Мы в социальных сетях:



Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter
Если Вы стали очевидцем НЛО или любого другого паранормального явления, или у Вас есть история из жизни связанная с необъяснимыми явлениями, то присылайте материал на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, или регистрируйтесь на сайте и разместите свою историю сами. А также, Вы можете размещать свои статьи (Как разместить статью).

Книга двух путей из Эль-Берше

Книга двух путей из Эль-Берше

В XV номе Верхнего Египта, недалеко от современной деревушки Эль-Берше, расположен один из крупнейших некрополей, времени Среднего царства, некрополь города Гермополь, столицы Заячьего нома. В гробницах номархов и их приближенных было обнаружено большое количество деревянных прямоугольных саркофагов, декорированных снаружи и изнутри. Из 53-ех памятников на 22-ух днище содержит изобразительную композицию, которая и станет предметом нашего интереса.

Многие археологи проявляли интерес к Эль-Берше. Уже 1891-92 годах Египетский исследовательский фонд организовал туда экспедицию, отчет о которой до сих пор является базовым материалом.

В последующие годы имели место незаконные раскопки в этом регионе, и многие европейские и американские музеи обогатили свои коллекции египетскими древностями. Приблизительно в то же время 1897-1902 г. Г. Даресси и А. Камаль исследовали это место. Еще можно отметить экспедицию Райзнера в 1915 году. Множественные находки археологов привели к последующим публикациям, которые и показали, что из сокровищ Эль-Берше стало предметом наибольшего интереса для ученых.

Саркофаги эпохи Среднего царства обнаруживали в огромном количестве и в Верхнем и в Нижнем Египте, но самым интересным для всех всегда был текст, заклинания, мистика древних… Так получилось и с саркофагами из Эль-Берше.

В 1904 году П. Лако публикует саркофаги из каирского музея, среди которых есть и эльбершские (к слову сказать, автор датирует их Новым царством), содержащие тексты заклинаний и рисунок-план на днищах. Автор дает несколько прорисовок оформления днища и перевод отдельных заклинаний, считая всю композицию одной из версий Книги мертвых.

А годом раньше немец Шак-Шакенбург опубликовал днище (единственное, что сохранилось) от деревянного саркофага, хранящееся в берлинском музее. Прямоугольное пространство памятника было поделено на два регистра, которые, в свою очередь, дополнительно делились на части. В центре верхнего регистра располагались две зигзагообразные линии черного и голубого цветов. Именно благодаря этим линиям памятник и получил известное в науке название Книга двух путей.

Когда А. Де Бук будет издавать Тексты Саркофагов,(1935-1961гг) он выделит в отдельные группы заклинания на саркофагах из Эль-Берше и даст 15 прорисовок днищ памятников. В 50-е годы прошлого века Х. Кеес обратится к Книге двух путей. Он представил изобразительно-текстуальную композицию с днищ бершских саркофагов как продукт своего времени, полагая, что сама идея подобной книги уходит корнями в людские фантазии и суеверия, а к концу XI династии, у египтян назрела таки необходимость в систематизации своих представлений об Инобытие. Такое вот сводное знание должно было помочь умершему в его «тягостном путешествии после смерти». При этом, Кеес, как и большинство ученых, строил свои выводы исключительно на интерпретации заклинаний, но упуская изобразительную часть.

Француз Поль Барке видел в Книге двух путей упорядоченную работу, где каждая секция имеет свое название и содержит комментарии. Одна и последних работ, посвященная бершской книге, принадлежит Л. Леско, который наконец дал подробный перевод заклинаний и представил ряд своих наблюдений об этом памятнике. Автор поставил перед собой задачу «понять как мог существовать столь ненадежный Путеводитель, или как этот Путеводитель стал ненадежным». При этом, ненадежность Путеводителя принимается как аксиома (загадка почему?), аргументы в пользу этого таковы: план нелогичен, непонятен, и им невозможно пользоваться.

Вероятно, самая свежая из монументальных работ по Книге двух путей была написана Э. Хермсеном в 1991 г. Автор отмечает, что египтяне мыслили Инобытие как место полное опасностей, и Книга двух путей – «первая научная попытка структурировать этот мир и внести в него порядок». Хермсен пишет, что, так как все памятники происходят из одного места и датируются сравнительно небольшим промежутком времени, то можно смело заключить, что это явление обусловлено определенным местом и определенным временным интервалом. Причина возникновения нашего текста, как отмечает автор, связана с номархами Заячьего нома, которые в свою очередь связаны с храмом Тота. Собственно, и судьба памятника обусловлена расцветом и падением правителей Гермополя. Основным аргументом в пользу отмеченного, Хермсен считает принадлежность саркофагов если не номархам, то их приближенным. Не понятно только, кто же если не номархи, и их близкие могли позволить себе скальную гробницу и расписной саркофаг.

Обычно, ученые упоминают Книгу двух путей лишь в контексте описания памятников так называемой Загробной литературы вообще. Так Э. Хорнунг в одной из своих последних работ о книгах Инобытия упоминает и памятники Эль-Берше, отмечая, что Книга двух путей – это самый ранний вариант космографии. Он пишет, что книга — есть ни что иное, как путеводитель покойного, призванный помочь ему избежать опасностей. Тексты всегда напрямую обращены к умершему, предупреждая и направляя его, а план – схема, которая сопровождает текст, должна способствовать продвижению в верном направлении. Непонятно только на основании чего автор делает подобные умозаключения.

Всегда очень забавно читать монографии, где постулатами выведены основы мировоззренческой концепции египтян, но откуда такие выводы берутся, умалчивается.

Можно проследить и некую полемику в науке относительно цели пути умершего. Так Кеес считал, что умерший может выбрать один из двух путей, смотря по обстоятельствам, или же прогуляться по обоим и совершить кругосветку (так забавы ради). Он полагал, что оба пути ведут к Полям Довольства, и, таким образом у покойника есть выбор маршрута. Но в чем смысл выбора, а главное, зачем египтянам создавать условия, при которых этот самый выбор возможен, Кеес не объясняет. Если это действительно проблема выбора, то это настолько нехарактерно для древнего египтянина (свободу выбора, как известно, придумали греки), что требует обширного комментария.

Д. Мюллер противоречит Кеесу, утверждая, что нижний путь — альтернатива, которую следует избегать, там много страшных тварей. (Замечу, при этом, что тварей нарисовали, назвали поименно и зарегистрировали в их тварских жилищах). Кстати, в одном из заклинаний пути названы «Пути Осириса, который на краю неба». Господин Леско считал, что путь по воде в космологическом плане представляет небо, и неудивительно, что несколько богов (Ра, Тот, Осирис) могут присутствовать там одновременно. Он же полагает, что большинство заклинаний существовали самостоятельно прежде, чем были собраны вместе, и они использованы здесь, чтобы высказать гениальную идею составителя, а именно (внимание!!!), что любые боги хороши, важно же, что в конце наступает всеобщее равенство и свобода человека от воли Создателя. (Как вам сама мысль о том, что ритуальный текст может иметь идеологический характер?).

Интересно мнение П. Барке, который видел в каждой секции — определенную часть храма, рисунок – путь, который жрец проходит от входа к святилищу, а заклинания книги отражают этапы инициации. Однако, автор не объясняет, почему тогда подобные тексты были записаны на саркофаге, например одного военачальника, который имел весьма сомнительное отношение к жречеству.

Показательно, что умозаключения, отмеченные выше, иллюстрируют явное желание авторов увидеть в порядке и содержание текстов строгую логику и систему, которая бы хорошо вписывалась в изначально взятое ими как аксиома положение, что мы имеем дело с Путеводителем по тому свету. Сам термин «путеводитель» для современного человека подразумевает наличие пути, по которому нужно пройти и набор знаний и информации, без которых путешественник не пройдет этот путь. Плюс, хвостик «…по тому Свету» подразумевает изображение Того света. Но никто никогда не доказывал, что бершская книга — путеводитель. Это как-то имелось ввиду само собой. Думаю, универсальность идеи Путеводителя применительно ко всем подряд памятникам Загробной литературы напрямую связана в Книгой Амдуат, где идея пути ярко выражена и составляет основную ось всей композиции.

Однако, можно ли считать ту же идею настолько же очевидной и для Книги двух путей, чтобы зачислить и ее в путеводители? Возможно, все эти штампы так прочно укоренились в науке, потому, что сначала ученые получили Книгу Мертвых, свод из 165 изречений, глав, которые были начертаны на папирусных свитках. Собственно, только в Саисскую эпоху текст окончательно сформировался, до этого количество глав варьировалось. Следом за Книгой Мертвых стали доступны Тексты пирамид,, памятник наиболее ранний, который датируется V-VI династией. Эти тексты были открыты Мариэттом и впервые опубликованы Г. Масперо в 1884г. К. Зете заново издал Тексты в 1908-1922гг., и именно его издание признано в науке более полным, хотя материалы для исследований египтологи получили именно после публикаций Г. Масперо.

И, наконец, Тексты саркофагов. Первым их издает в 1904 г. П. Лако, но он основывался лишь на материалах Каирского музея. И только в 1935 году голландец А. Да Бук начал публиковать основной блок изречений на саркофагах. Закончил он лишь в 1961 году. Именно в указанной последовательности тексты и изучались. Так, связующее звено между самым ранним и самым поздним источником стало доступно для сравнительного анализа в самую последнюю очередь, что, несомненно, повлияло на интерпретацию Текстов саркофагов. Со времен Древнего царства, с Текстов пирамид, отдельные изречения, а, иногда, и целые главы появляются последовательно и в Книге Мертвых, и в Текстах саркофагов, и этот факт дает широкие возможности для использования доступных свидетельств поздних памятников, чтобы истолковать неясные места в источниках более древних. Однако, эти аналогии следует привлекать очень осторожно, учитывая контекст того, или иного памятника. Например, утверждение, что Книга Мертвых – есть один из этапов развития Текстов пирамид, основано только на том, что и тот, и другой свод текстов содержат одинаковые заклинания. Но, уже то, что эти памятники имели качественно разное окружение при сравнении учитывается крайне редко.

При работе с подобными текстами часто рассматриваются отдельные главы ( вспомним замечание М.Э. Матье, что само деление на главы введено искусственно, сами египтяне не знали этого деления), особая лексика, мифологические моменты и прочие кусочки. Однако, исследователи обычно используют публикации, упомянутые выше, которые, в свою очередь, дают представление только о текстуальной составляющей источников, давая их в сопоставлении друг с другом, но не рассматривая каждый памятник отдельно, не учитывая место, где он был создан, технику исполнения, способы размещения надписей на памятнике, не анализируя изображения, не раскрывая культурного контекста.

Однако, текст не мог существовать сам по себе, без того на чем он выполнен. Исследование окружения каждого конкретного памятника не менее важно, и уж точно не менее результативно в поисках неуловимых контекстов.


Возвращаясь к бершской Книге двух путей, можно отметить, что она — часть внутреннего оформления саркофага, причем характерного только для Эль-Берше. При этом Книга двух путей — это и текст, это неделимая изобразительно-текстуальная композиция, которая занимает определенное место в декоре саркофагов.

Удивительно, что изобразительная часть композиции никогда не подвергалась серьезному анализу, хотя именно в этом контексте и интересна бершская книга, будучи памятником эпохи Среднего царства. Во времена Древнего царства у египтян уже существовали сформировавшиеся представления об Инобытие, мире Ка, о чем прекрасно написано у А.О. Большакова. Мир Ка уютный и приятный представлен на многочисленных рельефах и изображениях эпохи Раннего царства.

Но в Первый переходный период картина меняется и возникает необходимость создания картины другого Инобытия. Это фантастическое Инобытие, о котором широко повествуют источники Нового царства, когда мы увидим уже оформленные и структурированные представления, которые вылились в многочисленные Книги Того света. И в Среднее царство мы видим лишь единичные попытки изобразить фантастический мир Инобытия, и саркофаги из Эль-Берше, в этой связи, представляют огромный интерес.

Была ли Книга двух путей одним из вариантов создания нового Иного мира, какие изобразительные приемы были использованы при построении композиции, и характеризуют ли они как-то это самое Инобытие. Или нет? Кроме того, нельзя забывать про саму природу саркофага, особую организацию его декора и вообще его место в египетской картине мироописания.

В Эль-Берше было найдено 53 саркофага, на 22-ух из них есть Книга двух путей. Это произведение просуществовало недолгий период между царствованиями Аменемхета I и Сенусерта III, то есть, примерно 120 лет. Да, Тексты заклинаний потом появятся в Книге мертвых, но, подобным образом построенное изображение — никогда. В этом уникальность бершской книги. Внутреннее пространство композиции разбито на некие единицы, особым способом организованные. Текст же, записанный внутри изображения, будучи ритуальным по своей природе, ориентирован, прежде всего, на регулярное воспроизведение одних и тех же заклинаний. Мы имеем дело с формулами, а не с высказываниями. Вся эта запутанная композиция была включена, при этом, во внутреннее оформление саркофага, став его частью, которая подчинена общим принципам декора саркофагов.

Как уже отмечалось, ученые считали Книгу двух путей путеводителем по Инобытию. Все видели в изобразительной части карту. Но карту чего? Многие отмечали идею пути и стремились обозначить цель путешествия, но, никто не пытался определить, где пролегает этот путь, и где проходит это путешествие? Что хотели изобразить египтяне Инобытие, или дорогу туда?

Поделиться в социальных сетях:


+14
110
Распечатать
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Читайте еще
Пишут в блогах
Интересное видео