Мы в социальных сетях:



Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter
Если Вы стали очевидцем НЛО или любого другого паранормального явления, или у Вас есть история из жизни связанная с необъяснимыми явлениями, то присылайте материал на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, или регистрируйтесь на сайте и разместите свою историю сами. А также, Вы можете размещать свои статьи (Как разместить статью).

"Пижма" - мираж Ледовитого океана

"Пижма" - мираж Ледовитого океана

Домыслы и правда об экспедиции «Челюскина»

Более 70 лет минуло после героической эпопеи спасения челюскинцев. Немало времени прошло и после появления слухов о гибели большого числа заключенных на втором пароходе, якобы шедшем одновременно с «Челюскиным», и которых везли для освоения рудников по добыче олова и цветных металлов на Чукотке. О первых известно много, о вторых настолько мало, что возникает вопрос о мистификации.

В августе 2004 года закончилась неудачей очередная экспедиция по поиску затонувшего «Челюскина». Руководитель экспедиции, директор Русского подводного музея Алексей Михайлов, заявил, что причиной неудачи является фальсификация данных о месте гибели парохода.

Как могло случиться, что у организаторов экспедиции отсутствовали координаты места крушения, когда в этом районе был организован вошедший в историю ледовый лагерь Шмидта, позволивший просуществовать спасенным, включая детей, в условиях полярной зимы на льдине много недель? Как могло случиться, что ни разу не поднимался вопрос о необходимости проверки версии о затоплении в этом же районе второго корабля идентичной конструкции? Ведь летчики-спасатели многократно достигали лагерь зимовщиков поневоле. Трудно себе представить, что это было возможно без знания его координат. Заметим, что вследствие дрейфа могли меняться координаты ледового лагеря, но не координаты дна, где покоится затонувший корабль.

Что значит координаты были сфальсифицированы? Это означает, что с первого дня данные о месте катастрофы, занесенные в судовой журнал, были засекречены, что все сведения, многократно публиковавшиеся в печати о месте гибели «Челюскина», были ложными. В нормальных условиях это может показаться невозможным — для этого должны были быть веские причины. Есть ли хоть один довод, почему через 70 лет нужно скрывать место гибели корабля, выполнявшего научные задачи? И почему соучастниками столь неправого дела становятся географы и физики, берущие на себя исследовательские задачи?

Задачей любой научной экспедиции является поиск правды, расширение изученности проблемы. Мысленно возвращаясь во времена плавания «Челюскина», можно представить себе, что Отто Юльевич Шмидт — научный руководитель экспедиции — ставил перед собой интереснейшую научную задачу изучения Северного морского пути и не мог отказаться при этом от навязанных условий проведения экспедиции. Это мог быть вопрос не научного будущего, а вопрос жизни.

Движимый попыткой посильно ответить на эти и другие вопросы я начал скрупулезно знакомиться с опубликованными документами и воспоминаниями об этих событиях. Но эти изыскания увели меня заметно в сторону от первоначального плана.


Немного истории и официальная версия трагедии

В феврале 1934 года, раздавленный льдами в Чукотском море, затонул пароход «Челюскин». Один человек погиб, а 104 члена экипажа высадились на лед океана. Часть грузов и продовольствия удалось с парохода снять. Такая колония людей на льду Северного Ледовитого океана случай неслыханный. Как это случилось?

Советское правительство осуществляло традиционную русскую идею освоения восточных и северных районов страны. Начало положил еще в 16 веке Ермак Тимофеевич. Научно ее сформулировал Михайло Ломоносов. Но с наибольшей интенсивностью идея осуществлялась в советское время. В 1928 году постановлением Совета Народных Комиссаров была учреждена Арктическая правительственная комиссия. Ее возглавил бывший главком Вооруженных Сил страны С. С. Каменев. В комиссию вошли ученые и летчики. Комиссия руководила созданием на побережье Ледовитого океана морских и авиационных баз, метеостанций и регламентировала плавание судов. Первым практическим результатом работы комиссии было спасение экспедиции Нобиле, потерпевшей аварию на дирижабле «Италия». Ее же усилиями были спасены зазимовавшие во льдах океана советский пароход «Ставрополь» и американская шхуна «Нанук».

Для обеспечения доставки грузов в самые восточные районы побережья Северным морским путем нужно было попытаться пройти весь путь от Европы до Чукотки за одну короткую летнюю навигацию. Первым это сделал в 1932 году ледокол «Сибиряков». Но у ледоколов были недостаточные возможности перевозки грузов. Для грузовых перевозок, соответствующих задачам освоения Севера, нужны были суда с большей коммерческой нагрузкой, приспособленные к плаванию в условиях Севера. Это привело советское руководство к идее использования парохода «Челюскин» для освоения Северного морского пути. Он был построен в 1933 году в Дании на верфях известной судостроительной фирмы «Burmeister and Wain», B&W, Copenhagen по заказу советских внешнеторговых организаций.

Пароход водоизмещением 7500 т сначала под названием «Лена» был спущен на воду 3 июня 1933 г. Первый переход он совершил в Ленинград, куда прибыл уже 5 июня и получил новое название — «Челюскин» в память русского мореплавателя и исследователя севера С. И. Челюскина. Пароход сразу стали готовить к длительному плаванию в северных морях. 16 июля 1933 г., имея на борту 800 тонн груза, 3500 тонн угля и более ста членов команды и участников экспедиции, «Челюскин» покинул ленинградский порт и направился на запад, к месту своего рождения — Копенгагену. На верфи судостроители за шесть дней устранили некоторые из дефектов. Затем переход в Мурманск, где погрузили самолет-амфибию «Ш-2». А 2 августа 1933 г. «Челюскин» вышел из Мурманска в свое историческое плавание.

Плавание шло успешно вплоть до Новой Земли. Затем «Челюскин» вошел в Карское море, не замедлившее показать и свой плохой характер, и беззащитность «Челюскина» перед настоящими полярными льдами. Серьезная деформация корпуса и течь появились 13 августа 1933 года. Встал вопрос о возврате назад, но было принято решение продолжить путь.

В Карском море произошло важное событие — у Доротеи Ивановны (девичья фамилия Дорфман) и геодезиста Василия Гавриловича Васильевых, направлявшихся на зимовку на остров Врангеля, родилась дочь. Запись о рождении была сделана В. И. Ворониным в судовом журнале «Челюскина». Она гласила: «31 августа. 5 час. 30 м. у супругов Васильевых родился ребенок, девочка. Счислимая широта 754651» сев., долгота 9106 вост., глубина моря 52 метра". Девочку нарекли Кариной.

В Восточно-Сибирском море стали попадаться тяжелые льды. 9 и 10 сентября «Челюскин» получил вмятины по правому и левому борту, лопнул один из шпангоутов и усилилась течь судна. Опыт дальневосточных капитанов, плававших северными морями, говорил, что 15-20 сентября — самый поздний срок для входа в Берингов пролив. Плавание осенью в Арктике — дело трудное. Зимой — невозможное. Корабль вмерз во льды и стал дрейфовать.

4 ноября 1934 г. благодаря удачному дрейфу «Челюскин» вошел в Берингов пролив. До чистой воды оставались считанные мили. Но никакие усилия команды не смогли спасти положения. Движение на юг стало невозможным. В проливе началось движение льдов в обратную сторону, и «Челюскин» снова оказался в Чукотском море. Судьба корабля зависела полностью от ледовой обстановки. Зажатый льдами пароход самостоятельно передвигаться не мог. Судьба оказалась не милостива. Все это предшествовало знаменитой радиограмме О. Ю. Шмидта, начинавшейся словами: «13 февраля в 15 часов 30 минут в 155 милях от мыса Северный и в 144 милях от мыса Уэллен „Челюскин“ затонул, раздавленный сжатием льдов...»

Когда люди оказались на льду, была образована правительственная комиссия по спасению челюскинцев. О ее действиях постоянно сообщалось в печати. В возможность спасения многие специалисты не верили. Некоторые западные газеты писали, что люди на льду обречены, и возбуждать в них надежды на спасение негуманно, это только усугубит их мучения. Ледоколов, которые бы могли плавать в зимних условиях Ледовитого океана, тогда еще не было. Надежда была только на авиацию. Правительственная комиссия направила на спасение три группы самолетов. Отметим, что кроме двух «Флейстеров» и одного «Юнкерса» остальные самолеты были отечественными.

Итоги работы экипажей таковы: Анатолий Ляпидевский сделал один рейс и вывез 12 человек, Василий Молоков за девять рейсов 39 человек, Каманин за девять рейсов 34 человека, Михаил Водопьянов совершил три рейса и вывез 10 человек, Маврикий Слепнев за один рейс пять человек, Иван Доронин и Михаил Бабушкин сделали по одному рейсу и вывезли по два человека.

Два месяца, с 13 февраля по 13 апреля 1934 г., 104 человека боролись за жизнь, вели героическую работу по устройству организованной жизни на льду океана и строительству аэродрома, который постоянно разламывался, покрывался трещинами и торосами, заносился снегом… Сохранить человеческий коллектив в таких экстремальных условиях большой подвиг. История освоения Арктики знает случаи, когда люди в таких условиях не только теряли способность к коллективной борьбе за жизнь, но даже ради личного спасения совершали по отношению к товарищам тяжкие преступления. Душой лагеря был Отто Юльевич Шмидт. Радиосвязь с материком обеспечивал знаменитый полярный радист Эрнст Кренкель.


Может быть, сегодняшним читателям покажется странным, но там, на льдине, Шмидт издавал стенную газету и читал лекции по философии, о чем ежедневно сообщалось во всей центральной советской прессе. Вся мировая общественность, специалисты авиации и полярники дали челюскинской эпопее наивысшую оценку.

В связи с успешным окончанием эпопеи была учреждена высшая степень отличия звание Героя Советского Союза. Оно было присвоено летчикам А. Ляпидевскому, М. Слепневу, В. Молокову, Н. Каманину, М. Водопьянову, И. Доронину. Одновременно все они были награждены орденами Ленина. Впоследствии «Золотая Звезда» 1 была вручена Ляпидевскому. Были награждены совершившие перелет все бортмеханики, включая двух американских. Все участники экспедиции, находившиеся на льдине, кроме детей, были награждены орденами Красного Знамени.


Неофициальная версия

В 1997 г. в газете «Известия» появилось первое известное мне публичное упоминание о тайнах, связанных с экспедицией «Челюскина». Автор публикации Анатолий Стефанович Прокопенко, историк-архивист, в прошлом возглавлял знаменитый Особый архив (ныне -Центр хранения историко-документальных коллекций) — огромное сверхсекретное хранилище трофейных документов из двадцати европейских стран.

В 1990 году Прокопенко представил в ЦК КПСС неопровержимые документальные свидетельства о расстреле под Катынью польских офицеров. После Особого архива он был назначен заместителем председателя Комитета по делам архивов правительства РФ, являлся консультантом Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий при президенте РФ. В газете было сказано буквально следующее: «Из фонда знаменитого полярного летчика Молокова можно узнать, отчего Сталин отказался от иностранной помощи при спасении экипажа ледокола „Челюскин“. А оттого, что волею судеб поблизости вмерзла в лед баржа-могила с заключенными».

Детально версия о наличии второго корабля в экспедиции «Челюскина» была описана Эдуардом Ивановичем Белимовым в работе «Тайна экспедиции „Челюскина“. Он изложил свою версию событий в виде рассказа сына человека, выжившего после гибели второго парохода „Пижма“, ведомого „Челюскиным“. Этот человек стал также близким другом родившейся на „Челюскине“ Карины. Такой источник информации заставляет воспринимать каждое слово и все детали повествования очень серьезно. Эту версию газета „Промышленные ведомости“ опубликовала полностью в феврале 2005 г. Поэтому я не буду подробно пересказывать ее содержание.

Кроме того, в газете „Версты“ появилась практически идентичная версия от лица гражданина Израиля Иосифа Закса, на публикацию которого сослались затем питерские журналисты. Он утверждал, что зимой 1934 года в Чукотском море по указанию Сталина был взорван и затоплен корабль „Пижма“, который якобы сопровождал легендарного „Челюскина“. По словам Закса, на борту этого судна, а точнее, в трюмах, находились 2000 заключенных, которых везли на работу на рудники Чукотки под конвоем сотрудников НКВД. Среди заключенных на „Пижме“ находилась большая группа классных радиолюбителей-коротковолновиков. После взрывов на „Пижме“ они добрались до запасного комплекта радиопередатчика, и их позывные услышали на базах американской авиации. Правда, летчики успели спасти немногих. Позже все спасенные, в том числе и отец Иосифа Закса, будто бы приняли другое гражданство. Похоже, что Яков Самойлович по — Белимову в точности соответствует Иосифу Заксу, цитируемому петербуржцами.

Вместе с тем корреспондент газеты „Труд“ в Казани 18 июля 2001 г. сослался на рассказ известного казанского радиолюбителя В.Т. Гурьянова о том, что его наставник, летчик полярной авиации, в 1934 году перехватил радиосеанс американских летчиков, базировавшихся на Аляске. История была похожа на легенду. Речь шла о спасении русских в районе гибели „Челюскина“, но не членов экипажа, не участников научной экспедиции Отто Шмидта, а каких-то таинственных политзаключенных, оказавшихся в районе знаменитого дрейфа челюскинцев. После знакомства с версией Белимова ему стало ясно, о чем была речь.

30 августа 2001 г. российский телевизионный канал ТВ-6 в программе „Сегодня“ показал сюжет про „Пижму“, которая вышла в море вместе с „Челюскиным“ и на которой находились 2000 заключенных с охранниками. В отличие от ранее опубликованной версии Белимова в телевизионной версии охранники взяли с собой семьи. Когда „Челюскин“ попал в ледовый плен и началась операция по его спасению, было принято решение взорвать „Пижму“. Семьи охранников были перевезены на санях к „Челюскину“, а 2000 заключенных ушли на дно вместе с кораблем.


Ложь или правда?

Замечу, что ни одна из версий не исключает другую. Официальная версия как бы не знает о существовании других вариантов, живет независимо. Вторая версия мрачно дополняет первую, дает расширительное нечеловеческое толкование реализации целей экспедиции. Задача — попытаться составить истинную картину по имеющейся на сегодняшний день информации. По возможности, разобрать эти две колоды и выбросить фальшивые карты.

В рамках официальной версии возникает, пожалуй, только два вопроса: о численности людей и координатах гибели парохода.

При отплытии из Мурманска по данным И. Куксина на корабле находилось 111 человек, в том числе один ребенок — дочь нового начальника зимовки на острове Врангеля. В это число входили 52 человека экипажа парохода, 29 человек из состава экспедиции и 29 человек штата научно-исследовательской станции острова Врангеля. 31 августа 1933 г. на корабле родилась девочка. На „Челюскине“ стало 112 человек. Более точной является приведенная выше численность в 113 человек. Перед началом дрейфа в середине сентября 8 человек на собаках было отправлено на Большую землю. После этого на корабле должно было остаться 105 человек. Один человек погиб при погружении корабля в морскую пучину 13 февраля 1934 г.

Приведенные данные с точностью до 1 человека совпадают с количеством людей по указу о награждении участников лагеря Шмидта. Установить причину расхождения не удалось. Особый интерес представляет вопрос о координатах гибели „Челюскина“. Казалось бы, они, безусловно, были занесены в судовой журнал, сообщены на Большую землю для обеспечения поиска и спасения людей с льдины, и должны были быть известны каждому экипажу самолетов, участвовавшему в спасении полярников.

Однако, как отмечалось выше, в августе 2004 года закончилась неудачей очередная экспедиция по поиску „Челюскина“ с помощью научного судна „Академик Лаврентьев“. В исследовании были использованы данные, указанные в штурманском журнале 1934 года. Тогда руководитель экспедиции Отто Шмидт сообщил в радиограмме точные координаты. Были проверены все известные в архивах координаты, оставленные экспедициями 1974-го и 1979 годов. Руководитель экспедиции, директор Русского подводного музея Алексей Михайлов заявил, что причиной неудачи является фальсификация данных о месте гибели парохода.

Я предпринял попытку найти эти данные в зарубежной печати периода спасения челюскинцев. В газете „Los Angeles Times“ от 12 апреля 1934 г. были приведены следующие координаты: 68о 20 сев. широты и 173о 04 зап. долготы. В навигационных картах Дальневосточного морского пароходства помечено, что „Челюскин“ затонул в координатах 68 градусов 17 минут сев. широты и 172 градуса 50 минут зап. долготы. Эта точка лежит в 40 милях от мыса Ванкарем, на котором расположен поселок с таким же названием.

В сентябре 1989 года затонувший „Челюскин“ нашел Сергей Мельников на гидрографическом судне „Дмитрий Лаптев“. Им были опубликованы уточненные координаты гибели „Челюскина“, проверенные в результате погружения к пароходу. В связи с заявлением о фальсификации координат после окончания экспедиции Михайлова он писал: „Позволю себе возразить и привести имевшиеся в распоряжении АН СССР точные координаты п/х “Челюскин», полученные мною в результате недельного поиска на гидрографическом судне «Дмитрий Лаптев» с использованием систем спутниковой ориентации «Магнавокс» и военной системы «Марс»: 68 18? 05? 688 северной широты и 172 49? 40? 857 западной долготы. Имея такие цифры, не бросайте там якорей! Это координаты с точностью до одного метра".

Учитывая различия в оценках координат затонувшего «Челюскина» я предпринял попытку выяснения спорных моментов у Сергея Мельникова, утверждавшего, что он совершил погружение к затонувшему пароходу и сделал фотографии в непосредственной близости от него на глубине 50 метров. На вопрос о значимости расхождений в координатах и наличии фальсификации исходных данных С. Мельников ответил, что "… расхождение незначительно. В половину морской мили. В силу того, что в те времена координаты брали с помощью ручного секстана, а я пользовался спутниковой системой — это нормальная ошибка".

Поиск осуществлялся «по картам Генштаба, на которых нет других затонувших судов в этом районе. И нашли в полумиле от места его обозначения на карте. Поэтому, почти со 100%-й уверенностью можно говорить, что это „Челюскин“. Эхолокация тоже говорит об этом — объект имеет 102 метра длины и 11 метров в высоту. Видимо, пароход чуть-чуть наклонен на левый борт и практически не погружен в ил или донные наносы».

Недостаточная обоснованность заявления Михайлова о фальсификации данных была подтверждена участником экспедиции «Челюскин — 70» руководителем аппарата Комиссии Совета Федерации по делам молодёжи и спорту, доктором социологических наук Александром Щегорцовым.

Поскольку я взял на себя задачу проведения независимого расследования, то при анализе фактической стороны дела буду исходить из «презумпции невиновности», т.е. буду предполагать, что вся основная информация, изложенная Э. Белимовым в «Тайне экспедиции „Челюскина“, отражает реальные известные автору факты и не отягчена сознательным литературным вымыслом.

В чем отличие беллетристики от истории? Беллетристика рассказывает то, что могло быть. История — только то, что было. В переломные моменты эпох люди охотнее тратят время на чтение исторических изданий, в которых рассказывается „то, что было“. Поэтому неудивительно, что такую проблематичную статью, делающую достоянием общественности высказывание участников экспедиции по очень острой проблеме, перепечатали многие издания и интернетовские сайты.

Когда идет речь о сравнении различных версий, всегда может возникнуть опасность, что версии относятся к различным объектам и их несоответствия не взаимоисключающие. В данном случае есть два уникальных и единичных события, рассматриваемые в обеих версиях, информация о которых не может быть двойственной. Это — единственный, первый и последний, поход „Челюскина“, применительно к которому не может быть различных дат. И единственный случай рождения в Карском море девочки: не может быть разных дат рождения и разных родителей. Поэтому первоначально обратимся к сопоставлению информации именно по этим вопросам.

Э. Белимов пишет: „Итак, вернемся в далекое прошлое 5 декабря 1933 года. Часов в 9 или 10 утра Елизавету Борисовну (будущую мать Карины по версии Белимова) привезли на причал и помогли подняться на борт “Челюскина». Почти сразу же началось отплытие. Гудели пароходы, в черном небе лопались ракеты, где-то играла музыка, все было торжественно и немного печально. Вслед за «Челюскиным» плывет «Пижма», вся в огнях, точно сказочный город".

По официальной версии пароход вышел из Мурманска 2 августа 1933 г. Уже 13 августа 1933 года в Карском море появились серьезная деформация корпуса и течь. 7 ноября 1934 г. руководитель экспедиции О. Шмидт, находясь в Беринговом проливе, направил Советскому правительству поздравительную радиограмму. После этого пароход уже не имел возможности самостоятельного плавания и дрейфовал во льдах в северном направлении до дня своей гибели. Можно привести дополнительно целый ряд временных вех, показывающих, что «Челюскин» не мог начать плавание из Мурманска 5 декабря 1933 г. В соответствии с этим можно твердо утверждать, что датировка экспедиции «Челюскина» в работе Э. Белимова ошибочна.

В Карском море на «Челюскине» родилась девочка, названная по месту рождения Кариной. Большинство источников в этой связи ссылаются на следующую запись в судовом журнале: «31 августа в 5 час. 30 м. у супругов Васильевых родился ребенок, девочка. Счислимая широта 754651» сев., долгота 9106 вост., глубина моря 52 метра". В работе Э. Белимова указано: «И только один раз корабли-близнецы причалили друг к другу. Это случилось 4 января 1934 года, в день рождения Карины. Начальник конвоя Кандыба пожелал лично увидеть новорожденную дочь. Елизавета Борисовна занимала каюту-люкс 6, такую же, как у капитана и начальника экспедиции. Карина родилась в самом дальнем углу Карского моря.

Оставалось каких-нибудь 70 км до мыса Челюскин, а за ним начинается другое море — Восточно-Сибирское. Мать по месту рождения в Карском море предложила назвать дочь Кариной. Капитан Воронин тут же на судовом бланке написал свидетельство о рождении, указав точные координаты — северную широту и восточную долготу, — расписался и приложил корабельную печать».

Сравнение этих записей позволяет выделить два принципиальных различия. В первой версии девочка родилась 31 августа 1934 г. По второй — 4 января 1934 г. «Челюскин» подошел к мысу Челюскин на границе Карского моря 1 сентября 1933 г. В январе 1934 г. пароход «Челюскин» уже был зажат льдами вблизи Берингова пролива и никоим образом самостоятельно не мог подойти к другому кораблю, к тому же в Карском море. Это делает единственно возможной версию о рождении Карины 31 августа 1933 г. В первой версии родителями девочки указаны Васильевы.

В составе группы зимовщиков были геодезист Васильев В.Г. и его жена Васильева Д.И. В версии Э. Белимова родителями названы Кандыба (без указания имени и отчества) и Елизавета Борисовна (без указания фамилии). Следует обратить также внимание на то, что во второй версии в цитируемой записи о рождении девочки вообще отсутствует упоминание о родителях. Во многих воспоминаниях говорится о рождении Карины в семье Васильевых. Особенно подробно, как о семье своего учителя, об этом пишет Илья Куксин. В соответствии с документальными данными и воспоминаниями нет места для появления на корабле другого ребенка у других родителей. Участников плавания по фамилии Кандыба или с именем Елизавета Борисовна не удалось найти ни в исследованных документах, ни в воспоминаниях. Все это однозначно позволяет сделать вывод о неаргументированности версии Э. Белимова о рождении Карины.

Очень серьезным является вопрос о численности зимовщиков на дрейфующей льдине с учетом плавания двух кораблей. Этот вопрос не рассматривался ни в одной из известных мне публикаций. После гибели «Челюскина» на льду оказалось 104 человека. В их число входили 52 члена команды «Челюскина», 23 участника экспедиции О. Ю. Шмидта и 29 участников предполагавшейся зимовки на о. Врангеля, включая 2 детей. При этом штатное число членов команды парохода должно быть несколько больше, так как в преддверии зимовки в сентябре 1933 г. несколько членов команды по состоянию здоровья были отправлены на землю. Именно такое количество людей — 104 человека — было вывезено пилотами спасательной экспедиции на землю.

Э. Белимов делает намек, что количество переправленных на землю людей могло быть больше с учетом значительного количества самолетов, участвовавших в спасении. Поэтому мы сочли необходимым столь скрупулезно привести данные количества полетов и вывезенных людей каждым летчиком. Среди спасенных зимовщиков не находится места даже для мифического Кандыбы и его жены Елизаветы Борисовны. Вместе с тем для проводки второго корабля, подобного «Челюскину», была необходима команда той же численности. Мы не говорим уже об охране заключенных. Какова их судьба при наличии второго парохода, затопленного по приказу выполненному лично Кандыбой?

Допустим, что для уничтожения всех свидетелей транспортировки заключенных и их потопления было принято трудно реализуемое одним человеком решение об уничтожении вместе с заключенными всех охранников и членов команды парохода. Но даже реализация такого решения не уничтожает опасных свидетелей. Северный морской путь в те годы был уже совсем не ледовой пустыней. Многомесячное плавание сопровождалось неоднократными встречами с другими кораблями, периодическим участием ледоколов в проводке экспедиции. На мысе Челюскин экспедицию навестила большая группа чукчей.

Сам Белимов описывает неоднократные контакты команд «Челюскина» и «Пижмы», как до гибели «Челюскина», так и после. Поэтому для уничтожения свидетелей пришлось бы принять столь же радикальные меры по отношению ко всем людям, которые были или могли быть свидетелями плавания второго корабля, то есть ко всем участникам экспедиции. Совсем не реальной с этих позиций является и отправка О.Ю. Шмидта, старого интеллигента, человека с безупречной репутацией в научном мире, на лечение в США сразу после эвакуации с льдины. Ведь хорошо известно, что обладатели секретов ни в каком случае не имели возможности выезда за границу, тем более без надежного сопровождения. Но это не все.

По версии Э. Белимова правительство Дании якобы направляло ноты с протестом против использования пароходов, изготовленных в Копенгагене, для плавания во льдах. Почему же не последовало других демаршей при сообщении о гибели одного из них и при исчезновении другого? Мне не удалось найти подтверждения наличия таких межгосударственных нот, которые противоречат логике международных отношений, так как заказчиком пароходов и их изготовителем были торговые фирмы, а не СССР и Датское Королевство.

В 1932 году в НКВД создали Особую экспедицию Наркомвода. Она обслуживала ГУЛАГ, перевозила людей и грузы из Владивостока и Ванино на Колыму и в устье Лены. Флотилия насчитывала с дюжину судов. В одну навигацию они не успевали пройти до Лены и обратно, зимовали во льдах. Документы, касающиеся деятельности Особой экспедиции, хранятся в закрытых фондах НКВД. Вполне возможно, что там есть сведения и о затонувшем пароходе. Но к челюскинской эпопее они вряд ли имеют отношение.

Известный английский исследователь Роберт Конквест посвятил много лет изучению процессов насилия над собственным народом в СССР. Отдельные работы посвящены лагерям смерти в Арктике и перевозкам заключенных. Им составлен полный перечень судов, использованных для транспортировки заключенных. Ни одного арктического рейса в 1933 г. в этом списке нет. Отсутствует и название корабля «Пижма».

Мной был просмотрен комплект газеты «Los Angeles Times» вплоть до объявлений за период с 1 февраля до 30 июня 1934 г.

Поиск дал возможность обнаружить фотографии гибели «Челюскина», координаты затонувшего корабля, ряд сообщений о дрейфующем ледовом лагере, этапах подготовки и спасения челюскинцев, участия в этом американцев, транспортировке и лечении в США Отто Шмидта. О других сигналах SOS из советской Арктики или нахождения спасшихся заключенных ни одного сообщения в газетах не было обнаружено. Не были обнаружены такие сообщения и в зарубежных исследованиях о советской Арктике.

Остановимся на некоторых менее существенных деталях рассказа Э. Белимова, плохо согласующихся с реальностью. Уже после гибели «Челюскина» по версии Белимова новым домом для женщин и детей оказывается «Пижма»: «14 февраля вечером к правому борту „Пижмы“ подкатили аэросани, сначала одни, а потом и вторые. Дверцы распахнулись, и оттуда горохом посыпались дети всех возрастов». И это притом, что на корабле были только две девочки, одной из которых было меньше 2 лет, а второй несколько месяцев.

Документальный очерк, на форму которого претендует «Тайна экспедиции „Челюскина“, требует точности в определении действующих лиц. У Белимова нет ни одного человека с именем, отчеством и фамилией. Главный герой очерка, раскручивающий всю интригу парохода-призрака, так и остается Яковом Самойловичем без фамилии — человеком невысоким, плотным, с круглой головой, как это бывает у математиков.

Можно было предположить, что автор не хочет раскрыть инкогнито, но очерк пишется в 90-е годы, и автор и его главный герой находятся в Израиле. Поэтому для боязни не видно объективных оснований. При этом сведений о связи Якова Самойловича с Кариной было бы вполне достаточно чтобы раскрыть инкогнито. В противоположность этому капитан „Пижмы“ имеет только фамилию — Чечкин, но без имени и отчества. Попытка в составе Северного флота найти такого капитана, водившего суда в 1930-е годы, не дала результата.

Откровенная „литературщина“ проявляется в подробном изложении разговоров о походе „Челюскина“ на Политбюро ЦК ВКП(б) и руководителей НКВД. В некоторых эпизодах характер изложения материала в „Тайне экспедиции “Челюскина» подобен случаям изготовления фальшивых долларов с собственным портретом изготовителя. К сожалению, никакие попытки установить контакт с Э. Белимовым за годы, прошедшие с момента опубликования его работы, не увенчались успехом. Безответными остались мои обращения к редактору «Хронографа» Сергею Шраму, считавшемуся первым публикатором материала.


Свидетельство очевидца

Челюскинец Ибрагим Факидов называет версию Белимова выдумкой. Выпускник физико-механического факультета Ленинградского политехнического института, деканом которого был академик Иоффе, остался после его окончания работать в институте научным сотрудником. В 1933 году И. Факидова пригласили в состав научной экспедиции на «Челюскин». Скорые на клички челюскинцы в знак уважения прозвали молодого физика Фарадеем.

В 2000 году И. Г. Факидов возмущался: «Это какое-то колоссальное недоразумение! Ведь, если бы все было правдой, я, будучи на „Челюскине“, не мог об этом не узнать. У меня со всеми на корабле был тесный контакт: я был большим приятелем капитана и начальника экспедиции, знал каждого научного сотрудника и каждого матроса. Два корабля попали в переделку, и их до смерти ломает льдами, а они не знают друг друга — чушь какая-то!». Екатеринбургский профессор Ибрагим Гафурович Факидов, выдающийся ученый-физик, возглавлявший лабораторию электрических явлений в Свердловском институте физики металлов, скончался 5 марта 2004 года.

Так как не удавалось найти никаких фактов и сведений, подтверждающих наличие второго парохода, шедшего в составе одной экспедиции с «Челюскиным», я решил обратиться на фирму «Бурмейстер и Вайн». Тем более, что в регистрационных книгах Российского морского регистра судоходства «Пижма» не значилась. В феврале 2005 г. мне удалось получить от музея этой кораблестроительной фирмы чрезвычайно важные сведения. Верфь, на которой был построен «Челюскин», обанкротилась в 1966 г. Многие технические материалы были уничтожены, но основная информация была передана в музей. По этим данным в 1933 г. для Советского Союза был построен только один пароход, предназначенный для плавания в ледовой обстановке морей Северного Ледовитого океана. Других пароходов для этих условий плавания фирма не строила ни в 1933 г., ни позднее (это первая публикация этих сведений).

Несколько любопытных особенностей было связано с награждением челюскинцев. Их наградили не в качестве участников экспедиции за выполнение каких-то заданий и научных исследований, а как участников лагеря Шмидта, «за исключительное мужество, организованность и дисциплинированность, проявленные отрядом полярников во льдах Ледовитого океана в момент и после гибели парохода „Челюскин“, обеспечившие сохранение жизни людей, сохранность научных материалов и имущества экспедиции, создавшие необходимые условия для оказания им помощи и спасения». Причем, все- от руководителя экспедиции и капитана затонувшего корабля до плотников и уборщиков — были награждены одинаково — орденом Красной Звезды.

Аналогично, всем летчикам, включенным первоначально в группу спасателей, были присвоены звания Героя Советского Союза, включая Сигизмунда Леваневского, который из-за аварии самолета не принимал непосредственного участия в спасении челюскинцев. Аналогично поступили с механиками самолетов, наградив их всех орденами Ленина.

В связи с награждением С. Леваневского было высказано предположение, что он умышленно совершил как бы вынужденную посадку, чтобы не позволить американскому механику Клайду Армстеду увидеть корабль с заключенными. В этом варианте становится трудно объяснимым участие в полетах второго американского механика Левари Уильяма практически в тоже время вместе со Слепневым.

***

Многие люди, вовлеченные в околочелюскинские проблемы после публикации работы Э.И. Белимова, хотели бы выяснить серьезные вопросы в общении с автором. Я также предпринял настойчивые попытки найти возможность выяснить соотношение литературного вымысла и факта непосредственно у автора. К сожалению, могу сообщить, что узнать мнение Э. И. Белимова уже никому не удастся. По сведениям его старых сослуживцев он умер в Израиле примерно три года тому назад.

Проверка всех основных положений работы Э. Белимова или израильской версии, как называют ее некоторые, закончена. Рассмотрены факты и публикации, заслушаны воспоминания свидетелей. По-видимому, в сочетании со всеми остальными данными, проанализированными выше, это позволяет на сегодняшний день поставить точку в расследовании «тайн» экспедиции «Челюскина». В соответствии со всеми известными на сегодня сведениями можно утверждать, что «Пижма» является литературным вымыслом.

Лазарь Фрейдгейм, США

Источник:

Поделиться в социальных сетях:


+7
91
Распечатать
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Читайте еще
Пишут в блогах
Интересное видео