Мы в социальных сетях:
Круглосуточное вещание!

Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука»

Мы не автоматический, тематический новостной агрегатор

Статей за 48 часов: 157

Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

Посторонний

Время прочтения:
Посторонний

Маленький человек – тема невероятно популярная в русской литературе. Наши классики любили изображать «униженных и оскорбленных» — людей, всеми презираемых, занимающих низшую ступень служебной лестницы, без друзей и приятелей, живущих тихо и незаметно и так же тихо и незаметно умирающих. Очень часто окружающие даже не догадываются, какие страсти обуревают маленького человека. И хотя наш герой родился не в России, а в США, он словно списан с Самсона Вырина или Акакия Акакиевича Башмачкина.


ПОЛЕТ НАД ГНЕЗДОМ КУКУШКИ

Генри Дарджер появился на свет под несчастливой звездой: с самого начала его жизненный путь был тернист и труден. Родился в Чикаго, штат Иллинойс, в 1892 году, предположительно 12 апреля. В четыре года лишился матери – Роза умерла во время родов от родильной горячки. Сестренку сразу отдали чужим людям, и Генри никогда не встретился с ней. Биограф Дарджера со временем раскопал информацию, что у его матери было как минимум еще двое детей, но их судьба неизвестна. До поры до времени воспитанием мальчика занимался отец, однако в 1900 году тяжелобольного Генри-старшего отправили на пожизненное содержание в больницу при католической миссии, а Генри определили в католическую школу для мальчиков. Все «прелести» этого заведения Генри почувствовал на собственной шкуре. Там ребенка заподозрили в «самоистязании» — так тогда называли обычную мастурбацию, которая считалась страшной болезнью, способной привести к слабоумию. Кроме того, у Генри заподозрили синдром Туретта – расстройство центральной нервной системы, сопровождающееся тиками. В наше время этот недуг считается излечимым, и большинство детей полностью избавляются от него в подростковом возрасте. Но в начале XX века врачи были бессильны перед ним, и Генри Дарджера отправили в психиатрическую клинику в Линкольне, штат Иллинойс. С маленькими пациентами там не церемонились, и Генри хлебнул горе полной ложкой. Мальчиков лечили оригинально: физическим трудом и наказаниями. Когда в 1905 году умер его отец, Генри решил сбежать из сумасшедшего дома, его поймали, вернули обратно, но парнишка не смирился и предпринимал одну попытку за другой вырваться на свободу. Лишь в 1908 году он навсегда покинул дурдом, и, надо сказать, сироте крупно повезло, учитывая, что из подобных заведений люди вырываются нечасто.


БЕЛАЯ ВОРОНА

Генри вернулся в Чикаго, где с помощью крестной матери нашел место уборщика в госпитале (после стольких лет жизни в казенных заведениях он отлично справлялся с любой черной работой). Мысль получить приличное образование никогда его не посещала: он считал себя изгоем общества, не достойным иной участи, кроме как чистка туалетов и уход за тяжелобольными людьми. На такой скромной должности Генри состоял до самой пенсии – до 1963 года, всего 50 лет. Никто и никогда в больнице не слышал от него жалоб. На работу он являлся вовремя, переодевался, брал тряпку и швабру и принимался мыть клозеты и выносить утки. К нему относились как к мебели, да и какой интерес может вызвать совершенно забитое, угрюмое и нелюдимое существо, каким казался Дарджер?! Он не ездил на крутой тачке, не имел счета в банке, не стриг газон перед собственным особняком, не просаживал деньги в казино и не мечтал о поездке на Майами. Он жил тихо и незаметно, настолько, что даже его соседи не знали, что творится за стенами его скромной квартирки. У Дарджера было странное хобби – он любил лазить по помойкам и копаться в мусорных баках, выуживая на свет божий всякую всячину. Со временем в его квартире накопилось изрядное количество старых, никому не нужных вещей. Привычка собирать мусор сочеталась в нем с аккуратнейшим посещением ежедневных месс. В церковь Генри старался надевать то лучшее, что у него имелось, хотя по всему было видно, что он равнодушен к одежде. Одно и то же пальто и штаны носил годами, тщательно латая дыры. Питался Генри так же скромно, его рацион состоял из самых простых незамысловатых продуктов типа хлеба и молока. Друзей у него не водилось. Единственный его товарищ Уильям Шлодер был точно таким же нелюдимым и угрюмым человеком, как и сам Дарджер. Эти двое нашли друг друга: их объединяло тяжелое детство, вместе они даже подумывали основать общество защиты детей, которое занималось бы поиском любящих семей для детей-сирот. Но затея не нашла продолжения: в середине 30-х Шлодер уехал из Чикаго. Приятели поддерживали контакты, но только по переписке.


ЗА ЗАКРЫТЫМИ ДВЕРЯМИ

В 1930-м Дарджер поселился в комнате на втором этаже дома номер 851 по Вест-Вебстер-Авеню и скромно прожил тут до самой смерти, которая наступила 13 апреля 1973 года. После смерти хозяин апартаментов Натан Лернер поднялся в опустелое помещение и открыл рот от удивления. Помимо кучи хлама (старых журналов и комиксов, религиозных китчевых фигурок, клубков шерсти, бутылок) ведущий затворнический образ жизни постоялец оставил после себя три объемных литературных труда! 

Наметанный глаз Лернера, а он был известным фотографом, дизайнером, преподавателем университета искусств, привел комнату в порядок и устроил в ней выставку работ Генри Дарджера. Выставка имела грандиозный успех, о ней написали в газетах, и вскоре ею заинтересовались профессионалы. Генри Дарджера причислили к когорте художников-аутсайдеров. Искусство аутсайдеров, или «посторонних», или ар-брют, включает в себя творчество самоучек, находящихся вне общества: душевнобольных, инвалидов, заключенных, детей, всевозможных маргиналов. Близкие явления — маргинальное искусство, наивное искусство, визионерское или интуитивное искусство, фольк-искусство, новый вымысел, примитивизм. Генри Дарджеру удалось создать, наверное, самое удивительное из ныне известных аутсайдерских произведений — книгу под названием «The Story of the Vivian Girls, in What Is Known as the Realms of the Unreal, of the Glandeco-Angelinnian War Storm, Caused by the Child Slave Rebellion». Книга повествует о том, как семь девочек (автор назвал их Vivian Girls) помогают детям-рабам освободиться от своих жестоких поработителей-взрослых. Действие происходит на другой планете, вокруг которой наша Земля совершает обороты. В качестве иллюстраций Дарджер создал около 300 акварелей и коллажей, в которых использовались вырезки из газет и журналов. Рисунки получились невероятно выразительными, самобытными и талантливыми, а их художественная ценность оказалась намного выше, чем художественная ценность самого романа. Благодаря иллюстрациям Дарджер быстро превратился в культовую фигуру американского искусства «посторонних».


МАГНУМ ОПУС

Предполагается, что работать над трудом всей своей жизни Генри начал вскоре после того, как некто обокрал его рабочий шкафчик, кроме всего остального, из шкафчика пропала газетная вырезка, в которой рассказывалось о таинственном исчезновении и убийстве 5-летней Элси Парубек. Кое-какие наброски Генри делал и ранее, однако после ограбления роман просто захватил его.

Дарджер был неимоверно плодовитым сочинителем. Кроме тринадцати томов «Истории девочек Вивиан», состоящей из 15145 страниц и включающей около трехсот акварелей и пейзажей, «писатель» оставил после себя несколько рукописей, личные и погодные дневники. Обнаруженная автобиография оказалась невероятно интересной. Первые 206 страниц посвящены его прогулкам по бедным районам, а последующие 4672 — описанию вымышленного урагана «Сладкий Пирог». Очень тяжело читать последнюю запись в его дневнике: «1 января 1973. У меня было самое плохое Рождество. Никогда в жизни у меня не было хорошего Рождества или Нового года, но в этом году… Мне очень горько, но, к счастью, я не мстителен. Я чувствую, что где-то должны быть такие же, как я…».

Дарджер никогда не думал о признании своих работ. Слава пришла к нему только после смерти. Случись это чуть раньше, может быть, он почувствовал бы гордость за свои творения и обрел друзей и единомышленников, о которых мечтал.

Влад ДРУГОВ

Источник:

Поделиться в социальных сетях:


Понравилась статья? Поддержите Салика, жмите:



+23
273
Распечатать
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Высший разум рекомендует
Пишут в блогах
Интересное видео