Мы в социальных сетях:



Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter
Если Вы стали очевидцем НЛО или любого другого паранормального явления, или у Вас есть история из жизни связанная с необъяснимыми явлениями, то присылайте материал на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, или регистрируйтесь на сайте и разместите свою историю сами на форуме. А так же Вы можете размещать свои статьи (Как разместить статью)

Можно ли человеку пересадить голову?

Можно ли человеку пересадить голову?

Житель Владимира Валерий Спиридонов заявил, что готов стать первым пациентом итальянского нейрохирурга Серджио Канаверо и сделать себе операцию по трансплантации головы. Валерий с детства страдает от неизлечимой болезни Верднига-Хоффмана.

Если вначале это звучало как то неопределенно и по большей степени с желанием громко заявить о себе как с одной так и с другой стороны, то сейчас все четче прорисовываются реальные действия, суммы, сроки и возможности. И вот уже есть дата операции — декабрь 2017 года.

Серджо Канаверо, бывший нейрохирург из Турина, дал интервью изданию «Libero Quotidiano» и объяснил, почему он хочет участвовать в рискованном эксперименте и насколько реалистичны эти планы.

Как отмечает журналист Алессандро Милан, «после двухчасового интервью так и остается непонятным, то ли перед тобой провидец, который через два года сделает революционный прорыв в медицине, то ли человек, который одержим идеей, изначально обреченной на провал».

А что скажете вы?

Серджо Канаверо отдает себе в этом отчет и спокойно принимает самую ожесточенную критику в свой адрес. Для него важнее всего провести первую в мире операцию по пересадке головы, чтобы давать возможность парализованным людям снова ходить, подарив им новое тело. Все подробности своего революционного проекта в медицине Канаверо изложил в своей книге «Il cervello immortale» («Мозг бессмертен») (издание Sperling & Kupfer).

L.Q.: Профессор, Вы знаете, что Вас называют новым профессором Франкенштейном?

С.К.: Это для меня большая честь.

L.Q.: Правда?

С.К.: Конечно. Это означает, что после 200 лет мы наконец-то сможет осуществить мечту, а каждый раз, когда кому-то удается превратить мечту в реальность, – это огромный успех. Виктор Франкенштейн хотел бросить вызов самой природе, но когда понял весь ужас произошедшего, то попытался уничтожить созданного им монстра. Я тоже думал о последствиях трансплантации человеческой головы и искал возможные решения этой проблемы. Так что для меня это большая честь – быть сравненным с Франкенштейном.

L.Q.: Мы еще вернемся к найденным Вами решениям. Скажите, когда Вы впервые задумались о пересадке головы?

С.К.: Еще ребенком. Когда мне было 8 лет, я смотрел по телевизору сериал «Medical Center» («Медицинский центр»), и там показывали церебральную ангиографию. Я был попросту заворожен. В 15 лет я прочитал специальный номер журнала «Scienze» («Науки»), посвященный мозгу, а в 17 – об эксперименте доктора Уайта, который в США осуществил операцию по пересадке головы от одной обезьяны на тело другой. Тут на меня снизошло озарение, и я решил посвятить себя медицине.

L.Q.: А когда Вы начали материализовать свою идею?

С.К.: В 1993 году мне попались на глаза статьи, написанные 30 лет назад американским нейрохирургом Фрименом. Он тоже искал свои методы лечения паралича. Это меня убедило, что трансплантация человеческой головы вполне реальна.

L.Q.: Когда будет проведена первая операция по пересадке человеческой головы?

С.К.: Если все пойдет, как мы запланировали, то первая в мире операция будет проведена на Рождество 2017 года в Китае.

L.Q.: Первым пациентом, который получит новое тело станет, как и планировалось, Валерий Спиридонов?

С.К.: Нет, китайский проект не предусматривает пересадку головы Валерия по понятным причинам. Мы не можем дать ему, белокожему, как снег, тело китайца. На данный момент еще нет готовых к операции пациентов.


L.Q.: Не могли бы Вы объяснить в общих чертах суть операции?

С.К.: Для начала определяется подходящий пациент с иммунологической и физической точки зрения. После того, как найден подходящий донор, можно переходить непосредственно к самой операции. В операционную доставляют реципиента и донора и кладут их на соседних столах, на расстоянии двух метров. Две команды хирургов работают одновременно. Когда все готово, производится отрезание обеих голов.

Голова донора передается родственникам для захоронения, а голова реципиента пересаживается на новое тело. Однако, перед отрезанием его голова должна быть заморожена при 15 °С. И только затем пересажена.

(Чтобы разрезать спинной мозг, хирургу понадобится специальный нож, который позволяет работать с погрешностью до одной миллионной метра. Голова Спиридонова будет временно заморожена, чтобы предотвратить кровотечение на время, пока будет идти соединение участков спинного мозга, и затем прикреплена к новому телу. Некоторые ученые предупреждают, что соединение головы человека с новым телом может привести к «не известным доселе уровням безумия». Чтобы подготовить пациента к новым для него ощущениям, команда программистов разработала систему виртуальной реальности.)

L.Q.: И в какую сумму обойдется операция?

С.К.: Если нам удастся провести опреацию в Китае, то ее стоимость составит 15 миллионов долларов. В Европе или в США стоимость возрастает до 100 миллионов.

L.Q.: Послушать Вас, речь идет о самой обычной операции. Но, как Вы наверняка знаете, многие нейрохирурги говорят, что невозможно соединить костный мозг реципиента с костным мозгом донора. В Италии Вас подвергают самой беспощадной критике.

С.К.: В Италии мне отказали в проведении операции, следовательно, мнение итальянцев для меня не имеет значения. Если ты здесь неудобен, тебя просто выдворяют. Профессор Сарр из Клиники Майо, ведущий специалист и настоящий профессионал, высказался положительно о возможности проведения трансплантации и используемой мной техники.

L.Q.: Послушайте, а что произойдет, если пациент после пересадки головы умрет?

С.К.: Когда Барнард провел свою первую операцию по пересадке сердца, его пациент прожил всего лишь 18 дней, второй – уже полтора года. В каждой трансплантации есть доля риска. Но перед проведением операции составляется очень подробный план. На самом деле, первая пересадка головы будет проведена нами за два месяца до операции в 2017 году в Китае: мы проведем пробную трансплантацию головы на двух пациентах, у которых констатирована смерть мозга, чтобы отточить свою технику. Это послужит завершающей стадией, станет нашим «Аполлоном-10» перед тем, как высадиться на Луну на «Аполлоне-11».

L.Q.: Что касается потенциальных пациентов, кто они?

С.К.: В основной своей массе полностью парализованные люди.

L.Q.: И Вы можете дать гарантию, что операция по пересадке головы, подарит им шанс вновь ходить?

С.К.: Да. Я назову Вам одно имя: Кристофер Рив (Американский актер театра, кино и телевидения, режиссер, сценарист, общественный деятель). Получил мировую известность после исполнения роли Супермена в одноименном американском фильме 1978 года и его продолжениях. 27 мая 1995 года, упав с лошади во время скачек в Вирджинии, сломал шейные позвонки и оказался парализованным. Врачи не смогли поставить актера на ноги, но спасли ему жизнь, проведя уникальную операцию. Он был парализован ниже плеч, не мог самостоятельно дышать, а говорить мог лишь при помощи вставленного в трахею аппарата. К парализованной диафрагме актера врачи подсоединили электростимулятор, который вызывал сокращения главной дыхательной мышцы. С тех пор он посвятил свою жизнь реабилитационной терапии и совместно с женой открыл центр по обучению парализованных навыкам самостоятельного существования. Скончался от сердечного приступа 10 октября 2004 года). Если бы Рив был жив, мы вырезали бы его спинной мозг, не повреждая его и используя специальную технику, а затем «приклеили» бы его к новому телу и Рив смог бы снова ходить.

L.Q.: Вы очень уверены в своих силах.

С.К.: Хорошо, давайте допустим, что что-то пойдет не так, и парализованный пациент после проведенной трансплантации не сможет ходить. В этом случае для науки еще ничего не потеряно. Когда Эдисону сказали, еще до того, как ему удалось создать свою первую электрическую лампочку, «вы сделали 999 попыток, и все они провалились», он ответил: «Это не было провалом. Это были всего лишь 999 неправильных способов создания лампочки». В науке все достигается методом проб и ошибок.

L.Q.: Да, но в таком случае Вы создадите еще одного парализованного, еще более искалеченного пациента, с телом одного и с головой другого человека.

С.К.: Я на 100% уверен, что он сможет ходить. Когда братья Райт создавали свой первый самолет, все говорили, что они сумасшедшие.

L.Q.: Профессор Канаверо, какова на самом деле Ваша цель, для чего Вы участвуете в эксперименте?

С.К.: До сих пор я всегда отвечал, что «для лечения серьезных патологий». Но на самом деле у меня более глубокие мотивы.

L.Q.: Какие именно?

С.К.: Я поясню. В 30 лет я был материалистом, даже редукционистом. Я, как и многие другие, верил в идею, что «мозг производит сознание». В 1989 году я посмотрел фильм «Коматозники» с Джулией Робертс в главной роли. В нем студенты-медики, останавливали работу своего сердца с намерением увидеть потусторонний мир. Для меня это стало откровением. В течение многих лет я имел дело с клинической смертью, и я сказал себе: «Конечно, было бы неплохо сделать что-то подобное».

Только представьте себе: тот момент, когда голова пациента-реципиента уже удалена, но еще не пересажена на новое тело, – это момент перехода между жизнью и смертью. С помощью трансплантации головы я не только смогу вылечить еще неизлечимые заболевания, но и узнать, что происходит после смерти, и таким образом решить проблему сознания.

L.Q.: Боюсь, я Вас не совсем понял.

С.К.: Я убежден, что сознание не порождается мозгом, поэтому, когда человек умирает, его сознание продолжает жить. Проведя успешную трансплантацию головы, я смогу доказать этот факт научным путем. Таким образом будут достигнуты две вещи: шаг в сторону «бессмертия» и доказательство абсолютной ненужности всех религий.

L.Q.: Ненужности религий?

С.К.: Основная причина, почему мы прибегаем к религии, является страх смерти. Религии, чтобы уменьшить этот страх, говорят о душе, которая попадает в Рай, и требуют доказательство веры. Я докажу, что сознание продолжает жить после физической смерти, но я сделаю это на научной основе. Если мозг, пересаженный на новое тело, сможет «рассказать» нам, что он видел во время перехода, у нас будет доказательство того, что в момент этой временной смерти сознание присутствует, даже если мозг не функционирует. Следовательно, исчезнет необходимость в религии и вере, чтобы преодолеть страх смерти. Каких-нибудь двадцать лет, и все религии исчезнут.

L.Q.: Как я понимаю, Вы не верите в Бога?

С.К.: Да, Вы правы, я атеист.

L.Q.: А Вы не боитесь, что Ваша технология может в конечном итоге попасть в чужие руки, и какой-нибудь современный «Гитлер» сможет таким образом обеспечить себе «бессмертие»?

С.К.: Это этическая дилемма, о которой я очень много размышлял. Я не могу этого допустить. Поэтому я запустил проект «Nuovo mondo» («Новый мир»).

L.Q.: В чем его суть?

С.К.: Он основан на книге Олдоса Хаксли «О дивный новый мир». Поскольку я против смертной казни и считаю, что тюрьмы не нужны современному обществу, то единственный способ остановить потенциального психопата – это «перепрограммировать» его мозг. Общество помимо заботы о продлении жизни через трансплантацию головы должно задуматься о контролировании мозга потенциальных преступников с помощью методов нейростимуляции, над которыми я работаю вот уже на протяжении многих лет. На мой взгляд, единственный способ остановить зло – это контролировать заранее человеческое поведение.

На самом деле не нужно думать, что это всего лишь слова. Серджио Канаверо в конце 2016 года ещё на один шаг приблизился к пересадке человеческой головы. Врач прооперировал собаку и мышь.

олностью отделять головы от туловищ он не стал, а лишь разрезал позвоночник. Восстановить тысячи поврежденных нейронов специалисту удалось с помощью полиэтиленгликоля. Это пищевая добавка, которую используют при производстве молока. Результат ошеломил даже самого хирурга. Уже через семь дней собака начала вставать на лапы, а спустя три недели она уже бегала и чувствовала себя превосходно. Мышь пошла на поправку ещё быстрее.

Серджио Канаверо, нейрохирург: «После проведенной операции, которая должна была оказаться смертельной для животных, мы видим удивительные результаты. Мышь восстановилась за 24 часа — практически со всем набором нейрофизиологических функций. Это беспрецедентно. Это поразительно, я бы даже назвал это чудом».

Впрочем, восторг Канаверо многие специалисты не разделяют. Скептики говорят: эксперимент необходимо провести более тщательно. Но сам хирург уверен в том, что он на пути к сенсации.

Вот еще мнение:

Академик Сергей Готье, директор Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов имени Шумакова, главный трансплантолог РФ:

Сама идея привлекательна, так как дает возможность сохранить человеческую личность при разных катастрофах, тяжелых заболеваниях тела, которые обрекают человека на смерть. Мне кажется, если тщательно продумать ход операции, все ее детали и нюансы, просчитать возможные риски, то технически она выполнима. В середине 50-х годов наш великий соотечественник Владимир Демихов в экспериментах на собаках доказал: пересадка головы практически возможна. Доказал возможность восстановления кровообращения мозга в пересаженной голове, сохранения жизнеспособности мозга.

Поделиться в социальных сетях:


+7
79
Распечатать
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Читайте еще
Пишут в блогах
Интересное видео