Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука, философия»

Мы не автоматический, тематический информационный агрегатор

Статей за 48 часов: 41


Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

Камни – окаменевшие люди, животные, мифологические персонажи в фольклоре и ландшафте Латвии. Часть 2
Среднее время прочтения:

Источник:
Камни – окаменевшие люди, животные, мифологические персонажи в фольклоре и ландшафте Латвии. Часть 2

Часть первая -

Камень вместо здания

- Salik.biz

В Беларуси известен Гомсин камень. Согласно преданию, он появился примерно так: во время грозы Перун ударил в дом Гомсина и тот сгорел, а на его месте появился большой камень. Только по этому преданию вообще-то нельзя утверждать, что дом превратился в камень. Точнее было бы сказать, что имела место некая необычная ситуация с участием сверхъестественных сил, и как свидетельство этого события появился камень. В культурно-исторической области Латгале записано несколько преданий о камнях, где сюжетная линия с их происхождением похожа на появление Гомсина камня. Предание из Балтинавского края (ХЛФ 1400,581) – о человеке, который уснул в бане и увидел вошедшего солдата русской армии огромного роста. Испугавшись, он стал колоть солдата вилами. Солдат превратился в лошадиный помет, который мужик бросил в печь на угли. К утру на месте бани появился большой камень. В Баркавской волости Мадонского края на берегу Лубанского озера стоял кабак Апинькалта. Там по ночам на чердаке танцевали черти с ведьмами. Однажды они кабак сожгли, а теперь там стоит большой камень (ХЛФ 878,29). В городе Карсава записано предание о камне Прейи. Сгорел сенной сарай некого хозяина Прейи. На его месте поднялся большой черный камень. Под камнем живет черт и по ночам жгет свечи (ХЛФ 1237,5). Упомянутые в этом разделе камни нами, к сожалению, в указанных местностях выявлены не были. Интересно, что в наше время при обследовании камней в Латгале, в волости Стабулниеки Риебиньского края, мы столкнулись с камнем под названиями Большой камень или Контора Черта. Можно предположить, что название Контора довольно ново. Но изначальные предания, которые относились к камню и могли повлиять на появление такого названия, нам не известны.

Из преданий следует, что окаменеть могли как отдельно взятые люди, так и пары, группы и даже целые поселения. Согласно преданиям, в камень превращались люди обоих полов и разного возраста. Но все же в них чаще фигурируют окаменевшие подростки, юноши и девушки. Возможно, это свидетельствует о связи сюжета об окаменевших людях с половозрастными инициациями и нарушением определенных табу. В редких случаях в камень превращался человек и вместе с ним какой-либо мифологический персонаж, как, например, грабитель и черт, девочка и жаба. Последние два примера показывают также, что два разных персонажа могут превратиться в один камень. Если речь идет о двух камнях, то в них могли быть превращены как представители одного пола (два грабителя, два помещика), так и разных (старичок и старушка) полов. Также могли окаменеть животные и мифологические персонажи в антропоморфном или зооморфном образе, и даже предметы и здания.


Причины окаменения указываются самые разные, во многом схожие, но отличающиеся от соответствующих мотивов в преданиях соседних стран. В Беларуси, Литве и в прусских землях наиболее выражен мотив родительского, особенно материнского, проклятия. В латышском материале он почти отсутствует. Иногда причиной превращения является нарушение ряда общечеловеческих норм поведения (жестокость, жадность, воровство, леность, бесчестие) и даже христианской морали (богоотступничество). Но и эти мотивы в латышском фольклоре выражены намного слабее, чем в соседних странах. В Латвии на первый план выдвигается древнейший пласт мифологии, наименее ощутивший на себе влияние синкретического мироощущения. Возможно, это объясняется тем, что в Латвии, за исключением Латгале, основной религией было лютеранство, которое меньше шло на компромисс с язычеством по сравнению с православием и католицизмом.

В значительной части латышских преданий рассматриваемые метаморфозы происходили в точке сближения двух пространств (реального и мифического) и во времени скорее мифическом, чем реальном. Люди, которые оказывались в этом пространстве и в этом времени, отчасти являются мифологизированными личностями – девочки и юноши переходного возраста, пастухи, воры, правители. Пастушки и старухи окаменевали после того, как побывали в провалившемся под землю дворце, что-то оттуда взяли или там отведали и затем проболтались об увиденном.

Это мифическое время первотворения, когда озера путешествовали по воздуху в поисках места, где они могли бы остановиться. В белорусском фольклоре, кстати, прослеживается тот же мотив, только в более измененной под влиянием христианской веры форме – озеро возникает на месте ушедшего под землю «за грехи» поселения. Причиной окаменения человека могла послужить встреча с мифологическим персонажем иного мира и, наоборот, черт и связанные с ним предметы окаменевают после нарушения ему отведенных временных (после пения петуха, который извещает о наступлении дня) и пространственных границ. В неурочном для себя месте и в неурочном времени черт оказывается при встрече с Богом или Перконсом, в результате чего окаменевает сам или часть его тела.

В двух случаях причиной окаменения стало любопытство: человек подсматривал за пиром черта с ведьмами или за собранием гномов. Кто знает, не кроется ли в подоплеке этих историй запрет на наблюдение того, что тебе видеть не следует, например, за действиями колдуна или тайных инициаций?

Рекламное видео:



В соседних странах камни этой категории встречаются как в естественном виде, так и в обработанном рукой человека. В Литве – это специально установленные камни, в Белоруссии – старые каменные кресты, в прусских землях – каменные изваяния. На наш взгляд, вопрос о таких камнях в Латвии открыт. В преданиях о камнях из культурно-исторической области Курземе не раз подчеркивалось, что камень был похож на человека, имел силуэт человека или черты человеческого лица. Большинство этих камней было уничтожено, но зная, что человеческие черты в преданиях часто приписывались и естественным камням, утверждать наверняка, что они были обработаны, невозможно. Даже популярный, но ныне утерянный (сохранился рисунок) камень из городища Пуйшу калнс, по мнению Ю. Уртанса, является лишь природным камнем необычной формы. Кажется, что и Спицакменс в лесу Анценской волости когда-то был специально поставлен.

Подобные версии были высказаны и по поводу двух камней в Видземе – Бадакменс (Камень голода) и нами не упомянутого Трию скродеру акменс (Камень трех портных). Были ли они установлены человеком или приняли такую форму благодаря леднику? Находился ли лежащий рядом с Бадакменс меньший камень (его голова) сверху большого камня или нет? На наш взгляд, однозначных ответов нет.

В Беларуси поклонение таким камням сохранилось до наших дней. В Латвии если и было когда-то развито почитание этих объектов, то в наши дни такого не наблюдается. В литературе также сведений об их почитании мало. Исключение составляет камень из Пуйшу кална. Выше изложенное предание утверждает, что ему приносили жертвы зимой и летом. Также есть этнографические записи, что в начале XIX века девушки приносили ему дары, чтобы благополучно выйти замуж. О почитании камня около городища Дигная свидетельствует предание, что там во время праздников веселилась молодежь.

По преданиям, эти камни плачут, кровоточат, имеют сердце, растут, когда-то могли передвигаться, а при выполнении тех или иных условий могут вновь обрести человеческий вид.

По фольклорным данным, прослеживается их связь с городищами (особенно в Курземе) и святилищами. Также немаловажна их привязка к границам, что указывает на роль межевых камней не только как маркеров реального пространства, но и на их мифологическое значение. Следует отметить, что между востоком и западом Латвии (восточными и западными балтами) наблюдаются определенные различия. В Латгале почти не встречаются сюжеты с окаменевшими людьми, исключение – пара заметок об окаменевших свадьбах в пограничных с Беларусью волостях. Основная масса камней этого типа встречаются именно в Курземе. Зато для Латгале типичны предания о ставших камнями зданиях, в которых накануне превращения имело место некое сверхъестественное событие. В центральных районах Видземе записаны наиболее колоритные предания об окаменевшем мифологическом персонаже. Также с регионом Видземе связаны, на наш взгляд, самые интригующие факты о связи камней с бедностью, голодом (Бадакменс и Стабурагс) и, наоборот, с богатством и плодородием (корова Мари или Лаймы). Это, так или иначе, указывает на связь камней с темой плодовитости скота и плодородия земли.

Для земледельцев и скотоводов всегда была актуальна вода. Множество наших камней так или иначе связаны с водой. Они находится или в самих водоемах, или в непосредственной близости от них. С этими камнями связываются истоки родников и рек. От слез Стабурадзе образовался родник. Одна жрица превратилась в камень, вторая в родник. В Беларуси Степан превратился в камень, а от слез Ульяны образовалась река. Также поражает общность мотивов и в более широких масштабах. Например, известен такой мифологический персонаж восточно-романских народов как Баба Докия, которая превращается в каменную глыбу и из которой вытекает родник, что объясняется тем, что «Баба обмочилась» или «Баба осрамилась». Также сюжет с окаменевшей женщиной, которая не желала попасть в руки разбойников, присутствует в грузинской мифологии. Она превратилась в камень на берегу речки, и женщины села используют этот камень, чтобы управлять погодой. Во время засухи камень сталкивают в реку, а когда дождей избыток – оттаскивают подальше от берега. Последние примеры иллюстрируют поразительное сходство мотивов преданий разных народов. Также они показывают, насколько важную роль играли эти камни во взаимодействии природы и человека. Чем больше материалов будет опубликовано по разным регионам и странам, тем понятней нам станет мировосприятие древнего человека. Мифологическое восприятие реальности до сих пор живет в подсознании современного человека, находя отражение в произведениях литературы и искусства. Примером тому служат скульптуры морских коров в парке города Вентспилс (рис. 19).

Рис. 19. Скульптуры коров в саду Ренькя города Вентспилс. Фото – М. ЗелтиньшРис. 19. Скульптуры коров в саду Ренькя города Вентспилс. Фото – М. Зелтиньш

Автор: Лилия Якубенока, магистр исторических наук, специалист Айзкрауклского музея истории и искусства (Латвия)

Часть первая -

Записал:

SALIK

Санкт-Петербург
info
+48
Я не автоматический, тематический информационный агрегатор! Материалы Salik.biz содержат мнение исключительно их авторов и не отражают позицию редакции. Первоисточник статьи указан в самом начале.

Поделиться в социальных сетях:


Оцените:
+22
908
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

   Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте:   Подписаться