Мы в социальных сетях:
Круглосуточное вещание!

Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука»

Мы не автоматический, тематический новостной агрегатор

Статей за 48 часов: 113

Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

Почему США бомбили СССР в 1950 году?

Время прочтения:
Почему США бомбили СССР в 1950 году?

9 мая 1945 года страна СССР праздновала Победу над фашистской Германией. Победу разделили с другими странами, такими как США, открывшими Второй фронт, и снабжавшими нас по Лендлизингу товарами.

( Salik.biz )

Но уже в 1946 и по 1953 гг США бомбили наш Дальний Восток и Сибирь. Из официальных данных МО СССР не понятно, что это была за война в течение следующих 7 лет. Войну прикрыли «войной в Корее». Но бомбили НЕ Корею, а нас. «По данным Центрального архива Минобороны России, советские авиационные соединения в войне в Корее потеряли 335 самолетов и 120 летчиков. 64-й авиационно-истребительный корпус, принявший участие в войне в Корее, насчитывал 26 тысяч человек. По данным командующего корпусом генерал-лейтенанта Г.А.Лобова в воздушных боях наши потери составили 335 самолетов и, по уточненным данным, — 200 летчиков».

Так например, мало кто знает, что США в 50-е годы бомбили наш Дальний Восток. Всего в 30 км от большого города Владивосток, военные истребители воздушного фота ВМС США разбомбили пять воинских частей.

8 октября 1950 г. в 16.17 по местному времени два истребителя ВВС США Локхид F-80C «Шутинг Стар» («Метеор») нарушили государственную границу СССР и, углубившись почти на 100 км, атаковали советский военный полевой аэродром Сухая Речка в 165 км от Владивостока, в Хасанском районе. В результате обстрела самолетами ВВС США на стоянке были повреждены семь самолетов советской эскадрильи, один сгорел полностью.

Не так давно один из владельцев компании Coca-Cola Bottling Co. в Вашингтоне на вопрос российского журналиста: «Что вы знаете об инциденте, произошедшем в 1950 г. на аэродроме Сухая Речка? По вашему мнению, это была провокация или ошибка?» ответил: «Этот инцидент стал позорищем для США. Сама идея о том, что два пилота не знали, где они находятся, не знали места расположения советской границы и были не способны понять, что за аэродром они атакуют, кажется невероятной.

США заявили, что удар был нанесен из-за ошибки в навигации и неверной оценки ситуации. Командующий ВВС был снят, а пилоты наказаны. Штаты предложили оплатить ущерб. СССР принял решение не раздувать скандал». И еще бывший участник боев в Корее добавил: «Инцидент на Сухой Речке замалчивается до сих пор, и, скорее всего, вам не удастся найти в США человека, который слышал бы о нем…».

Однако житель Владивостока Владимир Михайлов нашел такого человека. Это непосредственный участник атаки — американский летчик Олтон Квонбек, который после 22 лет службы в ВВС работал в сенатском комитете по разведке и в ЦРУ, вышел на пенсию и теперь занимается сельским хозяйством на своей ферме в Мидделбурге. Квонбек рассказал, что другой пилот — Аллен Дифендорф, отслужив 33 года в ВВС, скончался в 1996 г. Как рассказал Квонбек, расстрелянный русский аэродром — жертва ошибки. Низкие облака и неожиданно сильный ветер явились причиной того, что самолеты снесло к северо-востоку и пострадал не намеченный заранее американским руководством аэродром в порту Чхонджин (КНДР), а советский — Сухая Речка.

«Шла война в Корее. Советские метеорологические данные были засекречены, что лишило нас сведений о погоде в Сибири и на Дальнем Востоке, — вспоминал Квонбек. — Опознавательных знаков на земле не было видно, радионавигации не существовало. Расчеты делались только исходя из направления и силы ветра, и время полета до цели определяло необходимость снижения. Полет проходил над облаками на высоте более 11 тыс. метров. На высоте 3 тыс. метров в облаках я нашел прореху, мы ринулись в нее и обнаружили себя над широкой речной долиной… Я не знал точно, где мы… По пыльной дороге на запад шел грузовик».

Американцы решили догнать грузовик и, преследуя машину, вышли на аэродром. Это было похоже на аэродром Чхонджин, который пилоты видели на крупномасштабной карте. «Советские радары, должно быть, запеленговали нас на расстоянии около 100 миль от границы. Следив за нашим снижением, они, вероятно, потеряли нас в складках местности, когда мы спустились в долину реки. Была объявлена общая боевая тревога, но у русских не было самолетов или ракет, готовых отразить атаку.

Это было в воскресенье после обеда. На аэродроме стояло много самолетов — мечта любого военного летчика. В два ряда были выстроены около 20 самолетов типа Р-39 и Р-63… На темно-зеленых фюзеляжах были большие красные звезды с белым ободком. Времени на принятие решений почти не было, топливо тоже было на исходе… Я зашел слева, выпустил несколько очередей, мой напарник Аллен Дифендорф делал как я». Удостоверившись, что цель поражена, «Метеоры» развернулись и улетели. На отходе от цели американцы взяли курс к базе и неожиданно увидели остров рядом с побережьем. «Ничего себе, — подумал я, — вспоминал Квонбек. — Рядом с Чхонджином нет острова…».

Немного обеспокоившись и сверившись с картой, американцы решили, что нанесли удар по другому северокорейскому аэродрому. Вернувшись, летчики доложили, что разбомбили аэродром с самолетами. Специалисты проверили запись камеры самолета, и оказалось, что самолеты на аэродроме были американскими «Кингкобрами», поставлявшимися американцами русским по лендлизу. Камера показала, что самолеты на земле не вспыхнули — вероятно, не было топлива, значит, это точно был не военный аэродром северокорейцев и пилоты ошиблись.

На другой день в Москве в кабинет первого заместителя министра иностранных дел Андрея Громыко был вызван советник-посланник посольства США в СССР У. Барбур. Ему была вручена нота протеста с требованием расследования опаснейшего инцидента и строгого наказания виновных в атаке на аэродром Сухая Речка. Еще через десять дней правительство Соединенных Штатов поэтому же поводу направило официальное письмо Генеральному секретарю ООН. В нем оно сообщило, что нападение на территорию Советского Союза стало «результатом навигационной ошибки и плохого расчета» пилотов. А еще — что командир авиационного соединения, в которое входили F-80, смещен с должности, дисциплинарные взыскания наложены и на летчиков.

Участники этих событий с советской стороны считают, что ни о какой навигационной ошибке речь идти не могла. По их мнению, имела место чистейшая провокация. В этом уверен, например, бывший летчик 821-го авиаполка В. Забелин. По его словам, «американцы прекрасно видели, куда летят. Пролетели 100 километров от нашей границы с Кореей. Они все прекрасно знали. Это придумали, что молодые летчики заблудились».

Неделю в Кремле ломали голову: что это — начало третьей мировой, запугивание или действительно ошибка? Через 11 дней президент Трумэн выступил с обращением к ООН, в котором признал вину США и заявил, что «Правительство США желает публично выразить сожаление по поводу того, что американские вооруженные силы оказались замешанными в этом нарушении советской границы» и что Правительство США «готово предоставить средства для возмещения любого ущерба, нанесенного советской собственности». Он также заявил, что командир полка ВВС США на Дальнем Востоке освобожден от занимаемой должности, дисциплинарные меры приняты по отношению к пилотам: американские летчики были преданы военному трибуналу, отстранены от боевых действий и переведены в другие части.


Русские очевидцы вспоминают

Летом 1950 г. началась война в Корее между Севером и Югом. Юг поддерживали силы ООН во главе с американцами, а на стороне Севера выступали русские и китайцы. В конце 1950 г. американцы заменили все свои F-51 на реактивные Локхид F-80С, ставшие основными истребителями-бомбардировщиками ВВС США в Корее. С 28 сентября по 1 октября 1950 г. F-80 перелетели из Японии на южнокорейскую авиабазу Тэгу. 49-я FBG (истребительно-бомбардировочная эскадрилья) стала первой на корейском полуострове частью, полностью вооруженной реактивными истребителями.

В ноябре эта группа воевала в составе временного 6149-го крыла тактической поддержки, которое специально было создано 5 сентября. Ее девизом было «Защищаю и мщу». 8 ноября четыре одноместных F-80, оснащенные каждый шестью 12,7 мм пулеметами и боезапасом в 1800 патронов, 2 авиабомбами и 10 ракетами, вылетели с базы Тэгу на север…

«Выходной был. Все отдыхали на море, и тут они прилетели. Покружили, постреляли из пулеметов по самолетам и скрылись за сопками. Мне тогда уж 13-й год пошел», — вспоминал житель поселка Сухая Речка Григорий Больдусов, проживающий там до сих пор.

В конце 1950 г. в связи с войной в Корее в Приморье стали проводить учения с перебазированием частей на полевые аэродромы. Полевой аэродром Сухая Речка принадлежал авиации ТОФ. Здесь уже находились корректировщики По-2 отдельной авиаэскадрильи, предназначавшиеся для воздушного прикрытия и корректировки огня 130 мм флотских башенных батарей Хасанского сектора береговой обороны. По плану учений, сюда для временного размещения прибыли «Кингкобры» 821-го истребительного авиаполка 190-й истребительной авиадивизии. Все самолеты стояли на открытых стоянках вдоль взлетно-посадочной полосы, выстроенные в линейку, которая и подверглась штурмовой атаке американцев.

В момент атаки аэродрома командира полка полковника В.И. Савельева на аэродроме не было, он находился в наземных войсках с начальником штаба авиакорпуса, для организации взаимодействия на период учений. Вместо него на аэродроме оставался заместитель командира полка подполковник Н.С. Виноградов, который вместо того, чтобы дать сигнал на вылет дежурной 1-й аэроэскадрилье, высадил летчиков из самолетов. Полковник Савельев и подполковник Виноградов были отданы под трибунал и судом офицерской чести были понижены в должности, за «слабое воспитание личного состава полка».

«После того как два американских «Метеора» прилетели и разбомбили наш полк на берегу Сухой речки, наше руководство приняло меры. Сразу же пришла 303-я авиационная дивизия, которая летала уже на реактивных «МИГах» в Подмосковье. И после этого случая срочно создали 64-й авиационный корпус и стали готовиться к перевооружению, — вспоминал летчик 821-го полка Николай Забелин. — После нападения также было введено боевое дежурство в полках. Этого с окончания Второй мировой войны не было. Сидели от зари до зари в кабинах и около. Возникло ощущение близкой войны…».

Это не единственная тайна тех событий. В архивных документах Министерства обороны и Министерства иностранных дел СССР говорится лишь о разбитых и поврежденных в результате внезапной штурмовки советских самолетах. И ни слова – о человеческих потерях. В списке памятников Хасанского района Приморского края под номером 106 значится «братская безымянная могила летчиков, погибших при отражении американских бомбардировщиков в 1950 году».

Там же указано, что могила находится у села Перевозное, бывшей территории военного городка Сухая Речка. Странно, конечно, что могила безымянная. Странно, что про нее молчат военные архивы. Заметьте, самолеты даже не взлетали в воздух. Их перегоняли из других регионов, и здесь уничтожали. Что стояло за тайнами и предательством своего народа? Боевые самолеты вероятного противника совершали систематические полеты вблизи советских городов и военных баз. Хотя СССР официально в войне не участвовал, доходило дело и до вооруженных столкновений.

Сухая Речка — это топонимический, условный термин. На самом деле аэродром был расположен между посёлками Перевозная и станцией Кедровая, Хасанского края. Достаточно от стадиона, что за школой на Перевозной, пройти метров 400 и появятся первые признаки аэродрома. Характерные удлинённые жестяные щитки с круглыми отверстиями на заборах домов окрестных деревень — это тоже отголоски того аэродрома. Только 2 октября 1964 года, когда разразилась «холодная война» вокруг Кубы, население СССР получили кое-какую информацию о Сухой речке.

Американские летчики, видимо «помня о союзнических отношениях», часто летали над кораблями и базами Тихоокеанского флота. С момента капитуляции Японии и до конца 1950г. было зафиксировано 46 инцидентов с участием 63 американских самолетов разных типов.

Иногда зенитчики открывали аградительный огонь и в воздух поднимались истребители. Первый воздушный бой произошел в 1945г. над территорией Кореи, когда четверка наших «Аэрокобр» перехватила американский бомбардировщик В-29 и, обстреляв его, посадила на аэродром Хамхын, где в то время базировалась советская авиация, недавно закончившая войну с Японией .

Постепенно, с изменением внешней политики, случайные полеты превратились в систематические разведывательные, и воздушная война разгорелась не на шутку, достигнув своего апогея в 50-е годы. Так в мае 1950 над чукотским аэродромом Уэлькаль разгорелся воздушный бой между американскими «Мустангами» F-51 и советскими Ла-11, в результате которого летчик капитан С. Ефремов подбил одного «Мустанга», но и сам, получив повреждения, еле дотянул до аэродрома.

По различным данным, американцы делали от 800 до 1000 самолёто-вылетов в сутки. Это была настоящая война. Ради чего? Какие цели преследовались? И что в результате произошло что нам неизвестно.

Той осенью уже вовсю громыхала война на Корейском полуострове. Залпы грохотали совсем рядом от нашей общей с корейцами государственной границы. К тому же американцы и их союзники не слишком-то церемонились с соблюдением международного права. Боевые самолеты вероятного противника совершали систематические полеты вблизи советских городов и военных баз. Хотя СССР официально в войне не участвовал, доходило дело и до вооруженных столкновений.

В ночь на 26 июня 1950 года в международных водах южнокорейские боевые корабли обстреляли кабельное судно «Пластун», входившее в состав 5-го ВМФ СССР (нынче — Тихоокеанский флот). Был смертельно ранен командир «Пластуна» капитан-лейтенант Колесников, ранены помощник командира лейтенант Ковалев, рулевой и сигнальщик. Корабли противника отошли лишь после того, как моряки «Пластуна» открыли ответный огонь из 45-миллиметровой пушки и крупнокалиберного пулемета ДШК.

4 сентября того же года для наблюдения за действиями неопознанного эсминца, подошедшего на дистанцию 26 километров к порту Дальний (бывший Порт-Артур), по тревоге подняли в воздух экипаж советского самолета-разведчика А-20Ж «Бостон» старшего лейтенанта Константина Корпаева. Сопровождали его два наших истребителя. На подходе к цели советские самолеты были атакованы сразу 11-ю американскими истребителями. В итоге короткого воздушного боя «Бостон» загорелся и упал в океан. Все три члена его экипажа погибли.

Любопытно, что в Соединенных Штатах об этой истории вспомнили лишь, когда закончилась «холодная война» — в 1990 году. В «Вашингтон пост» появилась статья под названием «Моя короткая война с Россией». Ее автор — Олтон Квонбек, бывший сотрудник ЦРУ и сенатского комитета по разведке. А еще — бывший пилот одного из двух американских истребителей, штурмовавших аэродром Сухая Речка в 1950 году. Квонбек снова отстаивал версию о навигационной ошибке, которая, будто бы, привела к серьезнейшему международному инциденту, улаживать который пришлось даже ООН. Якобы виной всему низкая облачность и сильный ветер. В статье американского аса говорится: «Я не знал, где мы находимся. Через просвет в облаках я увидел, что мы находимся над рекой в долине, окруженной горами… По пыльной дороге на запад шел грузовик». Квонбек, по его словам, решил догнать автомашину. Она и привела к аэродрому. Автор статьи утверждает, что ему показалось, будто это северокорейский военный аэродром Чхонджин. «На аэродроме стояло много самолетов — мечта любого летчика, — продолжает он. — На темно-зеленых фюзеляжах были большие красные звезды с белым ободком. Время на принятие решения почти не было, топливо тоже было на исходе… Я зашел слева, выпустил несколько очередей, мой напарник Аллен Дифендорф делал, как я». «Для русских это было, как Перл-Харбор», — не отказал себе в сильном преувеличении Квонбек.

Поделиться в социальных сетях:


Понравилась статья? Поддержите Салика, жмите:



+21
286
Распечатать
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Высший разум рекомендует
Пишут в блогах
Интересное видео