Мы в социальных сетях:



Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter
Если Вы стали очевидцем НЛО или любого другого паранормального явления, или у Вас есть история из жизни связанная с необъяснимыми явлениями, то присылайте материал на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, или регистрируйтесь на сайте и разместите свою историю сами. А также, Вы можете размещать свои статьи (Как разместить статью).

Беловодье — поиски затерянного рая

Беловодье — поиски затерянного рая

Беловодье — легендарная страна свободы в русских народных преданиях. Ассоциируется с вирием — раем древних славян. Именно к нему восходит образ текущей с неба «молочной реки с кисельными берегами» в русских сказках (как и греческий Эридан). Образ Беловодья частично переплетается с образом невидимого града Китежа.

По мнению старообрядцев, находилась где-то на Востоке (реальный прообраз — Бухтарминский край на Алтае).

Само слово «Беловодье» предполагает наличие белой воды или белой реки. В Арийском жреческом письме этому понятию соответствовал образ одной руны — «Ирий» — белая, чистая вода.Так, Беловодье определяется как легендарная земля, духовный центр Белого Братства; райская местность, расположенная где-то на востоке земли. Проще говоря, Беловодье, это обособленная территория на которой проживали духовно продвинутые, просветленные люди.

Что-то вроде гималайской Шамбалы.


Беловодье – мечта русских старообрядцев

У многих народов существовала мечта о райских и чудесных землях. В описании таких земель разные авторы одинаково описывают общество, где «царствует всеобщее счастье, справедливость, благоденствие и равенство, люди не болеют, а зерно родится само». У буддистов подобные свойства имела Шамбала, в Китае – Долина Бессмертных в Куньлуне, у русских крестьян – Беловодское царство.

В фольклоре русских крестьян XVII–ХIХ в. Беловодье – чудесная страна, с богатыми землями и природой, свободная от гнета бояр и «гонителей веры», где вдали от мира живут святые праведники, где главенствует добродетель и справедливость, помещалась сперва на Урале, затем в Сибири и на Алтае. Попасть в эту страну могли только добродетельные люди. Ее называли «Страной справедливости и благоденствия», «Страной Запретной», «Страной Белых Вод и Высоких Гор», «Страною Светлых Духов», «Страною Живого Огня».

В славянской мифологии Беловодье помещается на Крайнем Севере, в «северных землях в Поморье, от реки великой Обь до устья Беловодной реки, и эта вода бела как молоко…». Но из текста непонятно идет ли речь о том же самом Беловодье, или речь просто идет о характеристике «белых вод» на севере. В легендах северных народов IX в. говорится о священном храме, построенном «на горе, окруженной морском рукавом. Богатств, подобных тем, что там собраны, нигде нельзя найти, даже в Арабии»1. По мнению А. Асова этот храм бога Ямала находился на полуострове Ямал близ устья Оби и является прообразом Беловодья. Согласно славяно-арийским ведам землей Беловодье являлся остров Буян, который находился на Восточном море, на месте современной Восточной Сибири в очень древние времена. Гипотеза о северных полярных корнях Беловодья, и даже Шамбалы, продолжает разрабатываться в публикациях русских историков В. Демина и А. Асова.

Белый – священный цвет для многих народов, символизирует чистоту. Белый – не обязательно север. В символике востока, можно встретить и положение, когда белый цвет обозначал восток. Доктор философских наук В.Н. Демин, занимающийся древней историей севера, считает возможным северное расположение Шамбалы и Беловодья, которые именует, как: «прародина Мудрости, Универсального знания и Счастья». Однако в дорожниках в Шамбалу нет никаких указаний на полярное расположение и северные характеристики Шамбалы. В древнеиндийских пуранах есть рассказ о Швета-двипа – Белом острове, расположенном под полярной звездой на самом севере, но этот рассказ относится к более раннему времени, чем появление сведений о Шамбале. Многие исследователи неправильно стремятся отождествить Беловодье с Шамбалой. Даже если сравнить сюжетные детали этих двух легенд – буддийский миф о чистой земле, и христианский миф старообрядцев – о справедливом обществе, расположенном где-то за Уралом, где «во всей чистоте сохранялась православная вера Христова», то различий будет больше чем совпадений. Беловодье в вере русских рассматривается, как реальное место на земле, где нет гнета бояр, и царит справедливость, и оно после длительных поисков локализуется за Алтаем, вблизи озера Лобнор в предгорьях Куньлуня. Шамбала у буддистов, наоборот, это – невидимая земля, ставшая таковой после посвящения в калачакру. Если Беловодье стремились найти ради спокойной мирской жизни, то Шамбалу искали ради получения знаний и духовного просветления. Миф о Беловодье возник почти на семь столетий позже первых свидетельств о Шамбале.

Доктор философских наук В.Н. Демин в статье «Шамбала – северный исток всесветской мудрости» пишет: «Шамбала – таинственная полулегендарная страна, прародина Мудрости, Универсального знания и Счастья. Однако русский народ пришел к данной мифологеме Золотого века через более близкие и понятные ему образы. Испокон веков русские люди, мечтая о лучшей жизни, устремлял свой взор на Север. Именно здесь находилась, по мнению многих книгочеев, проповедников и просто мечтателей, благословенная страна, сравнимая разве что с земным раем. Разные давались ей названия. Наиболее известна северорусская легенда о Беловодье. Изначально традиция помещала его в районе (акватории) Ледовитого океана. Уже в «Мазуринском летописце» отмечается, что легендарные русские князья Словен и Рус, правившие задолго до Рюрика, «обладали северными землями по всему Поморью: и до реки великой Оби, и до устья Беловодной воды, и эта вода бела, как молоко…». «Молочный оттенок» в древнерусских записях имело все, что относилось к заснеженным просторам Ледовитого океана, который и сам в летописаниях нередко именовался Молочным.

В наиболее древних версиях старообрядческих беловодских преданий (а всего известно не менее 10 списков в трех редакциях) говорится именно о Ледовитом океане: «Также и россияне во время изменения церковного чина Никоном – патриархом московским – и древнего благочестия бежали из Соловецкой обители и прочих мест Российского государства немалое число. Отправились по Ледовитому морю на кораблях всякого звания людей, а другие и сухопутным путем и оттого наполнились те места». В другой рукописи приводятся более конкретные сведения о жителях (колонистах) Беловодья: «[Поселенцы] живут в глубине окияна-моря, место называемое Беловодие, и озер много и семьдесят островов. Острова есть по 600 верст и между их горы. А проход их был от Зосима и Савватия соловецкими кораблями через Ледское море». Впоследствии представления о местонахождении Беловодья изменились. Русские странники, жаждавшие найти Страну Счастья, искали ее и в Китае, и в Монголии, и в Тибете, и в «Опоньском государстве»2.

В 1893 г. у старообрядцев появилась легенда о поисках Беловодья на востоке отцом Сергием, который был в давние времена послан великим князем Владимиром Красное Солнышко, с посольством искать Беловодье, и провел в поисках 56 лет. «Отец Сергий, желая помочь великому князю, строго постясь, молитвенно просил Всевышнего ниспослать ему откровение, какой ответ давать великому князю. На седьмую ночь, во сне, явился отцу Сергию настоятель Афонского монастыря, в котором его постригли – и напомнил ему о древнем сказании про Беловодье. Отец Сергий, пробудясь, возблагодарил Господа за дарованное откровение и ясно припомнил слышанное им от настоятеля, в бытность свою в монастыре, следующее. В глубокой древности один Византийский царь, не довольствуясь верой своей и своего народа, собрав мудрецов всей страны, просил их сказать, куда посылать посольства для выбора новой, лучшей веры. После долгих пересудов один из мудрецов, приехавших с Востока, сказал, что ему в свое время его учитель, старец мудрец, поведал, что далеко на востоке существует где-то страна Беловодье, – сказочная обитель вечной красоты и истины, и что туда, по его разумению, и нужно обращаться за советом, но что одна из особенностей той страны та, что не всякий ее может найти, туда доехать и в нее проникнуть, а только избранный – кто позван. Царю сказание понравилось и он снарядил посольство на Восток, во главе с мудрецом. Через 21 лето мудрец вернулся, но только один, все другие, уехавшие с ним, погибли3.

По мере продвижения русских казаков на восток, так и не найденная земля блаженного Беловодья, смещалась в представлении русских крестьян все дальше в неосвоенные территории. Одно из первых упоминаний о Беловодье можно встретить в «Донесении правительству крестьянина Дементия Бобылева» составленному в начале XIX в. В России, особенно среди старообрядцев, большой популярностью пользовалось предание о Беловодье, которое имеет некоторые черты легенды о Шамбале. Начиная с XVIII–XIX вв. существует поверье: «Тот, кто пойдет по следам завоевателей – татар в Монголию, найдет Беловодье (Земля Белых Вод, предположительно озеро Лобнор – белое озеро, покрытое слоем соли, откуда тропа вела в предгорья Куньлуня)». По мнению Н.К. Рериха, на Алтае легенда о Беловодье приняла некоторые черты легенды о Шамбале, которая была получена от монголов и перетолкована на свой лад староверами. По легенде, записанной Н. Рерихом, дорога в Беловодье лежит через Алтай: «Отсюда пойдешь между Иртышем и Аргунью… Коли не затеряешься, то придешь к соляным озерам… И дойдешь ты до гор Богогорши, а от их пойдет еще трудней дорога. Коли осилишь ее, придешь в Кокуши. А затем возьми путь, через самый Ергор, к самой снежной стране, а за самыми высокими горами будет священная долина. Там оно и есть, самое Беловодье… В далеких странах, за великими озерами, за горами высокими, там находится священное место, где процветает справедливость. Там живет Высшее знание и Высшая мудрость на спасение всего будущего человечества. Зовется это место Беловодье. <…> Много народу шло в Беловодье. Наши деды <…> тоже ходили. Пропадали три года и дошли до святого места. Только не было им позволено остаться там, и пришлось вернуться. Много чудес они говорили об этом месте. А еще больше чудес не позволено им было сказать».

В XVIII веке появляется рукописное «Путешествие инока Марка в Опоньское царство», где он, якобы, обнаружил 179 православных церквей и среди них 40 русских. В путешествии Марка был описан путь в страну Беловодье: «От Москвы на Казань, от Казани до Екатеринбурга, и на Тюмень, на Каменогорск, на Выборскую деревню, на Избенск, вверх по реке Катуни, на деревню Устьюбу, во оной спросить странноприимца Петра Кириллова. Около их пещер множество тайных, и мало подоле от них снеговых гор…

От них есть проход Китайским государством 44 дня ходу через Гоби, потом в Опоньское царство, которое стоит средь «моря-океана», раскинувшись на 70 островах»4.

В XVII веке от церкви, преобразованной русским митрополитом Никоном, откололись православные (раскольники) не принявшие нововведений. Преследуемые ортодоксальной церковью староверы уходили на Восток, с верой, что там есть благословенная сказочная земля, где живут святые. Это сокровенное место именовалось Беловодьем. Н. Рерих в «Сердце Азии» писал об убеждениях староверов: «В далеких странах, за великими озерами, за горами высокими находится священное место, где процветает справедливость. Там живет высшее знание и высшая мудрость на спасение всего будущего человечества. Зовется это место Беловодье». Подробный рассказ о путешествии алтайских староверов в Западный Китай на озеро Лобнор и дальше, в высокие нагорья Куньлуня, приводится в романе П.И. Мельникова (Андрей Печерский) «В лесах»: «Есть на земле места сокровенные, Богом спасаемые грады и обители, где твердо и нерушимо соблюдается «древнее благочестие» и епископы правоверные сияют как солнце… Шли мы через великую степь Китайским государством сорок четыре дня сряду… Много было бед, много напастей!… Но дошли-таки мы до Беловодья. Стоит там глубокое озеро, да большое, ровно как море какое, а зовут то озеро Лопонским, и течет в него от запада река Беловодье. На том озере большие острова есть, и на тех островах живут русские люди старой веры».

Первая партия русских в поисках вольной земли отправилась в путь в 1840 году, но самая многочисленная группа в 130 человек пришла на Лобнор в 1860 году, где путники обосновались, построили поселок, начали пахать землю. С местными жителями пришельцы объяснялись при помощи казахского языка, который освоили еще на Алтае5.

Беловодью – русской мечте, возникшей на Алтае в XVII–XVIII вв. некоторые авторы отводят район озера Лобнор на юге пустыни Гоби. По признанию археологов, этот, один из самых важных археологических районов земного шара мало изучен и редко посещается. Открыт он был в начале XX века, когда шведский исследователь и географ Свен Гедин и его группа из пяти человек изучали и наносили на карту маршрут через широкую и труднопроходимую пустыню Такла-Макан, считавшуюся самой коварной и опасной пустыней в мире. Они натолкнулись тогда на обнажившиеся после сильной песчаной бури руины города Лоуланя, стоявшего некогда на острове и засыпанного полторы тысячи лет назад дрейфующими песчаными дюнами высотой в 300 фунтов. Последующие раскопки в пустынных районах, прилегающих к озеру Лобнор, подтвердили проживание здесь людей еще 10 тысяч лет назад, когда климат был благоприятнее, чем в наши дни. Особенности сухого климата и песок оказались превосходными консервантами. Древние предметы, которые в других местах земного шара разлагаются от времени, здесь остаются целыми6.

Латышский писатель Рихард Рудзитис, исследующий проблему Беловодья, пишет: «Выдающийся исследователь Центральной Азии П.М. Пржевальский в описаниях своих экспедиций упоминает о том, что около 1860 года сто тридцать старообрядцев с Алтая дошли до озера Лобнор – до тибетских границ, наверное, в поисках обетованной земли Беловодья. Выносливые алтайские пахари и охотники поселились около развалин города Лоб. В этом суровом чужом краю сохранились и могилы богоискателей. Пржевальский ревностно искал их следы в окрестностях Лобнора, их также исследовал их ученик Козлов, и шведский ученый и путешественник Свен Гедин тоже уделял им внимание»7.


Свидетельства о поисках русскими староверами Беловодья зафиксированы также первопроходцами в центральной Азии П.К. Козловым. Г.Е. Грум-Гржимайло, В. Рокхаллом, Г. Бонвало.

Интересные факты о поисках Беловодья русскими староверами приводит в своей статье «Легенда о Беловодье» заместитель главного редактора журнала National Geographic Сергей Моргачев: «Самым дальним в истории этих путешествий оказался поход под руководством братьев Бобровых – Семена и Хрисанфа. Староверы выступили из Бухтарминской долины с семьями. Ехали верхом, были вооружены, везли с собой товары для обмена. Перейдя Нарымский хребет, взяли курс на реку Черный Иртыш.

Когда все это происходило? Ответить на этот вопрос не так просто. Дата начала похода Бобровых варьируется в разных источниках от 1860 до 1863 года (разные сведения приводятся и о числе его участников – от 50 до 200 человек). Более того, на этот же отрезок времени (конец 1850 – начало 1860 гг.) указывают и другие свидетельства очевидцев о пребывании русских староверов на юге Китайского Туркестана, что сразу ставит вопрос: идет речь об одной и той же экспедиции или же о нескольких – двух? Трех? Четырех? Можно предположить, что походов в страну Лоб и далее в Тибет в упомянутый период было четыре. Группа под руководством Емельяна Зырянова достигла гор Алтынтаг, но, не найдя пути, вернулась на равнину; отряд под водительством некоего Ивана надолго останавливался в районе Лобнора; еще одна группа, руководитель которой неизвестен, была с применением силы изгнана из Чарклыка китайскими властями, что сопровождалось убийством нескольких переселенцев (это сообщение появляется в источниках лишь единожды); и, наконец, отряд Бобровых – его поход оказался наиболее успешным, коль скоро он смог перевалить через Алтынтаг и пересечь Цайдам в Северном Тибете.

Как представляли себе староверы цель своих походов? Однозначный ответ на это вопрос вряд ли возможен. В целом под Беловодьем подразумевалась и мифическая страна, где с древних времен в чистоте (то есть в виде, не затронутом реформами патриарха Никона) сохранилась православная вера, и просто вольное место, где можно и жить в достатке, и укрыться от религиозных притеснений, и стать недосягаемыми для властей. Помещали Беловодье и в район озера Лобнор (в преддверии хребта Алтынтаг, ограничивающего Тибет с Севера), и в несравненно более близкие пределы: сама Бухтарминская долина, откуда выступило большинство староверческих экспедиций, была ранее именно воплощением Беловодья, и лишь с присоединением Бухтармы к России Беловодье переместилось дальше к югу.

Руководители всех староверческих походов в глубь Китая, о которых мы располагаем более-менее полными данными, предварительно выезжали в район Лобнора на разведку, и поэтому можно с уверенностью сказать: они отлично знали, что никаких описываемых в легенде о Беловодье старинных православных городов с «церквями, митрополитами и епископами» в китайских землях нет. Часть рядовых участников тоже руководствовалась вполне реалистическими целями. В рассказе Ассана Зырянова, сына руководителя одной из экспедиций, есть упоминание о том, что «некоторые пошли в Китай ради разживы», то есть в расчете на богатые земли.

Отряд Бобровых пересек степи Джунгарии, перевалил через хребты Тянь-Шаня, вышел к озеру Баграшкель и городу Карашар и, двигаясь далее на юг, после разных приключений достиг селения Чарклык, что юго-западнее озера Лобнор (заметим, что в то время это уникальное озеро, меняющее свое положение, находилось примерно на 100 километров юго-западнее своего нынешнего места). Здесь путешественники решили остановиться; они поселились в землянках, стали обрабатывать землю и провели в Чарклыке год или немного больше. Охотились, ловили рыбу, пахали землю. С местными жили мирно. Но пустынные, засоленные окрестности Лобнора, где земледелие и небольшие тополевые леса сосредоточены лишь в оазисах и по берегам рек, были далеки от образа Беловодья. Меньшая часть переселенцев отправилась в обратный путь, большая же решилась двинуться дальше на юг, где их ждали горы Алтынтаг. Пройдя хорошо известной в Центральной Азии горной дорогой, соединяющей Лобнор с Цайдамом, экспедиция прибыла в урочище Гас – место в целом еще более негостеприимное и непривычное для русского человека, чем страна Лоб. Тем не менее примерно в 30 километрах к западу от озера Гас удалось отыскать пригодные для жизни земли – с чистой ключевой водой, достаточным количеством корма для лошадей, хорошей охотой. Это было урочище Чон-Яр на истоках реки Ногын-Гол, впадающей в Гас. Староверы снова занялись земледелием – экспедиция Пржевальского впоследствии нашла в этом месте следы их пашен. Менее через год в отряде произошел очередной раскол, несколько семей покинули Чон-Яр. Двинувшись через Цайдам и Алтынтаг по дороге на оазис Са-чжу, они благополучно достигли его и кружной дорогой через Хами вернулись в Бухтарминскую долину».

Поселения потомков старообрядцев, отправившихся в XVIII в. на поиски Беловодья сохранились до наших дней на Алтае и в Забайкалье. На Алтае существует несколько названий староверов: их зовут «кержаками», «каменщиками», «стариковскими». Известно, что после реформ Никона старообрядцы в поисках мужицкого счастья и хлебов, вольных от барского гнета перебрались в Сибирь. Поселения староверов сохранились на Алтае до сих пор. Они обособленно проживают в больших, чистых поселках и очень щепетильно относятся к приему новых членов в свою среду. Одно из таких поселений, районный центр Усть-Кокс. Другое селение староверов – Верхний Уймон, одно из самых старых сел, ему около 300 лет, находится в 15 км от Мульты. Отличительной особенностью является чистота в поселке и раскрашенные яркими красками палисадники и фасады домов. Раньше староверы жили в русских избах-пятистенках и носили льняную одежду, украшенную символическими узорами. Сегодня их быт изменился, появилось большое количество кирпичных домов и обычная европейская одежда, но по-прежнему приезжие отмечают изобилие молока и меда в селениях староверов, колоритные колодцы-журавли и ухоженные сады. В Верхнем Уймоне находится музей им. Н.К. Рериха, экспозиция которого знакомит с историей села, староверами-кержаками и личными вещами, письмами и эскизами Н. Рериха, останавливающегося в этом селе во время своей экспедиции по Алтаю.

Сложившаяся на Алтае в XVIII в. община староверов жила по своим правилам и порядкам, по своим неписаным, но строго соблюдавшимся законам. Староверам запрещалось пить алкоголь, курить табак. Воровство и ложь считалось самыми страшными грехами. За тяжелые проступки изгоняли из общины. Семьи у староверов были большие, до 15–20 человек, и дети работали вместе со взрослыми с 5–6 лет. Это были очень трудолюбивые и чистоплотные люди, привыкшие много и честно работать с детских лет. У старообрядцев строго соблюдались заветы: «Не пить, не курить табак, не блудить, трудиться».

Жизнь общины староверов в настоящее время привлекает любопытствующих туристов из больших городов. Приверженцев старых обрядов остается с каждым годом все меньше и меньше. Случайным туристам практически невозможно попасть в жилище старовера и даже близко с ними пообщаться. Замкнутость и настороженность по отношению к праздным туристам отмечают большинство современных исследователей быта староверов.

Алтай – в переводе с тюркского языка означает «Золотые горы». Знаменитый снежный массив Белухи – высочайшая вершина Алтая и Сибири (4506 м), овеянный романтической аурой, является своеобразной Меккой для туристов. Именно здесь, в живописной Уймонской долине, у подножия горы Белухи Н. Рерих добивался получить концессию на разработку месторождений. Его «Великий план» по созданию монголо-сибирского буддистского государства предусматривал строительство здесь будущей столицы под названием Звенигород. Но его планы не сбылись, а распространенные им легенды о таинственных землях Беловодье и Шамбале, причудливо перемешались и стали ошибочно связываться с горой Белуха. Ежегодно число туристов приходящих к подножию горы Белуха превышает 2500 человек. Наибольший приток паломников приходится на август, когда, по убеждению рериховцев гора Белуха «открывается» для связи с Космосом. Подъехать вплотную к подножию на автомашине невозможно. Есть несколько конных троп, по которым от автодорог за 3–4 дня можно добраться до горы на лошадях или пешком. Туристский маршрут так и называется «Беловодье», от молочно-белой реки Катуни, которая берет свое начало у подножия Белухи к озеру Аккем (в переводе с алтайского – «Белая река»).


Загадочная страна Беловодье

Около двух веков, до начала ХХ века, на Алтае существовала легендарная страна, именуемая Беловодьем. Ее географическая привязка — долины рек Бухтармы и Уймона. Ныне эти места территориально принадлежат Восточному Казахстану и Республике Алтай. Впрочем, нередко Беловодьем считалось любое укромное место в горах или в предгорьях.

После разгрома Джунгарии Китаем в середине XVIII века на территории нынешних Рудного и Горного Алтая (эти названия закрепились только в 1916 году) образовалась территория, не имевшая общего государственного устройства, твердых границ, что позволяло беглым людям устраивать себе жизнь «без царя». А бежали сюда прежде всего по религиозным мотивам после раскола русской церкви на никонианцев (от имени патриарха-реформатора) и староверов, не принявших этих реформ. Их еще называли старообрядцами, раскольниками, кержаками (выходцы с реки Керженец), чалдонами (человек с Дона) и каменщиками (жившие «за камнем» — за горами). Здесь староверы могли отправлять обряды по прежним церковным канонам, сохранять свои обычаи. Их семьи были крепкие, разводы не допускались, древние заветы свято блюлись. Раскольники не пустили к себе ни табака, ни хмеля, изготавливали траванушку и медовуху, которые готовились без хмеля на 40 травах и меду. Чай и картофель ими долго не признавались. До недавнего времени в алтайских селах можно было видеть, как раскольник-сибиряк выкидывал посуду, из которой угощал постороннего. Это, между прочим, помогало староверам избегать массовых инфекций. Но власти, как царские, так и коммунистические, устраивали гонения на русских раскольников. А в мире лучшими земледельцами считаются люди, придерживавшиеся старой веры, да еще немцы-меннониты — великие труженики и великие скромники!

Не раз уходили в укромные места бывшие жители Малого и Большого Бащелака, Чечулихи, Абая, Белова, Бутачихи, Коробихи, Змеиногорского, Колывани и других поселений. Большие группы единоверцев, причем разных течений (беспоповцы, австрийцы, бегуны и другие), уводили в горы Хрисанф и Семен Бобровы, Федор и Николай Паломошновы, Останины, Середцовы.

Официальная статистика фиксировала неуклонный рост побегов. Например, в 1857 году в бегах находились 282 человека, а в 1858 году — уже 389. Бийский исправник вынужден был сообщать губернатору: «Деревни, примыкающие к горам, — раскольничьи исключительно, и они как бы окарауливают входы в Алтай».


ДУХОВНЫЙ ПОДВИГ

А вот наставник поморского течения старообрядничества Илья (по другим источникам — Иван) Демидов в 1828 году отказался от коллективного бегства, решив совершить духовный подвиг очищения души. Он укрылся в Алтайских горах, обрядившись во власяницу и железную цепь, надетые на голое тело. Ключ от цепи Илья выбросил в пропасть. Вскоре к нему присоединился еще один подвижник веры казак Иова Бычков. К сожалению, точное место их отшельнического подвига неизвестно.

Еще одной формой сопротивления алтайских раскольников властям, образчиком «святой кончины» были массовые самосожжения. Подлинные мотивы этих страшных акций крылись не только в пресловутом религиозном «фанатизме» и отказе от принятия новой веры. Ожесточенное неприятие староверами вызвал указ царя-«антихриста» от 5 февраля 1722 года о том, что правящий император мог по своей воле назначить наследника престола. Староверы ненавидели Петра Первого также за то, что при нем были введены ревизии (переписи), рекрутчина, паспорта, удвоенная подушная подать для раскольников и другие повинности.

Мне известно несколько фактов «гарей»: около 17 февраля 1723 года совершили самосожжение раскольники в деревне Ировской (сейчас Усть-Чумышская в Тальменском районе); 24 марта 1723 года — «Елунинская гарь» (теперь на ее месте село Шипицыно того же района), крупнейшая в России акция старообрядцев, где, отказавшись принять новую веру, по некоторым данным, в огне погибло от 600 до 1100 человек; 7-12 ноября 1739 года -трагическое противостояние официальной церкви и староверов закончилось «гарью» более чем 300 человек в деревне Новой Шадриной на реке Лосиха; после 8 марта 1742 года — жизнь 18 крестьян-раскольников деревни Лепехиной ведомства Белоярской слободы оборвалась в горящих избах; 1746-1747 годы — из 18 дворов деревни Усть-Чарышская лишь в трех дворах осталось по три человека; 28 июня 1756 года — «Чаусская гарь» (сейчас это -Колывань, райцентр Новосибирской области), в которой на глазах увещевателей в избах погибло 172 человека.

По данным сибирского историка Игоря Побережникова, в XVIII веке в Западной Сибири произошло около 45 самосожжений. Места «гарей» староверы чтили как святые. Например, в 1811 году на «мученических костях», в деревне Шипицыно была возведена часовня, доныне, конечно, не сохранившаяся.


КОСМИЧЕСКИЕ ПРИШЕЛЬЦЫ

Несколько лет назад Александр Бардин — горно-алтайский ага-зайсан — познакомил меня с очень необычным предметом. По его словам, конструкция из белого металла, имеющая форму тетраэдра, была найдена майманами во льду на склоне горы Белухи. Этот предмет имеет пять углов, равных пяти пространствам, пяти измерениям. Удивляет техника обработки металла: невооруженный глаз не отмечает следов ковки, пайки или сварки. По мнению Бардина, это — знак древних цивилизаций.

В конце 1990-х годов на священном плато Укок в Горном Алтае были обнаружены загадочные гигантские рисунки — геоглифы. Их можно различить только с высоты птичьего полета. До сих пор ученые не могут расшифровать геоглифы, называя их восьмым чудом света. Возникает вопрос: как же их создавали предки, жившие до нашей эры, ведь они, как принято считать, не имели летательных аппаратов. Все геоглифы образованы путем снятия верхнего слоя почвы — получаются каналы глубиной полтора-два метра. Удивительно, почему за несколько тысяч лет их не уничтожила эрозия? Многие рисунки похожи на известные нам объекты и животные. Некоторые напоминают наскальные изображения грифонов. Но что хотели нам сказать древние авторы, пока это остается тайной. Имеются в Алтайских горах и следы древних оросительных систем. 29 октября сего года я рассказывал в «Алтайской правде» об обнаружении пенсионером Василием Булгаковым на территории Петропавловского района камня с рукотворными знаками в виде линий, не похожих на письмена или рисунки.

В этом же месте в 1962 году был разрушен курган, в котором, однако, ничего кроме земли не обнаружили. По мнению самодеятельного исследователя, 4-метровый холм являл собой рукотворный памятник упавшему рядом болиду, который оставил на поле сохранившиеся поныне 11 астроблем-кратеров. В них и на вершине кургана Булгаков обнаружил камни, которые имеют, по его мнению, метеоритное происхождение.

Еще четыре похожие астроблемы образовались в другом конце края, в N-ском районе, вероятно, в XVII или XVIII веке, также до прихода на Алтай русских людей. Причем и здесь воронки отличаются по величине (от 260 до 50 метров в диаметре), а на карте выглядят как шлейф — осколки болида рассыпались строго по одной линии. Требуют серьезных исследований вопросы: почему трава в кратерах выше, богаче? Есть предположение, что это явление связано с мутацией, с радиацией. Аномалию показывает и пляшущая стрелка компаса. Не исключено, что здесь в почву ушли крупные фрагменты метеорита.


ПИСЬМА… ОТ КОГО?

На высокогорном плато Укок один из геологов в 70-х годах прошлого века обнаружил пятиметровый крест. Говорят, что в том же районе, неподалеку от райцентра Кош-Агач на горе имеется 50-метровый крест. Их природа мне неизвестна. Возможно, это знаки тенгрианцев, поклонявшихся кресту еще до нашей эры.

В Краснощековском районе есть интересный памятник природы -скала «Иконостас» горы под названием Большой Монастырь. Небольшой грот имеет форму иконы Богоматери. Уникальная храмовая пещера соседствует с месторождением известняка. Когда хозяйственники собрались взорвать ее, чтобы добывать известь, местные жители пришли к скале и сказали: «Взрывайте вместе с нами!»

Есть одноименная скала и в Турочакском районе, где житель Удаловки Иван Сычев в 60-х годах прошлого века вырубил зубилом барельеф Ленина. Так что есть чему поклоняться как людям верующим, так и атеистам.

Удивительную находку совершил недавно лесник Николай Алексеев в одном из предгорных районов Алтая. Точное местонахождение я вновь воздержусь указывать из опасения разрушения святыни варварами. Итак, на склоне невысокой горы был найден крупный валун с изображением трех кругов (два внизу и один вверху) в обрамлении круга диаметром 60 сантиметров. Такой рисунок еще принято называть «Знаменем мира» Николая Рериха. Этот художник и философ, как известно, посещал Алтай в августе 1926 года и даже останавливался в том районе. Но изображение на диком камне выбито, скорее всего, еще в древности. Ведь данный знак встречался в Индии, Средней Азии, на Кавказе (в храмах, на скалах, на оружии воинов), его знали Иисус Христос и Сергий Радонежский. Говорят, этот знак имеется также где-то около Белухи. Он олицетворяет прошлое, настоящее и будущее как единое целое в кольце вечности. Его именуют еще «Пактом мира», «Знаменем мира», «Знаменем культуры». Что касается «Знамени мира» Николая Рериха, то в музее истории культуры и литер атуры Алтая хранится его подлинник.

Одно из первых упоминаний об обнаружении наскальных рисунков на Алтае датировано 1785 годом. Тогда рудоискатели Лаврентий Феденев и Никита Шангин нашли в 13 верстах от устья реки Бухтармы внутри пещеры «древних народов письмена». К счастью, они скопировали эти древние изображения, сохранив их для потомков. Тем более что вскоре наскальные рисунки были кем-то уничтожены.

Сергей Волков

Источник:

Поделиться в социальных сетях:


+20
116
Распечатать
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Читайте еще
Пишут в блогах
Интересное видео