Мы в социальных сетях:



Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter
Если Вы стали очевидцем НЛО или любого другого паранормального явления, или у Вас есть история из жизни связанная с необъяснимыми явлениями, то присылайте материал на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, или регистрируйтесь на сайте и разместите свою историю сами. А также, Вы можете размещать свои статьи (Как разместить статью).

Обыкновенный нацизм

Обыкновенный нацизм

Вторая мировая война была самой кровавой, жестокой и страшной на Земле. В нее оказались вовлечены 62 государства из существовавших тогда 73-х. Это 80% населения планеты, три континента и четыре океана. И все эта громада была поднята в ружье лишь потому, что Германией овладело безумие — ведь как еще назвать нацизм? Когда война, наконец, кончилась, весь мир вздохнул с облегчением: такое больше не повторится. Никогда!.. Увы: безумие – заразно. Попадая в плен к идее, человек лишается разума.


ТОЛЬКО НЕМЦЫ?

Вся история человечества – бесконечное повторение прошлого: расходящиеся круги на воде. Мы не умеем извлекать глобальных уроков. И с этим пора смириться. Взять тот же нацизм. Ведь большинство из нас считают, что это только немцы могли поверить в собственное превосходство и начать уничтожать других людей по расовому и этническому признаку. Но так ли это?

Просто в начале XX века именно почва Германии оказалась самой подходящей для прорастания нацистских идей. Страна, потерпев поражение в Первой мировой войне, была охвачена нищетой. Отчаяние жило в каждом ее доме. И тут появился Гитлер! Он не только нашел виновников бедствия, но и предложил людям сверхидею, которая позволила им – хотя бы внутренне – подняться с колен. Что случилось дальше – написано в учебниках истории. Да вот беда – далеко не все хотят их читать. Во всяком случае, ученики Рона Джонса — преподавателя истории из Калифорнии – напрочь ничего не хотели знать о нацистской Германии. Да еще и хихикали – дескать, раз нацисты были такими гадами – чего ж тогда весь народ их поддержал?

Этот вопрос поставил Рона в тупик. Он не знал, как объяснить этим ребятам, живущим в 1967 году, почему все так произошло. Учебный план отводил всего одну неделю на всю Вторую мировую войну. А Джонс был ответственным учителем. И он придумал, что нужно делать.


В ЧЕМ СИЛА, БРАТ?

На другой день он пришел в класс и завел разговор о том, что делает человека человеком. Что заставляет добиваться цели и приводит к успеху? Спортсмена – выкладывать на все сто? Балерину – танцевать до кровавых мозолей? Только дисциплина! Ради высоких целей приходиться себя ломать. Хотите чего-нибудь добиться в жизни? – Не вопрос, конечно, хотим. – Тогда давайте учиться самодисциплине. Для начала – сидим за партой ровно. Дружно выходим из класса, заходим – так же, организованно. И да, теперь, когда хотите ответить, обязательно поднимите руку и скажите: «Мистер Джонс!» Учитесь отвечать коротко, по существу.

Ребятам страшно понравилась вся эта затея.

Они с нетерпением ждали следующего урока, который мистер Джонс начал с того, что написал на доске: «Сила – в дисциплине!»

На третьем уроке на доске красовалось: «Сила – в единстве!» Старшеклассники подхватили эти лозунги, они сплотились, почувствовали себя единым коллективом. А фантазия мистера Джонса границ не ведала. С ходу он придумал оригинальный жест-приветствие: правая ладонь, согнутая лодочкой, прижимается к левому плечу. Первая волна – слабая, вторая – чуть сильнее и, наконец, третья – самая сильная! Мы – организация «Третья волна». И по этому приветствию узнаем друг друга.

Каждый день рождал новые лозунги, среди которых появился и такой, например, как: «Сила – в гордости!»

Игра захватила всю школу. Все старились, как могли: придумывали знамя для новой организации, символику. Школьный повар пришел советоваться с Джонсом – каким должно быть фирменное печенье «Третьей волны», а библиотекарь вывесила флаг организации на всеобщее обозрение.

Дальше – больше. Трех учеников мистер Джонс отобрал лично для того, чтобы они рассказывали ему обо всем, что происходит в школе – о настроениях, разговорах, реакциях. Однако сами собой взялись десятки добровольцев, которые по собственной инициативе прибегали ему докладывать о недовольных всеобщим школьным увлечением. Еще несколько человек вызвались охранять учителя истории – хотя никакой необходимости в этом не было.

В целом все члены «Третьей волны» были счастливы и горды собой. На тех, кто не примкнул к ним, они сначала смотрели с недоумением, потом – с превосходством и плохо скрываемым раздражением. Эти настроения усилились, когда Джонс заявил, что «Третья волна» — это часть тайного общенационального движения за обновление Америки: вместе мы сделаем нашу страну великой!

Тут в организацию пожелал вступить сам директор школы.


ЭФФЕКТНЫЙ ФИНАЛ

Джонс не предполагал, что его затея достигнет таких масштабов. Он понял, что дело зашло слишком далеко и пора заканчивать спектакль. И подготовил эффектный финал. Учитель сообщил, что «Третья волна» сбрасывает пелены секретности: ее лидер будет выступать по телевидению.


В назначенный день и час в зале для торжественных заседаний школы яблоку негде было упасть: все приготовились внимать главе «Третьей волны».

Рон Джонс вышел на сцену и включил телевизор – но там не было ничего, кроме помех. И тогда учитель поинтересовался у собравшихся, понимают ли они, зачем пришли сюда? Осознают ли перемены, произошедшие с ними? О какой такой новой Америке собрались они здесь говорить? Разве для того, чтобы улучшить качество своей жизни, требуется какая-то тайная организация, разве нужно для этого делить людей на своих и чужих? Вы спрашивали, что произошло с немцами в начале 1930-х годов? – Да то же, что и с вами сейчас. А вот чем все закончилось. Заработал кинопроектор и на экране появились кадры из фашистских концлагерей...

Когда фильм закончился, все молчали. И Джонс предложил раз и навсегда забыть о «Третьей волне» — как о постыдной тайне. Он и сам целых 16 лет молчал и никому ничего не рассказывал о своем педагогическом эксперименте. Но однажды встретил бывшего ученика, который назвал участие в «Третьей волне» — самым захватывающим воспоминанием в своей жизни. Тогда учитель нарушил молчание. Теперь этому эксперименту посвящены десятки исследований, о нем сняты документальные и художественные фильмы. Увы: во всех них прослеживается одна и та же мысль: зерно нацизма может взойти на любой почве. Ибо суть его – эгоизм и стремление к господству. А вместе они составляют сущность самого человека.


ГОЛУБОГЛАЗЫЕ И КАРЕГЛАЗЫЕ

Вы, конечно, возмутитесь: скажете – не всех и не каждого. Возможно, вас убедит другой эксперимент, проведенный в 1968 году Джейн Эллиот под влиянием убийства Мартина Лютера Кинга – знаменитого правозащитника и борца за права чернокожих американцев. Как и Рон Джонс, Джейн не планировала никаких экспериментов намеренно. Просто, заговорив со своими подопечными третьеклассниками о расизме, она поняла, что те просто не понимают сути проблемы. Ведь она не касалась их напрямую – все они были белыми детьми белых родителей. Нужно было как-то дать почувствовать детям: каково это — быть в меньшинстве, да еще и презираемом? И тогда она просто разделила класс на голубоглазых и кареглазых. Голубоглазых было больше – и Джейн признала их лучшими: рассадила на передних партах, поощрила дополнительным отдыхом и обедом, дала задержаться на перемене и всячески подчеркивала их превосходство.

Детей же с карим цветом глаз обязала носить коричневые галстуки и запретила им пить воду из одного фонтанчика с голубоглазыми одноклассниками. А когда они начали роптать, Джейн заявила, что меланин, отвечающий за голубой цвет глаз, также отвечает и за интеллект, а потому все голубоглазые априори умнее. И даже самые успешные ученики с карими глазами под действием этого аргумента сникли. К концу дня все обладатели голубых глаз вели себя как принцы крови – не иначе. За неделю их высокомерие, властность и неприязнь по отношению к «меньшинству» лишь усилились. Вместе с тем повысилась и их успеваемость. Тогда как кареглазые ученики, наоборот, ухудшили свои показатели, им стали свойственны робость и неуверенность.

Через неделю правила игры изменились: Джейн признала лучшими тех, чьи глаза были карими. Вчерашние изгои торжествовали – и демонстрировали чувство превосходства по отношению к одноклассникам с другим цветом глаз. Однако при этом их нападки на бывшее «большинство» были менее грубыми и агрессивными.

Еще спустя неделю Джейн Эллиот объявила, что кареглазые и голубоглазые дети равны. Она объяснила, зачем ей понадобился этот эксперимент, и попросила третьеклассников написать эссе о расизме: теперь им нашлось, что сказать.

А Джейн, отталкиваясь от их ответов, опубликовала в местной газете статью «Как ощущается дискриминация». И вскоре ее позвали на канал NBC на «Вечернее шоу с Джонни Карсоном». Главный вопрос, который Джейн задавали слушатели, звучал так: «Как вы посмели проводить такой жестокий эксперимент на белых детях?»

Словом, все всё поняли...


ПРЕДЕЛЬНОЕ ПОДЧИНЕНИЕ

Психологи – это ученые, которые не открывают ничего нового: они просто наблюдают за человеком и осмысливают его поведение в разных ситуациях. И иногда моделируют эти самые ситуации. Стэнли Милгрэму – ученому из Йельского университета, чьи близкие стали жертвами холокоста, – не давал покоя вопрос: как немцы могли участвовать в уничтожении миллионов невинных людей в газовых камерах? Может, они слишком склонны повиноваться? И вот, чтобы разобраться, сколько страданий обыкновенные люди готовы причинить другим, если это входит в их служебные обязанности, Милгрэм провел в 1963 году эксперимент. Для начала – в родных пенатах. Потом он планировал отправиться в Германию, чтобы иметь возможность сравнить результаты.

Суть эксперимента была очень проста. Случайному человеку – условному «учителю» — под контролем «экспериментатора» предлагалось курировать «ученика». Тот сидел в кресле, облепленный электродами. Ему давали задание. И если он отвечал неправильно – учитель нажимал кнопку и «школяра» било током. Удар мог быть символическим, а мог быть очень сильным – все зависело от того, что позволял себе «экспериментатор». А тот позволял все. Какую бы боль ни испытывали «ученики», контролеры твердили: «Эксперимент требует, чтобы вы продолжили».

И «учителя» продолжали! Тем более что ученики, как назло, попались бестолковые и все время ошибались. В итоге 26 человек из 40-60% «учителей» — дошли от удара в 15 В до напряжения в 450 В.

После этого эксперимента Милгрэм отказался от идеи ехать в Германию: в собственной лаборатории он обнаружил столько подчинения, сколько не надеялся найти даже среди немцев.

Опыт Милгэма был повторен много раз – разными людьми в разных странах. Но где бы он ни проводился, результаты были неизменными: подавляющее большинство его участников безоговорочно подчинялись некоему авторитету и повышали напряжение до предела. А что такого? Они ведь просто выполняли свою работу!

Макс МАСЛИН 

Источник:

Поделиться в социальных сетях:


+23
72
Распечатать
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Читайте еще
Пишут в блогах
Интересное видео