Мы в социальных сетях:



Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter
Если Вы стали очевидцем НЛО или любого другого паранормального явления, или у Вас есть история из жизни связанная с необъяснимыми явлениями, то присылайте материал на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, или регистрируйтесь на сайте и разместите свою историю сами. А также, Вы можете размещать свои статьи (Как разместить статью).

Шаман из Крылатского

Шаман из Крылатского

О Владимире Кучеренко рассказывают невероятные вещи. Он исцелил от лучевой болезни Елену М., мать двоих детей, ставшую жертвой Чернобыля. А недавно к нему привезли свидетельницу, случайно, краешком глаза заглянувшую в паспорт попутчика. Это был преступник, на совести которого не одна человеческая жизнь. Кучеренко «отправил» ее… в прошлое, и женщина снова заглянула через плечо преступника, запомнив не только его фотографию, но и то, что целый ряд букв, по-видимому, подчищен.

Еще десять лет назад я стал свидетелем уникального эксперимента: студента Строгановского училища, тогда четверокурсника, он «отправил» в будущее — на пятнадцать лет вперед. И этот парень «водил» нас по своей персональной выставке и голосом мэтра рассказывал о замыслах, композиции своих картин. По «возвращении» в настоящее будущему живописцу не дано было вспомнить ничего из того, что было.

Прошло десять лет, и бывший студент с пугающей методичностью написал те самые картины, о которых он говорил на воображаемой выставке.

Когда Володя Кучеренко появился на психологическом факультете МГУ — а было это в 1973 году — слово «экстрасенс» еще не вошло в моду. «Чудеса» с факультета решительно изгонялись. Но и он сам, и его приятели чувствовали, что он может что-то такое, чего не могут другие.

Помнится, один студент, большой специалист по истории казачества, согласился «отправиться» к Стеньке Разину и прояснить некоторые детали его жизни. Они с Володей ушли в другую комнату и минут через десять вернулись. Но перед нами стоял другой человек: он стал приземистей и крепче, особенно изменилось его лицо. Оно стало кирпично-красным, резким и мужественным. Он непрерывно что-то на себе одергивал и поправлял (оказывается, рассказывал он потом, ему мешали сабля и пистолеты, сползающие на живот). Перед нами был грозный Степан Разин, и пришел он к своим атаманам на военный совет. Смотреть на него без смеха было невозможно, хотя он нас, слава Богу, не замечал. Но когда он грохнул кулаком по столу так, что треснула столешница, то стало не до смеха.

Потом он вышел делать осмотр войск, и лицо его исказилось такой гримасой муки и досады, что Володя быстренько «возвратил» его. «Разве это войско? — возмущался наш историк.— Они же в строю стоять не могут: один на полкорпуса лошади вперед вылез, другой — назад. Тот — весь в золоте, а тот — в лохмотьях, зад не прикрыт...»

Что это? Гипнотическое внушение? Нам поначалу тоже так казалось. Но еще на первом курсе Володя отправился к профессиональным врачам-гипнопедам. Нет, сказали они, твой метод — это не гипноз, это, скорее, психотерапия. Психотерапевты тоже не приняли за своего: мол, наши пациенты не летают! Наконец кто-то из этнографов обмолвился: да ты, братец, шаман. Шаман!

Помню, в какой-то книге я наткнулся на вопрос к старому охотнику-шаману: «Был ли ты счастлив и когда?» «Когда мы, молодые охотники, впервые вслед за старым шаманом вылетели в дымовое отверстие яранги»,— ответил он.

Упоение полетом и чувством невесомости — обязательное следствие психотехнической процедуры, разработанной В. Кучеренко.

Газета «Комсомольская правда» сообщала о женщине, которая летает. И окружающие подтвердили это.

Спрашиваю Кучеренко: как объяснить этот феномен? Мы сидим у него на кухне, в квартире московского микрорайона Северное Крылатское.

— Что в этом необычного? — говорит он и легко отрывается от дивана. Затем медленно зависает у окна и делает. кульбит под потолком. Отчетливо вижу белые носки, слегка потертые на заду джинсы...

— Лети! — зовет он и меня. Я знаю, что летать не могу, но летать хочется непреодолимо — и я стремительно взлетаю. Захватывает дух, как на гигантских качелях. Восторг — это, право, слабое слово для чувства, охватывающего тебя целиком...

Что же эти полеты — иллюзия или реальность? Для постороннего наблюдателя — несомненная иллюзия, самообман, одним словом. Пока я лечу, пока ветер свистит в ушах и развевает волосы, тело мое в действительности покоится в кресле. И где-то на дне сознания я это ощущаю.

Но для меня самого и, что еще важнее, для моего организма этот полет — самая что ни на есть реальность.

Не так давно московские космопсихологи «отправили» в полуторамесячный космический вояж группу испытуемых. Оказалось, что, как ни удивительно, процессы биохимических изменений крови и тканей организма шли у них в полном соответствии с данными, уже известными по реальным длительным космическим полетам. В частности, интенсивно вымывался кальций из организма. Вдумайтесь в этот факт! Реально сила тяжести никуда не исчезала, но мозг осуществлял программу поведения организма в состоянии длительной невесомости.

… Летать легко. Сложно научиться это делать. Нет особых проблем и с путешествиями в прошлое и будущее. Справиться со своим собственным прошлым помогает память. Все, вплоть до мельчайших событий нашей жизни, от первых движений в утробе матери до проносящихся за окном поезда столбов — все запечатлено навеки. Любой день и час прожитой жизни можно восстановить. Важно лишь знать дорогу к сумеречным хранилищам памяти. Нужен проводник, такой, как Кучеренко.

Он вовсе не внушает, не навязывает пациентам свои представления. Он помогает высвободить гигантский потенциал резервных возможностей психики. Весь его инструментарий — он сам: его голос, его удивительная способность чувствовать малейшие колебания эмоционального состояния другого человека и правильно им управлять. Последнее особенно важно. Ведь мало открыть человеку новый мир, надо еще и привести его обратно. Не дать душе затеряться в фантомных мирах.

— Когда я первый раз вырвалась в космос, — рассказывала мне Ольга Т., лечившаяся у доктора Кучеренко от тяжелого невроза,— мне стало так хорошо, свободно, что я рвалась все дальше и дальше от Земли. Я чувствовала —

впереди такое слияние с природой, звездами и Галактиками, такая возможность почувствовать себя нужнейшей песчинкой бесконечного мира, что возвращаться назад не захочется.


Остановиться помогло любопытство. Я вдруг заметила, что звезды какие-то странные: маленькие, словно острые иглы. Совсем не то, что видно с Земли. Узнать, почему они выглядят именно так, вдруг стало необходимостью, как будто судьба мира от этого зависит. Я повернула обратно.

«Дух проклят быть отягощенным материей»,— заметил в свое время Карл Маркс. Московский шаман Кучеренко, пусть на время, снимает это проклятие. И тогда дух творит чудеса. Например, возможности вновь побывать в утробе матери или ощутить себя на смертном одре вначале занимали его сами по себе. Любопытная же вещь! Затем выяснилось, что чудеса могут оказывать благотворное влияние на психику и организм.

Вот упомянутый в самом начале статьи случай с исцелением Елены М. Чтобы взяться за ее лечение, необходимо было прежде вступить с ней в контакт, однако препятствовал барьер: депрессия на почве смерти ребенка, погибшего от излучения. Елена попросту не хотела жить.

— Я помогу вам умереть,— этой фразой Кучеренко взломал панцирь апатичности.

— Я действительно умерла,— рассказывала позже Елена. — Я чувствовала, как натягивается и лопается моя

кожа, как разложившееся мясо стекает с костей. И весь этот ужас переживала безучастно: вроде это происходит

со мной, а мне все равно. Я хотела умереть — и умерла. А они остались: родители, сын… И я вдруг почувствовала,

как им без меня плохо. Вернулась, чтобы жить.

А дальше надо было восстанавливать наполовину убитый радиацией организм Елены.

— Делать это было и просто, и трудно,— пояснил Владимир.— Просто, потому что я знал, что и где искать.

Надо было в прошлом ее найти такой «пик» физической формы, такой день и час, когда она чувствовала себя лучше чем когда-либо. А затем надо было поймать «ключ» к сохранению этого оптимума. Поиск «ключа» — самое трудное. Я сам не могу объяснить, какой он, только чувствую: есть, пойман!

Остальное — забота самого организма. Он вычислит разницу между заданным состоянием здоровья и наличным, болезненным. Сам подберет и выработает лекарства, каких нет ни в одной аптеке мира. Для подстраховки я еще провожу закрепляющие сеансы, но главное уже сделано, механизм самоизлечения пущен.

А полеты? Это лучшее профилактическое средство. Ты летишь — и у тебя внутри все замирает. Ведь это отражение в психике того тренинга, который претерпевают сердце, сосуды, диафрагма. Посмотреть в это время энцефалограмму — потрясающая активность мозга, особенно его самых древних структур.

— А у тебя самого со здоровьем все в порядке? — спросил Владимира.

Он улыбнулся и молча протянул листок с данными врачебного обследования. Запомнилась такая строка: «До сеанса — давление и пульс в норме. После двухчасового сеанса: кожные покровы бледные, пульс не прощупывается, верхнее давление -60, нижнее -40...»

За «чудеса», как видим, приходится платить.

Из книги: «ТАЙНЫ ДВАДЦАТОГО ВЕКА». И. И. Мосин

Источник:

Поделиться в социальных сетях:


+18
167
Распечатать
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Читайте еще
Пишут в блогах
Интересное видео