Мы в социальных сетях:



Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Сайт о паранормальных явлениях и уфологии

«Истина где-то рядом»

Время межзвёздных переходов вселенной / Dm.Tau
-----
Мистические тайны Гурджиева. Часть вторая: Гурджиев и Сталин / РГО
-----
Перемещения во времени. Создание богов. Магия / Тот.
-----
Все наши авторы

Если Вы стали очевидцем НЛО или любого другого паранормального явления, или у Вас есть история из жизни связанная с необъяснимыми явлениями, то присылайте материал на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, или регистрируйтесь на сайте и разместите свою историю сами на форуме. А так же Вы можете размещать свои статьи (Как разместить статью)

История минойской цивилизации

История минойской цивилизации

Минойская цивилизация, ее история обрисована археологами довольно схематично. Археологические находки свидетельствуют о том, что первые жители, как видно, прибыли на Крит около 3000 года до н э. Они были выходцами из Малой Азии, то есть с побережья современной Турции. Около 2800 года до н э. на острове стали формироваться первые общины, а то культурно-историческое явление, которое мы сегодня называем минойской цивилизацией, вероятно, сложилось около 2600 года до н э., когда жизнь людей эпохи неолита приняла более организованные формы.

Около 2000 года до н э. на острове были возведены первые дворцы; у них были скромные размеры и не шли ни в какое сравнение с величественными комплексами, пришедшими им на смену.

Крит с древности располагается в сейсмоактивной зоне, и частые землетрясения неизбежно оказывали пагубное влияние на древние дворцы. После того как дворец в очередной раз становился жертвой катастрофы, его восстанавливали в увеличенных масштабах. Кносс, находящийся на севере острова, Маллия, расположенная в 20 милях к востоку от него, и Фест на крайнем юге — вот только основные из некогда величественных дворцовых ансамблей, лежащих сегодня в руинах.

Когда-то стены этих дворцов украшали удивительные фрески, а в сокровищницах хранились огромные богатства. Кладовые и житницы поражали своими размерами, и в них было все необходимое для самой роскошной жизни. Эти дворцы являлись центрами цивилизации, и вокруг них быстро росли и развивались небольшие городки. Торговля процветала. Природа щедро наделила Крит многими удобными гаванями, и минойцы, будучи искусными мореходами, вели активную торговлю с материковой Грецией, северным Средиземноморьем и Египтом.

О системе административного управления, сложившейся на Крите в минойскую эпоху, мы не знаем почти ничего. Между тем имеются все основания считать, что в минойском обществе царило социальное партнерство. У дворцов практически не было оборонительных укреплений — лучшее доказательство миролюбия и социальной стабильности. В искусстве минойской эпохи почти полностью отсутствуют батальные сцены, изображения оружия и военная тематика.

Согласно мифологии, у минойцев был внушительный флот для охраны своих берегов и отпора набегам пиратов, но, хотя укрепленные форпосты минойцев, как известно, существовали по всему побережью Средиземного моря, не имеется никаких данных о том, что минойцы приходили в эти места как захватчики. Тем не менее древнегреческие мифы, сложившиеся значительно позднее, рассказывают немало мрачных историй о царе Миносе (имя которого, следует отметить, стало названием всей критской цивилизации), утверждая, что он правил во всем Средиземноморье, что называется, железной рукой. По легендам, на Крите существовало куда более воинственное общество, чем это позволяют считать практически неукрепленные дворцы и отсутствие военной тематики в памятниках минойского искусства.

Минойцы оставили довольно мало следов материальной культуры, которые давали бы возможность судить, кто они и откуда. Более того, мы также ничего не знаем об их языке. В то же время нам известно, что минойцы были искусными ремесленниками и в особенности, как, впрочем, и многие другие жители Западной Европы эпохи позднего каменного и бронзового века, любили изображать всевозможные завитки и спирали.

Я всегда считал, что у такой почти всеобщей страсти к этому мотиву в древнем искусстве имеются религиозные корни. На Крите найдены разнообразные декоративные фрески, украшавшие стены роскошных дворцов, и многие сотни резных печатей. В особенности высокого уровня минойцы достигли в создании изысканной керамики, множество шедевров которой обнаружено на острове. В отделке и украшении стен и сводов дворцов принимали участие мастера керамики, камнерезы, резчики по кости и золотых дел мастера. Дело в том, что дворцы эти были не просто жилыми покоями, но и по праву могли считаться своего рода святилищами и культовыми центрами.

Минойцы не воздвигали грандиозные храмы, сравнимые с комплексами долины Нила и позднейшей Греции, предпочитая превращать в святилища естественные пещеры в горах, а также небольшие крипты в самих дворцах. Эти крипты служили как бы искусственно созданными аналогами пещер. Богу неба, предшественнику Зевса, который, по мнению греков, появился на свет на Крите, поклонялись на вершинах гор, над которыми в грозовые летние ночи можно увидеть ослепительные стрелы молний.

На острове найдены миниатюрные святилища, но они как правило почти полностью лишены каких-то украшений, за исключением голубей, изображавшихся на самом верху колонн. При чем голубя часто изображали в стилизованно-сакральной манере. Крупные святилища существовали вне дворцовых комплексов. Углубления по всей окружности колонн в небольших святилищах могут свидетельствовать о том, что возлияния масла совершались непосредственно на сами колонны. Но где же образы богов минойцев?

Создается впечатление, что минойцам попросту не нужны были изображения богов, чтобы поклоняться им. Если минойцы верили, что боги пребывают в реальном мире и неотделимы от него, то вполне можно сделать предположение, что они не считали возможным создавать их образы из глины или камня. Минойцы были людьми, боготворившими природу, и они, как видно, считали, что боги постоянно окружают их, что они — повсюду: в горах, на плодородных долинах, в оливковых рощах и речных струях.

Но, невольно догадываясь, что именно представляет из себя Фестский диск, я начал подозревать, что у минойцев могли быть и какие-то другие объекты для поклонения, кроме природы. Если этот диск в действительности представлял собой календарь, вполне вероятно было предположить, что минойцы изучали звездное небо. А у нас есть свидетельства, которые со всей определенностью подтверждают, что минойцы в действительности изучали его. Но тогда не поклонялись ли древние критяне небесным телам, которые, как они могли наблюдать, двигались по небу через регулярные интервалы времени?

Вероятность этого представлялась вполне возможной. Само появление этих небесных тел служило для минойцев убедительным доказательством ненужности их земных подобий. В результате и полное отсутствие статуй. Но если это так, то у минойцев должна была существовать вера в то, что боги рождались в горных пещерах и только после этого возносились на небеса. Подобная возможность выглядела довольно интригующе, но мне нужны были доказательства справедливости этой версии.

Со временем все глубже вникая в суть вопроса и сформулировав для себя свои мысли о Фестском диске, я стал понимать, что все необходимые мне доказательства находятся… прямо передо мной, на самом диске. И я решил обратиться к анализу знаков как чисел. Да, да, числа здесь играли основную роль.

Кносский дворец. МакетКносский дворец. Макет

На Крите были найдены и раскопаны 4 главных дворца минойцев — Маллия, Кносс, Фест и Закрое, не считая многих десятков зданий, поселений, портов и культовых объектов. Население острова в то время, как видно, было довольно значительное. Можно не сомневаться, что главные дворцы не возвышались в гордом одиночестве посреди безлюдной пустыни, потому как известно, что прямо возле их ворот существовали довольно крупные поселения.

Многими современными знаниями об истории минойской цивилизации мы обязаны неутомимой энергии сэра Артура Эванса, который в самом начале XX столетия вел активные и крупномасштабные раскопки на Крите. И хотя некоторые гипотетические реконструкции Кносского дворца, предпринятые Эвансом, впоследствии подверглись довольно обоснованной критике, в целом он был авторитетным и искушенным археологом, тщательно и осторожно снимавшим ветхие покровы времени, которыми закрыта от нас минойская эпоха.

Современному туристу, посетившему Кносский дворец, по праву считающийся самым величественным среди всех дворцов Крита, предстает археологический объект столь внушительных масштабов, что для него абсолютно необходим опытный гид или, по крайней мере, подробный план-схема дворцового комплекса. Именно здесь, в этом дворце, по предположению ученых, существовал тот самый лабиринт, в котором обитало грозное чудовище — Минотавр. Что и говорить, история очень любопытная, за исключением двух фактов.

Слово «лабиринт» происходит от древнего «лабрис», что означает «двойной топор». Мотив двойного топорика встречается на многих исторических памятниках Крита, и предполагалось, что Кносский дворец мог быть известен как Дворец Двойного Топора. Кроме этого, план — схема дворца отличается исключительной сложностью. В нем было столько связанных друг с другом переходов, покоев, комнат и световых колодцев, что Тесея вполне можно простить за то, что он принял дворец за лабиринт-ловушку гигантских размеров.

Все минойские дворцы были возведены по единому плану; их главные здания находились вокруг вытянутого внутреннего двора. Постройки были сориентированы так, что ось этого внутреннего двора слегка отклонялась от оси «север — юг». В Кносском дворце облицованные камнем фасады с колоннами, контрфорсами и резными порталами со всех сторон выходят во внутренний двор. Некоторые части здания дворца могли иметь 4 или даже 5 этажей в высоту, образуя впечатляющий комплекс, который возвышался на естественном холме с площадкой для двора наверху, которая была расчищена перед началом строительства.

Позднейший вариант Кносского дворца был полностью возведен из камня, и только балки перекрытий выполнены из цельных стволов деревьев. Несущие столбы чуть отклонялись назад и не были скрыты в толще стен. Огромные лестницы тоже опирались на столбы, являя из себя подлинные чудеса строительного искусства, которыми современные архитекторы не перестают восхищаться вот уже многие десятилетия. В те помещения, где не было окон, свет поступал через отвесные световые колодцы, идущие от крыши. Все помещения проветривались при помощи больших съемных ширм, которые давали возможность уменьшить размеры самих комнат и в то-же время обеспечивали регулирование температуры внутри здания.

В западной части огромного прямоугольника, рядом с кладовыми и хранилищами, находились ритуально-культовые помещения. Большую часть восточного крыла занимали парадные залы, из окон которых открывался вид на сады и подобия парков. В некоторых частях комплекса и сегодня возможно увидеть узкие коридоры и переходы, вызывающие чувство, что вы вдруг оказались в запутанном лабиринте без окон. Зато когда вы оказываетесь в парадных апартаментах и просторных коридорах, свет, падающий на стены, высвечивает фрагменты дивных древних фресок. На них запечатлены буквально все стороны жизни обитателей острова, а также обитатели моря, к примеру резвящиеся дельфины. Вообще натуралистические сценки — характерная черта искусства минойской эпохи. И повсюду — сочный, живой колорит.

Осматривая многочисленные покои и залы, умело проложенные сливные трубы, и имея в виду, что здесь когда-то была проведена проточная вода, и, разумеется, поражаясь грандиозными масштабами Кносского дворца, а также дворца в Фесте, не уступающего ему в роскоши и великолепии, и несколько более «провинциального» дворца-комплекса в Маллии, трудно не отдать должное искусству древних зодчих и ремесленников, которые смогли возвести такие долговечные сооружения, используя орудия бронзового века.

Взять хотя бы удивительные подвесные лестницы в Кносском дворце. Чтобы построить их, минойцам необходимо было обладать солидными знаниями сопромата — о распределении сил и нагрузок. Дворцы окружали постройки меньших размеров. Они не уступают им в чисто архитектурных достоинствах, как, впрочем, и небольшие виллы и селения, разбросанные по острову. Обычные жилые дома часто имели два, даже три этажа, при этом на плоских крышах многих домов были устроены навесы и тенты, позволявшие жителям спать на свежем воздухе в душные летние ночи.

За городской чертой обнаружены многочисленные археологические свидетельства того, что в древности на Острове существовала разветвленная сеть дорог, которые соединяли «глубинку» с торговыми, религиозными и общественными центрами. Дороги эти были проложены с особой тщательностью, так что по ним к портам и обратно свободно могли проехать повозки на больших деревянных колесах, а впоследствии и колесницы с грузом золота для златокузнецов, роскошных тканей из Северной Африки, всевозможных пигментов для изготовления красок и притираний, металлических отливок, из которых делали оружие и доспехи, и, в конце концов, слоновой кости и драгоценных и поделочных минералов.

Минойская цивилизация — картаМинойская цивилизация — карта

Все это доставляли на Крит. Взамен те же самые повозки увозили из дворцов в порты изделия, которые смело можно было называть самой изящной и тонкой керамикой своего времени. Здесь были и чаши со стенками не толще яичной скорлупы, и кувшины, и жертвенные сосуды, росписи которых воспевали жизнь и переливались всеми цветами радуги. В безопасных гаванях на якорной стоянке покачивались суда с грузом шерсти, меда, зерна и оливкового масла. На их борту были и дары фараонам Египта, и грузы, необходимые для поселений минойцев на дальних берегах, где-то за северной и западной окраиной горизонта.

Кроме навыков, необходимых для постройки таких величественных зданий, как Кносский и Фестский дворцы, вполне естественно предположить существование сложной инфраструктуры в обществе, обеспечивавшем столь крупномасштабный оборот товаров, который сумели достичь правители Крита. Минойская цивилизация напоминает более организованный и суровый мир инков в доколумбовой Америке, хотя и отличается от него бесконечно большей динамичностью и живостью.

Вероятно, на острове существовала и бюрократия, пронизывавшая своим влиянием все слои общества. Возможно, существовали и налоги, и подати, взимавшиеся для сохранения работоспособности государственной машины, которая являлась своего рода платой за поддержание Pax Minoica, просуществовавшего в течении целого ряда веков.

Мы можем предположить существование у минойцев пирамидальной системы власти во главе с царем или царицей, резиденция которых в поздний период, как видно, могла находится в Кносском дворце. Функции управления могли осуществляться по нисходящей дворцовыми чиновниками, местными губернаторами, резиденциями которым служили сельские виллы и, не исключено, небольшие дворцы в отдаленных районах острова. Такие губернаторы были почти полновластными правителями в своих областях; они облагали налогами и поборами купцов, земледельцев и рыбаков.

Собранные средства шли по цепочке вверх, пополняя кладовые и сокровищницы дворцов. Потому как нет никаких известий о волнениях и мятежах в ту эпоху, вполне вероятно, что налоги, взимавшиеся правителем, были не слишком обременительны. В противном случае, если бы угроза восстаний была реальной, это потребовало бы строительства куда более основательных укреплений, чем те, которые имелись в Кносском и других дворцах.

Было предположение, что в то время уже существовали зачатки частного предпринимательства. Так, можно не сомневаться, что виллы, находящиеся недалеко от портов, и прочие резиденции сильных мира сего принадлежали богатым купцам, которые вели собственную торговлю. Не вполне ясно, какие именно отношения складывались между этими богатыми коммерсантами и представителями власти, хотя полная независимость в отдельных случаях могла приводить к разбою и волнениям.

Но каких-то сведений о такого рода волнениях не сохранилось. Возникает впечатление, что минойская цивилизация была обществом равных, представляя из себя — в зародышевой форме — модель позднейших демократических идеалов Греции, которые медленно развивались и формировались на Крите. Впрочем, все это — не более чем заманчивая версия социальной истории острова, хотя минойцы, вне всякого сомнения, были людьми свободными, проникнутыми духом вольности, и относились к авторитарным поползновениям местных правителей ничуть не более терпимо, чем современные жители Крита, девизом которых служит гордая фраза: «Лучше смерть, чем рабство».

Как видно, минойцам было присуще развитое чувство индивидуальности. Всевозможные украшения, особенно женские, были нарочито многочисленны и сразу бросались в глаза. Мужчины на фресках и керамике редко изображаются в какой-то другой одежде, кроме набедренных повязок, тогда как царицы или жрицы носили длинные свободные юбки с особыми складками, чем-то напоминающие одеяния испанских танцовщиц фламенко.

Облегающие блузки подчеркивали женственность фигуры, оставляя грудь полностью обнаженной. В большом ходу были головные тюрбаны или огромные шляпки, фасоны которых — по крайней мере, у женщин правящей элиты — часто менялись, если судить по сохранившимся фрагментам росписей и миниатюрным статуэткам.

Наши представления о древней истории основаны на причудливом переплетении реальных фактов и домыслов. Что до минойцев, которые оставили ничтожно мало письменных свидетельств и памятников (к тому же ни один из них пока не расшифрован), то в наших знаниях о них неизбежно зияют огромные пробелы, которые приходится заполнять более или менее правдоподобными гипотезами.

Но лишенное дара речи не может лгать, и массивные каменные стены Кносского дворца, раскинувшегося на площади в сотни акров на срезанной вершине холма неподалеку от современного города Гераклион, являют из себя немые свидетельства о сильных и уверенных в себе людях, которые отнюдь не жили в своем замкнутом мирке и гордо, не склоняя головы, входили в огромные чертоги божественных фараонов Египта.

Это были люди, достойные уважения, с которыми приходилось считаться, как о том свидетельствуют настенные росписи и вещи в захоронениях, найденные в Египте. Это — реальное доказательство существования тесных контактов между Египетским царством и Критом. В конце концов, вполне вероятно, что то наследие, которое они оставили миру в качестве суммы накопленных ими знаний, на поверку может оказаться неизмеримо более важным и ценным, чем самые изысканные произведения искусства, когда-либо созданные в мастерских Кносса.

А. Батлер 

Источник:

Поделиться в социальных сетях:


+14
119
Распечатать
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Читайте еще
Пишут в блогах
Интересное видео