Мы в социальных сетях:



Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Сайт о паранормальных явлениях и уфологии

«Истина где-то рядом»

Мистические тайны Гурджиева. Часть вторая: Гурджиев и Сталин / РГО
-----
Перемещения во времени. Создание богов. Магия / Тот.
-----
Перемещения во времени. Парадигма. Фаза «ГАЙА» / Тот.
-----
Все наши авторы

Если Вы стали очевидцем НЛО или любого другого паранормального явления, или у Вас есть история из жизни связанная с необъяснимыми явлениями, то присылайте материал на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, или регистрируйтесь на сайте и разместите свою историю сами на форуме. А так же Вы можете размещать свои статьи (Как разместить статью)

Жизнь и смерть Княжны Таракановой

Жизнь и смерть Княжны Таракановой

Время пугачевского бунта омрачилось для Екатерины 2 еще одним до крайности неприятным событием. 1773 год, декабрь — в Германии объявилась особа, которая выдавала себя за дочь императрицы Елизаветы и ее тайного мужа Алексея Разумовского. Самозванка называла себя дочерью императрицы Елизаветы Петровны и уверяла, что у нее есть все права на русский трон.

Как только в России возник Пугачев, она уверяла, что он ее является ее сводным братом, который будет ей во всем помогать. Вся история княжны Таракановой окутана такими тайнами, родила столько небылиц и шита такими белыми нитками, что нет никакой возможности рассказать о ней внятно. Одно точно, после первого раздела Польши князь Карл Радзивилл, глава польских конфедератов, ухватился за идею о самозванстве и пообещал Таракановой поддержку как поляков, так и турок. Сердце княжны жаждало бури, и она ее получила.

А.Г. Брикнер писал: «Самозванка, по свидетельству всех тех кто видел ее, имела довольно привлекательную наружность, отличалась быстрым умом, не лишена была некоторого образования, весьма свободно говорили по-немецки и по-французски и немного по-английски и по-итальянски. С ее слов, в 1775 году ей было от роду 23 г., но по-видимому она была старше. То она называла себя султаншей Селиной или Али-Эмете, то принцессой Владимирской, то госпожой Франк, Шелль, Тремуль и пр. В Венеции она появилась под именем графини Пиннеберг. Английский посланник в Петербурге утверждал, что она дочь трактирщика в Праге, английский посол в Ливорно считал ее дочерью нюрнбергского булочника».

Она обладала необычной энергией, постоянно жила в долг, неуемная ее натура жаждала славы. Подвижная, как ртуть, она моталась по Европе со свитой поклонников, искала влиятельных людей и средств, чтобы помочь «своему брату», уверяя всех, что Пугачев в свою очередь будет ей помогать. Право, ни одно столетие, кроме XVIII-го, не рождало стольких блестящих, изобретательных и абсолютно невероятных авантюристок.

Княжна Тараканова имела три документа на руках, которые подтверждали ее права на русский трон. Все три документа были подложными: завещание Петра 1, «тестомент» – завещание Екатерины 1 о престолонаследстве и духовное завещание Елизаветы. 1774 год — после долгих и сложных странствий она появилась в Италии, в Венеции, а потом в Рагузе. Она была в окружении знатных поляков. Здесь и зародилась легенда о том, что она дочь императрицы Елизаветы и Разумовского, правда, вместо Алексея (невенчанного мужа Елизаветы) она сбивалась и называла Кирилла, его брата. Впрочем, ей было все равно.

До Екатерины дошли из Европы слухи о появлении самозванки. Она с невозмутимостью бросила: «Нет никакой надобности обращать внимание на эту побродяжку», – но дело это нельзя было оставить без внимания. Алексей Орлов в тем временем находился в Ливорно и жил очень широко. В его обязанности входило решать все дипломатические и политические дела, деньги из России лились рекой. Гордый недавней победой, он заказал итальянскому художнику написать картину Чесменского боя. Тогда об абстракционизме еще не помышляли, а реальный бой на картине требовал реального воспроизведения действия на море. В угоду художнику палили из пушек, ломали мачты и рубили такелаж, а потом, чтобы художник понял, в конце концов, как все было на самом деле, Орлов приказал взорвать еще годный корабль и сжечь все, что от него осталось. Художник понял, что к чему, картина получилась отменной.

О странной «побродяжке» Орлова известили. И тут вдруг он в августе 1774 г. получает послание от той самой самозванки, о которой ему писала императирца. Послание сопровождал манифест, т. е. духовное завещание, подписанное Елизаветой Петровной. Можно объяснить, на что рассчитывала эта женщина. Месяц назад был заключен с турками Кючук-Кайнарджийский мир, это так, но война с Пугачевым еще продолжалась, и исход ее не был ясен. Кроме того, до Италии докатился слух об опале Григория Орлова, всел за этим могла последовать опала для всего рода бывшего фаворита. Была надежда, что Алексей Орлов согласится предать Екатерину, а с русским флотом он мог быть весьма полезным.

Однако Орлову такое даже в голову не приходило. Он тут же отрапортовал в Петербург о появления самозванки. 1774 год, сентябрь — он написал Екатерине: «Есть ли эдакая в свете или нет (дочь Елизаветы), я не знаю; а если есть и хочет не принадлежащего себе, то я б навязал камень ей на шею и в воду. Сие же письмо при том прилагаю, из которого ясно увидите желание…». И далее… все также, жестко, по-деловому, Орлов излагает свой план: он уже послал к самозванке верного человека – переговорить и найти способ привезти ее в Ливорно, а потом заманить на корабль и увезти в Россию.

Письмо «побродяжки» привело императрицу в ярость. Она тут же ответила Орлову – не медлить, любым способом выманить из Рагузы «сию тварь, столь дерзко на себя всклепавшую имя и природу», а в случае неудачи «то и бомб несколько в город метать можно».

Бомбы не понадобились. Орлов решил действовать по-своему. Операция по доставке самозванки началась. Он свел знакомство с княжной Таракановой, предложил ей помощь русской эскадры, снял для нее роскошный дом в Пизе, заплатил все долги, окружил ее почетом и начал играть в любовь. Вот здесь и встает главный вопрос – игра это была или граф Орлов в действительности влюбился?

Сколько на эту тему понаписано, сколько метров кинопленки истрачено! Каждый автор отвечает на этот вопрос по-своему, но сама княжна Тараканова поверила Орлову безоглядно. Он был красавец (шрам на щеке не мешал), почти 2-х метрового роста, победитель на море и глава русской эскадры – богатырь и рыцарь в одном лице.

Дальше все было просто. Как и планировали, княжну заманили на судно, там ее с Орловым обручили или обвенчали – не суть важно, потому что обряд проводил переодетый в платье священника матрос. После этого княжну арестовали. Она негодовала, звала «мужа», но ей было сказано, что граф Орлов также арестован. Зачем? Может это был акт милосердия, предательство судьбы иной раз легче перенести, чем предательство возлюбленного.

Эскадра под командой адмирала Грейга взяла курс на Кронштадт, Орлов же меж тем сошел на сушу. Он предпочел добираться до родины сухопутным путем. 1775 год, 11 мая — русская эскадра прибыла в Кронштадт, а 25 мая княжна Тараканова и ее спутники – два поляка, Доманский и Чарномский – были заключены в Алексеевский равелин Петропавловской крепости. Начали проводить допросы, они велись по-французски. Следствие вел князь Голицын, человек мягкий и незлобивый, но и его княжна умудрилась вывести из себя.

Барельеф: Княжна Тараканова (Неизвестный скульптор XVIII в)Барельеф: Княжна Тараканова (Неизвестный скульптор XVIII в)

Двор тем временем находился в Москве, он прибыл туда сразу после казни Пугачева, которая состоялась 10 января 1775 г. Кажется, императирице больше ничего не угрожало, и она могла быть милосердной, но не тут-то было. Екатерина с большим вниманием следила за ходом следствия, курьеры с депешами мотались между двумя столицами, как маятники. Княжна Тараканова должна была внятно ответить на два главных вопроса: кто она такая и кто смог надоумить ее замыслить интригу с посягательством на русский престол.

«Вероятие есть, – писала Екатерина, – что за такую сумасбродную бродягу никто, конечно, не вступится, не так ли, но всяк постыдиться скрытно и явно показать, что имел малейшее отношение».

Следствие продолжалось 7 месяцев, но ни на один из этих вопросов княжна не ответила. Тараканова не молчала, она не закрывала рта, придумывая, как Шехерезада, все новые и новые истории: вспоминала о детстве, проходившее в Персии… или в Сибири, или в Киле, – она путалась, рассказывала о своем романе с польским посланником в Париже Огинским, или о князе Лимбургском, который «любил ее страстно и обещал жениться». Искренне уверяла, что она никогда не называла себя дочерью императрицы Елизаветы, все это происки ее врагов, а важные бумаги при ней найденные, только копии, которые ей подбросили недоброжелатели. Нет, она не претендовала на трон, в Персии она имеет несметные богатства… При этом все опросные листы она подписывала именем Елизавета, чем несказанно раздражала императрицу.

Голицын был в отчаянии:

– Если вы жили в Персии, то знаете персидский язык. Извольте написать на нем что-либо.

Княжна с готовностью написала на листе бумаги непонятные письмена. Голицын призвал ученых мужей из Академии наук, те заявили, что знаки эти никакого отношения к персидскому языку и вообще к какому-то языку, не имеют.

– Что все это значит? – спросил самозванку Голицын.

– Это значит, что у вас в Академии сидят неучи, – ответила княжна невозмутимо.

Княжна Тараканова просила об одном – о личной встрече с Екатериной и даже писала императрице письма. Она все объяснит самой государыне, она может быть полезной России! Ответ императрицы Голицыну: «Дерзость ее письма ко мне превосходит, кажется, всякого чаяния, и я начинаю думать, что она не в полном уме».

В тюрьме княжна родила ребенка от Алексея Орлова. Ребенок умер. Известно, что у самозванки в заключении имелся целый штат слуг, помещение, в котором она содержалась, имело несколько комнат, она получала медицинскую помощь. Но болезнь давала о себе знать. Чахотка появилась у княжны Таракановой еще в Венеции, в крепости она уже кашляла кровью.

Государыня так и не удостоила арестованную свиданием. Брикнер пишет: «Осенью 1775 г. самозванка начала постепенно слабеть; болезненные припадки возвращались все чаще. Больная просила Голицына прислать к ней священника. Голицын позвал протоирея Казанского собора, говорившего по-немецки. И в этой последней беседе со священником авантюристка не сообщила ничего такого, что могла бы дать хоть некоторое понятие о ее происхождении, о ее сообщниках и пр. Четвертого декабря она умерла. На следующий день солдаты, стоявшие при ней все время на часах, глубоко зарыли ее тело на дворе Петропавловской крепости».

Вместе с Таракановой в Италии на корабле в плен попали и ее спутники – поляки Черномский и Доманский, ее «придворный штат». Их также держали в Петропавловской крепости. Доманский был влюблен в самозванку и мечтал на ней жениться, не взирая на то, что им предстоит прожить всю жизнь в заключении. До свадьбы дело не дошло. После смерти Таракановой полякам и слугам позволили возвратиться в Европу, даже деньги дали на проезд, но с твердым условием – никогда не приезжать в Россию. В противном случае их ждал немедленный арест, а возможно, и смертная казнь.

Княжна Тараканова умерла, а историки по сей день гадают – кем же она была? Версий тут множество. Судьба княжны связана с таинственной историей старицы Досифеи, скончавшейся в 1810 г. в московском Ивановском монастыре и похороненной в Новоспасском монастыре – родовой усыпальнице Романовых. Существуют сведения, что Досифею, тогда еще Августу Алексеевну Тараканову, привезли из-за границы в 1785 г. и поместили в монашескую обитель. Говорили, что Августа Тараканова – дочь Елизаветы и Алексея Разумовского, воспитывалась у родственников отца – Дараганов, отсюда и фамилия Тараканова.

Имеются сведения, что Алексей Орлов тяготился тем, что стал причиной ареста, крепости и смерти этой женщины. Его можно понять. Общественность, как сказали бы сейчас, также осудила его за этот поступок. «Общественностью» я в данном случае называю его сослуживцев. В сборнике биографий кавалергардов об Алексее Орлове, помимо пышных хвалебных фраз написано, что он согрешил в устранении Петра III, прославил себя Чесмою и опозорил себя Таракановой.

Можно понять составителя биографии Орлова, жалко эту авантюристку, эту дурочку, которая наша историческая литература назвала княжной Таракановой. Сама, кстати, она себя никогда так не называла. Так нарекли ее позднейшие исследователи.

1775 год, декабрь — Орлов-Чесменский прибыл в Россию и подал в отставку от всех должностей по болезни. Указ Военной коллегии от 11 декабря 1775 года: «В именном, за подписанием собственной ее императорского величества руки, высочайшем указе, данном Военной коллегии сего декабря 2 дня, изображено: генерал граф Алексей Орлов-Чесменский, изнемогая в силах и здоровье своем, всеподданнейше просил нас об увольнении его от службы. Мы, изъявив ему наше монаршее благоволение за столь важные труды и подвиги его в прошедшей войне, коими он благоугодил нам и прославил отечество, предводя силы морские, всемилостивейшее снисходим и на сие его желание и прошение, увольняя его по оным навсегда от всякой службы, о чем вы, господин генерал-аншеф и кавалер, имеете быть известны». Дальше подпись.

Н. Соротокина 

Источник:

Поделиться в социальных сетях:


+18
68
Распечатать
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Читайте еще
Пишут в блогах
Интересное видео