Мы в социальных сетях:
Круглосуточное вещание!

Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука»

Мы не автоматический, тематический новостной агрегатор

Статей за 48 часов: 8

Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

Религия и наука. Главная аксиома

Время прочтения:
Религия и наука. Главная аксиома

Религия и наука: стоит ли соотносить?

Казалось бы, наука и религия действительно занимаются разными вещами: первая изучает этот мир, вторая – верит в то, что даже теоретически изучению не поддается. Знаменитая фраза Галилео Галилея о том, что Библия не учит, как устроено небо, но учит, как туда попасть, верна сегодня точно так же, как и в то время, когда была произнесена.

Вторит Галилею и М.В. Ломоносов, говоря: «Создатель дал роду человеческому две книги. В одной показал свое величество, в другой свою волю. Первая — видимый сей мир, им созданный, чтобы человек, смотря огромность, красоту и стройность его зданий, признал божественное всемогущество, по мере себе дарованного понятия. Вторая книга — Священное Писание. В ней показано создателево благоволение к нашему спасению».

И, казалось бы, все просто – вера ведет к спасению, наука – к познанию. Но если мы внимательно присмотримся к положению дел в сегодняшнем мире, в том числе и научном, то с легкостью заметим: многое из того, что делает наука, не только не ведет к спасению, но и порой противоречит возможности истинного познания.

В предыдущих разделах мы освещали вопрос о том, что спасение возможно не иначе, как через осознание вечной природы человеческой души и ее божественного призвания. О том, что перед судом вечности не устоят многие современные парадигмы и научные гипотезы.


Наука и ее истинное предназначение

Предназначение науки – служебное, она призвана удовлетворять потребность человечества в познании и отвечать на вопрос «как». Как достичь успеха в выращивании растений, как перемещаться на большие расстояния с меньшими временными потерями, как вылечить то или иное заболевание и т.д.

Для того чтобы отвечать на практические вопросы, необходимо наличие определенного методологического базиса и инструментария, позволяющего приходить к тем или иным выводам быстрее и быть уверенным в их правильности. Методологией и разработкой общей концепции научного познания занимаются философия, математика и прочие фундаментальные науки, сами по себе не способные решать практические задачи, но способные указать направление решения этих задач и дать инструменты.

Научное познание всегда было и остается рассудочным, лишенным самостоятельного представления о собственных нравственных и этических ограничениях, которое подразумевает личностный подход, полностью отсутствующий в подходе научном.

Таким образом, наука, отвечающая на вопрос «как», становится абсолютно бесполезной при ответе на вопрос «зачем», который является ключевым направлением, рассматриваемым религией.

Современная наука находится на этапе формирования собственного ответа на вопрос «зачем», пытается заниматься целями, в то время как ее задача – заниматься исключительно средствами.

Происходит это по нескольким причинам:

  • Науку удобно использовать как идеологическое оружие в руках противоборствующих властных сторон. Несложно заметить, как это происходит каждый день и в области фундаментальных, и в области практических наук. Удобство заключается в том, что научное знание для многих людей является вполне обоснованно авторитетным, при этом «потребитель» научного знания не так часто задумывается о соответствии той или иной теории критериям научности. В некотором смысле, происходящее можно было бы назвать фальсификацией, подменой настоящего научного знания его популяризированной интерпретацией, которая с легкостью может стать базисом идеологической теории.
  • В обществе, не практикующем традиционные ценности, постепенно образуется определенный этический вакуум: мы уже не помним, как следовало бы, и еще не совсем понимаем, как можно иначе. Попытки выйти из этого дезинформационного поля приводят к поиску нравственного основания там, где его a priori не может быть. Например, в науке.
  • Наука стремиться познать как можно больше – в этом состоит ее природа. Не имея изначальной системы ценностей внутри самой себя, она все же нуждается в том, чтобы быть каким-либо образом оправданной. Несмотря на то, что наука – рассудочна, а не личностна, невозможно отменить стремление к личностному в самом человеке, являющемся субъектом научного познания.

Наука сегодня пытается занять место, не предназначенное для нее изначально. То место, которое веками занимала вера и занимала его по праву.

Невозможность быть частью идеологического аппарата и отвечать за целеполагание заложена в науке внутренне, системно. Во-первых, наука – всегда временна. Карл Поппер выдвинул в качестве одного из критериев научности ее фальсифицируемость, то есть теоретическую возможность быть опровергнутой. Вся философская мысль человечества доказывала из раза в раз невозможность абсолютного знания, и в изменчивости науке, в ее способности на ошибки заложен механизм, позволяющий постоянно стремиться к этому абсолюту, никогда его не достигая. Кроме того, способность научной теории быть опровергнутой говорит о том, что она существует в определенных и строгих логических рамках, и если знание об исходных данных будет изменено, изменится и теория, на них базирующаяся.

Во-вторых, наука сама по себе имеет только одну цель – узнавать и открывать этот мир. Вне контекста нравственности эти открытия могут заходить сколь угодно далеко, потому что наука не способна к самоограничению. Самоограничение рождается ответом на вопрос «зачем», а он принадлежит религии.

Почему вопрос «зачем» получает полный ответ только в рамках религии, а не в рамках, например, светской этики? Потому что светская этика – это тоже набор околонаучных представлений, и он настолько же изменчив, насколько изменчива и наука, и настолько же идеологизирован, насколько любой практический набор околонаучных методик и парадигм.


Религия. Предназначение

Религиозность – естественная для человека форма мироощущения и поведения. Религиозное чувство является составляющим человеческого существа, независимо от того, каким образом трактуется его происхождение.

Так, Л. Фейербах описывал в своем труде «Сущность христианства» религиозное чувство как желание человека ощутить собственное бессмертие через воссоединение со всем человечеством. Иными словами, по мнению Фейербаха, человек пребывает в постоянном ощущении собственной конечности и испытывает страх перед смертью, спасением от которого является осознание причастности к бесконечному человечеству. Это ощущение и обожествляется, по его мнению. http://socialistica.lenin.ru/txt/f/feuerbach_1.htm

Несмотря на свои откровенно атеистические взгляды, Фейербах не отрицал существования у человека религиозного чувства как составляющей, в отсутствие которой существование не всегда представляется возможным.

Для религиозного человека, вне зависимости от конфессиональной принадлежности, ощущение веры – это не просто осознание себя как части целого, но ощущение сверхъестественной природы. То, что есть в человеке, потому что он создан Богом, его рождение, жизнь и смерть – не обыденные события, а часть чего-то большего.

И поскольку с точки зрения самой религии Творение в широком смысле этого слова – плод сверхъестественного акта, законы, по которым существует мир, остаются неизменными.

Нравственные категории в рамках религиозного мировоззрения также постоянны, потому что ответ на вопрос «зачем» всегда один и тот же. Каждая религия, какой бы она ни была, имеет представление о том, зачем человек пришел в этот мир, что он должен в нем сотворить и, чаще всего, что ожидает его после смерти. В рамках этих представлений вырабатываются и нормы поведения человека, критерии, согласно которым тот или иной поступок может рассматриваться как плохой или хороший.

Именно это отличает религию, например, от этики, нравственные нормы которой меняются в угоду существующему на сегодняшний день идеологическому курсу.

Именно поэтому религия и помогает держаться в рамках нравственной нормы – как общественный институт, она единственная оставляет свои законы неизменными на протяжении столетий, а иногда и тысячелетий. Как говорил Вольтер, «Если бы Бога не было, его следовало бы выдумать». Почему? Причина проста: предназначение религии – не просто держать социум в рамках, обеспечивающих адекватное взаимодействие, но и формировать этический базис, на основе которого могут получить развитие все остальные сферы общественного развития.

Предназначение религии и веры – определять цели и устанавливать рамки, и это так, даже если не смотреть на религию глазами верующего человека.

Именно в этом и состоит ошибка науки – в попытке занять место религии, заниматься целеполаганием вместо поиска средств решения задач.


Наука и религия… Разошлись?

Каким образом могло произойти такое, что научное познание перестало соотносить свои выводы и действия с нравственными приоритетами религии?

Начнем с того, что такая ситуация наблюдалась не всегда. Человечеству на ранних этапах было свойственно синкретическое мышление. Для людей древности не существовало никакой разницы между явлением, его причинами и следствиями. Свидетельством тому выступает миф, формирование которого и началось в те далекие незапамятные времена, а также индивидуальное развитие человека – ребенок до определенного возраста также мыслит синкретически, онтогенез и филогенез совпадают. Период синкретизма в истории человечества – один из самых ярких эпизодов, демонстрирующих личностное, не рассудочное мышление и восприятие. Таким способом личностного познания человечество постигало этот мир на протяжении многих столетий своего существования. Личностное восприятие предполагает опору на какие-то догмы, нормативы, правила. Знания в рамках личностного должны быть ограничены, не все может быть дозволено тому, кто постигает этот мир, при условии восприятия его «через себя».

Наиболее значимым периодом для формирования науки явился период Средневековья, причем локализовалась тогда зарождающаяся научная мысль именно в Европе. Византия претерпевала одно за другим крушения и потери, поэтому достаточно быстро потеряла свое духовное превосходство вместе с превосходством Православия. Католическая же церковь оказалась на передовых позициях, контролируя и умы христиан Запада, и финансы крупных феодалов и целых государств. Поэтому когда мы говорим о развитии науки в Средневековье, правильнее понимать именно средневековую западную Европу.

Именно в рамках католической схоластики и сформировалось представление о том, что наука и религия могут не всегда совпадать. Знаменитый монах-доминиканец Фома Аквинский, написавший свой многостраничный труд «Сумма теологии», много сделал для адаптации античной философии в целом и, в частности, Аристотеля. Однако это не только адаптация, это еще и шаг навстречу тому, чтобы объединить науку и религию в единое целое, поставив, при этом, религию в подчиненную позицию. Фома Аквинский как бы обозначил: мы оправдаем свои воззрения предыдущими, более научно обоснованным.

Поставив религию в позицию подчинения науке в Средние века, европейская цивилизация спровоцировала своеобразный «взрыв» мысли в эпоху Ренессанса. Возрождение считается временем рассвета антропоцентризма, но ведь на самом деле и христианство максимально антропоцентрично – Слово стало плотью человеческой, а не чьей бы то ни было еще. И Ветхий Завет еще в Книге Бытия говорит о верховенстве человека, его создание «хорошо весьма» в отличие от других «хорошо».

Поэтому, с точки зрения христианской этики и догматики, Ренессанс можно считать «эгоистичным антропоцентризмом» в отличие от уравновешенного антропоцентризма христианства, где человек, будучи любимым творением, остается, тем не менее, творением, обязанным согласовывать свои действия с Творцом.

Именно этот разрыв христианской нравственности с наукой, спровоцированный католической схоластикой, и привел к сегодняшнему положению вещей.


Итог: почему наука и нравственность должны соотноситься или наша главная аксиома

Мы с вами подробно изучили, в чем состоит истинное предназначение науки и истинное предназначение религии. Заключением нашего размышления может стать только одно: наука решает задачи, религия и вера – ставят цели, и никак иначе. Подмена одного другим приводит к плачевным ситуациям злоупотреблений познанием в научной среде, когда разум не видит себе ограничений, превращая познание в самоцель, забыв, что главная цель – человек, его благополучие, в том числе – духовное. Только встав перед перспективой вечности, наука способна совершать по-настоящему ценные открытия, ведущие к миру и процветанию.

Стоя у школьной доски учитель математического анализа говорит своим студентам: «Примем на веру…» и излагает далее какой-то принцип, из которого выводится целая наука, и преображаются какие-то сферы жизни. Готовы ли мы безоглядно принимать на веру все эти научные аксиомы? В особенности в ситуации, когда многие научные дисциплины подчинены чьим-то узким коммерческим интересам. Ведь, по сути, через научные аксиомы и последующие логические построения нам внедряются новые религиозные или антирелигиозные принципы. В дальнейшем они узакониваются через академии, нобелевские премии и школьные учебники, и под видом светского образования внедряются в наше сознание.

Каждая наука имеет в своем основании аксиомы, принимаемые учеными как данность на веру, недоказуемые с точки зрения одной лишь науки, но впоследствии находящие себе подтверждение на практике. При этом практическое подтверждение находится и у противоречащих друг другу аксиом: мы одновременно применяем и евклидову геометрию, и геометрию Лобачевского.

Принимая на веру постулаты естественных наук (не связанных на прямую с человеком), мы не видим религиозного подтекста в параллельных прямых или запрете деления на ноль. Скорее всего, это происходит в силу слабого развития науки в этом направлении и нашего примитивного представления о беЗконечном разнообразии окружающего мира. В этом плане наука является отражением нашего разума, использующего смешные 3% мозга.

В том, что касается наук социальных либо напрямую связанных с человеком типа антропологии и медицины, принимать или не принимать что-либо на веру нам значительно проще, поскольку мы можем сопоставить исходные постулаты наук с тысячелетним духовным опытом мировых религий, откровениями пророков и священными книгами. Ведь, как бы не открещивались эти науки от религиозного контекста и не маскировали свои аксиомы в разных словесах – они вторгаются в интерпретацию божественной программы, вложенной в человека (с точки зрения веры). А отвергая существование Творца, они лишь формируют религиозную концепцию без его участия или с участием сатаны как антипода Всевышнего, и эти вопросы также хорошо изучены всеми мировыми религиями.

Таким образом, взаимосвязь между религиозным фундаментом и аксиомами социальных наук просматривается достаточно четкая, вне зависимости от того насколько ученые отдают себе в этом отчет. Из разных религиозных фундаментов будут браться разные аксиомы и на них выстраиваться различные общественные конструкции. То, что будет приемлемо для протестантизма, может оказаться ложным с точки зрения ислама, православия или ведической традиции. В дальнейшем мы более подробно рассмотрим экономику с этой точки зрения, а здесь необходимо сформулировать общее правило, регулирующее данные взаимосвязи, и назовем это правило ГЛАВНОЙ АКСИОМОЙ.

Наука только тогда отвечает своему предназначению, когда все ее аксиомы и идущие за ними идеи, гипотезы, теории и выводы согласуется с Божественной аксиомой (Замыслом Бога о мире и человеке). Или другими словами: ВСЕ НАУЧНЫЕ АКСИОМЫ ЯВЛЯЮТСЯ СЛЕДСТВИЕМ БОЖЕСТВЕННОЙ АКСИОМЫ.

Таким образом, мы получаем четкий аксиологический критерий «истинности» и «ложности» научной деятельности: если научная деятельность вступает в противоречие с ценностями данными нам Богом, то эта деятельность – лженаучна. А если какая-то отрасль науки целиком противоречит Божественной Аксиоме – то, такую «науку» можно прямо назвать лженаукой.

Божественные аксиомы даны нам в Откровении (Библии), Предании Церкви, Коране, Велесовой книге, Авесте и других источниках в зависимости от принимаемой религиозной платформы. В мировых религиях Божественное Откровение и наше знание о Боге были даны нам с конкретной целью – открыть человеку путь Спасения.

Божественное Откровение не дает нам знание обо всех физических и других естественнонаучных законах нашего мира, так как данное знание для спасения души не является необходимым, зато нам дается подлинное знание «о человеке», о смысле его жизни, о законах духовной жизни человека, пути преображения и деградации. Другими словами, божественная аксиома раскрывает в первую очередь знания о человеке, а не о мире.

Поэтому, мы можем с уверенностью проверить на истинность с помощью данной аксиомы только те науки (или подразделы наук), которые связаны с человеком и отношениями между людьми.

Касательно же фундаментальных теоретических наук (например, математика, физика) и наук, с человеком не связанных, их аксиом и законов, мы можем сказать, что они тоже будут подчиняться Главной аксиоме, но пока наших знаний, как правило, недостаточно для установления четких взаимосвязей между религиозным (или антирелигиозным) фундаментом и научными аксиомами, поэтому данные науки на истинность и ложность мы проверить можем также только в той их части, что связана непосредственно с практическим применением в жизни человека. И эта истинность или ложность будет зависеть от религиозной (христианской, исламской), ведической или иной первоосновы.

Для людей верующих в Бога вне религии, отрицающих необходимость посредника и религии как таковой, функцию интерпретации божественной аксиомы будет выполнять совесть, как прямой диалог человека и Творца.

Самая сложная ситуация происходит у атеистов. Не веруя в Бога, что-то же им надо «принимать на веру». Они могут скатываться к чистому сатанизму, могут обожествлять природу, могут находиться в ведической традиции или, не отдавая себе отчета, принимать какую-то религиозную концепцию. Как правило, у таких людей складывается в голове мировоззренческая солянка из разных подходов, которую к общему знаменателю подводит голос совести.

Итак, подытожим: Если мы говорим о науках связанных с человеком, то все научные аксиомы проистекают из Аксиомы Божественной, поэтому, чтобы проверить истинность и ложность науки – необходимо сравнить ее аксиомы и положения с Божественным Откровением, в интерпретации вашей конфессии или голосом вашей совести (при отсутствии ярко выраженной религиозности).

Автор: Полуйчик Игорь

Поделиться в социальных сетях:


Понравилась статья? Поддержите Салика, жмите:



+7
79
Распечатать
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Высший разум рекомендует
Пишут в блогах
Интересное видео