Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука, философия»

Мы не автоматический, тематический информационный агрегатор

Статей за 48 часов: 78

Сайт для здравомыслящих и разносторонне развитых людей


Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

За что убили Лаврентия Берию? Часть вторая
Среднее время прочтения:

За что убили Лаврентия Берию? Часть вторая

Часть первую читайте здесь.

КОМПРОМАТ?

- Salik.biz

Есть в событиях, происшедших после смерти Сталина, одна загадка — это судьба его бумаг. Архива Сталина как такового не существует — все его документы пропали. 7 марта какая-то спецгруппа, как утверждает Светлана, «по приказу Берии» (но это не факт) вывезла с Ближней дачи всю мебель. Позднее мебель на дачу вернули, но уже без бумаг. Исчезли и все документы из кремлевского кабинета и даже из сейфа вождя. Где они и что с ними случилось до сих пор неизвестно.

Естественно, считается, что архивами завладел Берия, как супермогучий шеф спецслужб, тем более что охрана подчинялась ведомству МГБ. Да, но охрана подчинялась госбезопасности, пока охраняемый был жив. Интересно, а кому подчинялась кунцевская дача после смерти Сталина? Тоже ведомству МГБ или, может быть, этой опустевшей раковиной распоряжался какой-нибудь правительственный АХО — административно-хозяйственный отдел? По другой версии, в изъятии архива принимала участие вся тогдашняя верхушка, озабоченная ликвидацией досье, которые собирал на них Сталин. Берия, естественно, также боялся, что будет предан гласности компромат на него, находившийся в этих архивах. Тоже верится слабо — при таком количество подельников уж кто-нибудь за столько лет непременно проговорился бы.


Кто ничего не знал о судьбе архива, так это Маленков. Почему — об этом несколько позже. Остается два варианта: либо Хрущев, либо Берия. Если предположить, что архив попал в руки Хрущева, то судьба его, скорей всего, печальна. Компромата на Никиту Сергеевича там могло быть немало — одно участие в ежовских репрессиях чего стоило! Искать все эти «досье» среди горы бумаг ни у него, ни у соратников не было времени, проще сжечь все оптом.

А вот если первым успел Берия, то здесь ситуация совсем другая. Ему нечего было бояться каких-то таинственных «документов» в сталинском архиве, которые, будучи преданы гласности, могли бы его погубить, — едва ли на него что-то там было, если даже усилиями всей юриспруденции СССР, при том что это было очень нужно, не смогли накопать материала на одно более-менее приличное подрасстрельное дело. Но он был кровно заинтересован в компромате на бывших соратников Сталина — и для будущих возможных оказий, и для обеспечения собственной безопасности.

Косвенно о том, что архив, скорей всего, попал в руки Берии, свидетельствует его сын Серго. После убийства отца он был арестован, и вот как-то раз его вызвали на допрос, и в кабинете следователя он увидел Маленкова. Это был не первый визит высокого гостя, один раз тот уже приезжал и уговаривал Серго дать показания против отца, но не уговорил. Однако в этот раз он приехал за иным.

«- Может, в другом ты сможешь помочь? — как-то очень по-человечески он это произнес. — Ты что-нибудь слышал о личных архивах Иосифа Виссарионовича?

Рекламное видео:


— Понятия не имею, — отвечаю. — Никогда об этом дома не говорили.

— Ну, как же… У отца твоего тоже ведь архивы были, а?

— Тоже не знаю, никогда не слышал.

— Как не слышал?! — тут Маленков уже не сдержался. — У него должны быть архивы, должны!

Он явно очень расстроился».

То есть исчезли не только архивы Сталина, но и архивы Берии, и Маленков ничего не знал об их судьбе. Конечно, теоретически их мог изъять и ликвидировать и Хрущев, но сделать это так, чтобы никто ничего не увидел, не услышал и не узнал? Сомнительно. Архивы Сталина — это еще куда ни шло, но архивы Берии тайно уничтожить было совсем уже невозможно. Да и не такой Хрущев человек, чтобы совершить подобную операцию и не проболтаться.

Так что скорее всего архивом Сталина все-таки завладел Берия. Еще раз повторюсь, что уничтожать его, а тем более уничтожать собственный архив для него не имело смысла и девять шансов из десяти что он все бумаги где-то спрятал. Но где?

Честертон в одном из рассказов про отца Брауна писал: «Где умный человек прячет лист? В лесу». Именно так. Где были спрятаны мощи великого русского святого Александра Свирского? В анатомическом музее. А если надо спрятать архив, где умный человек его прячет? Естественно, в архиве!

Это только в романах наши архивы упорядочены, систематизированы и каталогизированы. Реальность же выглядит несколько иначе. Мне пришлось как-то раз беседовать с человеком, который бывал в архивах Дома радио. Он был потрясен тем, что там увидел, рассказывал, как он перебирал коробки с пластинками, не значившимися ни в каких каталогах, а просто сваленными в кучу, — там были записи спектаклей, рядом с которыми хваленые гергиевские постановки — как ишак рядом с арабским скакуном. Это один пример.

Другой пример можно найти в газетах, которые время от времени сообщают о сенсационном открытии в каком-нибудь из архивов, где нашли что-то совершенно потрясающее. Как делаются эти находки? Очень просто: какой-нибудь любопытный практикант заглядывает в сундук, в который никто до него носа не совал, и находит. А история с пропавшими редчайшими античными вазами, которые десятилетия мирно стояли себе в подвале Эрмитажа? Так что самый простой способ спрятать архив любого размера — это свалить его в какой-нибудь из кладовых другого архива, где он будет лежать в полной тайне и безопасности до тех пор, пока какой-нибудь любопытный практикант не заглянет в нее и не поинтересуется: а что это за пыльные мешки лежат в углу. И, открыв один из мешков, возьмет в руки бумагу с надписью: «В мой архив. И.Ст.»

Но все-таки за обладание компроматом тоже не убивают. Наоборот, это становится особенно опасным, ибо не исключена возможность, что в тайном сейфе у верного человека лежат самые важные бумаги в конверте с надписью: «На случай моей смерти. Л. Берия». Нет, должно было случиться что-то совершенно экстраординарное, чтобы такие достаточно трусливые люди, как Хрущев и его компания, решились на убийство, да еще такое спешное. Что бы это могло быть?

Ответ пришел случайно. Решив привести в этой книге биографию Игнатьева, я наткнулась там на такую фразу: 25 июня в записке Маленкову Берия предложил арестовать Игнатьева, но не успел. Тут, может быть, ошибка в дате, ибо 26 июня был «арестован» сам Берия, но, с другой стороны, возможно, он за несколько дней до того переговорил об этом с кем-нибудь устно, или тайный соглядатай в МВД донес Хрущеву. Ясно было и так, что новый нарком не собирается оставлять старого в покое. 6 апреля «за политическую слепоту и ротозейство» Игнатьев был снят с поста секретаря ЦК, а 28 апреля выведен из состава Центрального Комитета. По предложению Берии КПК было поручено рассмотреть вопрос о партийной ответственности Игнатьева. Но все это было не то, все это не страшно. И вот поступила информация, что Берия просит у Маленкова санкции на этот арест.


Для заговорщиков это была не опасность, это была смерть! Нетрудно догадаться, что на Лубянке бывшего начальника сталинской охраны раскололи бы, как орех и выжали, как лимон. Что было бы дальше — нетрудно предугадать, если вспомнить, как Берия целовал руку умирающему Сталину. Ни один из заговорщиков живым бы не встретил новый, 1954 год, их бы в лубянских подвалах Берия, наплевав ради такого случая на законность, лично сапогами забил.

Так вот обычно и случается с «гениальными экспромтами». Что делать? Убрать Игнатьева? Опасно: где гарантия, что у него в надежном месте у надежного человека не лежит описание ночи на сталинской даче, а может быть, и еще многого другого. Он-то знал, с кем дело имеет. Так что же делать?

А вот это — мотив! Из-за этого Берию действительно могли убить, более того, должны были убить, причем именно так, как это было сделано. Ибо арестовывать его было не за что, а из-за мертвого Берии, как справедливо заметил Хрущев, едва ли кто-нибудь стал бы поднимать шум: что сделано, то сделано, мертвого не вернешь. Тем более если представить все так, будто он оказал вооруженное сопротивление при аресте. Ну, а потом дать поработать пропаганде, чтобы та представила его чудовищем и суперзлодеем, чтобы благодарные потомки могли сказать: «Это могло быть преступлением, но это не было ошибкой».



КАК ИЗГОТОВЛЯЮТ МОНСТРОВ

Цитируем. Вспоминает полковник в отставке А. Скороходов:

«В ноябре 1953 года… как-то вечером позвонили из штаба лагерного сбора: «Приезжай как можно скорее, познакомишься с одним любопытным документом». На следующий день валил снег, мела метель. Полеты, а следовательно, и тренировки были отменены. Поехал в лагерь, к начальнику штаба. Тот открыл свой сейф и вытащил оттуда тоненькую книжку в мягком сером переплете. К книжке скрепкой был прикреплен список. Найдя в нем мою фамилию, майор поставил возле нее галочку и протянул мне книжку:

— Читайте, товарищ подполковник, узнаете много интересного. — Помявшись, добавил: — Гадости тоже. Приказано довести документик. Распишитесь в списке и читайте в соседней комнате сколько душе угодно.

Посередине страницы было написано крупно: «Обвинительное заключение по делу Берия по ст. ст. УПК...» — и шло перечисление статей, которые я, естественно, не запомнил. Так вот оно что! Состояние лихорадочного возбуждения охватило меня. Теперь опять же не помню весь текст, но основные разделы остались в памяти.

Незаконное преследование и расстрел родственников Серго Орджоникидзе и бесконечные грязные похождения растленного маршала госбезопасности. Насилие, наркотики, обман. Использование высокого служебного положения. Среди его жертв — студентки, девочки, жены, уведенные от мужей, и мужья, расстрелянные из-за жен…

Читал я не отрываясь, без перерывов и раздумий. Сначала залпом, потом помедленнее, ошарашенно, не веря глазам, перечитывая отдельные места. Записывать было ничего нельзя. Вышел из комнаты, отдал книжку веселому майору, тот подмигнул:

— Ну, каков Лаврентий Павлович?

— Как в помойную яму окунулся, — ответил я». Заодно на Берии отрабатывался механизм будущей компрометации Сталина. «Закрытая» информация, которая распространялась по партийной линии, по закрытым спискам. Одноразовое чтение, с запретом делать записи -так, чтобы нельзя было вернуться к прочитанному, подумать и сопоставить. И, наконец, беспроигрышный эмоциональный ход, шоковая терапия — вбросить в тогдашнее пуританское общество рассказ о сексуальных подвигах министра госбезопасности. Особенно тут изнасилованные школьницы хорошо смотрелись. Ведь что спустя столько лет осталось в памяти подполковника Скороходова? Родственники Серго Орджоникидзе да секс, больше ничего. Логика тут простая: если даже Берия не виновен во всем остальном, то за одних этих женщин его, подонка, дважды расстрелять следовало. То есть, если называть вещи своими именами, по партийным каналам была запущена грязная сплетня, которая мгновенно разошлась по стране.

Задача была выполнена, враг опозорен и уничтожен. А кроме прочего, второе убийство Берии послужило репетицией к состоявшемуся три года спустя второму убийству Сталина.

P. S. Кстати, насчет женщин — а то ведь про самое интересное-то и не рассказали. Тот, кто хоть раз бывал в суде, листал уголовное дело или смотрел хороший детектив, прекрасно знает, что в материалах дел совершенно четко указывается: где, когда и при каких обстоятельствах происходит преступление. И если говорится, что это произошло на работе, значит, на работе, а если на даче — то значит, на даче. Более того, юристы в своей дотошности конкретизируют, в какой именно комнате, в какое время суток и пр. Так вот, по делу о сотнях изнасилованных дам, школьниц и пр. свидетель обвинения, бывший порученец Берии Саркисов показывает: «Как правило, такие знакомства намечались им по время его прогулок около своего дома… Женщины на квартиру Берии доставлялись, как правило, на ночь...» И даже сам Берия «показал» на суде: «Этих женщин привозили ко мне на дом, к ним я никогда не ходил».

Так что ошибиться невозможно, в материалах дела четко указано: дом Берии, квартира Берии. Все бы ничего, но пресловутый особняк «растленного маршала госбезопасности» представлял собой двухэтажный домик, где на первом этаже размещалась охрана и пункт связи, а на втором жил он сам со своей семьей, занимая пять комнат. А семья была такая: сам Берия, его жена, сын, невестка и двое их детей (в момент ареста невестка была беременна третьим ребенком). По ночам все они, естественно, были дома. Сын в своих воспоминаниях ни словом о сексуальных похождениях отца не обмолвился. Более того, жена Берии была не московской эмансипэ легкого поведения, а добропорядочной грузинкой. Тот, кто знает грузинок, может вообразить себе, что произойдет, коли муж посмеет явиться домой с любовницей. Не иначе, был там где-то возле дверей выход в пятое измерение, где нарком их и насиловал. Потому что ну просто негде…

Думаю, другие пункты обвинения, типа шпионажа в пользу англичан или намерения устранить руководителей партии и правительства, можно уже не обсуждать…

P. P. S. Из письма Берии членам Политбюро, написанного в заключении: «Дорогие товарищи. Со мной хотят расправиться без суда и следствия, после 5-дневного заключения, без единого допроса, умоляю Вас всех, чтобы этого не допустили… Еще раз умоляю всех, особенно товарищей, работавших с Лениным и Сталиным, обогащенных большим опытом и умудренных в решении сложных дел т-щей Молотова, Ворошилова, Кагановича, Микояна. Во имя памяти Ленина и Сталина, прошу, умоляю незамедлительно вмешаться, и Вы все убедитесь, что я абсолютно чист, честен, верный Ваш друг, товарищ, верный член Вашей партии...»

… И так далее, смесь отчаяния и страха, по образцу тех писем, которые писали перед казнью «оппозиционеры». Неужели кто-то думает, что у нас писем подделывать не умеют? Он был не дурак, его арестовали на заседании Политбюро с согласия все тех же «дорогих товарищей», он прекрасно знал им цену, знал, куда попал и что его ждет. А теперь взгляните на фотографию Берии, взгляните внимательно: станет ли этот человек, даже под угрозой смерти, лизать сапоги своим палачам? Не та ли это лишняя улика, которая ставит под сомнение достоверность всей картины?

P. P. P. S. Кстати, помните три странных письма Василия Сталина из заключения? Заявление, письмо Хрущеву и письмо с осуждением «антипартийной группировки», которые очень похожи на фальшивки? Со вторым все ясно сразу: низкопоклонный панегирик Хрущеву, написанный сыном Сталина в стиле худшей из районных партийных газет долженствовал греть сердце Никиты Сергеевича и при случае мог пригодиться. Мало ли там, опубликовать или оставить для истории, чтобы потомки знали, какой он был великий… А вот с двумя другими письмами все куда интереснее. По жанру они представляют собой «роман в романе». Автор письма говорит вроде бы об одном, а потом, пользуясь каким-то небольшим поводом в тексте, вдруг начинает многословно и путанно поливать Берию, так многословно и с такой ненавистью, что создается ощущение, будто сами письма написаны с этой только целью. Вот, мол, и сталинские дети тоже ненавидят Берию — а уж они-то знают… И опять перестарались. То, что Василий терпеть не мог Берию, допустить можно —вдруг там есть что-то такое, чего мы не знаем, но поверить в его горячую любовь к Хрущеву и в сердечную солидарность с партийной склокой -уж увольте…

Источник:
Записал:

SALIK

Санкт-Петербург
info
+47
Я не автоматический, тематический информационный агрегатор! Материалы Salik.biz содержат мнение исключительно их авторов и не отражают позицию редакции.

Поделиться в социальных сетях:


Оцените:
+3
481
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

   Подписывайтесь на нашу страничку в Twetter:   Подписаться



Читайте также