полной бессмыслицей, и при написании текстов использовалась более или менее современная краска. «Конечно, не шрифт Times New Roman, — сухо заметила папиролог из Чикагского университета, София Торэллес Товар, — но это точно сделано в современной типографии». Тем временем, рисованное изображение женской фигуры «по стилю никак не отвечало стандартам искусства древности, зато такое запросто можно найти в блокнотах сегодняшних школьников».

Два специалиста по древнеарабским манускриптам отметили, что текст на другом фрагменте были написан в обратную сторону, как будто это зеркальная фотография.

Дальше было совсем просто. Мы ввели имя и электронный адрес Фритца в поисковой системе Google и тут же увидели ссылку на сайт, на котором отслеживается история регистрации доменных имен. 26 августа 2012 года — за три недели до публичного заявления о своем открытии Кинг, когда только узкий круг ее знакомых знал о существовании папируса и том названии, которое она сама для него придумала, — Вальтер Фритц зарегистрировал доменное имя www.gospelofjesuswife.com (Евангелие жены Иисуса).

Это стало первым веским доказательством, связывающим Фритца с папирусом.

Затем нам предстояло отправиться в Германию, в гости к Рене Эрнесту, приемному сыну Ганса-Ульриха Лаукампа и ближайшего из его живых родственников. Эрнест и его жена, Габриэль, были заинтригованы тем, что Лаукамп, оказывается, был владельцем такого загадочного папируса.

Детство Лаукампа прошло в Потсдаме, ГДР. Повзрослев, он бежал в Западную Германию, переплыв через находившееся на границе двух стран озеро Гибницзе. Супруги Эрнест не знали точную дату заплыва, но, согласно иммиграционным документам Лаукампа, это случилось в октябре 1961 года, через два месяца после строительства Берлинской стены, когда ему было всего 18 лет. По словам друга Лаукампа, тот оказался в Западном Берлине в одном купальном костюме.

Таким образом, история о том, что в 1963 году Лаукамп приобрел в Потсдаме 6 коптских папирусов выглядела, мягко говоря, неправдоподобно. Получается, вскоре после своего незаконного бегства, он пробрался обратно в Восточную Германию, заполучил папирусы и, рискуя своей свободой, а, возможно, и жизнью, во второй раз преступно бежал на Запад.

Другая проблема состояла в том, что до того, как основать компанию по производству автомобильных запчастей с Акселем Херцшпрунгом в середине 1990-х годов, Лаукамп был обычным ремесленником и не коллекционировал ровным счетом ничего, даже пивные кружки. «Если бы он когда-либо купил или получил этот папирус, то уже после третьей кружки пива в баре об этом бы знал весь район, — рассказала Габриэль Эрнест. — Я знаю своего свекра, уж он бы тотчас продал его задорого».

Когда супруги Эрнест узнали о том, что Лаукамп якобы обращался за консультацией по поводу папируса к известному египтологу, Питеру Мунро, то так и прыснули со смеху. По их словам, Лаукамп проучился в школе всего 8 лет — минимум, предусмотренный немецким законодательством. Его любимым местом отдыха был бар на углу улицы, а не стены библиотеки или научного института.

Кстати, бывшая жена Питера Мунро также сочла эту историю выдумкой. Если бы ее бывший муж наткнулся на интересный коптский папирус, он бы «обязательно рассказал ей об этом».

Что касается происхождения подписи Лаукампа на контракте о купле-продаже папирусов, супруги Эрнест ответили следующее: «Он был очень доверчивым человеком. Добродушным. Мог запросто поделиться завтраком с бездомным в парке, когда выгуливал собаку. Но он был простым и слабым, такого легко обмануть».

Услышав имя Вальтера Фритца, Габриэль Эрнест утвердительно хмыкнула: «Легко могу представить себе, как Вальтер Фритц говорит: «Поставь здесь свою подпись. Это документ компании». Лаукамп подписал бы его, даже не прочитав».

Так постепенно перед нами стал обрисовываться психологический портрет Вальтера Фритца. Например, владелец цеха по обработке металлических изделий на окраине Берлина, Питер Бибергер, который вел бизнес с компанией Лаукамп, так охарактеризовал Фритца: «Скользкий, как угорь. Его не удержать. Так и норовит проскользнуть между пальцев».

Когда в 1988 году Фритц появился в Свободном университете, то выглядел как человек, который уже успел многого добиться в жизни. Живя в студенческом городке, где большинство студентов носят потертые джинсы и футболки, он предпочитал элегантные рубахи и пиджаки. У него было два автомобиля марки «Мерседес».

Тяга Фритца к египтологии также выглядела подозрительно. Он устроился работать экскурсоводом в Египетском музее Берлина; много путешествовал по Египту; и даже брал уроки у Мунро, признанного эксперта по египетскому искусству.

Однако преподаватели отмечали, что его энтузиазм не всегда подкреплялся трудолюбием и прилежанием. «Фритц очень интересовался египтологией, но он был не из тех, кто любит учиться», — сказал Карл Янсен-Винкельн, профессор, который узнал Фритц на фотографии из North Port Sun. Он вспоминает, что коптский у Вальтера Фритца был далеко не на высоте: «Он казался мне человеком, который хочет что-то продать, не тем, кого реально интересуют исследования».

«Он обращал много внимания на то, что думают о нем окружающие, — вспоминает египтолог, Кристиан Э. Лёбен, который работал с Мунро и считал Фритца своим другом. — Он всегда пытался угадать, что ждет от него партнер или собеседник, и тут же действовал в угоду его желаниям».

Приход нового заведующего кафедрой в 1989 году поставил крест на судьбе Фритца. Юрген Озинг был уважаемым ученым, специализировавшимся на египетских языках, но жестким и требовательным преподавателем. Насколько известно, за всю карьеру Озинга только три студента сумели защитить при нем докторскую.

Статья, написанная Фритцем в 1991 году, могла стать его билетом в многообещающее будущее в мире египтологии. Но, как рассказал Янсен-Винкельн, «возникла проблема: статья разозлила Озинга. Фритц отправился в музей, чтобы сделать копию письма Амарны — глиняной таблички, с помощью которых переписывались фараоны Египта и правители Ближнего Востока, — и сфотографировать его, но многие заключения, к которым он пришел в своей работе, были взяты из лекции по истории Египта Озинга».

Фритц выразил Озингу благодарность в первой сноске к статье и дважды ссылался на него в тексте. Но, по словам Янсена-Винкельна, ключевые идеи работы «Фритцу не принадлежали».

Озинг вообще не помнил о Фритце и его статье. Однако, единственное, в чем все соглашались, было одно: вскоре после того как статья вышла в свет, Фритц исчез. Никто о нем больше не слышал.

На этом наше расследование могло бы зайти в тупик, если бы не смутные воспоминания двух знакомых Фритца. По их словам, в начале 1990-х годов он на какое-то время материализовался как директор нового Музея истории Восточной Германии. Тогда новость всех поразила, ведь Фритц абсолютно не разбирался в предмете. Один из сокурсников рассказал, что слух о назначении Фритца пошел после публикации заметки в крупном немецком журнале Stern.

Вот он — номер от 27 февраля 1992 года. На одной из страниц журнала, где-то между снимками таких звезд, как Гленн Клоуз и Ла Тойя Джексон, была фотография Фритца, в галстуке и застегнутом на три пуговице пиджаке. Он стоял рядом с картиной Эриха Мильке, ужасного и беспощадного министра государственной безопасности ГДР. Действительно, Фритц был назначен на должность директора музея, располагавшегося в бывшей штаб-квартире «секретной полиции» Восточной Германии.

Как оказалось, нынешний директор музея, Йорг Дризельманн, помнил Фритца очень хорошо. В 1990 году, вскоре после падения Берлинской стены, восточногерманские активисты захватили помещение Министерства госбезопасности, чтобы не дать сотрудникам уничтожить секретные документы. Активисты хотели, чтобы здание сохранилось в качестве научно-исследовательского центра, музея и мемориала.

Фритц предложил свою кандидатуру на должность директора музея. «Никто из группы его не знал, — отметил Дризельманн, который в то время являлся одним из руководителей активистов. — Но у Фритца было преимущество — он пришел из Египетского музея в Западном Берлине и имел опыт в музейной работе». Как оказалось, активисты не проверяли информацию о Фритце и не знали, что в музее он работал всего лишь экскурсоводом. Одно лишь то, что он был из Западной Германии, уже поразило восточных немцев, которые в октябре 1991 года приняли его на должность директора.

По словам Дризельманна, Фритц преуспел в саморекламе, но не как администратор. В марте 1992 года, через пять месяцев после открытия музея, музейный совет потребовал от него улучшения показателей эффективности. Кроме того, все были обеспокоены тем, что за то время, пока Фритц занимал должность директора музея, из хранилищ пропали ценные экспонаты: картины, военные медали времен нацизма, реликвии Министерства государственной безопасности. Весной 1992 года Дризельманн поставил вопрос ребром, и вскоре после этого Фритц исчез, оставив на рабочем столе заявление об увольнении.

«Я не хочу никого обвинять, но вполне возможно, житель Западной Германии куда лучше, чем мы, восточные немцы, разбирался в том, что эти предметы можно продать и что они дорого стоят», — сказал Дризельманн, который стал директором музея в 1992 году после ухода Фритца и остается им и по сей день. Никто не расследовал факт пропажи предметов старины из музея, так что его предположения насчет виновности Фритца так и остались неподтвержденными.

Карьерные метания Фритца от студента факультета египтологии до директора Музея Министерства госбезопасности выглядели, мягко говоря, странно. Но его появление в роли руководителя филиала компании по продаже автомобильных запчастей несколько лет спустя вообще выбивалось из общей картины.

Фритц точно не помнил, как и где познакомился с Лаукампом. К счастью, у Херцшпрунга с памятью дела обстояли получше. «Они познакомились в сауне», — рассказал он. По его словам, в 1992-1995 годах Фритц сам завязал разговор с Лаукампом, который, кстати, был на 22 года старше, в парной берлинского фитнес-центра.

Спросите, как незнакомец из сауны смог стать директором их автомобильной компании? «Он просочился, — с горечью в голосе произнес Херцшпрунг. — Он был очень красноречив. А Лаукамп всегда поддавался давлению. Он был не очень-то умный, и Фритц быстро его подмял».

Херцшпрунг даже не пытался скрыть своей ненависти к Фритцу. В отличие от Фритца, который обвинял Херцшпунга в мошенничестве, которое, в конечном счете, и привело к банкротству компании, последний утверждал, что во всем виноват Фритц, который изначально планировал захватить бизнес, сыграв на конфликте между Херцшпрунгом и Лаукампом. Когда компания развалилась, Фритц, который буквально разрывался между Флоридой и Германией, убедил BMW подписать контракт с другой берлинской компанией — APG Automotive Parts.

По признанию владельца APG Automotive Parts, бизнес процветал несколько лет, принося по $250 000 в год, во многом, благодаря таланту Фритца, как продажника, и выгодному контракту с BMW. Однако в феврале 2008 году компания инициировала процедуру банкротства после того, как на ее склад ворвался бывший сотрудник и разгромил главный станок, который производил запчасти для тормозных систем.

За два месяца до этого Фритц пытался продать свой дом в Норт-Порте, но безуспешно. В феврале 2010 года он снова выставил его на продажу, понизив цену более чем на треть, с $349 000 до $229 000. 8 июля 2010 года дом по-прежнему был не продан. Именно в тот самый день в газете North Port Sun было опубликовано письмо Фритца с требованием сокращений и 35% понижения заработной платы для высокооплачиваемых административных работников на фоне глобального экономического кризиса и растущей безработицы.

На следующий день Карен Кинг получила первое письмо от человека, утверждавшего, что у него есть интересный комплект фрагментов коптских папирусов.

Все указывает на то, что Фритц обладал необходимыми навыками и знаниями, чтобы подделать папирус о жене Иисуса. Именно он был связующим звеном между всеми участниками истории «происхождения». Он вполне был способен на то, чтобы расшифровать таинственный египетский текст. У него был отлично подвешен язык, и он умел продавать. И что самое главное, он изучал коптский язык, правда, не очень успешно, что как раз могло объяснить «сочетание неряшливости и изощренности», которое, по мнению Кинг, «так не характерно» для подделки.

Часть вторая -

Записал:

SALIK

Санкт-Петербург
info
+48
Я не автоматический, тематический информационный агрегатор! Материалы Salik.biz содержат мнение исключительно их авторов и не отражают позицию редакции. Первоисточник статьи указан в самом начале.

Поделиться в социальных сетях:


Оцените:
+1
686
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

   Подписывайтесь на нашу страничку в Twetter:   Подписаться