Мы в социальных сетях:



Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter
Если Вы стали очевидцем НЛО или любого другого паранормального явления, или у Вас есть история из жизни связанная с необъяснимыми явлениями, то присылайте материал на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, или регистрируйтесь на сайте и разместите свою историю сами. А также, Вы можете размещать свои статьи (Как разместить статью).

Оршанская битва 1514 года

Оршанская битва 1514 года

Битва под Оршей — состоялась 8 сентября 1514 г. в ходе русско-литовской войны 1512—1522 гг., в котором русское войско под предводительством воевод Ивана Челяднина и Михаила Булгакова-Голицы противостояло объединенным войскам Великого княжества Литовского и Королевства Польского под командованием великого гетмана литовского Константина Острожского.


Предшествующие события

Укрепление Московского государства привело к тому, что великий князь Иван III, продолжая вести политику объединения русских земель, отказался признать власть Золотой Орды, присоединил Новгородскую землю, Псков, Тверское и Рязанское княжества. Территория Московского государства стала больше в 3 раза. Естественной была попытка присоединения к Московскому государству русских земель, отошедших к польско-литовской державе, на которых население исповедовало православие. Во многом это обуславливалось культурной изоляцией Московии, которая была окружена с востока и юга мусульманами, а с запада — католической Польшей и Ливонией.

В Польско-Литовском государстве в те времена усилилась роль польских панов, возросло национальное и религиозное преследование украинского и белорусского населения. В связи с выходом Московии из-под власти Золотой Орды появилась тенденция перехода литовских князей вместе с землями в подданство московского государя. Обострились противоречия между польской и литовской знатью.


Ход войны до оршанской битвы

Воспользовавшись ситуацией, московское войско в союзе с молдавским господарем и крымским ханом вступили в военные действия против Литвы и Ливонии. Первая война окончилась в 1503 году перемирием. 1508 год — стороны заключили «вечный мир», по которому к Москве отходили 19 русских городов, которые раньше попали под власть Литвы.

1512 год — война возобновилась. Многочисленное русское войско избрало объектом своего наступления Смоленщину — ключевой пункт на пути из Литвы на Москву. 1514 год — Смоленск был взят в осаду и спустя месяц капитулировал. Русские войска выдвинулись дальше на Оршу и в 100 км западней Смоленска, на берегу Днепра, встретились с литовским войском под командованием князя Острожского.


Соотношение сил. Армия Русского государства

Войско Московского государства в то время находилось как бы в переходной стадии. Резко увеличилась роль поместной дворянской конницы, находившейся на службе у великого князя московского. Ядро войска составлял великокняжеский «двор», который состоял из детей боярских и дворян. В течении всего XV века, в особенности во второй половине, шла раздача поместий «детям боярским» разных городов, военным слугам и даже военным холопам распущенных княжеских и боярских «дворов»; всех этих людей брал к себе на службу великий князь. Количество служилых людей резко возросло за счет выходцев «из Орды», татарских воинов, перешедших на службу Москве в результате распада Золотой Орды. Некоторые из исследователей полагают, что до половины русских дворянских родов имеют тюркское (татарское) происхождение.

Значительную роль продолжали играть «городовые полки», которые состояли из городских ополчений. Ядром этих полков была «московская рать», состоявшая из жителей Москвы.

Составную часть войска составляла «рубленая рать» (или «посошная рать»), собираемая с определенного количества «сох» (сохаподатная единица из 12 человек населения). «Коня и воина в доспехе» в случае войны выставляли 10 сох или даже 4 сохи.

На договорных началах служили в московском войске «татарские царевичи» и «ордынские князья» со своими дружинами.

В пограничных районах значительную роль начали играть городовые и станичные казаки. Там же существовала «засечная стража».

Условно все войско разделялось на «кованую рать» и «судовую рать», т.е. на конницу и пехоту; последняя как правило передвигалась по рекам на судах.

Организация армии оставалась прежней: она делилась на полки — большой, правой и левой руки, сторожевой и засадный. Во главе полков стояли полковые воеводы, по нескольку на полк. Во главе всего войска великий князь ставил большого воеводу.


Численность войска, вооружение


По свидетельству иностранцев, численность московского войска в то время доходила до 400 тысяч человек, другие приводят более скромную цифру — 150 тысяч, преимущественно конница. Конница все время поддерживалась в боевой готовности. Каждые два или три года служилые люди подвергались пересмотру в областях. Правительство должно было знать их число и сколько каждый из дворян или детей боярских мог выставить служителей и лошадей. Иностранцами отмечалось невысокое качество лошадей. Одно мелкое замечание — «немногие имеют шпоры, большая часть употребляет нагайку» — показывает, что конница московского войска была обучена не в европейской, а в тюркской традиции. По мнению иностранцев, это было восточное конное ополчение.

Снаряжение конников состояло из луков, стрел, секир и кистеней, мечи имели лишь знатные и богатые. Иностранцы отмечали «длинные кинжалы наподобие ножей», вероятно, они могли иметь в виду кончары или сабли. Использовали копья. Отмечалось, что всадники, «хотя в одно и то же время держат в руках повода, лук, меч, стрелы и нагайку, однако могли ловко управляться со всеми этими вещами».

Знатнейшие воины имели кольчуги, латы, нагрудники и шлемы.

Согласно татарской тактике, продвижение московской конницы совершалось быстро. Герберштейн, служивший в московском войске, с удивлением отмечал, как мало необходимо московскому ратнику в походе. Кто имел шесть и больше лошадей, на одной умещал все жизненные припасы, которые состояли из небольшого количества толокна, ветчины и соли, богатые брали с собой в поход перец. Этой пищей довольствовался и дворянин, и его слуги, при этом последние могли не есть по два-три дня. Возможно, в выносливости московские воины наследовали монголам. Но в тактике явно уступали. Очевидцы отмечали, что московская конница смело нападает, но недолго выдерживает, как будто говорит врагам: «Бегите, или мы побежим». Вступая в битву, московские полки больше надеялись на многочисленность, чем на искусство, в особенности пытались окружить неприятеля, зайти ему в тыл.

Отмечалось наличие в полках большого количества музыкантов; преимущественными инструментами были трубы и сурны.

Лагерь не укреплялся, разве что сама местность защищала его лесом или рекой, попросту выбиралось обширное место, где знатные раскидывали палатки, прочие строили шалаши и крыли их войлоком.

Говоря о боевых качествах московского войска, Герберштейн сравнивал москвичей с татарами и турками: татарин, сброшенный с коня, лишенный оружия, тяжелораненый, все еще обороняется до последнего издыхания руками, ногами, зубами, чем только может; турок, увидев себя в безнадежном положении, начинает смиренно просить врага о помиловании; московский ратник не обороняется и не просит помилования.


Литовское войско

Литовское войско представляло из себя такое же феодальное ополчение. 1507 год — Виленский сейм постановил, что паны, княжата и вся шляхта должны в имениях переписать всех своих людей, обязанных служить, и предоставить списки королю. Постановления сейма говорят о слабой дисциплине ополчения. Как писал С.М.Соловьев, в постановлении было сказано: «Принимая во внимание прежнее нерадение, вошедшее в обычай, что к назначенному сроку половина земли придет, а другая не придет и всех непришедших казнить смертию было бы очень жестоко, казнить же двух-трех, а других помиловать было бы крайне несправедливо; принимая это во внимание, сейм постановляет: кто не приедет в назначенный срок, платит 100 рублей; кто не приедет через неделю после сроку, казнится смертию». Более точное расписание, кто и сколько воинов должен выставлять, появилось поздней, в 1528 году.

Ополчение собиралось в «поветовые хоругви» — территориальные воинские подразделения.


Польское войско

По иному принципу строилось польское войско, которое сыграло решающую роль в сражении под Оршею. Хотя большую роль продолжало играть дворянское ополчение, поляки гораздо шире использовали наемную пехоту, вербуя наемников в Ливонии, Германии, Венгрии.

Отличительной чертой наемного войска было массовое применение огнестрельного оружия. Именно в то время начала зарождаться и складывается новая тактика, основанная на массовом применении ружейного и артиллерийского огня. Эта традиция легла в основу всех европейских армий и совпала с новым историческим периодом.

Своеобразием отличалась и тяжелая польская конница. Дальнейшее имущественное расслоение среди польского дворянства привело к тому, что незначительное количество знатных вельмож имело свои отряды и достаточно средств на личную экипировку. Основная масса дворянства (шляхты) из-за дробления земельных наделов беднела. Только немногие могли иметь вооружение наподобие прежних рыцарей. Выход был найден в выборочном наборе дворян в тяжелую конницу. Впервые его применили венгры в войнах с турками. Каждые 20 дворян выставляли одного тяжеловооруженного кавалериста. Впервые это произошло в 1485 году. Новая тяжелая конница получила название «гусары». Этот же род конницы переняли у венгров поляки.

Польские гусары зарекомендовали себя лучшей европейской кавалерией Европы в XVII веке, но зарождение их шло в войнах XVI века. У гусаров было тяжелое, сродни рыцарскому, защитное вооружение: шлемы с нащечниками, кирасы, наплечники, набедренники, щиты. Со временем сложились отличительные признаки гусар, имевшие впоследствии некое полумистическое значение, — приспособление за спиной, имитирующее крылья, и длинный флажок-прапорец на копье. Длина прапорца немного уступала длине самого копья.

В отличие от плохо дисциплинированных рыцарей, гусары действовали сплоченными шеренгами, подчинялись по-солдатски командиру и наносили стремительные конные удары, «бросались в копья». Прапорцы и перья на крыльях во время быстрого движения производили своеобразный звук, что не влияло на обученных гусарских лошадей, но повергало в страх лошадей противника.

В отличие от московского войска, армия, которую возглавлял Константин Острожский, делала ставку на взаимодействие всех родов войск на поле боя. Предполагалось совместное действие тяжелой и легкой конницы, пехоты и полевой артиллерии.

Всего под командованием гетмана князя Острожского было 30–35 тысяч человек (что, может быть, и завышено), и он смело стал напирать на противостоявшие ему московские войска, надеясь не на количество, а на выучку своей армии.

Русские войска под предводительством воевод Голицы и Челяднина состояли из 80 тысяч человек. Некоторые из историков считают эти данные явно завышенными. Старшим в войске был конюший Иван Андреевич Челяднин. После ряда стычек с литовским войском он велел отойти на левый берег Днепра и не мешать литовской армии переправляться. Как видно, он хотел заманить противника за Днепр, прижать к реке и раздавить массой, или ударом с флангов отрезать от переправы, т.е. Челяднин хотел повторить ситуацию 1500 года на речке Выдроше.


Ход Битвы под Оршей

В ночь на 8 сентября литовская конница переправилась через Днепр и прикрыла наводку мостов для пехоты и полевой артиллерии. Московское войско не препятствовали переправе. Утром все литовское войско было на левом берегу Днепра. С тыла у Острожского была река, правый фланг упирался в болотистую речку Крапивну. Свое войско он построил в две линии. В первой линии стояла конница. Польские латники составляли только четвертую часть ее и находились в центре, являя собой его правую половину. Вторую половину центра и оба фланга составляла литовская конница. Во второй линии встала пехота и полевая артиллерия (пехота в центре для устойчивости боевого порядка, артиллерия — по флангам).

Русское войско было выстроено в три линии для фронтального удара. Два больших конных отряда встали по флангам несколько в отдалении, чтобы охватить противника, прорваться ему в тыл и окружить.

По свидетельствам очевидцев, Острожский вначале отвлекал Челяднина мирными переговорами, а потом неожиданно напал. Но первым начал сражение правофланговый русский отряд под командованием князя Михаила Ивановича Голицы-Булгакова-Патрикеева. Он атаковал левофланговую литовскую конницу. В случае успеха атаки и прорыва к переправам, литовцы были бы зажаты в угол между Днепром и Крапивной и там перебиты в болоте. Однако литовская конница оказала Голице упорное сопротивление, а польская пехота выдвинулась из второй линии вперед и открыла огонь по русской коннице с фланга.

Русский летописец утверждал, что Челяднин из зависти не помог Голице. Русская конница была сбита, и Острожский сам с литовцами преследовал ее и даже врубился в основные русские силы. Теперь, как говорит летописец, Голица не помог Челяднину. Но основные силы московского войска смогли устоять.

Левофланговый отряд московской конницы пошел в атаку и столкнулся с правым флангом литовской первой линии. Одни из историков утверждают, что русские успешно опрокинули литовскую конницу и начали преследовать ее. Герберштейн считает, что литовцы после упорного сопротивления намеренно обратились в бегство и подвели русских под свои пушки. Как бы то ни было, но залп литовской артиллерии смял преследующих, приведя их в расстройство. То ли русская конница, уклоняясь от огня, взяла левей, то ли сыграл свою роль контрудар польских латников, но весь левофланговый конный отряд московского войска был прижат к болотам у Крапивны и там уничтожен. Река Крапивна была запружена телами москвитян, которые в бегстве бросались в нее с крутых берегов, вспоминал Герберштейн.

Летописцы отмечали, что Голица снова подвергся нападению, и «Челяднин опять выдал последнего». Видимо, Голица продолжал сопротивляться со своим отрядом, а Челяднин медлил, готовясь к общей атаке всеми своими тремя линиями. Возможно, он решал, куда ударить — прямо перед собой (польские латники как раз подставили ему фланг, загнав русских в Крапивну) или идти на помощь Голице.

Сражение было решено польскими латниками, которые повторили свою атаку, но теперь ударили на главные русские силы. Московское войско побежало.


Потери

Король Сигизмунд, извещая магистра Ливонского ордена об Оршанской победе, написал, что в плен взяты 8 верховных воевод, 37 второстепенных начальников и 1500 дворян. Всего убито было якобы 30 тысяч из 80-ти тысячного войска. Эти данные явно завышены. Более точные польские источники сообщают, что всего в войне было захвачено 611 пленных. Что касается убитых, то гибель левофлангового конного отряда русских сомнений не вызывает, но вряд ли он мог состоять из 30 тысяч человек. А остальное московское войско, преимущественно конное, после удара польских латников скорей всего рассеялось, неся минимальные потери.

Впрочем, последствия сражения признавали страшными и московские источники.

С. Деркач

Источник:

Поделиться в социальных сетях:


+18
106
Распечатать
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Читайте еще
Пишут в блогах
Интересное видео