Мы в социальных сетях:



Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Сайт о паранормальных явлениях и уфологии

«Истина где-то рядом»

Время межзвёздных переходов вселенной / Dm.Tau
-----
Мистические тайны Гурджиева. Часть вторая: Гурджиев и Сталин / РГО
-----
Перемещения во времени. Создание богов. Магия / Тот.
-----
Все наши авторы

Если Вы стали очевидцем НЛО или любого другого паранормального явления, или у Вас есть история из жизни связанная с необъяснимыми явлениями, то присылайте материал на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, или регистрируйтесь на сайте и разместите свою историю сами на форуме. А так же Вы можете размещать свои статьи (Как разместить статью)

Три жизни царя Бориса

Три жизни царя Бориса

«Пустошь» — вот что значит «andurrial» в переводе с языка басков. Именно пустошью когда-то и была Андорра. Крошечная страна, зажатая в восточных Пиренеях между Францией и Испанией. Сегодня же это государство иначе как экономическим раем и не называют. И во многом благодаря нашему соотечественнику — Борису Скосыреву…

Правда, в «пиренейском карлике» — а Андорру называют и так — об этом человеке предпочитают не вспоминать. Как будто и не было его никогда. Потому и сведения о Скосыреве так немногочисленны и так противоречивы…


Акт-пареаж

Корни этой истории, как водится, уходят в далекое прошлое. В 1278 году Испания и Франция договорились о совместной опеке над Андоррой. Епископ Урхельский и граф де Фуа ударили по рукам и порешили: полгода княжеством правят испанцы, а другие полгода — французы.

Это статус-кво сохранялось долгие века. Андоррцев настолько устраивало такое положение вещей, что когда во время Французской революции новое правительство объявило Андорру независимой, «пиренейский карлик» вознегодовал: «Попирание традиций! Позор! Безобразие!» Возмущение достигло своего предела в 1806 году: именно тогда андоррцы отправили Наполеону петицию с требованием «вернуть все, как было». Говорят, будто бы Бонапарте усмехнулся: «Андорра — это политический курьез, который должно сохранить», — и разрешил княжеству возвратиться к средневековым порядкам…

Андорра вернулась к своей отшельнической жизни: строго блюла нейтралитет и вообще предпочитала «не высовываться». А особенности географического положения и отвратительные дороги тому сильно способствовали.


XX век начинается

Уединенная жизнь в горах кончилась в начале XX века. В Андорру сначала «пришли» хорошие дороги, а уже по ним — телеграфы, телефоны, а главное — люди! Совершенно другие люди из цивилизованного мира — с другими взглядами и, что хуже, идеями: о демократии, суверенитете, мироустройстве и пр.

В итоге в августе 1933 года андоррцы вдруг опомнились: да ведь все эти 655 лет Франция и Испания нас грабят! Пользуются нашими полезными ископаемыми (а местные горы буквально нашпигованы железной и свинцовой рудой, медью и серным колчеданом), управляют нашей страной! А мы? — Срочно требуется суверенитет!

Испания, которую на тот момент сотрясали собственные революции, была не прочь уступить требованиям Андорры, но Франция не собиралась сдаваться без боя: военное вторжение казалось более чем возможным.

Пресса всех трех стран-участниц на все лады смаковала происходящие события, окрестив их «андоррской революцией». Тут-то на сцене и появляется наш с вами соотечественник — русский эмигрант Борис Скосырев.


В нужное время в нужном месте

Когда бывший офицер царской армии, служивший некогда на Балтийском флоте, объявился в Андорре, ему уже исполнилось 37.

Высокий голубоглазый блондин. Щегольские усики. Неизменная серебряная трость. Костюм с иголочки. Пламенные речи и титул графа Оранского вкупе с чином подполковника голландской армии. Все это производило впечатление. Взглянув на этого человека, никто бы и не подумал, что у него за плечами 16 лет эмиграции, в которые вместились  недолгая служба в королевских морских силах Великобритании и Нидерландов, брак с пожилой француженкой и жизнь на содержании у богатой американки — Полли П. Херрд. И нет у него ни денег, ни графского титула, ни военного чина. Зато — дар убеждения и красноречие! А главное — желание «бескорыстно» помочь андоррцам, у которых «нет вожака, нет должной организации, да и программы дальнейших действий тоже не имеется».

Борис Скосырев, пардон, граф Оранский, «лучший друг короля Испании Хуана III» появился в нужном месте в нужное время. Он заявился в Генеральный Совет — высший законодательный и исполнительный орган власти Андорры, и чуть не порога пообещал сделать страну «сказочно богатой». Его отправили восвояси. Но развернутая агитация на улицах княжества принесла свои плоды: красноречие Скосырева произвело впечатление на 5-тысячное население Андорры. Толпа буквально носила его на руках. Ведь «граф Оранский» обещал всем мужчинам избирательное право, суверенитет, отмену налогов и частной собственности на землю, а главное — он гарантировал, что покончит с засильем иностранцев!

Немудрено, что 7 июля 1934 года члены Генерального Совета единогласно проголосовали за программу развития Андорры, предложенную русским эмигрантом. Борис Скосырев объявил себя королем — Борисом I, а Андорру провозгласил монархическим государством.


Да здравствует король!

А вот что было дальше — версии расходятся.

Одни источники отводят царю Борису чуть больше недели царствования. Но отдают дань его «производительности труда»: за это время он успел сочинить Конституцию, состоящую всего из 17 пунктов, а заодно сдержать большинство своих предвыборных обещаний.

Уже 1 августа в Андорре появились испанские гвардейцы, посланные епископом Урхельским. Те без труда «одолели» монаршую армию, состоявшую всего из 16 полицейских, и свергли царя Бориса. Тот бежал в Португалию, где его следы благополучно затерялись.

Другая версия оставляет за Скосыревым трон и даже награждает авантюриста героическими чертами.

Якобы Борис Михайлович правил Андоррой аж до 1941 года и порой — весьма героически. Так, когда в Испании началась гражданская война, он, в продолжение давних традиций, держал государственный нейтралитет, но его симпатии были явно на стороне республиканцев. Всем испанским беженцам он беспрепятственно разрешил следовать через Андорру во Францию и, более того, обязал местное население всячески помогать этим вынужденным эмигрантам. Франко был вне себя от гнева: лишь вмешательство Франции спасло Андорру от военного конфликта.

Но в 1940 году Францию оккупировали нацисты, и маленькое княжество лишилось своего союзника. Фашисты поспешили устранить Бориса I, опасаясь, что тот, следуя гуманистическим воззрениям, организует в Андорре приют для членов французского Сопротивления. Осенью 1941-го Скосырев был препровожден в концлагерь под Перпиньяном. Там он и скончался в 1944-ом.

Наконец, третья версия отмеряет Скосыреву куда больший век.

Рассказывают, будто бы ему удалось бежать из концлагеря. Якобы он попал на Восточный фронт, а оттуда перебрался к американцам. В итоге Борис Михайлович вместе с женой обосновался в Тюрингии, в маленьком городке Айзенах. Но и там его нашли — на этот раз оккупационные советские войска: в 1948 году Скосырев был сослан в Сибирь, где и оставался до 1956-го. Дождавшись освобождения, он отправился в Западную Германию, где благополучно дожил аж до 1989 года.


Правила игры

Какой бы ни была подлинная история русского авантюриста, ясно одно: своим нынешним благосостоянием Андорра, в частности, обязана его идеям. Ведь это царь Борис провозгласил в княжестве всеобщее избирательное право, освободил от налогов всех андоррцев, установил налоговый рай для иностранных фирм, учредил оффшорную зону. Это он отменил частную собственность на землю, запретил продавать природные ресурсы иностранцам. Проще говоря, именно он придумал правила бизнеса, по которым в «пиренейском карлике» играют и сейчас. И играют весьма успешно.

Владимир РОГОВ

Источник:

Поделиться в социальных сетях:


+14
77
Распечатать
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Читайте еще
Пишут в блогах
Интересное видео