Мы в социальных сетях:



Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter
Если Вы стали очевидцем НЛО или любого другого паранормального явления, или у Вас есть история из жизни связанная с необъяснимыми явлениями, то присылайте материал на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, или регистрируйтесь на сайте и разместите свою историю сами. А также, Вы можете размещать свои статьи (Как разместить статью).

Что знали русские о своей истории до Петра I

Что знали русские о своей истории до Петра I

Считается, что только в период правления Петра I России встала на путь приобщения к научным знаниям, в том числе к истории. Однако и в допетровское время грамотное население страны имело представление, какими были античная эпоха, европейское средневековье и Древняя Русь.

Первые книги

Знакомство со всеобщей историей началось на Руси после появления письменности. Но в силурелигиозно-церковного склада всей древнерусской книжной словесности представления о ходе истории были поверхностными и однобокими. Более того, догматический характер религиозной литературы исключал критическое отношение к описываемым событиям минувших эпох.

Получению исторических сведений Древнерусское государство обязано многим византийским монахам, которые были на Руси учителями грамоты и носителями просвещения. Через их подвижничество русские жители знакомились с плодами византийской образованности – художественной и исторической литературой.

В X-XI веках как таковой исторической науки в Византии еще не было – она существовала в зачаточном состоянии, не отделившись от литературы в широком смысле. Первыми трудами, с помощью которых русское общество познакомилось со всемирной историей, были византийские летописи и хронографы, излагавшие ветхозаветные книги от сотворения мира до Вавилонского пленения.

Исторические факты в них перемешивались с апокрифическими сказаниями и в таком виде переходили в древнерусскую литературу времен первых летописцев. Византийская история предстала в древнерусских летописях в виде компиляций и пересказов трудов византийских историков, а также некоторых сербских и болгарских авторов.


Знакомство с античностью

Одним из самых известных представителей византийской историографии в конце XI – первой половине XII века был монах-богослов Иоанн Зонара. Его хроники были основаны на трудах Геродота, Ксенофонта, Иосифа Флавия, Плутарха и содержали сведения всемирной истории от сотворения мира до 1118 года.

С «Историей иудейской войны» в Древней Руси познакомились благодаря ее переводу непосредственно с греческого языка на церковнославянский. Известна на Руси была и «Александрия» – переводной роман о жизни и деяниях Александра Македонского, авторство которого приписывают греческому историку Каллисфену.

В Древнерусском государстве имели представление о Гомере как о великом мудреце и философе, правда, очень часто оценка личности Гомера, как и других «эллинских мудрецов», менялась в связи с позицией Церкви. Были периоды, когда русские церкви по примеру византийских и болгарских храмов стали украшаться не только изображениями христианских святых, но и древнегреческих философов – Гомера, Эврипида, Платона, Диогена, Плутарха.

Первый древнерусский хронографический свод «Летописец Эллинский и Римский» появился, предположительно, на рубеже XIII-XV веков. В этом источнике смешались библейские книги, древнегреческие мифы и рассказы о возникновения Рима. Сама история Древнеримского государства ведется вплоть до нашествия варваров, после чего в центре внимания читателя появляется Византия.


Хронографы и летописи

Хронографы можно назвать первыми сочинениями по всемирной истории. Попадая в руки древнерусских книжников, они переводились и дополнялись в той степени, которая соответствовала воображению автора. Порой эти сведения были малодостоверны и даже фантастичны, как и все представление о незнакомом окружающем мире.

Например, в одном из русских хронографов сообщалось: «Люди Астромове или Астании живут в индейской земли, сами мохнаты, без обоих губ, а питаются от древ и корения пахнучего, и от цветов, и от яблок лесных, а не едят, не пьют, только нюхают. А пока места у них те запахи есть, то та места и живут».

Постепенно на Руси растет интерес к светской литературе, в которой были представлены исторические события, однако все они пересказывались на библейский лад. Так, в повести, повествующей об Александре Великом, сопутствовавший Александру бог Гермес превратился в ветхозаветного пророка, «иерусалимского царя» Иеремию.

Особое место в русской историографии отведено летописям. Самая известная из них — «Повесть временных лет», представленная Лаврентьевским, Ипатьевским и Софийским списками. Однако их историческая ценность подвергается многими учеными сомнению. Так, академик Алексей Шахматов, разобрав хронологические домыслы разных редакторов «Повести» до 945 года, счел возможным признать только в четырех из них связи с первоисточником. Это годы заключения русско-византийских договоров – 907-й, 912-й, 945-й — и поход на Константинополь Игоря в 941 году.

Популярностью в Древнерусском государстве пользовались летописи о деяниях личностей из отечественной истории. В начале XIV века было составлено «Житие Александра Невского». Эта повесть, прошедшая через множество редакций, вплоть до XVI века являлась своего рода эталоном для изображения русских князей при описании их воинских подвигов.



И образование, и политика

В XV столетии в России зарождается историко-методическая литература. В это время получили распространения азбуковники – сборники, не только содержащие исторические сведения, но и объясняющие читателю малознакомые слова. В одном из них слово «Вавилон» истолковывалось как «смятение», а «Иерусалим» – как «обетование».

Ряд азбуковиков содержал обширную, почти энциклопедическую информацию о некоторых исторически событиях и личностях. Такими были азбуковики «О Иулии Кесаре», «О взятии Царьграда от латин», «О сожжении Гуса», «О славянском языце и о русском», «Об убиении Бориса и Глеба».

Меняется и характер самого изложения — история вносит в него более прагматичный и официозный характер. Например, в своем послании Великому князю Василию III псковский старец Филофей исторически обосновывает притязания московских царей на «всю Русь, на киевское наследство, наконец, на власть византийских императоров».

Со временем русские хроники перестают ограничиваться византийскими источниками и черпают сведения из польских и других западнославянских текстов. Под влиянием новых образцов форма летописного изложения мало-помалу выходит из моды. К тенденциозной официальной легенде присоединяется оппозиционный памфлет.

В конце XVI столетия в России появляется целый ряд «записок» современников, составляющих основной материал как для бытовой истории, так и для истории придворных и общественных течений. Эти записки служили ценными сведениями для тех, кто стремился узнать подробности из недавнего прошлого страны.

Такой можно назвать «Историю кн. великого Московского о делех, яже слышахом у достоверных мужей и яже видехом очима нашима», написанную одним из приближенных Ивана Грозного, князем Андреем Курбским. Главная задача сочинения, представляющего из себя серию записок, — достоверно поведать народам о правлении царя-злодея.


Новые перспективы

События Смутного времени создали почву для нового осмысление действительности и более широкого взгляда на свое прошлое. Во второй половине XVII века в Киеве появляется «Синопис» – сочинение, довольно подробно излагающее древнерусскую историю, неизвестную автору «Повести временных лет».

В частности, там содержаться указания на то, что прародителем московских народов являлся библейский  Мосох, шестой сына Афета, внук Ноя. Много места в повествовании занимает история Киева после татаро-монгольского нашествия. «Синопис» в качестве учебника по русской истории использовался вплоть до начала XIX века.

В XVIII веке российский историк Василий Татищев дал этому сочинению критическую оценку: «Сокращенная история, именуемая «Синопсис», хотя весьма кратка и много нужное пропущено, но вместо того польских басен и недоказательных включений со избытком внесено».

В то время как киевское духовенство в «Синописе» возвеличивало роль Киева в становлении и развитии русского государства, в Москве появилось апологетическое сочинение думного дьяка Федора Грибоедова «История о царях и великих князьях земли русской», обосновывающее права Романовых на российский престол.

А на рубеже 70-80-х годов XVII века свет увидела уникальная книга «Историческое учение», написанная неизвестным автором эпохи правления Алексея Михайловича. По сути, это — первый российский труд с теоретическим обоснованием задач, стоящих перед историком и исторической наукой.ги ануны, храм нибру, энлиль, aн

Источник:

Поделиться в социальных сетях:


+12
170
Распечатать
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Читайте еще
Пишут в блогах
Интересное видео