Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука»

Мы не автоматический, тематический информационный агрегатор

Статей за 48 часов: 98

Сайт для здравомыслящих и разносторонне развитых людей


Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

Элита профессуры Российской империи
Среднее время прочтения:

Элита профессуры Российской империи

Знания и пытливость ума, стремление к научным открытиям приветствовались властью во все времена. Хорошее образование открывало небывалые возможности на государственной службе и в науке. Правда, в России долгое время проще было пригласить уже известных профессоров и ученых из-за рубежа, установив им высокие оклады, возведя в чины и создав хорошие условия для работы. Учиться, так сказать, на профессора, наши соотечественники в те годы обычно ездили за границу. Домой возвращались обогащенные знаниями и с полученными учеными званиями и степенями. Широко практиковались стажировки российских преподавателей в зарубежных университетах, завершавшиеся, как правило, получением магистерских и докторских степеней. Были и такие, кому довелось поработать преподавателем, чаще всего в одном из европейских университетов, и получить там звание профессора.


Профессорский статус обретался глубокими знаниями

Профессор в переводе с латинского языка означает преподаватель. Считается, что впервые в качестве ученого звания и должности профессорский статус был введен в Оксфордском университете в Англии еще в XVI веке. В Российской империи первое высшее учебное заведение в виде Академического университета при Академии наук появилось в 1725 году. С некоторыми изменениями этот вуз просуществовал до 1776 года. Однако классической формой университетской структуры стал основанный в 1755 году Московский университет. Он в большей степени соответствовал сложившимся мировым стандартам университетского образования. Первоначально в составе Московского университета было всего 3 факультета и 10 кафедр, возглавляемых профессорами. Всего же в империи на начало 1914 года существовало 10 императорских университетов и 11 высших технических учебных заведений. При этом они входили в общее число 63 казенных, общественных, частных и ведомственных учебных заведений высшей школы. В 1915 году в связи с начавшейся Первой мировой войной Варшавский университет был переведен в г. Ростов на Дону. С тех пор он стал называться Ростовским университетом. В университетах того времени, как правило, было 4 базовых факультета: физико-математический, историко-филологический, юридический и медицинский.


В XIX веке в империи была создана собственная система подготовки научно-педагогических кадров, которая стала вносить свой вклад в мировую науку. Большую роль в этом играли российские университеты и другие высшие учебные заведения, в которых формировался профессорско-преподавательский состав Российской империи. Однако в правовом значении определение понятия «ученый», как отмечает Н. Зипунникова, было впервые сформулировано лишь в апреле 1862 года. При этом причиной послужило не столько желание властей установить научно-педагогический и исследовательский статус российских ученых, а более банальный повод. Вопрос возник в связи с тем, кого в империи считать учеными, чтобы определить для их детей право вступления на гражданскую службу. Правда, понятие «ученые люди» использовалось и ранее, однако вопросы его юридического толкования как-то не возникали.

В университетской научно-педагогической среде у российских ученых мужей выявлялось наличие исследовательского таланта и стремление к научным открытиям. Уже в начале XIX века в России существовали ученые степени кандидата, магистр и доктора наук. Некоторое время существовала и первичная ученая степень – действительный студент. Позже она была отменена. При этом лучшим студентам, окончившим полный курс университетских наук, без экзаменов присваивались ученые степени кандида¬тов. Для остальных выпускников, помимо права на классный чин, также предоставлялась возможность обрести ученую степень кандидата. Однако для этого надо было успеш¬но сдать довольно сложный экзамен по своей специальности. Спустя год кандидаты могли после испытаний полу¬чить ученую степень магистра. В 1884 году упразднили и кандидатскую степень. Маги¬стры в соответствии с законами империи и согласно университетским уставам через год имели право на защиту докторской диссертации. Конечно, тема докторского исследования не могла существенно отклоняться от выбранной отрасли знаний. Правила подго¬товки, а также процедура защиты докторской диссертации излагались в положениях и инструкциях Министерства народного просвещения (далее – МНП).


- Salik.biz

Нелегкий путь в профессора

В 1835 году был утвержден «Общий устав императорских российских университетов». В нем определялись права и свободы высших учебных заведений империи, а также устанавливались штаты и преподавательские должности в университетах. При этом вводились профессорские ученые звания: ординарный профессор (штатный) и экстраординарный профессор (внештатный).

При этом считалось, что, как правило, профессорские должности должны занимать доктора по специализации университетских кафедр. Для допуска к защите диссертации на докторскую степень требовалась сдача устного экзамена (4 письменных вопроса по жребию) по всем факультетским дисциплинам в присутствии двух представителей от совета университета и всех желающих преподавателей университета. У всех присутствовавших на защите была возможность задать соискателю «неопределенное число словесных вопросов». Однако к середине 1880-х годов процедура сдачи докторских экзаменов была отменена. Основной задачей докторанта стала подготовка и защита собственно докторской диссертации. При ее подготовке разрешалось использовать материалы своей магистерской работы по данной тематике.

Обязательным условием с 1837 года стало требование к соответствию названия науки, по которой представлена докторская диссертация, полученному на факультете образованию. В случае несовпадения соискатель должен был экстерном сдавать экзамены для получения профильного образования. Правда, такой курьез случился лишь однажды. В 1907 году доктор всеобщей истории А.С. Котляревский подготовил диссертацию по юридическому профилю, в связи с чем вынужден был сдавать экзамены экстерном за полный курс юридического факультета.
Диссертация на соискание докторской степени представлялась и защищалась на латинском языке. Позже было дозволено защищать диссертации на русском языке. Утверждение решения Ученого совета о присвоении докторской степени министром народного просвещения было обязательным условием.

Постоянно увеличивалось число научных направлений или, как тогда говорили, «разрядов наук». В соответствие с ними присуждались ученые степени докторов. Так, в 1819 году их насчитывалось только 14, а к 1864 году было уже 40 «разрядов наук». Соответственно, возрастало и число защит докторских диссертаций. Так, за 58 лет в период с 1805 по 1863 годы состоялось 160 защит докторских диссертаций или в среднем 3 защиты за год. А за 9 лет (с 1863 по 1872 годы) прошло уже 572 докторских защиты. Примерная диссертационная активность за неполное десятилетие составила около 60 докторских работ в год.

На медицинских факультетах существовала своя специфика получения докторских степеней. Здесь с 1838 года присуждались две докторские степени – доктор медицины и хирургии или доктор медицины. Но после 1884 года докторская степень стала единой – доктор медицины.

Получение докторской ученой степени служило не только свидетельством высокого уровня профессиональной подготовки, но и открывало вполне определенные карьерные перспективы.

Если выпускник университета на государственной службе сразу же мог претендовать на должности по чину XII класса, то доктору наук полагался чин не ниже VII класса Табели о рангах. Как тогда говорили, университетский диплом уравняли с дворянскою грамотою. Выпускник университета получал личное дворянство, а обладатель ученой степени доктора наук обретал потомственное дворянство.


По существовавшим правилам ученое звание профессора присваивалось «профессорскими коллегиями» факультетов университета и утверждались ректором. При этом всегда учитывалось правило: «кто развивает и продвигает науку, тот и учит студентов». Попасть на вакантную должность профессора можно было, как правило, только по конкурсу. Для этого надо было прочитать 3 пробные лекции по предмету в присутствии ректора и декана профильного факультета.

Право внеконкурсного назначения на профессорскую вакансию имел только министр просвещения. Он же утверждал все предложения ректора по результатам проведенного конкурса по персональному назначению профессора. По существовавшим в то время правилам профессор мог возглавлять лишь одну университетскую кафедру. При необходимости министр просвещения мог разрешить совмещение двух профессорских должностей. Главная задача профессора заключалась в чтении лекций студентам. Работа была не очень обременительная. Требовалось в неделю проводить не менее 8 часов занятий. В случае пропуска профессором включенных в расписание занятий, на него налагался денежный штраф. Удержанные таким образом деньги расходовались на нужды университета.


Женская доля в научных открытиях

Высшее образование для девушек в России стало доступно значительно позже. Лишь в 1869 году были образованы первые женские учебные заведения в форме высших женских курсов с университетскими учебными программами. Наиболее активно эта работа проводилась при Николае II. Был открыт Женский медицинский институт, а в 1912 году император утвердил Положение о Женском педагогическом институте Ведомства учреждений императрицы Марии. Кстати, параграф 28 данного Положения предусматривал возможность избрания на должность профессора женщин «с соответствующим ученым цензом». Были утверждены должности институтских профессоров: богословия, 12 ординарных и 9 экстраординарных по предметам. Все штатные (ординарные) профессора считались состоящими на государственной службе.

Открывались и другие высшие женские курсы и институты. Теперь высшее образование можно было получить в столицах и других крупных городах империи. А вот путь в науку для россиянок был фактически закрыт. Мы с гордостью вспоминаем Софью Ковалевскую, ставшую первой в мире женщиной — профессором математики. Она имела степень доктора философии, полученную в 24 года в Германии. В 1884 году в Швеции ей присудили звание профессора кафедры математики и разрешили преподавание в Стокгольмском университете. Но в Российской империи путь к преподаванию для нее был закрыт. Несмотря на то, что она с 1889 года состояла иностранным членом-корреспондентом физико-математического отделения Российской академии наук, ее даже не допускали на заседания академии. Женщинам там присутствовать было не положено. Так и пришлось ей учить студентов в европейских университетах и умереть на чужбине.

Самой демократичной в области женского высшего образования в те годы считалась Швейцария. В швейцарских и других европейских университетах женщины-подданные Российской короны получали не только высшее образование. У них была реальная возможность проявить себя в науке. Так, Надежда Суслова стала первой среди русских женщин, получивших степень доктора медицины, защитившись, кстати, под руководством самого И.М. Сеченова. Или другой пример. Анна Тумаркина в числе первых получила диплом доктора и стала в университете первой женщиной-профессором философии. Более того, ей было предоставлено право, наряду с профессорами-мужчинами, принимать экзамены у кандидатов на докторские степени и рецензировать диссертации. Ее именем названа одна из улиц Берна.
Другая россиянка Лина Штерн после окончания химического факультета Женевского университета также стала первой в этом университете женщиной-профессором.

По мере создания условий для получения высшего образования женщинами на территории Российской империи число русских студенток за рубежом значительно уменьшилось. Со временем, хотя и в непростых условиях, появилась возможность для женщин получить докторскую степень и должность профессора в вузах империи. Так, в 1910 году первой женщиной-профессором стала Александра Ефименко. Трудно поверить, но она была женой политического ссыльного и матерью 4-х детей. И тем не менее, она выкраивала время и для занятий наукой. Защита диссертации проходила в Харьковском университете. Ученый совет университета присудил ей степень доктора истории. Позже она получила звание и должность профессора на высших женских Бестужевских курсах, которые входили в перечень высших учебных заведений империи. Однако все шло не так гладко. Для утверждения А. Ефименко в статусе профессора потребовалось отдельное решение Госсовета империи, поскольку присуждение профессорских ученых званий женщинам не было предусмотрено законодательно.

Материальное благополучие человека от науки может достигаться разными путями. Сюда входит стабильный доход от результатов научной и педагогической деятельности, различные доплаты за научное руководство исследованиями, рецензирование диссертаций, репетиторство и т.д. Дополнительный доход может приносить имущество, размещенные в банках накопления или инвестиции своих сбережений на фондовом рынке. И это далеко не все пути и способы достижения финансовой независимости во все времена. Были такие возможности и у многих профессоров во времена Российской империи. Однако, вопреки расхожему мнению, университетские профессора не обладали огромными доходами и не участвовали в предпринимательской деятельности. И, думается, не потому, что не знали как это осуществить или не умели организовать свое дело. Просто это было не принято в интеллигентной научной среде российской профессуры. Да и обретаемое вместе с профессорским званием потомственное дворянство обязывало соответствовать сословным нормам этики и поведения. При этом надо учитывать тот факт, что к началу XX века среди российской профессуры оставалось всего около 33% выходцев из потомственных дворян. У остальных профессоров это было вновь обретенное сословное состояние. По сведениям А.Е. Иванова, полученным при анализе «Списка лиц, служащих по ведомству Министерства народного просвещения на 1917 г.», только 12,6% штатных преподавателей университетов обладали недвижимостью в виде земельной собственности и домов. Землевладельцев среди них было всего 6,3%. И лишь один профессор владел имением в 6 тысяч десятин.


Иными словами, большинство профессоров имело основной доход лишь в виде жалованья, получаемого от министерства просвещения. Другие денежные поступления были менее значительны и складывались из различных университетских доплат, гонораров за публичные лекции, изданные книги и т.п.


Плата за служение науке

По своему административно-правовому статусу профессорский корпус высшей школы империи составлял особую категорию гражданского чиновничества. Находясь на государственной службе, они в соответствии с законом вознаграждались за усердие и беспорочность службы чинами, орденами, более высокими должностями и жалованьем. Надо отметить, что материальное благополучие зависело не только от этого. Важным обстоятельством являлось само место научной службы. Наилучшими условиями располагали профессора столичных императорских университетов. В провинциальных университетах и других высших учебных заведениях жалование было существенно ниже, как и возможности для научно-педагогической деятельности. Такая ситуация порождала хронический некомплект докторов наук на профессорских вакансиях в провинциальных университетах. Часто профессорские должности там занимали магистры с подготовкой по профилю факультета.

Следует учитывать, что власть не всегда проявляла должную заботу о материальном благополучии профессуры. Так, потребовалось более трех десятков лет после принятия первого университетского Устава (с 1804 по 1835 годы), чтобы повысить в 2 с четвертью раза размер профессорского жалованья. Прошло еще почти столько же лет, когда в соответствии с очередной, третьей по счету редакцией Устава в 1863 году денежное содержание выросло в 2,3 раза. Однако принятый в 1884 году новый университетский Устав сохранил должностные оклады в прежнем размере. Ожидавшейся более 20 лет прибавки жалованья профессора не получили. Штатные оклады университетских профессоров по-прежнему оставались в следующих размерах: ординарный профессор получал 3000 рублей, а экстраординарный (внештатный) только 2000 рублей в год. При этом профессора, одновременно занимавшие административные должности в университете, имели доплату к профессорскому жалованью. Ректор дополнительно получал 1500 рублей, а декан факультета 600 рублей в год.

Определенным подспорьем для профессорского бюджета стало введение в соответствии с университетским Уставом 1884 года гонорарной системы оплаты. Ее смысл заключался в том, что профессору доплачивали за каждого студента на его лекциях по 1 руб. за недельный час. Выплаты осуществлялись из средств, вносимых студентами за право посещения и сдачи испытаний за конкретный учебный курс. Размер гонорара зависел в основном от количества обучавшихся студентов и, как правило, не превышал 300 руб. в год. По сведениям А. Шипилова, средний оклад профессорского жалования в то время составлял 3300 руб. в год или 275 руб. в месяц. В самой профессорской среде к гонорарной практике относились по-разному. Наибольшие выплаты приходились на профессоров-юристов и медиков, поскольку юридический и медицинский факультеты пользовались наибольшей популярностью. В то время как профессора менее востребованных специальностей имели совсем незначительные гонорарные доходы.

Вместе с тем, имелись территории, в пределах которых существовали повышенные выплаты жалованья и зарплат. Например, в соответствии с законодательством такие льготы предоставлялись в Сибири, поэтому профессора Томского университета получали жалованье в полуторном размере. А за выслугу 5 и 10 лет в профессорской должности им полагалась прибавка – соответственно 20% и 40% от штатного жалованья. Повышенные оклады выплачивались и профессорам Варшавского университета.

Однако так было не везде. Существенные различия в материальном обеспечении профессоров столичных и провинциальных университетов отмечала и созданная в конце XIX века комиссия по преобразованию вузов империи. Так, в докладе члена комиссии профессора Г.Ф. Вороного «Об окладах и пенсиях профессоров университета» приводились данные о материальном состоянии семьи не названного профессора Харьковского университета за период с 1892 по 1896 годы. Профессорская семья в составе 4-х человек (муж, жена и двое разнополых детей-подростков) только на неотложные нужды тратила примерно 350 рублей в месяц. За год набиралась сумма в пределах 4200 рублей. Профессорским жалованьем эти расходы не покрывались. Из приведенной в докладе таблице средних расходов этой семьи видно, как примерно распределялся семейный бюджет. Наибольшие расходы за месяц приходились на продукты – более 94 руб., наем жилья – свыше 58 руб., случайные расходы (ремонт, стирка, раздача «на водку» и т.д.) – около 45 руб., одежда и обувь – 40 руб., оплата прислуги – 35 рублей. На обучение детей и книги тратилось примерно 23 рубля в месяц. При этом надо отметить, что с 1908 года профессорские дети, обучавшиеся в университете, были освобождены от платы за обучение.

Профессорское жалованье было увеличено на 50% лишь в январе 1917 года, когда в результате Первой мировой войны в империи резко выросла стоимость жизни. Поэтому бушевавшая в стране инфляция сразу же обесценила долгожданную прибавку денежного содержания.


Льготные профессорские пенсии

се познается в сравнении. И в пенсионных вопросах тоже. Так, военному чину в начале XX века для получения пенсии в размере полного денежного довольствия требовалось прослужить в армии 35 лет. За выслугу от 25 до 34 лет назначалась пенсия в половинном размере. В то же время профессор при 25-летней выслуге по учебному либо ученому ведомству получал полную пенсию в размере жалования. А за 30 лет беспорочного служения профессору полагалась пенсия в размере полного содержания, включавшего в себя жалованье, квартирные и столовые выплаты. Однако такие привилегии распространялись лишь на профессоров императорских университетов.

Все вопросы по назначению пенсий излагались в «Уставе о пенсиях и единовременных пособиях по ведомству ученому и учебному» и в отдельных положениях, его дополнявших. По общим правилам при отставке профессор мог рассчитывать на очередной чин либо на иное поощрение или награду.

Кстати, пенсия профессорам Женского педагогического института Ведомства учреждений императрицы Марии (ВУИМ) назначались на особых условиях. По истечении 25 лет пребывания на учебной службе профессор мог быть оставлен еще на 5 лет. Возможно было продление и на следующее пятилетие. Профессор, прослуживший 30 лет получал вместо содержания пенсию. Сверх того, ему назначалось денежное вознаграждение в размере 1200 рублей в год за счет оклада по занимаемой должности сроком на 5 лет.

При этом действительные члены Академии наук и их семейства пользовались пенсионными правами, предоставленными университетским профессорам и их семействам. Особые привилегии распространялись лишь на получавших пенсии от Академии наук – они ее продолжали получать даже при выезде за границу.


Пенсионные привилегии заслуженным профессорам

Университетские уставы предусматривали право профессорских коллегий возводить в «высшую ученую степень почетного докторства» без каких-то испытаний и диссертаций «знаменитых ученых, приобретших известность учеными трудами». По данным российского историка А.Е. Иванова, таких «почетных докторов» в российских университетах было около 100 человек. Однако эти громкие ученые титулы никаких особых привилегий или льгот не предоставляли.

Гораздо более привлекательным для профессоров было получение специальных званий. В конце XIX века в некоторых российских университетах было установлено звание «Почетный профессор». Стать его обладателем профессор мог лишь отработав 25 лет на преподавательских должностях в одном университете. В то же время в императорских университетах существовало почетное звание «Заслуженный профессор», которое со временем стало общепризнанным среди всех вузов империи. Удостоенные этого звания составляли элиту профессуры Российской империи.

Помимо признания заслуг и уважения коллег такое звание давало довольно ощутимые пенсионные привилегии. При этом, они представлялись лишь при отставке и обязательной выслуге не менее 25 лет на должностях по ученой и учебной части. При этом последние годы надо было прослужить на профессорских должностях. Основным преимуществом заслуженных профессоров являлось то, что при возвращении к заведованию кафедрой или при поступлении на любую другую службу они сохраняли пенсию сверх получаемого жалованья.

Другие профессора с равной выслугой, но не имевшие такого звания, продолжая в пенсионном возрасте служить в университете, сверх своего штатного жалования пенсии не получали. Даже в случаях, когда им законом дозволялось совмещение выплаты пенсии и получения жалования, то обычным профессорам разрешалось получать только половину назначенной им пенсии.

Однако у всех профессоров в отставке сохранялись права на орденские пенсии. Размер пенсионной выплаты зависел от статута ордена и его степени. Поэтому выплаты по орденам порой существенно различались. Например, награжденному орденом Св. Станислава 3-й степени выдавалось 86 рублей, а обладателю ордена Св. Владимира 1-й степени орденская пенсия начислялась в размере 600 рублей. Стоит отметить, что среди профессоров многие были отмечены орденами. Например, по данным историка М. Грибовского, из 500 штатных профессоров и преподавателей, служивших в отечественных университетах в 1887/88 учебном году, те или иные ордена имели 399 человек.

В случае отставки по «совершенно расстроенному на службе здоровью», полная пенсия профессору назначалась при выслуге 20 лет. Если же болезнь была признана неизлечимой, то пенсия назначалась еще раньше: при стаже до 10 лет в размере трети пенсии, две трети по выслуге до 15 лет и полная пенсия при стаже свыше 15 лет.

Следует отметить, что пенсионные правила для профессоров остальных казенных (ведомственных) и частных высших учебных заведений были другими. Часто указывался лишь размер штатного оклада руководителя конкретного учебного заведения и от него велся отсчет для профессорских и остальных должностей данного вуза. К примеру, директор Института сельского хозяйства и лесоводства в Новой Александрии мог рассчитывать на пенсию из оклада 3500 руб.

В ряде ведомственных, духовных и частных учебных заведений существовали свои пенсионные правила. Например, поскольку церковь не была отделена от государства, то пенсии от казны получали и профессора богословия духовных академий ведомства Православного исповедания. Право на пенсию за учебную службу в духовных академиях приобреталось по общему правилу. Выслуга в 25 и более лет определяла полный оклад пенсии, за служение от 20 до 25 лет назначали пенсию в половинном размере.


Элита заслуженных профессоров и их судьбы

В числе заслуженных профессоров Санкт-Петербургского университета, например, в свое время были известный историк и археолог Кондаков Никодим Павлович, выдающийся русский ботаник Бекетов Андрей Николаевич, историк Шульгин Иван Петрович. Все они дослужились на научно-педагогическом поприще до чина тайного советника и были неоднократно награждены орденами империи. К тому же Шульгин и Бекетов в разные годы были ректорами столичного университета.

В Московском университете среди заслуженных профессоров конца XIX — начала XX веков трудились всемирно известные ученые. Среди них были основоположник аэродинамики действительный статский советник Жуковский Николай Егорович, известный историк тайный советник Ключевский Василий Осипович, основоположник многих направлений в медицине, физиологии и психологии действительный статский советник Сеченов Иван Михайлович, признанный российский историк тайный советник Соловьев Сергей Михайлович. Все они получили всемирную известность как выдающиеся русские ученые.

Как правило, все обладатели звания «Заслуженный профессор» одновременно являлись членами академий по своему научному профилю и активно участвовали в общественно-благотворительной жизни империи. Правда, были среди элиты «заслуженных» и такие, кто пытался совмещать научно-педагогическую работу с политической деятельностью. Среди них можно назвать такие известные имена выдающегося московского профессора — естествоиспытателя и исследователя фотосинтеза Тимирязева Климента Аркадьевича, а также заслуженного профессора, а затем ректора Томского университета известного ботаника и географа Сапожникова Василия Васильевича. Оба профессора приняли самое непосредственное участие в политической жизни страны после октябрьский событий 1917 года. Правда, по разные стороны классового противоборства. Тимирязев, который и ранее разделял марксистские идеи, примкнул к большевикам. А Сапожников занял пост министра народного просвещения в правительстве адмирала Колчака.

Некоторые представители «элиты профессуры», оказавшись в крайне тяжелой жизненной ситуации, выбрали путь в эмиграцию. Немало было тех, кто просто не пережил военное и революционное лихолетье. Как бы там ни было, российское государство понесло невосполнимые потери для научного генофонда и утратило былые лидерские позиции по целому ряду научных направлений.

В наши дни почетное звание заслуженного профессора возвращено в научную и педагогическую практику. Например, с декабря 1992 года оно вновь входит в наградную систему Московского университета. Звание «Заслуженный профессор МГУ» присваивается Ученым советом университета профессорам, имеющим непрерывный 25-летний научно-педагогический стаж служения в стенах МГУ. При этом надо не менее 10 лет проработать в должности профессора. Награжденному вручается соответствующий диплом и наградной нагрудный знак.

Автор:

Михаил Сухоруков

Источник:
Записал:

SALIK

Санкт-Петербург
info
+45
Я не автоматический, тематический информационный агрегатор! Материалы Salik.biz содержат мнение исключительно их авторов и не отражают позицию редакции.

Поделиться в социальных сетях:


Оцените статью:
140
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

   Подписывайтесь на нашу страничку в Twetter:   Подписаться