Мы в социальных сетях:
Круглосуточное вещание!

Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука»

Мы не автоматический, тематический новостной агрегатор

Статей за 48 часов: 120

Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

История Руси с 1200 года. 13 век

Время прочтения:
История Руси с 1200 года. 13 век

1201 лето. (6709 л. от С.М.) После объявления крестового похода, рыцари захватывают устье (Западной) Двины и возводят крепость Ригу. Начало Великого княжения князя галицкого Романа внука Мономаха, бывшего единственным правителем всей земли Русской. Мудростью ума своего следовал за делами деда своего, что погубил поганых половцев -измаилян, отогнал Отрока до известных границ – за Желедные (Каменные) врата, а Сырчан оставил за Доном питаться рыбою. Тогда Владимир Мономах пил золотым шлемом из Дона и захватил их землю и прогнал достойных жалости Агарян. После смерти Владимира Мономаха у Сырчан оставался единственный гусляр Орь, и посылают его Сырчане к Обезам, говорить: «Владимир умер. Возвратись, брат, в землю свою!», а ещё передай отроку слова мои, спой ему песни половецкие…а если же не захочет, то дай ему понюхать траву – евшан». Отрок не пожелал возвращаться и тогда дал ему Орь понюхать эту травку. И только понюхал травку эту, то заплакал и сказал% «Лучше в своей земле костьми лечь, чем на чужой быть прославляемым». Вернулся он в свою землю и родился от него Кончак, который вычерпал Сулу. Тот пешим воевал, а котлы на плечах носил.

(Salik.biz)

1202 л. (6710 л. от С.М.) Рюрик собрал половцев и русских множество и пошёл на Галич, сняв с себя монашество, которое принял, боясь при жизни Романа. Там его встретили галицкие и владимирские бояре у города Микулина на реке Серет, где они бились день целый и многие получили ранения, и с тем не выдержали и возвратились в Галич. Рюрик же подойдя к стенам Галича ничего не добился, так как король заключил союз и принял Даниила, дав ему войско: Мокея великого Слепоокого, Корочуна, Волпта и сына его Витомира, Благиню и многих других Оугров, из-за чего Галичане и не могли ничего сделать. В те времена два князя половецких Котян и Самогур Сутоевичи натолкнулись на пеших воинов и потеряли коней убитыми, а сами едва не попали в полон.

А Рюрик вернулся в Киев. Прошло немного времени и привели Кормиличича, которого изгнал великий князь Роман, не доверяя ему. Кормиличичи были известны как сторонники Игоревичей. Послушав их, галицкие бояре послали за Игоревичами и посадили в Галиче Владимира, а Романа – в Звенигороде.

Княгиня же, вдова Романа, взяв своих детей, бежала во Владимир. А еще хотел Владимир истребить род Романа, и в этом ему помогали безбожные галичане. Владимир, по совету галицких бояр, послал с речью к владимирцам попа, говоря им: «Ничего не останется от города вашего, если не выдадите мне Романовичей, и если не примете моего брата Святослава княжить во Владимире». Владимирцы же хотели убить попа, но Мстибог, Мончук и Микифор сказали им: «Не подобает убивать посла». У них был обман на сердце, они хотели предать своих правителей и свой город. И поп был спасен благодаря им.

Назавтра княгиня узнала об этом и, посоветовавшись с Мирославом – дядькой, ночью бежала к ляхам. Дядька посадил Даниила на седло перед собою и выехал из города. А Василька вынесли кормилица и поп Юрий, выйдя через дыру в городской стене, но они не знали, куда бежать: ведь Роман был убит на войне с ляхами, а Лестько не заключил мира. Не Бог помог – Лестько не попомнил вражды, но с великой честью принял свою невестку и ее детей, сжалился над ними и сказал: «Дьявол посеял эту вражду между нами». Это Владислав сеял обман между ними, завидуя его любви.

Захват Киева Галицко-Волынским войском во главе с Романом Мстиславовичем.

Теодор из Турайды, заменивший архиепископа Альберта Буксгевдена, основывает ливонское войско «Братство воинов Христа», более известное, как «Орден меченосцев». У Литвы, тогда православной, появляется опасный враг, война с которым растянулась на три с половиной столетия.

Образование Ордена Меченосцев и захват им русских владений в Прибалтике.

В тот день, когда появился на свет младенец — Великим Чингиз -хан, прозванным “Потрясателем Вселенной”, отец его оказался в плену у рода кият-борджигин- татарский властитель по имени Темучжин. В память об этом значительном событии глава рода — Есугей-багатур нарек новорожденного сына именем своего врага. Исходя из того, что в уйгурском фольклоре встречается имя персонажа Çın’tömür, букв. — ‘Истинное железо (т.е. сталь)’, правомерно предположить, что в сложном имени Temür-çın вторая часть является именно основой, а не аффиксом çı(n) со значением деятеля — 'кузнец' (тюркск. temirçi ~ казахск. temirşi). По всей видимости, Temür-çın бытовало у дальневосточных татар в качестве имени-пожелания быть новорожденному крепким, как сталь. Образовано это несложное имя из двух слов — «чын», что значит «действительно, реально» и из слова «гиз» («гыз»), что значит «преодолевающий», (от слова «гизу» — «преодолевать», «продвигаться вперед»).

Победа Чингиз -хана (Властитель всеё преоделевший

Битва состоялась весной 1202 года в низовьях реки Халхин-Гол, где она впадает в озеро Буйр-Нур. Это значит, что стороной-агрессором были войска Чингисхана, напавшие на земли татар.

Перед походом легендарный завоеватель предпринял ряд мер, направленных на укрепление воинской дисциплины. Так, он объявил своим соратникам, что их ждет неминуемая казнь в случае побега с поля брани. Любое отступление — и головы полетят с плеч.

Еще одним нововведением стал запрет на разграбление имущества врагов до достижения полной победы над ними. Дело в том, что монгольские племена часто нападали друг на друга с одной целью — завладеть чужим имуществом. Предки и родственники Чингисхана сами настрадались от таких набегов. Часто прямо во время битвы, вместо того чтобы преследовать бежавшего противника, воины бросались хватать все, что плохо лежит: одежду, домашнюю утварь, посуду. Это давало врагам возможность перегруппироваться и напасть снова.

Чингисхан понимал порочность данной практики. Он заявил своим соратникам, что теперь дележ награбленного будет производиться после завершения битвы, и каждый воин получит свою долю. А имущество, причитающееся павшим в бою, достанется их вдовам и детям. Этот закон был с энтузиазмом воспринят в войске, идея справедливого распределения военной добычи не устроила только представителей знати, которые прежде пользовались своим привилегированным положением, присваивая большую часть награбленного добра.

А имущество татар, которые были самыми богатыми среди кочевников, захватчики честно поделили между собой.

Родственники и ближайшие соратники Чингисхана определили судьбу покоренных татар на специально организованном совете. Поскольку проигравшие битву неоднократно совершали набеги на представителей победившего племени, было принято беспрецедентное по своей жестокости решение — полностью истребить всех татар.

Исключение сделали лишь для детей, чей рост не превышал высоты тележного колеса. Некоторых молодых и красивых женщин монголы также пожалели, взяв в наложницы. Остальных пленных полностью порешили, только небольшой горстке людей удалось бежать. Истребление было организовано методично и расчетливо. Пытавшихся спастись людей преследовали войска.

Кстати, сам Чингисхан взял в наложницы двух сестер-татарок, которых звали Есукат и Есулан. Супруга его внука Бату-хана — Боракчин-хатун — также принадлежала к этому роду.

Выжившие люди были вынуждены присягнуть на верность Чингисхану и вступить в его армию. А через несколько лет подросшие татарские дети, оставшиеся жить у захватчиков, также влились в состав общего этноса, объединенного великим ханом. Поскольку о многочисленном и влиятельном племени татар было широко известно в разных странах, войска завоевателей часто называли монголо-татарами.

Согласно преданию, супруга Чингисхана — Бортэ-хатун — усыновила одного татарского мальчика. Она назвала его Шики-Кутуку. Говорят, что Угэдэй — один из наследников великого завоевателя — относился к нему как к своему старшему брату.

Впоследствии многие представители татарского племени стали влиятельными эмирами, военачальниками и чиновниками в государствах, основанных потомками Чингисхана.

1203 л. Возвращение Рюрика Ростиславовича на киевское княжение, которое было захвачено Галицко-Волынским князем Романом Мстиславовичем, он пострижен в монахи. Два года похода Романа Мстиславовича на половцев.

В год 6711 (1203). Лестько послал Даниила в Угорскую землю, и с ним послал своего посла Вячеслава Лысого, чтобы сказать королю: «Я забыл ссоры с Романом, – он был другом и тебе. Вы клялись, если останутся живы дети, иметь к ним любовь. Ныне же они в изгнании. Давай теперь пойдем, отвоюем и вернем им их отечество». Король принял эти слова, пожалев о случившемся; он оставил Даниила у себя, а Лестько оставил у себя княгиню и Василька.

Князь же Владимир послал много даров королю и Лестьку.

Спустя много времени после этого началась усобица между братьями Владимиром и Романом. Роман поехал к Оуграм, и бился с братом, и, победив, захватил Галич, а Владимир бежал в Путивль.

К столице Византии -Константинополю подошли суда рыцарского ордена под флагами Христа. Своей властью лишив себя кораблей до минимума в 1187 лето, Константинополь оказывается беззащитным с моря. Император Алексей III – брат Исаака II, не может помешать высаживаться крестоносцам и бежит из города. Сын Исаака II Алексей IV становится новым императором в осаждённом городе.

Осада Константинополя крестоносцами, с их грабительскими набегами на соседние поселения, вынуждают заключить договор о разделе территории Византии, который предусматривал оккупацию города. Происходит окончательное разделение церквей, и патриарх покидает Константинополь, который становится столицей небольшой латинской империи. Крестоносцы не заботятся о городе и населении, которое угнетено морально от гнёта чужеземцев, попирающих чужую культуру и обычаи. К XIIIвеку государство приходит к полному упадку, имея внешнее богатство. К XVвеку бывшая столица империи со всех сторон окружена владениями Османской империи с султаном Мехмедом II, рождённого от рабыни-христианки. Султан соглашается выплачивать дань, взамен свободного прохода его кораблей через пролив. Город начинает расцветать, но в 1242 лето Махмед II отправляется в Азию воевать с Караманом ханом Могольской орды. Новый правитель Константинополя испортит отношения с Мехмедом II и в ответ султан решает отобрать у него Константинополь. См. 1453 лето.

В год 6712 (1204). Александр привел Лестька и Кондрата, и пришли ляхи на Владимир, и отворили им ворота владимирцы, говоря: «Это племянник Романа». Ляхи попленили весь город. Александр просил Лестька пощадить, что уцелело, и церковь святой Богородицы. Так как двери ее были крепки, ляхи не смогли их рассечь, а тем временем приехали Лестько и Кондрат и удержали своих ляхов. Так спасена была церковь и оставшиеся люди. И жаловались владимирцы, поверившие им и их присяге: «Если бы с ними не был их родственник Александр, то не перешли бы даже Буга».

Святослава же взяли в плен и увели в Ляшскую землю. А Александр сел во Владимире. Тогда же захватили и Владимира Пинского. С ляхами был Ингварь и Мстислав. Потом Ингварь сел во Владимире, а Лестько взял его дочь в жены, но, покинув ее, пошел к Орельску.

Приехали к Лестьку берестяне и просили, чтобы княжила княгиня Романова вместе с детьми: они были еще малы. И Лестько согласился, чтобы они княжили. Берестяне встретили их с великой радостью, как будто увидели великого Романа.

Потом Александр жил в Белзе, а Ингварь во Владимире, но бояре Ингваря не любили. Александр, по совету Лестька, захватил Владимир. Княгиня Романова послала Мирослава к Лестьку, говоря: «Этот всю землю нашу и отчину держит, а мой сын – в одном Берестье». Александр взял Угровск, Верещин, Столпье, Комов и дал Васильку Белз.

1205 л. Гибель Романа Мстиславовича под городом Завихвост в сражении с войском князя Лёшка из Кракова. Его место занимает сын Даниил Романович, который правил там до 1264 лета и основывает город Холм.

В год 6713 (1205). Александр княжил во Владимире, а брат его Всеволод – в Червене; литва и ятвяги разоряли землю, они разорили Турийск и окрестности Комова почти до Червена и бились у ворот Червена, а застава была в Уханях. Тогда они убили Матея, Любова зятя, и Доброгостя, выехавших в сторожевом отряде. Бедствовала Владимирская земля от разграбления литовского и ятвяжского! Однако вернемся к прежнему, к тому, что случилось в Галиче.

Король Андрей, узнав о беззаконье и мятеже в Галицкой земле, послал Бенедикта с воинами и, захватив Романа, мывшегося в бане, отправил его в Угорскую землю.

В Галиче был Тимофей, премудрый книжник, родом из города Киева, он сказал об этом насильнике Бенедикте иносказательно: «В последние времена наречется антихрист тремя именами». Скрывался от него Тимофей, потому что Бенедикт притеснял бояр и горожан, и творили блуд, бесчестили женщин, даже монахинь и поповских жен. Вправду был он антихрист по гнусным делам его.

1206 л. Тевтонские рыцари захватывают Кукейнос. Начало княжения в Новгороде Константина Всеволодовича – старшего сына Всеволода Большое Гнездо.

Во время коронации на Йэхэ Курултае 1206 года Тэмуджин произнёс свою речь: «Наш отец — Вечное Синее Небо поручает мне, его сыну, управлять всеми вами и всеми остальными народами!». После этих слов ему и был присвоен царский титул Чингиз Хаан, где в роли отца выступил Байкал – Кеке Мэнке Тэнгри, а в роли сына вышеназванный водоём-«птичка».

«Монгольский историк Санан-Сэчэн приписывает Чингисхану следующие слова, сказанные на том же курултае 1206 лета. „Этот народ «биде», который, несмотря на все страдания и опасности, которым я подвергался, с храбростью, упорством и приверженностью примкнул ко мне, который, с равнодушием перенося радость и горе, умножал мои силы, – я хочу, чтобы этот, подобный благородному горному хрусталю, народ биде, который во всякой опасности оказывал мне глубочайшую верность, и вплоть до достижения цели моих стремлений носил имя „кеке-монгол“ и был самым первым из всех, живущих на земле!».

В год 6714 (1206). Галичане привели Мстислава против Бенедикта, и пришел он к Галичу, но ему ничего не удалось. Илья Щепанович возвел его на галицкий холм и с улыбкой сказал ему: «Князь, ты уже посидел на галицком холме, также ты и в Галиче покняжил». Над Мстиславом посмеялись, и он вернулся в Пересопницу (потом расскажем о галицком холме и о начале Галича, откуда он начался).

Роман убежал из Угорской земли. И послали галичане к его брату Владимиру, говоря: «Грешны перед вами. Избавь нас от этого насильника Бенедикта». Роман и Владимир пошли войной на Бенедикта, и тот бежал в Угорскую землю. Сел Владимир в Галиче, а Роман в Звенигороде, а Святослав в Перемышле, сыну же своему Изяславу Владимир дал Теребовль, а Всеволода, сына своего, послал в Угорскую землю к королю с дарами.

Когда Даниил был в Угорской земле, король Андрей, бояре угорские и вся земля хотели отдать королевскую дочь за князя Даниила – они оба были еще детьми, – потому что у короля не было сына.

1207 л. В Ростове Великом правит Константин Всеволодович до 1216 лета, который обосабливает Ростовское княжество от Владимиро-Суздальской земли. В Новгороде восстание против бояр рода Мирошкиничей.

1208 л. Рязань сожжена владимирским князем Всеволодом IIIБольшой Гнездо. Первое упоминание Твери в летописях. В год 6716 (1208). Игоревичи сговорились против галицких бояр, как бы их перебить. При удобном случае бояре были перебиты, и был убит Юрий Витанович и Илья Щепанович, и иные великие бояре, – всего было убито пятьсот человек, а другие разбежались.

Владислав Кормиличич, Судислав и Филипп бежали в Угорскую землю. Они застали малолетнего Даниила в Угорской земле и просили короля угорского: «Дай нам в князья Даниила, уроженца Галича, чтобы мы с ним отняли Галич у Игоревичей». Король с великой охотою послал хорошо вооруженных воинов, великого дворского Пота, поручив ему воеводство над всеми воинами. Имена же бывших с ним воевод следующие: первый – Петр Турович, второй – Банко, третий – Мика Бородатый, четвертый – Лотохарот, пятый – Мокьян, шестой – Тибрец, седьмой – Марцел, и многие другие, о которых ни сказать, ни написать невозможно.

Собрались все. Сперва пошли на город Перемышль. Владислав, подойдя к городу, сказал горожанам: «Братья, о чем вы думаете? Не эти ли перебили ваших отцов и братьев? А другие разграбили ваше имущество, отдали ваших дочерей за ваших рабов! Отечеством вашим владели чужие пришельцы. За них ли хотите положить вашу душу?» Они же пожалели о случившемся и сдали город, и князь их Святослав был захвачен.

Оттуда войска прошли к Звенигороду. Звенигородцы жестоко бились с ними и не пускали ни к городу, ни к воротам острога, и они стояли вокруг города.

Василько княжил в Белзе, от него пришел великий Вячеслав Толстый, Мирослав, Демьян и Воротислав и иные бояре многие и воины от Белза; а Лестько послал из Ляшской земли Судислава Бернатовича с многими полянами; а от Пересопницы пришел Мстислав Немой со многими воинами, а Александр с братом – от Владимира, со многими воинами. Ингварь послал сына своего от Луцка, Дорогобужа и Шумска, со многими воинами.

А к Роману на помощь пришли половцы и с ними Изяслав Владимирович. Уграм не удалось одолеть воинов, и те прогнали их из их станов. Мика был ранен, и Тобаша отсек ему голову. Половцы, увидев это, крепко налегли на них. Угры поехали вперед к Лютой реке, чтобы не пришли туда ляхи и русские; сойдя с коней, они перешли реку, в то время как половцы и русские стреляли в них. Тут Марцел отдалился от знамени, а русские его захватили, и был Марцелу большой позор; и вернулись угры в свои колымаги – иначе говоря, в станы.

После этого Роман вышел из города, чтобы просить помощи у русских князей. Когда он был на мосту в Шумске, его захватили Зернько и Чухома, и приведен он был в стан к князю Даниилу и ко всем князьям и воеводам угорским; тогда они послали к горожанам с речью: «Сдавайтесь, ваш князь захвачен». Они не верили, пока не получили вестей, и тогда сдались звенигородцы.

Оттуда они пошли к Галичу, а Владимир бежал из Галича, и сын его Изяслав, и преследовали их до реки Незды. Изяслав бился у реки Незды, у него отняли вьючных коней; затем он вернулся в Галич.

Тогда великая княгиня Романова приехала повидать своего родного сына Даниила. Тогда бояре владимирские и галицкие, Вячеслав Владимирский, и все бояре владимирские и галицкие, и воеводы угорские посадили Даниила на престол отца его великого князя Романа, в церкви святой Богородицы и приснодевы Марии.

Король Андрей не забыл своей прежней любви, которую имел к брату своему великому князю Роману, но послал своих воинов и посадил в Галиче сына своего Даниила. Князья Роман, Святослав и Ростислав были захвачены, и угры хотели отвести их к королю, а галичане из мести просили, чтобы их повесили. Они подкупили угров большими подарками, и были преданы на повешенье князья Игоревичи в месяце сентябре.

Даниил княжил в Галиче: он был так мал, что и матери своей не узнал. Через некоторое время галичане прогнали мать Даниила из Галича. Даниил не хотел расставаться со своей матерью и плакал о ней, еще молод он был. И приехал Александр, шумавинский тиун, и взял за повод его коня. Даниил извлек меч и, замахнувшись на него, ударил коня под ним. Мать же, взяв меч из его рук, уговорила его остаться в Галиче, а сама уехала в Белз, оставив его у коварных галичан, по совету Владислава она хотела сама княжить. Король узнал о ее изгнании и огорчился.

В год 6717 (1209). Пришел король в Галич и привел свою невестку, великую княгиню Романову, и бояр владимирских, и Ингварь пришел из Луцка, и другие князья. Король совет держал со своей невесткой и с владимирскими боярами, говоря: «Владислав княжит, а мою невестку выгнал». Схвачены были Владислав, Судислав и Филипп и подверглись пыткам. Дав много добра, Судислав обменял себя на золото, иными словами, дав много золота, избавился. А Владислава оковали и повели в Угорскую землю. А когда Владислава вели к уграм, Явольд и Ярополк, его брат, бежали в Пересопницу к Мстиславу и привели Мстислава Ярославича, и Мстислав пришел с ними к Бужску. А Глеб Поткович убежал из Бужска. Иванко Станиславич и его брат Збислав прибежали в Галич, сообщив галичанам о войне и осаде. А княгиня Романова со своим сыном Даниилом и Вячеславом Толстым бежала в Угорскую землю, а Васильке с Мирославом поехали в Белз. По прошествии времени король начал большую войну.

1210 л. Ливония захвачена Тевтонскими рыцарями. В Новгороде правит малолетний сын Всеволода Большое Гнездо – Святослав. Бояре Новгорода понимают, что задумал Всеволод поглотить их Новгород и ищут замену ему. В малом городке Торопец правит Мстислав Удалой сын Мстиславова Ростиславовича Храброго, который когда-то обрил голову послу Андрея Боголюбского. Мстислав много воевал и всегда со своими братьями, ни разу не воевал с иноземцами. Его и позвали бояре Новгорода и он берёт под стражу Святослава, пользуясь старостью Всеволода, который с большой неохотой движется к Торжку, месту, где пересекаются торговые пути. Мстислав вступает с ним в переговоры, которые кончились свадебным пиром. Третий его сын Ярослав женится на дочери Мстислава – Федосье. Мстислав остаётся править в Новгороде и обе стороны обмениваются пленными. Это поражение Всеволод воспринял за свою близкую смерть, и обсуждает с боярами кому передать наследство. Старший сын Константин получил в удел Ростов, где прослыл книгочеем и основателем первого в Суздале училища. При княжении Константина обрушился Успенский собор, простоявший 40 лет. Но доблести воинской не было в Константине и твёрдости княжеской. Созвал Всеволод по совету епископа Иоанна в Успенском соборе первый на Руси Земской собор. Поведал Всеволод огорчение своё от старшего сына, и епископ Иоанн просили передать княжение второму сыну -Юрию. Спустя совсем немного.

год 6718 (1210). Пришел Лестько по зову Александра, желающего зла Романовичам, к Белзу, который Александр взять не смог. Лестько занял Белз и отдал его Александру, а бояре, не нарушив верность Романовичам, ушли с князем Васильком в Каменец.

Король отпустил Владислава, собрал много воинов и пошел на Галич. Остановился он в монастыре Лелесове, и здесь изменники-бояре пытались его убить.

Жену его убили, а шурин его, патриарх Аквилейский, едва убежал; и многие немцы были перебиты. И потом король вернулся, и многие были перебиты, а другие разбежались. Пока длился мятеж, король не мог вести войну из-за их бесчинств.

Владислав ехал впереди со всеми галичанами; Мстислав же, узнав о великом королевском войске, убежал из Галича. Владислав же въехал в Галич и вокняжился, сел на Галицком столе.

Даниил ушел с матерью своею в Ляшскую землю, отпросившись у короля. Лестько принял Даниила с великой честью. Оттуда он пошел в Каменец со своей матерью, и брат его Василька и все бояре встретили его с великой радостью.

В 1211 году монгольские войска во главе с Чингиз-ханом выступили против чжурчжэньского государства Цзинь (ныне Северный Китай), которое не смогло противостоять монголам. К 1215 году государство почти полностью было завоёвано, был взят Яньцзин.

1212 л. 13 апреля умирает Великий князь Владимиро-суздальского княжества Всеволод IIIБольшое Гнездо на тридцать седьмом году своего княжения. Перед смертью своей рассорился Всеволод со старшим сыном своим Константином. Приемником своим назначает второго сына своего Юрия Всеволодовича. Понимая, что делает это не по правилам, уже установленным, и потому берёт клятву с бояр, купцов и епископа, что служить будут Юрию. Похоронили его в Успенском соборе рядом со старшим братом Андреем Боголюбским. В Суздале и Владимире начинает править сын его Юрий Всеволодович, а в Ростове и Ярославле старший сын – Константин Всеволодович. Новгородский князь Мстислав Храбрый принимает сторону Константина и советует Юрию примириться с братом. Но в ответ получает хамское возражение, знакомое нам насколько иначе: «Мои храбрые суздальцы новгородцев сёдлами закидают». Тщетно мудрые бояре говорили ему, что Новгородцы и Псковичи закалённые в боях воины, и не Владимирцам и Суздальцам им противостоять». Со смертью Вячеслава III бояре Суздаля и Владимира переходят на сторону Константина. И сразу же начинается борьба, с переходом в военные столкновения, за Владимирское княжество. Разделение Владимиро-Суздальского княжества между его сыновьями. Только что могущественное княжество распадается на целый ряд мелких княжеств, малоустойчивых в политической жизни. Великое владимирское княжение Юрия Всеволодовича до 1216 лета. Обособление Юрьев -Польского княжества.

В год 6719 (1211). Княжил в Киеве Всеволод Святославич, очень любивший детей княгини Романовой.

Потом Мстислав Пересопницкий, оставив Лестька управлять, пошел в Галич. Лестько же взял Даниила из Каменца, и Александра из Владимира, и Всеволода из Белза, каждого из них со своим войском. Войско Даниила было больше и сильнее, потому что с ним были все великие бояре его отца. Видя это, Лестько возымел большую любовь к князю Даниилу и его брату Васильку.

Ярополк же и Явольд затворились в Галиче, а Владислав вышел со своими уграми и чехами, соединившись с галичанами, и пришел на реку Боброку. Узнав об этом, Лестько послал против них ляхов, а от Даниила – Мирослава и Демьяна, а от Мстислава – Глеба Зеремеевича и Юрия Прокопьича.

Была большая битва, и одолели ляхи и русские. Даниил тогда был еще ребенком, но уже мог ездить на коне; Владислав бежал, а многие из его воинов были убиты. Лестько не мог взять Галич, а пошел воевать около Теребовля, Моклекова и Збаража. Быковен был взят ляхами и русскими. Они захватили много пленных и возвратились в Ляшскую землю.

Потом Даниил и Василько, благодаря помощи Лестька, взяли Тихомль и Перемиль у Александра и стали княжить там со своей матерью, на Владимир поглядывая; и говорили они: «Так или иначе, а Владимир будет наш, с Божией помощью».

Потом король пошел на Лестька, в то время как Даниил был у Лестька. Лестько послал посла своего, воеводу Пакослава Лесотича, с речью: «Не подобает боярину княжить в Галиче: возьми дочь мою за сына своего Коломана и посади его в Галиче». Понравился королю Андрею совет Пакослава, он встретился с Лестьком в Зпиши и взял дочь его за своего сына. Король послал захватить Владислава в Галиче и заточил его; и тот в заточенье умер: он причинил большое зло всему своему роду и детям своим ради княжения. Из-за этого все князья не поддерживали его детей.

Король посадил сына своего в Галиче, Лестьку дал Перемышль, а Пакославу – Любачев. Пакослав был сторонником княгини Романовой и ее детей. По совету Пакослава Лестько послал сказать Александру: «Отдай Владимир Романовичам, Даниилу и Васильку. А не дашь – пойду на тебя войной, вместе с Романовичами». Он не отдал, – Лестько же посадил Романовичей во Владимире.

1213 л. Первое упоминание города Кострома. В год 6721 (1213). Взял Даниил в жены дочь Мстислава Анну, и родились от нее сыновья и дочери. Первенец его был Ираклий, за ним – Лев, затем Роман, Мстислав, Шварн и другие, которые в младенчестве покинули этот свет.

Через какое-то время приехал Даниил к Мстиславу в Галич, жалуясь на Лестька: «Он мою вотчину держит». Тот же сказал: «Сын, ради прежней любви не могу пойти против него; поищи себе других».

Даниил возвратился домой, поехал вместе с братом и захватил Берестье, Угровск, Верещин, Столп, Комов и все окраины.

Лестько сильно разгневался на Даниила. Когда наступила весна, ляхи пошли воевать и вели войну по Бугу. Даниил послал на них Гаврила Душиловича, Семена Олуевича, Василия Гавриловича; воевали они до Сухой Дорогвы, отбили своих пленников и возвратились во Владимир с великой славою.

1214 л. Начало княжения в Пскове Всеволода Мстиславича (Романовича) в течении пяти лет до 1219 л. Тогда был убит Клим Христинич, единственный из всех его воинов; его крест и доныне стоит на Сухой Дорогве.

Они перебили много ляхов и гнались за ними до реки Вепря.

Лестьку показалось, что Даниил захватил Берестье по совету Мстислава, и послал Лестько сказать королю: «Не хочу я части в Галиче, отдай его зятю моему». Король послал много воинов и Лестька, и они пришли к Перемышлю. Ярун же, бывший тогда тысяцким в Перемышле, убежал от них.

Мстислав тогда соединился со всеми князьями русскими и черниговскими. Он послал Дмитра, Мирослава, Михалка Глебовича навстречу им к Городку. Городок отделился: в нем были люди Судислава. Когда Дмитр бился под городом, пришли против него угры и ляхи, и лобежал Дмитр. Тогда же дьяк Васил, по прозвищу Молза, был застрелен под городской стеной. Михаила Скулу убили, нагнав на Ширеце, и отсекли ему голову, сняли три золотые цепи, и принесли его голову к Коломану.

Так как Мстислав стоял на Зубрье, Дмитр прибежал к нему. Мстислав же не мог биться с уграми и просил зятя своего Даниила и Александра, чтобы они затворились в Галиче. Даниил и Александр обещали ему уйти в Галич. Даниил затворился в Галиче, а Александр не посмел.

В то время великая княгиня Романова приняла монашеский постриг.

Потом пришла рать под город – Коломан и ляхи. Большой бой был на Кровавом броду, – выпал снег, и они не смогли устоять, и ушли за Рогожину, пошли на Мстислава и выгнали его из земли Галицкой.

Мстислав сказал Даниилу: «Уйди из города!» Даниил ушел вместе с тысяцким Дмитром, Глебом Зеремеевичем и Мирославом. Они ушли из города, а когда были против Толмача, их догнал изменник Володислав Витович. Они напали на него, и прогнали, и отняли у него коня.

Даниил был молод, и поэтому, видя, что идут в поход Глеб Зеремеевич и Семьюн Коднинский, присоединился к ним, умножив их силу. А другие устремились в бегство.

В этот день была битва до самой ночи. В ту ночь Даниил и Глеб Зеремеевич повернули назад и захватили Янца, – хотя и был молод, Даниил показал свою храбрость. И всю ночь бились. А наутро их догнал Глеб Васильевич. Обратился на него Даниил и гнал его больше поприща. Тот убежал от него благодаря резвости своих коней. Когда Даниил возвращался, он ехал один среди врагов, а те не смели на него напасть; потом приехали к нему Глеб Судилович, Таврило Иворович и Перенежко.

Оттуда они пошли в Онуть и вышли в степь. Был сильный голод. Шли возы к Плаву на канун святого Димитрия. Захватив возы, они наелись досыта, хваля Бога и святого Димитрия, что накормил их. Оттуда они пошли ниже Кучелемина, обдумывая, где перейти реку Днестр. По Божией милости пришли ладьи из Олешья, и на них доплыли они до Днестра и насытились рыбой и вином.

Оттуда Даниил приехал к Мстиславу. Мстислав же великую честь воздал Даниилу, и дары ему преподнес богатые, подарил своего резвого сивого коня, и сказал ему: «Иди, князь, во Владимир, а я пойду к половцам, – отомстим за свой позор». И Даниил уехал во Владимир.

1216 л. Выступают войска Новгородские с Мстиславом Храбрым, который обращался к дружинникам своим со словами: «Сражайтесь, как хотите – пеши или о конь». (Существуют два вода применения кавалерии: «о конь», и «о двуконь» — когда у кавалериста был запасной конь, или с грузом). Новгородцы ответили: «Сразимся пеши, как отцы наши под Суздалем». 21 апреля. Битва на реке Липиц, на огромном поле Липицком, что недалеко от города Юрьев-Подольский. Такой жестокой битвы ещё не знала Русь. Суздальцы падали как колосья под серпом. И погибло их 9233 Суздальца, только 60 человек попали в плен. Новгородцев погибло намного меньше. Юрий бежит во Владимир сменив трёх коней. На четвёртом в одной сорочке въезжает в город. Князь Ярослав бежал в Переславль. (В 1808 году крестьянка найдёт в малиннике железяку грязную, которая окажется шлемом Ярослава, с надписью: «Помоги рабу Твоему Фёдору» — христианское имя Ярослава. Шлём был изготовлен для дяди Мстислава Юрьевича, который так же носил имя при крещении Фёдор). Отец Мстислава Юрий Долгорукий носил имя Георгий. Мономах – Василий.

В лето 6725 был бой князя Юрия Владимировича с князем Константином Ростовским на реке Где. Помог Бог Константину Всеволодовичу – брату старшему и «правда» (закон) его настал. Юрий приходит к Константину с повинной головой и прощает его Константин. И были с ним два храбреца – Добрыня Золотой пояс и Александр Попович со своим слугой Торопом. На следующий год Константин умирает и на княжение становится Юрий. Александр Попович отъезжает на службу к киевскому князю Мстиславу Старому, вместе с которым вместе отправляется на Калку, где и погибает.

Ярослав укрепляет стены Переславля, но услышав, как поступил Константин так же идёт к нему с повинной. Мстислав прощает его, но забирает его жену – свою дочь.

Ржев осадила 10 тысячная армия Владимиро-Суздальского князя Святослава. Ржев принадлежит Мстиславу Удатному, противника владимирцев. Почти месяц Ржев самостоятельно держит оборону, пока на помощь ему не пришёл со своим войском Мстислав и его союзник Владимир Псковский. Прямо у стен города состоялось сражение, в котором владимирцы потерпели поражение и бежали. Победа новгородских, смоленских полков во главе с князем Константином Всеволодовичем над войском Владимиро- Суздальской Руси во главе с братьями Юрием и Ярославом Всеволодовичами.

Начало княжения во Владимире Константина Всеволодовича до 1218 лета.

1217 л. Обособление Суздальского, Углического и Ярославского княжеств. В 1217 году в Биармию прибыли два норвежских судна, одно из которых проследовало далее через Русь в Святую землю. Экипаж второго судна, часть команды которого ограбили святилище бьярмов, был почти полностью уничтожен местными жителями. Когда в открытом море оба корабля соединились, то не смогли поделить добычу и один экипаж был полностью перебит другим. Гибель отряда свалили на бьярмов. Для мщения король Хакон IV в 1222 году послал двух своих военачальников на четырёх больших судах с сильным войском. Они опустошили Биармию огнём и мечом, вернувшись с богатой добычей из серебряных монет и дорогих мехов. После этого Биармия перестала упоминаться в скандинавских источниках. Но война бьярмов с новгородцами продолжалась до 1240 лета.

1218 л. Смерть Великого князя владимирского Константина Всеволодовича. Повторное великое княжение Юрия Всеволодовича до 1238 л.

Монголы разгромили своего старого противника Кучлука, ставшего незадолго до этого гурханом Кара-киданьского государства, причём Кара-киданьская территория была поделена между Монгольской империей и Хорезмом. К осени 1219 года началась война с Хорезмом, которая продолжалась до весны 1223 года. В этот период была завоёвана основная часть государства Хорезм-шахов от Инда до Каспийского моря.

1219 л. В Галиче начинает править Мстислав Мстиславич Удалой до 1221 лета.

Юрий Всеволодович был полной противоположностью отцу своему, он избегал войн с братьями князьями и предпочитал мирные договоры вражде. Но иноземцам спуску не давал, если те вторгались с его земли. Для защиты своих владений от набегов мордвы он строит город Нижний Новгород при впадении Оки в Волгу.

Знатный скотовод мордвин, женатый на семнадцати жёнах, по имени Скворец, захотел узнать судьбу детей своих и обратился к чародею мордвину по имени Дятел, жившего в горном ущелье около реки Ока. Который рассказал ему, что если дети его будут жить мирно, то сохранят земли свои, но если будут враждовать, то придут сюда русские и построят здесь город великий. Внуки начали воевать друг с другом.

Мордву из своих мест, защищая себя от их набегов, Андрей Боголюбский прогоняет от устья Оки (смотрим карту город Муром). Потом пришёл другой князь и поставил на Дятловых горах новый город. Мордва ответила участившимися походами, желая вернуть свои земли, но ответные походы русских отодвигали границы ещё дальше на Восток. Княжение Юрия Всеволодовича было благодетельным для его земли. Земли заселялись людьми, строились новые церкви и монастыри, искусство строительства достигло таких вершин, что больше не было нужды в иноземных мастерах. Появились свои зодчие, иконописцы. Ростовский владыка Кирилл основал книгохранилище, где переписывали с греческого на русский язык книги духовного содержания. Княжна Ефросинья открыла в Суздале училище для девочек, где их грамоте обучали и церковному пению.

В 1219 году Чингисхан лично выступил в поход со всеми своими сыновьями и с главными военными силами. Армия завоевателя была разделена на несколько частей. Одной командовали его сыновья Чагатай и Угедей, оставленные отцом осаждать Отрар, вторую возглавил старший сын — Джучи. Его основной целью было завоевание Сыгнака и Дженда. Третья армия была направлена на Ходжент. Основные силы под предводительством Чингисхана и его сына Толуя должны были захватить Самарканд.

Зимой 1220 л. Чингиз-хан преследует султана Хорезма Ала ад Дина Мухаммеда II, отправив лучших полководцев Субэдэ- багатура и Джэбэ-нойона. Не в Ираке и не в Иране султан не находит спасения, так как эти государства пали перед Моголами, когда им только стоило предъявить ярлык Чингиз-хана.

Моголы направились к берегу Каспия, в Муганскую степь. По пути туда они взяли Ардебиль и подошли к Тебризу, который откупился «деньгами, одеждами и скотом», а после этого имели место две битвы с грузинами. В первой 10-тысячному войску грузин было нанесено поражение. В январе 1221 г. состоялась вторая битва, в которой объединённые войска монголов и тюрка Акуша нанесли грузинам новое поражение.

1221 л. Основание князем Владимирским Юрием Всеволодовичем города Нижний Новгород на слиянии Оки с Волгой. Развитие Владимиро-Суздальского княжества прервало нашествие Моголо-татар. (Здесь надо забежать вперёд и объяснить слово «Моголо-татар». Как вы слышали все, Чингиз-хана звали Великим Моголом, а не «монголом», потомков его «Чингизидами». Слово «Татары» происходит от «Тартар» = «Дальние земли неизведанные». Теперь читаем дальше, там подробные разъяснения по историческим свединиям).

1221 л. У Ярослава Всеволодовича от Мстиславы Смоленской рождается сын Александр Ярославич. От бабушки – дочери половецкого хана, Александр перенял понимание восточных обычаев и образа жизни.

В Галиче правит венгерский королевич Коломан. Княжение во Владимире -Волынском Даниила Романовича.

В 1222—1223 лето Половцы оказали помощь Аланам против Моголов, но после обращения Моголов к половецкому войску и дачи ими откупа покинули своих союзников. Затем Половцы были разгромлены могольским войском сначала на Дону, затем вместе с русскими князьями, к которым обратились за помощью (см. битву на р. Калке).

В 1222 году Святослав во главе владимирского войска был послан Юрием на помощь новгородцам и их князю Всеволоду, сыну Юрия. 12-тысячное русское войско в союзе с литовцами вторглось на территорию ордена и разорило окрестности Вендена.

1223 л. Весной прилетела весть во Владимир к Великому князю Юрию Всеволодовичу, что идут полчища несметные, победившие Половцев. В Киеве был созван княжеский съезд, решивший, что силы Киевского, Галицкого, Черниговского, Северского, Смоленского и Волынского княжеств должны поддержать половцев. Монгольские посланцы предложили русским выступить против половцев, но Мстислав казнил послов. Однако монголам удалось привлечь на свою сторону бродников, населявших южнорусские степи.

Прежде в этих местах жили печенеги и Чёрные (обложенные данью, в отличие от «белых», кто дани не платил П.Ш.) болгары. Соседние верховья Северного Донца представляли собой малодоступные и глухие места, куда коннице кочевников добраться было достаточно сложно. Там оставались аланы – остатки прежних хозяев этих лесостепей. Также в низовьях Волги прежде существовал Хазарский каганат, уничтоженный славянской армией Святослава Киевского. Население этих земель постепенно смешалось с половцами и в процессе ассимиляции несколько изменило их внешность. Первые свидетельства иностранцев о половцах относятся к 1030 гг., когда те стали организовывать первые походы против соседей с целью грабежа. Оседлых жителей христианских стран мало интересовало то, что происходило в дикой и далекой степи. Поэтому впервые они заговорили о половцах ровно в тот момент, когда те вторглись в их родной дом.

В год 6732 (1224). Пришло неслыханное войско, безбожные моавитяне, называемые татарами; пришли они на землю Половецкую. Половцы пытались сопротивляться, но даже самый сильный из них Юрий Кончакович не мог им противостоять и бежал, и многие были перебиты – до реки Днепра. Татары же повернули назад и пошли в свои вежи. И вот, когда половцы прибежали в Русскую землю, то сказали они русским князьям: «Если вы нам не поможете, то сегодня мы были побиты, а вы завтра побиты будете».

Был совет всех князей в городе Киеве, и решили на совете так: «Лучше нам встретить их на чужой земле, чем на своей». На этом совете были Мстислав Романович Киевский, Мстислав Козельский и Черниговский и Мстислав Мстиславич Галицкий – они были старейшими князьями Русской земли. Великого же князя Юрия Суздальского на том совете не было. А младшие князья были Даниил Романович, Михаил Всеволодич, Всеволод Мстиславич Киевский и иных князей много. Тогда же крестился великий князь половецкий Басты. Василька там не было, он по молодости остался во Владимире.

Оттуда пришли они в апреле месяце и подошли к реке Днепру, к острову Варяжскому. И съехалось тут с ними все кочевье половецкое, и черниговцы приехали, киевляне и смоляне и иных земель жители. И когда переходили Днепр вброд, от множества людей не видно было воды. Галичане и волынцы пришли каждый со своим князем. А куряне, трубчане и путивльцы, каждый со своим князем, пришли на конях. Изгнанники галицкие прошли по Днестру и вышли в море – у них была тысяча лодок, – вошли в Днепр, поднялись до порогов и стали у реки Хортицы на броде у быстрины. С ними был Юрий Домамирич и Держикрай Владиславич.

Дошла до стана весть, что пришли татары посмотреть на русские ладьи; услышав об этом, Даниил Романович поскакал, вскочив на коня, посмотреть на невиданную рать; и бывшие с ним конники и многие другие князья поскакали смотреть на нее. Татары ушли. Юрий сказал: «Это стрелки». А другие говорили: «Это простые люди, хуже половцев». Юрий Домамирич сказал: «Это ратники и хорошие воины».

Вернувшись же, Юрий все рассказал Мстиславу. Молодые князья сказали: «Мстислав и другой Мстислав, не стойте! Пойдем против них!» Все князья, Мстислав, и другой Мстислав, Черниговский, перешли через реку Днепр, к ним перешли и другие князья, и все они пошли в половецкую степь. Они перешли Днепр во вторник, и встретили татары русские полки. Русские стрелки победили их, и гнали далеко в степь, избивая, и захватили их скот, и со стадами ушли, так что все воины обогатились скотом.

Оттуда они шли восемь дней до реки Калки. Встретили их татарские сторожевые отряды. Сразились сторожевые отряды, и был убит Иван Дмитриевич и еще двое с ним.

Татары отъехали; около самой реки Калки встретились татары с русскими и половецкими полками. Мстислав Мстиславич повелел сначала перейти реку Калку Даниилу с полком и другим полкам с ними, а сам после них переехал; сам он ехал в сторожевом отряде. Когда он увидел татарские полки, то приехал сказать: «Вооружайтесь!» Мстислав Романович и другой Мстислав сидели в стане и ничего не знали: Мстислав им не сказал о происходящем из-за зависти, потому что между ними была большая вражда.

Сошлись полки вместе. Даниил выехал вперед, и Семен Олюевич и Василько Гаврилович ударили в полки татарские, и Василько был ранен. А сам Даниил, будучи ранен в грудь, по молодости и храбрости не почувствовал ран на теле своем. Ему было восемнадцать лет, и он был силен.

Даниил крепко боролся, избивая татар. Увидел это Мстислав Немой и, подумав, что Даниил ранен, сам бросился на них, ибо был он муж сильный; он был родственником Роману от рода Владимира Мономаха. Он очень любил отца Даниила, а тот поручил ему свою волость после своей смерти, чтобы отдать ее князю Даниилу.

Когда татары обратились в бегство, Даниил избивал их со своим полком, и Олег Курский крепко бился с ними, но новые полки сразились с ними. За грехи наши побеждены были русские полки.

Даниил, увидев, что разгорается сражение и татарские лучники усиленно стреляют, повернул своего коня под напором противника. Пока бежал он, сильно захотел пить, а напившись, почувствовал рану на теле своем, которую не заметил во время боя из-за мужества и силы возраста своего. Ибо был он отважен и храбр, от головы до ног не было у него изъянов.

Побеждены были все русские князья. Такого же никогда не бывало. Татары, победив русских людей из-за прегрешений христиан, пришли и дошли до Новгорода Святополкова. Русские же, не ведая о их лживости, вышли навстречу им с крестами, и были все перебиты.

Ожидая покаяния христиан, Бог повернул татар назад на восточную землю, и они завоевали землю Тангутскую (Булгарию) и иные страны. Тогда же их Чингисхан был убит тангутами. Татары же обманули тангутов и впоследствии погубили обманом. И другие страны они погубили – ратью, а больше всего обманом.

Для боя Моголы строились в несколько линий, имея в резерве свою тяжёлую конницу, а в передних рядах — формирования из покорённых народов из лёгких отрядов. Бой начинался метанием стрел, когда каждый всадник должен был выпустить три колчана, стрелами Моголы стремились внести замешательство в ряды противника. Всадники двигались вдоль строя противника по кругу, в тылу получали новый колчан стрел и устремлялись на противника. Они стремились внезапными ударами прорвать фронт противника, разделить его на части, широко применяя охваты флангов, фланговые и тыловые удары. Сильной стороной монгольской армии было непрерывное руководство боем. Ханы, темники и тысячники не бились вместе с рядовыми воинами, а находились позади строя, на возвышенных местах, направляя движение войск флагами, световыми и дымовыми сигналами, соответствующими сигналами труб и барабанов. Основу русского войска составляли Галицко-волынские, Киевские и Черниговские войска. В походе также участвовали Смоленские и Туро-пинские войска. По одной из версий, в битве на Калке участвовал и старший сын Мстислава Старого, Святослав, занимавшего с 1222 года полоцкий престол. Половцами командовал воевода Мстислава галицкого Ярун.

На военной организации русских княжеств отрицательно сказывалась феодальная раздробленность. Дружины князей и городов были разбросаны по огромной территории и слабо связаны друг с другом, концентрация значительных сил была связана с трудностями. Тем не менее, княжеские дружины превосходили монгольскую армию по вооружению, тактическим приёмам и боевому строю. Вооружение русских дружинников, как наступательное, так и оборонительное, славилось далеко за пределами Руси. Массово применялись тяжёлые доспехи. Однако, дружины, как правило, не превышали численности в несколько сотен человек и были малопригодны к действиям под единым командованием и по единому плану.

Судя по четвертой Новгородской и Лаврентьевской летописям, нашествие на Русь Моголов было неожиданным. Просто не знали в то время русские летописцы о том, что 30 тысяч человек Чингиз-хана (войска Субеде-Багатура и Джебе-Нойона) обошли Каспийское море с юга, разрушили г. Шемаху, взяли г. Дербент. Двигаясь затем на северо-запад, они разбили совместные силы Половцев и Алан. Половецкое войско под командованием сына Кончака, хана Юрия, вынуждено было отступить до Днепра вдоль Азовского моря. На правый берег переправилась его часть, во владения Котяна, половецкого хана. Другая часть устремилась в Крым, в восточные его области, куда татаро-монголы проникли вслед за половцами. Здесь в 1223 году, в январе, они разорили крепость Сурож (сегодня Судак). Но единого руководства из-за феодальных распрей не было в половецких и русских войсках. Они двигались к острову Хортица на реке Калка разрозненно. Весеннее бездорожье задержало войска северных князей. Встретили здесь послов монгольских:

«Слыхали мы, что вы идёте против нас, послушавши Половцев, а мы вашей земли не трогали, ни городов ваших, ни сёл ваших. Не на вас пришли, но пришли по воле Божией на холопов и конюхов своих Половцев. Вы возьмите с нами мир и коли побегут к вам (Половцы), — гоните от себя и забирайте их имение; мы слышали, что и вам они наделали много зла. Мы их и за это бьём.

Русы у Хортицы, встретив послов монгольских, перебили последних и двинулись правым берегом вниз по реке. Именно за побитие своих послов мстили монголы после своей победы. В Азии за побитие послов монгольских государства в пыль стирались. Однако дойти они смогли только до Олешья, где их поджидали уже монголы. На юге земля просохла быстрее, что дало войскам неприятеля возможность выйти из Крыма, где они преследовали остатки Половцев, после чего продвинуться через Половецкую степь на север и главные силы расположить до прихода войск русских на правом берегу Калки. План, принятый на совете князей (дать на чужой земле бой), таким образом, был сорван.

Галицкое войско продвинулось вниз по Днестру в Чёрное море (летопись преувеличивает численность ладей, называя 1000). В устье Днепра вблизи Олешья Галичан встретило второе Монгольское посольство со следующим посланием: «Вы послушали Половцев и перебили послов наших! Теперь идёте на нас, ну так идите; мы вас не трогали, а над всеми нами Бог»

В отличие от первых, этих послов было решено отпустить с миром. Галицкое войско прошло вверх по Днепру до острова Хортица у порогов, где соединилось с остальными войсками. Болота Хортицы в 1941 году спрятали от германского Вермахта не один полк. Перейдя на левый берег Днепра и обнаружив передовой отряд неприятеля, русские после короткого, но кровопролитного боя обратили монголов в бегство, командующий Ганибек был убит.

Ибн аль-Асир так описал эти события: «Возгорелось в Русах и Кипчаках желание разбить татар: они думали, что те отступили из страха и по слабости, не желая сражаться с ними, и поэтому стремительно преследовали татар. Татары все отступали, а те гнались по следам 12 дней»

Двигаясь на восток и не видя основных сил неприятеля, русские войска спустя две недели вышли на берег реки Калки, где разбили другой передовой отряд монголов.

Мстислав Удалой — галицский князь, не предупредив о своем выступлении остальных, перешел реку Калку вместе с Половцами и начал сражение с Монголами. Опрокинутые натиском врага Половцы отступили. Дружины Мстислава Романовича спешно вынуждены были построить укрепление вокруг своего лагеря и отбивали три дня атаки врага. Вооруженные оружием ближнего боя русские воины нанесли тяжелые потери Моголам. Был убит, в частности, Тоссук, старший сын Чингиз-хана — отец Батыя. Такого Моголы не прощали, этим можно объяснить жестокость Бату-хана в русских землях.

Монголы на третий день безуспешного сражения предложили русским заключить мир, но сами же его нарушили. Дав возможность, согласно договору, русским войскам идти на Русь, они напали на дружины, отходящие к Днепру, и побили многих. Мстислав Удалой, переправившись через реку с остатками своих войск, повелел сжечь лодки. Оставив на Калке у места битвы лагерь с добром, награбленным в Крыму, а также больных и раненых нукеров, Монголы тремя поредевшими туменами пошли на север по левому берегу реки Днепр. Калка — река, где также осталась часть войска русских, которая укрылась в зарослях плавней, непроходимых для конницы. Неся большие потери при встрече ожесточенного сопротивления, Моголы все-таки смогли добраться до Переяслава. Однако они вдруг повернули обратно, когда до Киева, главной цели, было рукой подать.

Битва на Калке могла быть возле деревни Юльевка. Нельзя было и представить лучшего места для лагеря Мстислава Романовича. На вершине холма, у узкого въезда, были обнаружены горы камней — остатки укреплений. Возможно, это свидетельство того, что в этом месте произошло сражение на реке Калке. Интересно то, что это грушевидная гора «Груша», высота которой более 40 метров, а ширина — 160 в самом широком месте. «Груша» соединена с материком «хвостиком». Ширина его составляет лишь 8-10 метров. Это небольшой полуостров, с юга и востока омытый водами реки Конки, а с запада окруженный непроходимой и заболоченной Городыской балкой. Местные старожилы называют эту возвышенность Саур-Могила. Нередко возле нее находят наконечники стрел, куски ржавого железа, а однажды был откопан на берегу железный якорь. В 12 метрах от подножья, на южном склоне Саур-Могилы, была найдена рукоять меча, а также несколько стрел и бронзовая печать с изображением льва.

31 мая битва на реке Калка, полное поражение половецко-русского войска от Монголо-татар. Стон стоял в Чернигове, услышали Ростовцы весть страшную: встретились полки Черниговские, Киевские, Волынские и половецкие с «таурменами», которых иные именуют «татарами». Погибли в трёхдневном сражении витязи русские и среди них Александр Попович, а с ним 70 храбрых. В зарослях плавней, недоступных для конницы татар, собрались другие войска русских, опоздавшие к началу сражения. Когда после битвы орда двинулась на север, русские совместно с болгарами, жителями Самыса, напали на лагерь, оставленный Монголами, и уничтожили его. На подходе к городу Переяславу татары получили весть об этом от гонцов. Не пошли поганые на Русь. Понимая, что Киев не взять ослабленным таурменам, темники решили возвратиться на Калку для того, чтобы отомстить за дерзкий набег руссам и отобрать у них добро, награбленное Монголами в Крыму, которое оставили они в лагере своём. В летописях рассказывается о том, что, повернув вспять, татары пошли на болгар (1223 лето), река Калка и назад за Дон переправились. Войско Чингиз-хана двигается на Грузинское царство.

 Битва на Калке завершилась разгромом русских войск. Удалось бежать Мстиславу Удалому. Раненых и убитых в этой битве было множество, лишь десятая часть войска выжила. А татаро-монголы прошли по всей Черниговской земле до Новгорода-Северского. Жестокие люди Субэдея и Джебе командовали этими полками. Они ненавидели русских за побитие послов своих и потери в битве, и уничтожали на своем пути все, сея разрушения и смерть вокруг.

№ 1 -убит, 1-й № -вернулся с битвы.

№1. Александр Всеволодович (уб. 1 июня 1223) — князь Дубровиц. В битве на Калке в 1223 году Александр находился в укреплённом лагере на правом берегу реки и попал в плен вместе со своим старшим родственником Андреем Ивановичем №2 и его тестем Мстиславом сыном Романа Ростиславовича (Старый) князем Киевским № 6. Раздавлен досками, на которых сели пировать монголы. Имел сына Георгия (Юрия?), также князя Дубровиц.

№ 2. Андрей Иванович (1195—уб. 1 июня 1223) — князь Туровский из рода Изяславовичей туро-пинских. Сын Ивана Юрьевича, женат на дочери № Мстислава Романовича, великого князя киевского (1214—1223). В битве на Калке в 1223 году Андрей находился в укреплённом лагере на правом берегу реки и попал в плен вместе со своим тестем и младшим родственником Александром Глебовичем. Раздавлен досками, на которых сели пировать монголы

№ 3. Дмитрий или Василий сын 6 № Мстислава Святославовича Рыльский.

№4. Изяслав И́нгваревич — князь Дорогобужский, сын Ингвар Ярославовича. Вместе с троюродным братом Даниилом Романовичем Волынским 3-й № и дядей Мстиславом Ярославичем Немой Луцким 7-й № участвовал в битве на Калке погиб вместе с братом Святославом Ингваревичем Шумским № 8.

№6 Мстислав Романович Старый князь Киевский погиб вместе с зятем Василием Мстиславовичем кн. Козельска.

По ходу возвращения на восток монголы потерпели поражение в Волжской Булгарии в конце 1223 или начале 1224 лета. Согласно Ибн аль-Асиру, с монгольской стороны в этой битве уцелело 4 тысячи человек. Через Саксин, располагавшийся, предположительно, на Нижней Волге, они проследовали в Дешт-и Кыпчак, где соединились с армией Джучи-хана.

1224 л. Захват Орденом меченосцев русской крепости Юрьев. Княжение в Чернигове Михаила Всеволодовича.

В год 6733 (1225). Александр все время питал вражду к своим братьям Романовичам, Даниилу и Васильку. Услышав, что Мстислав не любит зятя своего, князя Даниила, обрадовался он и стал подстрекать Мстислава к войне. Мстислав отправился воевать и пришел на Лысую Гору. Даниил же приехал в Ляшскую землю, призвал на помощь князя Лестька и пошел навстречу Мстиславу. Когда Александр послал помощь Мстиславу, Даниил перехватил их, и войско его загнало их в Белз, и едва не взяли города. На другой день утром пошел Даниил против Мстислава. Мстислав не выдержал и вернулся в Галич.

Князь Даниил с ляхами разорил землю Галицкую около Любачева и пленили всех в землях Белзской и Червенской, даже тех, кто оставался дома. А Василько князь захватил много добычи, стада коней и кобыл, так что ляхи позавидовали ему. А когда пришли послы от Даниила и Василька, отпущены были Демьян и Андрей.

После этого Мстислав привел Котяна и многих половцев и Владимира Киевского, притворяясь, что идет против ляхов по совету Александра. Александр же всегда замышлял на брата своего, говоря Мстиславу так: «Зять твой убить тебя хочет». Когда разбирательство состоялось возле его шатра, сам Александр не посмел приехать и послал Яня своего. Мстислав сказал: «Твоих рук это дело, Янь, что Даниил второй раз напускает на меня ляхов». И все князья поняли, что Александр клевещет, а Янь лжет, и сказали все князья Даниилу: «Возьми всю волость его за свой позор». А он, любя брата своего, не взял волости его, и все его за это похвалили.

Мстислав принял зятя своего с любовью, почтил его великими дарами, подарил ему своего борзого коня актаза, такого, каких не было в то время; и дочь свою Анну одарил богатыми дарами. Он свиделся с братьями в Перемиле, где они утвердили мир.

В 1226 году Святослав вместе с младшим братом Иваном во главе владимирского войска был послан Юрием против мордвы и одержал победу. В год 6734 (1226). Обманщик Жирослав сказал галицким боярам: «Мстислав идет в степь и хочет предать вас тестю своему Котяну на убиение». В то время, как Мстислав был в этом неповинен и ничего не знал об этом, бояре поверили Жирославу и ушли в землю Перемышльскую, в горы Кавокасские, иначе сказать, Угорские, на реку Днестр. Послали своих послов сказать: «Жирослав нам так сказал». Мстислав послал своего духовного отца Тимофея сказать им: «Оклеветал меня Жирослав перед вами напрасно». Тимофей поклялся им, что Мстислав ничего об этом не знал, и привел всех бояр к нему.

Князь обличил Жирослава и прогнал его от себя, как Бог изгнал Каина от лица своего, сказав: «Проклят ты! Стони и трясись на земле, ибо земля разверзла уста свои, чтобы принять кровь брата твоего». Так и Жирослав оклеветал господина своего, и пусть не будет ему пристанища во всех землях русских и угорских и ни в каких странах, пусть ходит, блуждая по странам, пусть жаждет пищи, пусть будет ему скудость в вине и елее, пусть будет двор его пуст, пусть не будет в селе его ни единого жителя!

Оттуда изгнанный, он пошел к Изяславу. Он слыл лукавым обманщиком, самым лживым из всех, пламенем лжи, известен был всем из-за знатности отца своего. Бедность препятствовала козням его, ложью питался его язык, но он хитростью придавал достоверность обману и радовался лжи больше, чем венцу; лицемер, он обманывал не только чужих, но и своих друзей, лживый ради добычи. Из-за этого он так хотел быть у Изяслава. Мы же на прежнее возвратимся.

Мстислав, по совету лукавых бояр галицких, отдал свою младшую дочь за королевича Андрея и дал ему Перемышль. Андрей же, послушав лукавого Семьюнка Чермного, бежал в Угорскую землю и начал собирать войско. Когда наступила зима, пришел он к Перемышлю; тысяцким тогда был Юрий, он сдал Перемышль, а сам бежал к Мстиславу. Король остановился в Звенигороде и послал своих воинов к Галичу, а сам не посмел поехать к Галичу: предсказали ему волхвы угорские, что если он увидит Галич, не быть ему в живых. Из-за этого он не смел идти к Галичу, потому что верил волхвам. Днестр наводнился, и нельзя было его перейти.

Мстислав выехал против них с полками. Посмотрели они друг на друга, и угры уехали в свои станы. С королем был Пакослав с ляхами. Оттуда пошел король к Теребовлю, и взял Теребовль, и пошел к Тихомлю, и взял Тихомль, оттуда пошел к Кремянцу, и бился под Кремянцем, и много угров было убито и ранено.

Тогда же Мстислав послал Судислава к своему зятю, князю Даниилу, говоря: «Не отступай от меня!» Тот же сказал: «Имею правду в сердце своем!»

Оттуда пришел король к Звенигороду. Выехал и Мстислав из Галича. Угры же выехали против него из королевских станов. Мстислав бился с ними, и победил их, и преследовал их до королевских станов, избивая их. Мартиниша тогда же убили, воеводу королевского. Король пришел в смятение и ушел без промедления из этой земли.

Даниил пришел к Мстиславу с братом Васильком в Городок, и Глеб вместе с ними. И сказали они: «Пойди, князь, на короля: по Лохти ходит». Судислав же мешал ему. У него был обман на сердце, он не хотел гибели короля, возлагая на него великие надежды.

Король был обессилен. Лестько в это время шел ему на помощь. Хотя Даниил мешал ему помогать королю, Лестько еще сильнее стремился ему помочь. Даниил и Васильке послали своих людей к Бугу и не дали ему прийти. Он же, вернувшись оттуда, пошел в свою землю: обессилел он, ходив на войну.

И король угорский ушел в Угорскую землю. Тогда его догнали Изяслав и лживый Жирослав и пошли с ним в Угорскую землю.

Потом Судислав, обманывая Мстислава, сказал ему: «Князь, отдай свою обрученную дочь за королевича и дай ему Галич. Ты сам не можешь в нем княжить, бояре тебя не хотят». Мстислав не хотел отдавать Галич королевичу, он больше всего хотел отдать его Даниилу. Но Глеб Зеремеевич и Судислав не позволяли ему отдать Галич Даниилу, говоря ему: «Если отдашь королевичу, то, когда захочешь, сможешь взять у него. Если отдашь Даниилу, не будет вовек твоим Галич». Галичане хотели Даниила, и оттуда послали для переговоров. Мстислав отдал Галич королевичу Андрею, а себе взял Понизье. Оттуда он пошел к Торческу.

Мстислав Немой отдал отчину свою князю Даниилу и сына своего Ивана поручил ему, а Иван умер, и взял Луцк Ярослав Ингваревич, а Черторыйск – пиняне.

Чингисхан начинает поход против Тангутского государства Си Ся. в 1227 году оно полностью уничтожено. В обратном пути Чингисхан умер. Прервались его замыслы дойти от моря до моря. Начало правления в Золотой Орде царя Угедея. Происходит разделение ханства между сыновьями и внуками Чингиз-хана. Внуку Чингиз-хана Бату -хану достаются степи по Нижней Волге, по берегам Каспийского моря до гор Кавказа. См. 1237 лето.

В год 6735 (1227). Начнем рассказывать о бесчисленных ратях, и о великих деяниях, и о частых войнах, и о многих крамолах, и о частых восстаниях, и о многих мятежах; смолоду не было покоя Даниилу и Васильку.

Когда Ярослав сидел в Луцке, поехал Даниил в Жидичин поклониться и помолиться святому Николаю. И звал его Ярослав в Луцк. И сказали ему бояре его: «Возьми Луцк, здесь захвати князя их». Но он ответил: «Я приехал сюда, чтобы сотворить молитву святому Николаю, и не могу этого сделать». Он пошел во Владимир и оттуда, собрав рать, прислал на Ярослава Андрея, Вячеслава, Гавриила и Ивана. Когда Ярослав выехал из города, он был захвачен в плен вместе с женой своей, был схвачен Алексеем Орешком: был быстрый конь под ним, он настиг князя и захватил его около города. И затворились лучане. На другой день пришли Даниил и Василько, и сдались лучане. Брат отдал Васильку Луцк и Пересопницу, а Берестье он ему прежде отдал.

Ятвяги пограбили около Берестья, и их прогнали из Владимира. Двое, Шутр Мондунич и Стегут Зебрович, наткнулись на полк. И был убит Даниилом и Вячеславом Шутр, а Стегут был убит Шелвом. Когда ятвяги убегали, погнался за ними Даниил, нанес Небру четыре раны и древком выбил копье из руки его. Василько, погнавшись за ним, услышал крик: «Брат твой бьется сзади». Василько повернулся и бросился брату на помощь, и благодаря этому ятвяг убежал, и другие разбежались.

Мы же оставим это и вернемся к прежнему.

Даниил послал Демьяна к тестю своему сказать: «Не подобает пинянам держать Черторыйск, я не могу этого терпеть». Когда Демьян сообщил это Мстиславу, то Мстислав ответил: «Сын, согрешил я, что не дал тебе Галич, а отдал иноплеменнику по совету лживого Судислава; обманул он меня. Но если Бог захочет, пойдем на него. Я приведу половцев, а ты – со своими. Если Бог даст его нам, ты возьми Галич, а я – Понизье, а Бог тебе поможет. А о Черторыйске – ты прав». Демьян вернулся в Великую субботу. А на другой день, на Пасху, приехали Даниил и Василько к Черторыйску, в ночь на понедельник обложили город. Тогда же конь Даниила был застрелен с городской стены. На другой день окружили Мирослав и Демьян город. И сказали они князьям: «Предал Бог врагов наших в ваши руки». Даниил велел начать приступ, и они взяли город и князя их захватили в плен.

Потом умер великий князь Мстислав Удалой. Он очень желал видеть сына своего Даниила. Но Глеб Зеремеевич, побуждаемый завистью, не пускал его. Мстислав хотел поручить свой дом и своих детей князю Даниилу, ибо имел он к нему великую любовь в своем сердце.

Потом выпустили Ярослава, дали ему Перемиль, а потом Межибожье.

В год 6736 (1228). Митрополит Кирилл, преблаженный святой, приехал помирить всех и не смог.

Потом Ростислав Пинский непрестанно клеветал, ибо дети его были в плену.

Владимир Киевский собрал войско. Михаил Черниговский имел великую боязнь в своем сердце: «Потому что его отец постриг в монахи моего отца». Владимир привел Котяна и половцев. И пришли к Каменцу. Владимир со всеми князьями, куряне, пиняне, новогородцы, туровцы обложили Каменец.

Даниил пытался помириться с половцами, стараясь перекупить их, и поехал к ляхам за помощью, а посла своего Павла отправил к Котяну, говоря: «Отец, прекрати эту войну, давай жить в любви». Тот, разорив землю Галицкую, поехал в Половецкую землю, не присоединившись к ним.

Королевич был в Галиче, и Судислав с ним, они были союзниками с Владимиром и Михаилом. А эти ничего не добились и вернулись.

Даниил и Василько собрали ляхов много и пошли к Киеву, с воеводой Пакославом, и Александр с ними. Они встретили послов от Владимира и Михаила: Воротислава Петровича и Юрия Толигневича, хотящих заключить мир. Мир был заключен, и ляхи вернулись обратно.

В год 6737 (1229). Убит был Лестько, великий князь Ляшский, был он убит на сейме Святополком и Владиславом Оттоновичем, по совету коварных бояр. После смерти своего брата Кондрат принял Даниила и Василька в великую любовь и просил их прийти к нему на помощь. Они пришли к нему на помощь против Владислава Старого. Сами пошли воевать и оставили в Берестье Владимира Пинского, угровчан и берестьян – стеречь землю от ятвягов. В то время литовцы воевали против ляхов и, считая, что берестьяне с ними в мире, пришли к Берестью. Но Владимир сказал: «Хоть вы и в мире, да не со мной». И вышел на них с берестьянами, и перебил всех.

Даниил и Василько пришли к Кондрату, устроили совет и пошли к Калишу. И пришли к Вепру вечером. Наутро, на рассвете, перешли реку Пресну и пошли к городу. А в ту ночь был проливной дождь. Увидев, что некому оказывать сопротивление, они пустились грабить и брать в плен. Русские достигли Милича и Старогорода, и несколько сел Воротиславовых заняли, захватили большой полон и возвратились, и пришли в свои станы, обдумывая, как пойти к городу на бой, – а ляхи не хотели биться.

Назавтра Даниил и Васильке, взяв своих воинов, подошли к городу. Кондрат, любивший русский бой, подгонял своих воинов, а те не хотели. Оба подошли к воротам Калиша, а Мирослава и другие полки послали в тыл города.

Город был окружен водой, густыми зарослями лозины и вербы, и они сами не знали, кто где бился. Когда одни отступали, другие наступали, а когда те отступали, эти наступали. Они не взяли город в тот день потому, что не видели друг друга. С городских стен летели камни, как сильный дождь, – они стояли в воде, но скоро стали стоять, как на суше, на брошенных камнях. Подожгли подъемный мост и жеравец. Ляхи едва затушили городские ворота.

Даниил и Василько ходили около города; некоторые лучники стреляли на городскую стену, и было ранено сто шестьдесят мужей, стоящих на заборолах. Когда наступил вечер, они возвратились в станы свои.

Станислав Микулич сказал: «Там, где мы стояли, нет ни рва с водой, ни высокой насыпи». Даниил, сев на коня, сам поехал осматривать городские укрепления и увидел, что так и есть. Даниил приехал к Кондрату и сказал: «Если бы мы с самого начала знали это место, то город был бы взят». Кондрат просил его утром снова приступить к городу.

Наутро Даниил и Василько послали своих людей. Они стояли и разбирали деревянные постройки около города, а горожане не смели швырять в них камнями со стен и просили, чтобы Кондрат прислал к ним Пакослава и Мстиуя. Пакослав сказал Даниилу: «Измени свою одежду и пойдем с нами». Даниил не хотел, но брат сказал ему: «Пойди, послушай их вече». Кондрат не доверял Мстиую.

Даниил надел на себя шлем Пакослава и стал сзади него. Стояли мужи на заборолах и говорили: «Так и скажите великому князю Кондрату – этот город разве не твой? Мы, воины, изнемогающие в этом городе, не чужеземцы, мы твои люди, ваши братья! Почему вы не пожалеете нас? Если русские нас захватят, – какая слава будет Кондрату? Если русское знамя водрузится на городских стенах, кому воздашь честь? Не Романовичам ли? А свою честь умалишь! Теперь мы брату твоему служим, а завтра твоими будем. Не дай славы русским, не погуби этот город!» И много слов они говорили.

Пакослав же сказал: «Кондрат рад был бы оказать вам милость, но Даниил весьма зол на вас: не хочет уходить, не взяв города». И, рассмеявшись, промолвил: «А вот он сам стоит. Говорите с ним». Князь же ткнул его древком копья и снял с себя шлем. Они закричали с городской стены: «Прими нашу покорность, молим тебя – заключи мир!» Он много смеялся, беседовал с ними, взял у них двух мужей и поехал к Кондрату.

Кондрат заключил с ними мир и взял у них заложников. Русские взяли в плен много челяди и боярынь. Поклялись друг другу русские и ляхи: если после этого между ними будет усобица, то не брать ляхам русской челяди, а русским – ляшской.

Потом они вернулись от Кондрата домой с честью: Бог им помогал, и они оказали великую помощь Кондрату, и вернулись со славою в землю свою. Никакой другой князь не входил так далеко в землю Ляшскую, кроме Владимира Великого, который крестил Русскую землю.

Спустя некоторое время Василько поехал на свадьбу своего шурина в Суздаль, к великому князю Юрию, взяв с собой Мирослава и других.

Когда Даниил был в Угровске, прислали галичане сказать: «Судислав ушел в Понизье, а королевич остался в Галиче, приходи скорее». Даниил собрал войско, быстро послал Демьяна против Судислава, а сам пошел с малой дружиной из Угровска к Галичу, и в третий день к ночи он был в Галиче. Судислав не устоял перед Демьяном и побежал в Галич. Когда Даниил приехал в Галич, галичане затворили город, Даниил захватил двор Судислава. Сколько там было вина, овощей, еды, копий, стрел – страшно смотреть! Потом Даниил, увидев, что его люди перепились, не захотел разбить стан около города, а пошел на другую сторону Днестра.

Судислав в эту ночь прибежал в город; схвачены были люди из его войска, которые сказали, что Судислав уже в Галиче. Даниил стоял в Угольницах на берегу Днестра. Галичане и угры выехали на лед и перестреливались; с наступлением вечера, когда взломало лед, и река наводнилась, подожгли мост на Днестре, – это сделал беззаконный лихой Семьюнко, рыжий, как лисица.

Пришел Демьян со всеми боярами галицкими – с Мирославом, с Володиславом и другими боярами галицкими. Даниил этому очень радовался, но был огорчен из-за моста, недоумевая, как Днестр перейти. Поскакал Даниил к мосту, и увидел, что конец моста погас, и очень обрадовался.

Утром, когда пришел Владимир Ингваревич, они перешли мост и стали на берегу Днестра.

Утром, когда все встали, Даниил объехал город и, собрав все галицкое войско, поставил по четырем сторонам вокруг города. Он собрал войско от Боброки вплоть до рек Ушицы и Прута, и окружили город большими силами. Галичане были обессилены и сдали город. Даниил же, захватив город, вспомнил о дружбе с королем Андреем, и отпустил его сына, и проводил его до реки Днестра. С ним ушел один Судислав, в него бросали камнями и кричали: «Уходи из города, мятежник земли!»

Андрей пришел к отцу своему и брату, а Судислав непрестанно говорил: «Идите на Галич и захватите землю Русскую. Если не пойдете, они станут сильнее нас».

Вышел Бела-рикс, то есть король угорский, с большим войском. Он сказал: «Не может устоять город Галич. Никто не может избавить его от руки моей». Когда же он взошел на Угорские горы, Бог послал нам на помощь архангела Михаила – отворить хляби небесные. Кони тонули, люди спасались на высоких местах. Бела же неуклонно стремился захватить город и землю. А Даниил молился Богу, и Бог избавил его от руки сильных.

Король окружил город и отправил посла, и закричал посол громким голосом, и сказал: «Слушайте слова великого короля угорского. Пусть не утешает вас Демьян, говоря: “Бог восставит нас из земли”. Пусть не надеется ваш Даниил на Господа, говоря: “Не может сдаться этот город королю угорскому”. Сколько раз ходил я в чужие страны – кто может спастись от руки моей и от сил полков моих». Демьян, однако, был тверд, не побоялся его угроз. Бог в помощь был ему. Даниил же привел к себе ляхов и половцев Котяна. А у короля были половцы Беговарса.

Бог послал на них казни фараоновы. Силы города росли, а у Белы истощались. И он ушел от города, покинув своих людей, вооруженных воинов и всадников. Много горожан напало на них, и одни падали в реку, а другие были перебиты, а иные ранены, иные же были взяты в плен. Как сказано в другом месте: «Река Скырт злую игру сыграла с горожанами», так и тут – Днестр злую игру сыграл с уграми.

Оттуда пошел король к Василеву, перешел Днестр и пошел к Пруту. Бог попустил на них казнь, ангел избил их, и так они гибли: одни – разуваясь, другие, влезая на коней, скончались, другие, садясь к огню и только поднося мясо ко рту, умирали, от разных других болезней умирали – и хляби небесные одинаково всех их топили.

Итак, король покинул Галич из-за неверности галицких бояр, а Даниил с Божьей помощью вернул себе город свой.

После этого расскажем про многие мятежи, великие обманы, многочисленные войны.

1228 л. Ярослав отправляется в очередной свой поход – теперь на Ригу. Семилетнего Александра и старшего сына Фёдора оставляет вместо себя в Новгороде на попечительстве бояр. Отражение новгородцами нападения мордовского князя Пургаса. Зимой начался голод и народ взбунтовался. Братья вынуждены бежать в родовой удел – Переславль.

В 1229 году монголы под командованием Субэдэя и Кокошая разбили пограничный отряд булгар на реке Урал.

1230 л. Голод в земле Смоленского княжества и городе Ржеве. Сразу два неурожайных года привели к мору, когда город Ржев опустел наполовину. Переход под власть Великого княжества Литовского земель Турово-Пинского княжества. Князя Ярослава Всеволодовича снова зовут на княжение в Новгород и пробыв там две недели, он оставляет в городе сыновей. См. 1233 лето.

В год 6740 (1232). Глеб Зеремеевич собрал угров и поехал к стягу Василька. Даниил же приблизился к ним, чтобы вызвать на бой, и не увидел у них воинов, а только отроков, держащих коней. Те же, узнав его, пытались мечами убить его коня. Милостивый Бог вынес его из вражьих рядов без ран, только концом острия меча на бедре его коня срезана была шерсть. Он приехал к своим и принудил их выступить против них.

Васильков полк гнал угров до станов их, и стяг королевича подрубили, а другие многие угры бежали, пока не достигли Галича.

Пока они стояли – эти на горе, а те – на равнине, Даниил и Васильке понуждали своих людей съехать на них. Но Бог так пожелал за грехи: дружина Даниила обратилась в бегство, а угры не посмели его преследовать, и не было урона в полках Даниила, кроме пяти убитых.

Даниил утром собрался, но не знал о брате, где он и с кем. Королевич же вернулся в Галич, потому что был большой урон в его полках: много угров бежало, пока не достигли Галича.

Большой был бой в тот день. Угров было убито много, а Данииловых бояр мало, вот их имена: Ратислав Юрьевич, Моисей, Степан и брат его, а также Юрий Яневич.

Потом Даниил узнал, что брат его здоров и не перестает готовиться к бою.

Был бой Торцевский в Субботу великую.

Потом прислал Александр к братьям Даниилу и Васильку с речью: «Нехорошо мне быть без вас». Они же приняли его с любовью.

Когда выросла трава, Даниил вместе с братом и с Александром пошел к Плеснеску, и, придя, захватил Плеснеск у Арбузовичей, и взял много пленных, и вернулся во Владимир.

1233 л. В Новгороде умирает старший сын Ярослава Всеволодовича Фёдор умирает в Новгороде, а Александра князем горожане видеть не захотели. Ярослав Всеволодович выступает на отражение «крестового похода на Русь» от папы римского Григория IX и наносит поражение рыцарям на реке Омовже под Юрьевом. Вместе с ним в походе участвует 13 -летний Александр, который трижды входил в Новгород и трижды его просили уйти.

1235 л. Присоединение Галича к Владимиро-Волынскому княжеству.

Монгольский курултай принял решение усилить корпус Субэдэя силами всех улусов, и новое монгольское вторжение в Волжскую Булгарию произошло осенью 1236 года.

Осенью 1236 года всё монгольское войско было разделено на четыре части, три из которых готовились к вторжению на Русь. После поражения войск Рязанского княжества монголы взяли Рязань 21 декабря 1237 года, после битвы у Коломны с соединёнными силами Северо-Восточной Руси в первых числах января 1238 года, в котором погиб сын Чингиз-хана Кюльхан, пала Коломна. Затем арьергард монгольского войска испытал на себе удар вернувшегося из Чернигова Евпатия Коловрата.

Побоище Батыево. В год 6745 (1237). Пришли безбожные измаильтяне, которые раньше бились с русскими князьями на Калке.

Первое их нашествие было на Рязанскую землю, и взяли они приступом город Рязань, выманили обманом князя Юрия и привели к Пронску, ведь княгиня его была в то время в Пронске. Обманом выманили и княгиню, и убили князя Юрия и его княгиню, и всех жителей его земли перебили, не пощадили и детей, даже грудных. Кир Михайлович убежал со своими людьми в Суздаль и рассказал великому князю Юрию о приходе и нашествии безбожных агарян.

Услышав об этом, великий князь Юрий послал сына своего Всеволода со всем войском, и с ним пошел кир Михайлович. Батый устремился на землю Суздальскую, и встретил его Всеволод на Колодне, и они бились, и пали многие из них с обеих сторон. Когда Всеволод был побежден, рассказал он отцу своему о происшедшей битве с напавшими на его землю и города. Князь Юрий, оставив сына своего и княгиню во Владимире, вышел из города и стал собирать вокруг себя войско; но у него не было сторожевых отрядов, и он был захвачен беззаконным Бурундаем, который напал на город внезапно, и самого князя Юрия убили. Батый стоял у города, город упорно сопротивлялся, и сказал он горожанам насмешливо: «Где князья рязанские, где ваш город, где ваш великий князь Юрий? Не наша ли рука, схватив, предала его смерти?»

Услышав об этом, преподобный епископ Митрофан стал говорить со слезами всем: «Дети, не побоимся соблазна от нечестивых, не будем думать об этой тленной и скоропреходящей жизни, но о той нескоропреходящей жизни позаботимся, чтобы жить с ангелами. Если наш город захватят приступом и нас предадут смерти, то я ручаюсь вам, дети, что вы примете нетленные венцы от Христа Бога». Услышав такие слова, все стали крепко сражаться. Татары били городские стены пороками и стреляли бесчисленными стрелами. Увидел князь Всеволод, что предстоит еще более жестокая битва, испугался, он был очень молод, и сам вышел из города с частью дружины, неся с собой богатые дары, надеясь получить от Батыя жизнь. Но тот, как свирепый зверь, не пощадил его юности, велел перед собою зарезать и весь город перебил. Епископ преподобный с княгиней и с детьми убежали в церковь, и велел нечестивый церковь зажечь огнем, и так они предали свои души в руки Божии.

1242 л. Моголо-татары нападают на Восточную и Центральную Европу. Ярослав Всеволодович отправляется править в Киев, потом во Владимир. В Новгороде приходит на княжение Александр Ярославич и начинается его самостоятельное княжение. В городе существует своё городское войско для обороны города, но нужно войско для военных действий на границах Новгорода, упоминается в летописи и собственное епископское войско. Князь приходит со своей дружиной -профессиональных воинов, заточенных для боёв в поле и лесу. Вице-магистр «Ордена меченосцев» Андреас фон Вельвен, помнил прежние уроки и даже просит помощи у новгородцев в походе на Литву. От союза с «меченосцами» 15-летний князь Александр отказывается. Покорение Моголо-татарами Волжской Булгарии.

Орден (стоит ли обращать внимание, что «орден» имеет корень «орда») меченосцев завоёвывает земли Южной Эстонии и Латвии, но терпит поражение от литовцев при Шавлях (Сауле), после чего вынужден влиться в более успешный Тевтонский орден на правах филиала. Ливонский орден включал в себя 2/3 латышских земель и эстонской земель, завоёванных рыцарями в Восточной Прибалтике. Резиденция магистра в Риге или в Вендене (Цесис). Полноправные члены Ливонского ордена от 400 до 500 рыцарей или братьев до XVIвека и 120-150 уже после XVIвека. У каждого брата ордена существовало своё крыло из вассалов. Взгляд ордена переносится на Русские земли, которые подверглись нашествию татар на юге и угрозе вторжения от шведов. См. 1242 лето.

Разорение Биармии было завершено русскими, которые, начиная с 1236 года, под давлением моголо-татар начали массами переселяться в северные леса. Часть жителей Биармии ушла на кораблях в Норвегию, где король Хакон в 1240 году выделил им для поселения земли в области Маланген в Холугаланде. В настоящее время долина реки Северная Двина заселена лингвистическими русскими и образует раздел между западными и восточными финскими народами Северной Европы
1237 л. Шведы оправились после своего поражения и взятия столицы Швеции новгородскими войсками, и переходят в этом году к наступательным действиям против племени финнов, под благословением папы Григория IX. Утвердившись в Финн-ландии, шведы высаживаются неоднократно на восточном побережье Прибалтики. Самый большой поход они совершают в 1240 лето на Неву.

Захват Моголо- татарским войском земель Алан и Половцев.

1238 лето. Моголо-татары приходят на Русь. Пришли безбожные измаильтяне (потомки Измаила), раньше бившиеся с русскими князьями на Калке. Измаиляне — так называют ваши летописи татар и других кочевников, производя их от Измаила — сына библейского Авраама и Агари. Потом летописец назовёт татар – агарянами, по материнскому роду. Это был их первый приход на землю Рязанскую. И взяли они город Рязань приступом, обманов выманив князя Юрия и привели его к Пронску, потому что в то время была его княгиня в Пронске, обманом выманили его княгиню, убили Юрия князя и княгиню его и всю землю его разорили, не пощадили детей и до грудных младенцев. Кир Михайлович же бежал со своими людьми к Суздалю. И поведал Великому князю Юрию о приходе и нашествии нечестивых татар.

Разгром ханом Батыем княжеств северо-востока Руси. Разрушен Кремль града Москов. Декабрь. Разгром войском хана Батыя Рязанского княжества. Разрушение Рязани. Верховный хан Угедей поставил командовать ордой племянника Бату -хана (Батыя), который в этот год разгромил Волжских Булгар и двинулся на Русские земли.

Повесть о разорении Рязани Батыем.

В 6745 (1238 л). В двенадцатое лето после перенесения чудотворного образа из Корсуня, приходит безбожный царь Батый на Русскую землю, со множеством войска татарского, и встал на реке Воронеже близ Рязанской земли. И присылает в Рязань, к великородному князю Юрию Ингоревичу Рязанскому послов безземельных (покорившихся ему ранее), просящих десятину от всего: от князей, и от всяких людей, и от всякого дела. Но только услышал великородный князь Юрий Ингоревич Рязанский о приходе безбожного царя Батыя, так и посылает послов в город Владимир к благоверному великому князю Георгию Всеволодовичу Владимирскому, прося помощи у него против безбожного царя Батыя, или бы сам пошёл. Князь великородный Георгий Всеволодович Владимирский сам не пошёл и на помощь не послал, желая самому устроить битву с Батыем. Услышал великородный князь Юрий Ингоревич Рязанский, что не будет ему помощи от князя Георгия Всеволодовича Владимирского, и вскоре посылает послов к братьям своим: к князю Давиду Ингоревичу Муромскому, и к князю Глебу Ингоревичу Коломенскому, и к князю Олегу Красному, к Всеволоду Пронскому, и к прочим князьям.

А сам стал совет держать, как жадность нечестивого подобает дарами утолить. Посылает сына своего князя Фёдора Юрьевича Рязанского к безбожному царю Батыю с дарами и просьбами огромными, чтобы не воевал земли Рязанские. Князь Фёдор Юрьевич приходит на реку Воронеж к царю Батыю, и принёс ему дары и просит царя, чтобы не воевал земли Рязанские. Безбожный царь Батый, был льстив и немилосерден, принял дары, обещался с обольщением не воевать земли Рязанские, а стал яростно хвалится воевать Русскую землю. Но начал просит у рязанских князей дочерей и сестёр себе на ложе. Тогда один из вельмож рязанских из зависти наговорил безбожному царю Батыю на князя Фёдора Юрьевича Рязанского, что имеет у себя княгиню царского (византийского) рода и красотой тела красна была весьма. Царь Батый лукав был и немилостив в неверии своём, побуждаемый в похоти тела своего, говорил князю Фёдору Юрьевичу: -«Дай мне, князь, видеть жены твоей красоту!».

Православный князь Фёдор Юрьевич Рязанский, насмеялся, говоря царю: -«Не полезно нам христианам, тебе – беззаконному царю, водить жён своих на блуд (внебрачное сношение). Если нас преодолеешь, то и жёнами нашими владеть начнёшь». Безбожный царь Батый разъярился и огорчился, и повелел вскоре убить православного князя Фёдора Юрьевича, а тело его велел бросить вывезти зверям и птицам на растерзание. И иных князей – прославленных людей воинских побил.

Один из воспитателей князя Фёдора Юрьевича укрылся, именуясь поваром, и смотря на блаженное тело честного князя — своего господина, горько плача. И видя его за низким берегом, взял возлюбленного своего государя и тайно спрятал его в тайном месте. И поспешил к православной княгине Евпраксине сказать ей, как беззаконный царь Батый убил благоверного князя Фёдора Юрьевича.

Истинно верная княгиня Евпраксина стояла в высоком храме своём, держа любимое дитя своё князя Ивана Фёдоровича. Услышав такие смертоносные глаголы, горести исполненные, и тут же прыгнула из превысокого храма своего с сыном своим – с князем Иваном на среду земную и поразила себя до смерти. И услышал Великий князь Юрий Ингоревич о убийстве возлюбленного сына своего – блаженного князя Фёдора и иных князей, прославленных людей множеством погубленных безбожным царём и начал плакать с великой княгиней и с прочими княгинями, и с братьями. И плакал весь город много часов. И едва отдохнув от великого того плача и рыдания, начали собирать воинство своё и постановил. Князь Великий Юрий Ингоревич, видя братию свою и бояр своих, и воевод храбрых мужественных, объезжая войско и воздел руки к небу со слезами и говорил: -«Избавь нас от врагов наших, Боже. И от восставших на нас избавь нас, и защити нас от сонма лукавствующих, и от множества творящих беззаконие. Пусть будет их десять тысяч нападающих». И сказал братии своей: -«О! господа и братья мои, если от руки Господа благое принимали, то злое потерпим ли?! Лучше нам смертью жизнь купить, нежели быть в воле поганого. Ибо это я, брат ваш, и наперед вас выпью чашу смертную за святые Божии церкви и за веру христианскую, и за вотчину отца нашего Великого князя Игоря Святославича». И пошёл в церковь «Пресвятой Владычицы Богородицы честного её Успения». И плакался много пред образом Пречистой Богородицы и великому чудотворцу Николе, и родственникам своим Борису и Глебу. И дав последнее целование Великой княгине Анрепине Ростиславовне, и приняв благословение от епископа и от всего священного собора. И отправился против нечестивого царя Батыя и сторожил его вблизи пределов Рязанских. Напал на них и начал биться крепко и мужественно. Была сеча злая и ужасная. Многие сильные полки Батыя пали. Царь Батый, видел, что господство рязанское крепкое и мужественно бьются, забоялся, ибо против гнева Божьего кто устоит, ибо Батый был в силе великой и тяжкой и один бился с тысячей, а двое с тьмою. Увидел князь Великий убийство брата своего князя Давида Игоревича т воскликнул: -«О, брат мой милый! Князь Давид, брат наш, наперёд нас чашу испил! А мы ли из той чаши не выпьем!?». И пересел с коня на коня, и начал биться прилежно. Через многие сильные полки Батыевы прошли, храбро и мужественно бились, так что враг всем полком татарским удивились крепости т мужеству рязанского господства. Едва смогли одолеть их сильные полки татарские. Тут убит был благоверный князь великий Георгий Игоревич, брат его князь Давид Игоревич Муромский, брат его князь Глеб Игоревич Коломенский, брат их Всеволод Пронский и многие князья местные и воеводы крепкие с воинством – удалые и резвые рязанские. Все одинаково ровно умерли из единой чаши смертной испив. Ни один из них не воротился назад и все вместе мёртвые лежали. Ибо это всё навёл Бог за грехи наши.

Князя Олега Игоревича нашли едва живого. Царь же, видя свои полки многие павшие, начал сильно скорбеть и ужасаться, видя свои силы татарские множеством побитые. И начал воевать Рязанскую землю, повелев бить, сечь и жечь без милости. И город Пронск, и город Бел, и Ижеславец разорил до основания, и всех людей побил без милости. И текла кровь христианская, как река сильная, из-за грехов наших. Царь Батый видел князя Олега Игоревича весьма красивым и храбрым, но изнемогающим от великих ран, хотел его врачевать от ран многих и в язычество возвратить. Князь Олег Игоревич укорял царя Батыя, нарекая его безбожным врагом христианства. Окаянный Батый дыхнул огнём из мерзкого своего сердца и повелел Олега ножами на части раздробить. Это стал второй — положивший подвиг Стефана*, принявший венец страдания от Всемилостивого Бога и испивший чашу смертную наравне с братьями своими. * Стефан- первый убитый за христианскую веру.

Царь Батый Окаянный, начав воевать Рязанскую землю, подошёл к городу Рязань. Обступил город и начал биться неотступно пять дней. Батый менял штурмовавших, а горожане без перемены бились. Многих горожан убили и многих ранили, а иные от великих трудов изнемогли. На шестой день рано утром приходят поганые к городу: одни с огнём, другие с метательными машинами, а иные с тьму числом лестниц. Взяли город Рязань месяца декабря в 21 день. Ворвались в церковь Соборную «Пресвятой Богородицы» и великую княгиню Агрепину – мать Великого князя со снохами и с прочими княгинями мечами иссекли, а епископа и весь священнический чин огню предали, во святой церкви пожгли, а иные многие от оружия пали. Иных в реке потопили, даже иерея -черноризца без остатка иссекли, весь город подожгли, и всё узорочие – нарочитое богатство Рязани, и сродников их Киевских и Черниговских, забрали. Храмы Божии разорили и во всех святых алтарях много крови пролили. И не оставили в городе ни одного живого. Все в равенстве умерли – единую чашу смертную испив. И не было здесь ни стонущего, ни плачущего и отца, ни матери о детях своих, или чадам по отцу или матери, ни брату о брате, ни ближнему роду по всем вместе мёртвыми лежащим. И это всё пало за грехи наши!

(Стоит отметить важные факты из прочитанного: 1) Сначала татары пытались взять город без осадных орудий и штурмовых лестниц. 2) Отсутствие у них пленных, которыми можно было прикрыться от русских стрел при штурме. 3) Рязанское войско, чтобы спасти город от разрушения, вышло биться с татарами в чистое поле, вместо того, того чтобы защищать город за стенами. 4) В городе отсутствовал полк Евпатия Коловрата. 5) Почему князь рязанский погибает под Коломной? Смотрим ниже.

Ни Ярослав, ни сын его Александр в боях с Моголами не участвуют сами и войск своих не дают. Александр не посылает войско и на помощь Торжку, который Моголы осаждают 22 февраля и осаждают до 5 марта. Моголы не доходят 100 вёрст до Великого Новгорода и поворачивают назад. Зима 1237-1238 была затяжной и закончилась поздно и реки Новгородской земли вскрываются только через месяц после этого. Батый не видит единого государства перед собой, а как и положено для того времени мини-княжества, каждое из которых имеет свою власть. И одно княжество за другое не отвечало. Новгород подчиняется Батыю и ему совершенно не к чему идти туда с походом. Но есть сведения, что ордынское войско помогает Александру Невскому освободить Псков от рыцарей. И здесь ни чего противоестественного, потому что к 1241 году ордынцы уже сталкиваются с рыцарями Европы. Смотрим 1242 лето.

Обособление Бело-озерского княжества – бассейн Белого и Кубенского озёр реки Шексна. Обособление Стародубского княжества. Княгиня Мария Михайловна основывает монастырь «Спаса на Песках», недалеко от озера Неро (Княшинский монастырь).

Безбожный царь Батый, видя огромное пролитие крови христианской, разъярился весьма и огорчился, и пошёл на град Суздаль и Владимир -на -Клязьме, желая Русскую землю пленить и веру христианскую искоренить, церкви Божии до основания разорить. На этом пути разгромил и захватил Коломну, где в сражении под городом погибает рязанский князь Роман Ингварович и владимирский воевода Еремей Глебович, и Москву.

И некий из вельмож (слово, показывающее нам, что текст писался в более поздние времена, так как слова «вельможа» нет в «Полном церковно-славянском словаре», но после Куликова поля Батыя царём не именовали, а только «ханом» или «коганом») Рязанских, по имени Евпатий Коловрат в это время был в Чернигове с князем Игорем Игоревичем и там услышал о приходе зловредного царя Батыя и идёт из Чернигова с малой дружиной, гоня коней. Приехал в землю Рязанскую и увидел её опустошённую, города разорённые, церкви пожжённые, люди побитые. Приходит в город Рязань и видит град разорённым, государи побиты и народ во множестве лежащий: одни побиты, другие посечены, иные сожжены, иные в реке утоплены. Евпатий воскричал в горести души своей и воспылав с сердце своём. И собрал малую дружину – тысячу семьсот человек, которых Бог сохранил вне города и погнался в след безбожного царя и едва нагнал его в земле Суздальской. С тем внезапно напал на стан Батыев. И начал сечь без милости и в смятение привёл все поли татарские, которые стали, словно пьяные и неистовые. Евпатий же бил их нежадно, даже мечи притупились, тогда взяли татарские мечи и рубили ими. Татарва же думала, что мёртвые восстали. Евпатий через сильные полки татарские прошёл, избивая их нещадно. Продвигался по полкам татарским храбро и мужественно, так что и самому царю боязно стало.

Едва поймали пять человек воинских из полка Евпатия, изнемогающих от великих ран, то привели тут же к царю Батыю. Царь Батый начал расспрашивать: -«Какой веры вы есть и какой земли, что так много мне зла творите?». Они отвечали: -«Веры христианской есть мы, рабы Великого князя Юрия Игоревича Рязанского, а от полка Евпатия Коловрата. Посланы от князя Игоря Игоревича Рязанского тебя сильного царя почтить и честью проводить, и честь тебе воздать. Да не удивиться, царю, что не успели наливать чаш на великую силу – рать татарскую».

Царь подивился ответу их мудрому и посылает шурина своего Хостоврула против Евпатия, а с ним сильные полки татарские. Хостоврул же похвастался перед царём, обещая Евпатия живым пред царя привести. И выступили сильные полки татарские, желая Евпатия живым взять. Хостоврул же сошёлся с Евпатием, который исполинской силы был и рассёк Хостоврула на половинки до седла. И начали сечь силу татарскую и многих тут знаменитых батыров Батыевых побил, одних на половину рассекли, других до седла раскраивая. Татары испугались, видя Евпатия крепким исполином. И выставили против него множество пороков, и начали бить по ним из тьмы пороков и едва не убили его. И принесли тело Евпатия пред царём Батыем. Царь Батый посылает за мурзами и князьями и за санчак-бей и начал дивиться храбрости и крепости, и мужеству Рязанского господства. Они же говорили царю: -«Мы со многими царями и во многих землях, и во многих бранях бывали, а таких удальцов и резвецов сами не видели, и отцы наши не возвещали нам. Ибо эти люди крылаты и не имеют смерти, так крепко и мужественно едут, бьются один с тысячей, а два с тьмой. Ни один из них не может выехать живым с побоища». Царь Батый, смотря на тело Евпатия, говорил: -«О, Коловрат Евпатий! Гораздо ты меня пощипал малой своей дружиной, да многих богатырей сильных из орды побил ты, и многие полки пали. Если бы у меня такой служил, то держал бы его против сердца своего». И отдал тело Евпатия остатку дружины его, которых окружили на побоище. И велел их царь Батый отпустить, не вредя ничем.

Князь Игорь Игоревич в то время был в Чернигове у брата своего князя Михаила Всеволодовича Черниговского, Богом сохранённый от злого того отметника – врага христьянского. Приходит из Чернигова в землю Рязанскую в отчизну свою и видит её в запустении, и услышал, что братья его все побиты от нечестивого законопреступника царя Батыя, и приходит в город Рязань. Видит он город разорённый, а мать свою и сноху свою, и родственников своих, и множество мёртвых лежит. Церкви пожжёны и всё узорочье в казне черниговской и рязанской взято. Увидел князь Игорь Игоревич страшную конечную погибель из-за грехов наших и жалобно вскричал, как труба рати голос подающая, как сладкозвучный орган вещающий. И от великого крика и вопля страшного упал на землю, как мёртвый. И едва отлежали его нося по ветру. Едва не отошла душа его от него. Ибо кто не заплачет от такой погибели, или кто не возрыдает о поселении народа православного, или кто не пожалеет стольких побитых великих государей, или кто не застонет от такого пленения.

Князь Игорь Игоревич, разбивал трупы мертвецов и находит тело матери своей Великой княгини Агриппины Ростиславовны, признал снох своих и призвал попов из полей, которых Бог остерёг. Похоронил мать свою и снох своих плачем великим из псалмов и песен, крича весьма и рыдая. И похоронил прочие трупы мёртвых и очистил город, и освятил. Собрал мало людей и дал им мало утешения. Ибо сей град – Рязань и земля Рязанская изменилась доброта её и отошла слава её, и не нельзя было в ней ничего доброго увидеть – только дым и пепел. Церкви все погорели, а великая церковь внутри погорела и почернела. Не один этот град был пленён, но и другие многие. Теперь не было в городе пения, или звона, в место радости всегда плач происходит.

Князь Игорь Игоревич отправился на место, где погибли братья его от нечестивого царя Батыя: Великий князь Юрий Игоревич Рязанский, брат его князь Давид Игоревич, брат его Всеволод Игоревич и многие князья местные, и бояре, и воеводы, и всё воинство: удалые и резвые, украшение Рязани. Лежали на земле пустой, на траве -ковыле, снегом и льдом помороженные, никем не сбережённые. Зверем тела их съедены и множеством птиц растерзанные. Все лежали, вместе умерев, единую чашу смертную испив. Увидел князь Игорь Игоревич множество трупов мёртвых лежащие и закричал горьким великим голосом, как труба и в грудь себя бил руками своими, и ударился об землю. Слёзы его из очей, как поток, текли и жалостно вещая: -«О милые мои братия и господа! Как поторопились из жизни уйти, мои дорогие! Меня одного оставили томиться о погибели. Почему я прежде вас не умер! … Лежите на земле пустой, никем не сберегаемые, чести и славы ни от кого не принимающие. Ибо изменилась слава ваша. Где господство ваше?! Многим землям государи были вы, а ныне лежите на земле пустой, и вид лица вашего изменился в истлении. Если услышит Бог молитву вашу, то молитесь обо мне – о брате вашем, да умру вместе с вами. Ибо уже вместо веселия плач и слёзы пришли ко мне, а за потеху и радость сетование и скорбь явилось мне! Почему я не умер прежде вас? Не увидел бы смерти вашей за своей погибелью! Как назову день тот, или как запишу его, в который погибло столько господарей и многое украшение храбрых удальцов Рязани? Ни один из них не возвратится вспять, но все рано умерли, единую чашу испив смертную. И в этой горести язык мой увядает, уста загораживаются, взгляд помутнеет, крепость изнемогает».

В 6745 (1237 л). В двенадцатое лето после перенесения чудотворного образа из Корсуня, приходит безбожный царь Батый на Русскую землю, со множеством войска татарского, и встал на реке Воронеже близ Резанской (так в тексте) земли. И присылает в Рязань, к великородному князю Юрию Ингоревичу Рязанскому послов без земельных, просящих десятину от всего: от князей, и от всяких людей, и от всякого дела. Но только услышал великородный князь Юрий Ингоревич Рязанский о приходе безбожного царя Батыя, так и посылает послов в город Владимир к благоверному великому князю Георгию Всеволодовичу Владимирскому, прося помощи у него против безбожного царя Батыя, или бы сам пошёл. Князь великородный Георгий Всеволодович Владимирский сам не пошёл и на помощь не послал, желая самому устроить битву с Батыем. Услышал великородный князь Юрий Ингоревич Рязанский, что не будет ему помощи от князя Георгия Всеволодовича Владимирского, и вскоре посылает послов к братьям своим: к князю Давиду Ингоревичу Муромскому, и к князю Глебу Ингоревичу Коломенскому, и к князю Олегу Красному, и к Всеволоду Пронскому и к прочим князьям.

А сам стал совет держать, как жадность нечестивого подобает дарами утолить. Посылает сына своего князя Фёдора Юрьевича Рязанского к безбожному царю Батыю с дарами и просьбами огромными, чтобы не воевал земли Рязанские. Князь Фёдор Юрьевич приходит на реку Воронеж к царю Батыю, и принёс ему дары и просит царя, чтобы не воевал земли Рязанские. Безбожный царь Батый, был льстив и немилосерден, принял дары, обещался с обольщением не воевать земли Рязанские, а стал яростно хвалится воевать Русскую землю. Но начал просит у рязанских князей дочерей и сестёр себе на ложе. Тогда один из вельмож рязанских из зависти наговорил безбожному царю Батыю на князя Фёдора Юрьевича Рязанского, что имеет у себя княгиню царского (византийского) рода и красотой тела красна была весьма. Царь Батый лукав был и немилостив в неверии своём, побуждаемый в похоти тела своего, говорил князю Фёдору Юрьевичу: -«Дай мне, князь, видеть жены твоей красоту!».

Православный князь Фёдор Юрьевич Рязанский, насмеялся, говоря царю: -«Не полезно нам христианам, тебе – беззаконному царю, водить жён своих на блуд (внебрачное сношение). Если нас преодолеешь, то и жёнами нашими владеть начнёшь». Безбожный царь Батый разъярился и огорчился, и повелел вскоре убить православного князя Фёдора Юрьевича, а тело его велел бросить вывезти зверям и птицам на растерзание. И иных князей – прославленных людей воинских побил.

Один из воспитателей князя Фёдора Юрьевича укрылся, именуясь поваром, и смотря на блаженное тело честного князя — своего господина, горько плача. И видя его за низким берегом, взял возлюбленного своего государя и тайно спрятал его в тайном месте. И поспешил к православной княгине Евпраксине сказать ей, как беззаконный царь Батый убил благоверного князя Фёдора Юрьевича.

Истинно верная княгиня Евпраксина стояла в высоком храме своём, держа любимое дитя своё князя Ивана Фёдоровича. Услышав такие смертоносные глаголы, горести исполненные, и тут же прыгнула из превысокого храма своего с сыном своим – с князем Иваном на среду земную и поразила себя до смерти. И услышал Великий князь Юрий Ингоревич о убийстве возлюбленного сына своего – блаженного князя Фёдора и иных князей, прославленных людей множеством погубленных безбожным царём и начал плакать с великой княгиней и с прочими княгинями, и с братьями. И плакал весь город много часов. И едва отдохнув от великого того плача и рыдания, начали собирать воинство своё и постановил. Князь Великий Юрий Ингоревич, видя братию свою и бояр своих, и воевод храбрых мужественных, объезжая войско и воздел руки к небу со слезами и говорил: -«Избавь нас от врагов наших, Боже. И от восставших на нас избавь нас, и защити нас от сонма лукавствующих, и от множества творящих беззаконие. Пусть будет их десять тысяч нападающих». И сказал братии своей: -«О! господа и братья мои, если от руки Господа благое принимали, то злое потерпим ли?! Лучше нам смертью жизнь купить, нежели быть в воле поганого. Ибо это я, брат ваш, и наперед вас выпью чашу смертную за святые Божии церкви и за веру христианскую, и за вотчину отца нашего Великого князя Игоря Святославича». И пошёл в церковь «Пресвятой Владычицы Богородицы честного её Успения». И плакался много пред образом Пречистой Богородицы и великому чудотворцу Николе, и родственникам своим Борису и Глебу. И дав последнее целование Великой княгине Анрепине Ростиславовне, и приняв благословение от епископа и от всего священного собора. И отправился против нечестивого царя Батыя и сторожил его вблизи пределов Рязанских. Напал на них и начал биться крепко и мужественно. Была сеча злая и ужасная. Многие сильные полки Батыя пали. Царь Батый, видел, что господство рязанское крепкое и мужественно бьются, забоялся, ибо против гнева Божьего кто устоит, ибо Батый был в силе великой и тяжкой и один бился с тысячей, а двое с тьмою. Увидел князь Великий убийство брата своего князя Давида Игоревича т воскликнул: -«О, брат мой милый! Князь Давид, брат наш, наперёд нас чашу испил! А мы ли из той чаши не выпьем!?». И пересел с коня на коня, и начал биться прилежно. Через многие сильные полки Батыевы прошли, храбро и мужественно бились, так что враг всем полком татарским удивились крепости т мужеству рязанского господства. Едва смогли одолеть их сильные полки татарские. Тут убит был благоверный князь великий Георгий Игоревич, брат его князь Давид Игоревич Муромский, брат его князь Глеб Игоревич Коломенский, брат их Всеволод Проньский и многие князья местные и воеводы крепкие с воинством – удалые и резвые рязанские. Все одинаково ровно умерли из единой чаши смертной испив. Ни один из них не воротился назад и все вместе мёртвые лежали. Ибо это всё навёл Бог за грехи наши.

Князя Олега Игоревича нашли едва живого. Царь же, видя свои полки многие павшие, начал сильно скорбеть и ужасаться, видя свои силы татарские множеством побитые. И начал воевать Рязанскую землю, повелев бить, сечь и жечь без милости. И город Проньск, и город Бел, и Ижеславец разорил до основания, и всех людей побил без милости. И текла кровь христианская, как река сильная, из-за грехов наших. Царь Батый видел князя Олега Игоревича весьма красивым и храбрым, но изнемогающим от великих ран, хотел его врачевать от ран многих и в язычество возвратить. Князь Олег Игоревич укорял царя Батыя, нарекая его безбожным врагом христианства. Окаянный Батый дыхнул огнём из мерзкого своего сердца и повелел Олега ножами на части раздробить. Это стал второй — положивший подвиг Стефана*, принявший венец страдания от Всемилостивого Бога и испивший чашу смертную наравне с братьями своими. * Стефан- первый убитый за христианскую веру.

Царь Батый Окаянный, начав воевать Рязанскую землю, подошёл к городу Рязань. Обступил город и начал биться неотступно пять дней. Батый менял штурмовавших, а горожане без перемены бились. Многих горожан убили и многих ранили, а иные от великих трудов изнемогли. На шестой день рано утром приходят поганые к городу: одни с огнём, другие с метательными машинами, а иные с тьму числом лестниц. Взяли город Рязань месяца декабря в 21 день. Ворвались в церковь Соборную «Пресвятой Богородицы» и великую княгиню Агрепину – мать Великого князя со снохами и с прочими княгинями мечами иссекли, а епископа и весь священнический чин огню предали, во святой церкви пожгли, а иные многие от оружия пали. Иных в реке потопили, даже иерея -черноризца без остатка иссекли, весь город подожгли, и всё узорочие – нарочитое богатство Рязани, и сродников их Киевских и Черниговских, забрали. Храмы Божии разорили и во всех святых алтарях много крови пролили. И не оставили в городе ни одного живого. Все в равенстве умерли – единую чашу смертную испив. И не было здесь ни стонущего, ни плачущего и отца, ни матери о детях своих, или чадам по отцу или матери, ни брату о брате, ни ближнему роду по всем вместе мёртвыми лежащим. И это всё пало за грехи наши!

Безбожный царь Батый, видя огромное пролитие крови христианской, разъярился весьма и огорчился, и пошёл на град Суздаль и Владимир, желая Русскую землю пленить и веру христианскую искоренить, церкви Божии до основания разорить.

И некий из вельмож (слово, показывающее нам, что текст писался в более поздние времена, так как слова «вельможа» нет в «Полном церковно-славянском словаре», и но после Куликова поля Батыя царём не именовали, а только «ханом») Рязанских, по имени Евпатий Коловрат в это время был в Чернигове с князем Игорем Игоревичем и там услышал о приходе зловредного царя Батыя и идёт из Чернигова с малой дружиной, гоня коней. Приехал в землю Рязанскую и увидел её опустошённую, города разорённые, церкви пожжённые, люди побитые. Приходит в город Рязань и видит град разорённым, государи побиты и народ во множестве лежащий: одни побиты, другие посечены, иные сожжены, иные в реке утоплены. Евпатий воскричал в горести души своей и воспылав с сердце своём. И собрал малую дружину – тысячу семьсот человек, которых Бог сохранил вне города и погнался в след безбожного царя и едва нагнал его в земле Суздальской. С тем внезапно напал на стан Батыев. И начал сечь без милости и в смятение привёл все поли татарские, которые стали, словно пьяные и неистовые. Евпатий же бил их нежадно, даже мечи притупились, тогда взяли татарские мечи и рубили ими. Татарва же думала, что мёртвые восстали. Евпатий через сильные полки татарские прошёл, избивая их нещадно. Продвигался по полкам татарским храбро и мужественно, так что и самому царю боязно стало.

Едва поймали пять человек воинских из полка Евпатия, изнемогающих от великих ран, то привели тут же к царю Батыю. Царь Батый начал расспрашивать: -«Какой веры вы есть и какой земли, что так много мне зла творите?». Они отвечали: -«Веры христианской есть мы, рабы Великого князя Юрия Игоревича Рязанского, а от полка Евпатия Коловрата. Посланы от князя Игоря Игоревича Рязанского тебя сильного царя почтить и честью проводить, и честь тебе воздать. Да не удивиться, царю, что не успели наливать чаш на великую силу – рать татарскую».

Царь подивился ответу их мудрому и посылает шурина своего Хостоврула против Евпатия, а с ним сильные полки татарские. Хостоврул же похвастался перед царём, обещая Евпатия живым пред царя привести. И выступили сильные полки татарские, желая Евпатия живым взять. Хостоврул же сошёлся с Евпатием, который исполинской силы был и рассёк Хостоврула на половинки до седла. И начали сечь силу татарскую и многих тут знаменитых батыров Батыевых побил, одних на половину рассекли, других до седла раскраивая. Татары испугались, видя Евпатия крепким исполином. И выставили против него множество пороков, и начали бить по ним из тьмы пороков и едва не убили его. И принесли тело Евпатия пред царём Батыем. Царь Батый посылает за мурзами и князьями и за санчак-бей и начал дивиться храбрости и крепости, и мужеству Рязанского господства. Они же говорили царю: -«Мы со многими царями и во многих землях, и во многих бранях бывали, а таких удальцов и резвецов сами не видели и отцы наши не возвещали нам. Ибо эти люди крылаты и не имеют смерти, так крепко и мужественно едут, бьются один с тысячей, а два с тьмой. Ни один из них не может выехать живым с побоища». Царь Батый, смотря на тело Евпатия, говорил: -«О, Коловрат Евпатий! Гораздо ты меня пощипал малой своей дружиной, да многих богатырей сильных из орды побил ты, и многие полки пали. Если бы у меня такой служил, то держал бы его против сердца своего». И отдал тело Евпатия остатку дружины его, которых окружили на побоище. И велел их царь Батый отпустить, не вредя ничем.

Князь Игорь Игоревич в то время был в Чернигове у брата своего князя Михаила Всеволодовича Черниговского, Богом сохранённый от злого того отметника – врага христьянского. Приходит из Чернигова в землю Рязанскую в отчизну свою и видит её в запустении, и услышал, что братья его все побиты от нечестивого законопреступника царя Батыя, и приходит в город Рязань. Видит он город разорённый, а мать свою и сноху свою, и родственников своих, и множество мёртвых лежит. Церкви пожжёны и всё узорочье в казне черниговской и рязанской взято. Увидел князь Ингорь Игоревич страшную конечную погибель из-за грехов наших и жалобно вскричал, как труба рати голос подающая, как сладкозвучный орган вещающий. И от великого крика и вопля страшного упал на землю, как мёртвый. И едва отлежали его нося по ветру. Едва не отошла душа его от него. Ибо кто не заплачет от такой погибели, или кто не возрыдает о поселении народа православного, или кто не пожалеет стольких побитых великих государей, или кто не застонет от такого пленения.

Князь Игорь Игоревич, разбивал трупы мертвецов и находит тело матери своей Великой княгини Агрепины Ростиславовны, признал снох своих и призвал попов из полей, которых Бог остерёг. Похоронил мать свою и снох своих плачем великим из псалмов и песен, крича весьма и рыдая. И похоронил прочие трупы мёртвых и очистил город, и освятил. Собрал мало людей и дал им мало утешения. Ибо сей град – Рязань и земля Рязанская изменилась доброта её и отошла слава её, и не нельзя было в ней ничего доброго увидеть – только дым и пепел. Церкви все погорели, а великая церковь внутри погорела и почернела. Не один этот град был пленён, но и другие многие. Теперь не было в городе пения, или звона, в место радости всегда плач происходит.

Князь Игорь Игоревич отправился на место, где погибли братья его от нечестивого царя Батыя: Великий князь Юрий Игоревич Рязанский, брат его князь Давид Игоревич, брат его Всеволод Игоревич и многие князья местные, и бояре, и воеводы, и всё воинство: удалые и резвые, украшение Рязани. Лежали на земле пустой, на траве -ковыле, снегом и льдом помороженные, никем не сбережённые. Зверем тела их съедены и множеством птиц растерзанные. Все лежали, вместе умерев, единую чашу смертную испив. Увидел князь Игорь Игоревич множество трупов мёртвых лежащие и закричал горьким великим голосом, как труба и в грудь себя бил руками своими, и ударился об землю. Слёзы его из очей, как поток, текли и жалостно вещая: -«О милые мои братия и господа! Как поторопились из жизни уйти, мои дорогие! Меня одного оставили в томится о погибели. Почему я прежде вас не умер! … Лежите на земле пустой, никем не сберегаемые, чести и славы ни от кого не принимающие. Ибо изменилась слава ваша. Где господство ваше?! Многим землям государи были вы, а ныне лежите на земле пустой, и вид лица вашего изменился в истлении. Если услышит Бог молитву вашу, то молитесь обо мне – о брате вашем, да умру вместе с вами. Ибо уже вместо веселия плач и слёзы пришли ко мне, а за потеху и радость сетование и скорбь явилось мне! Почему я не умер прежде вас? Не увидел бы смерти вашей за своей погибелью! Как назову день тот, или как запишу его, в который погибло столько господарей и многое украшение храбрых удальцов Рязани? Ни один из них не возвратится вспять, но все рано умерли, единую чашу испив смертную. И в этой горести язык мой увядает, уста загораживаются, взгляд помутнеет, крепость изнемогает».

Объединились Тевтонский и Ливонские ордена. Шведы, воспользовавшись нашествием татар, захватывают финские земли.

1237-1238 л. Моголо-татарское нашествие на некоторые области земли Русской. Княжества, отказавшиеся платить татарам дань, были разбиты о опустошены, в том числе первой пострадала Рязань. Великий князь Владимира Юрий Всеволодович, не дожидаясь осады столицы, уходит за Волгу – на реку Сить, чтобы собрать силы для отпора захватчикам. 4 марта 1238 л. Кровопролитная битва на реке Сить и поражение войска во главе с князем Юрием Всеволодовичем от темника Бурундая. Князь Юрий погибает в сражении. Князь же Юрий оставил сына своего во Владимире и княгиню, а сам вышел из города. Когда же он стал собирать вокруг себя воинов и не поставил сторожевых отрядов, то был захвачен беззаконным Бурувдаем, и князя Юрия убили. Батый же осадил город, но горожане сильно боролись за город. Тогда татары сказали обманом горожанам: «Где князья рязанские, ваш город и ваш князь великий Юрий? Но наша ли рука схватила их и предала смерти».

1238 – 1246 л. Великокняжеское правление Ярослава Всеволодовича во Владимире.

1238 лето. Войско Батыево захватывает 1/Суздаль и 2/Владимир 7 февраля. После этого орда Батыем разделена на части, которые превращают в руины 14 русских городов: 3/Ростов, 4/Углич, 5/Волок-Ламский, 6/Галич-Мерянский, 7/Городец, 8/Дмитров, 9/Коломну, 10/Кострому, 11/ Кашин, 12/Кснятин, 13/Городец, 14/Москву, 15/Переяславль-Залесский, 16/Тверь, 17/Торжок, 118/Юрьев, 19/Ярославль. 20/Многонедельная оборона города Козельска.

Батый разорил город 2/Владимир, пленил города 1/суздальские и пришел к городу 20/ Козельску, а в нем был молодой князь, именем Василий. И нечестивые узнали, что у людей в городе крепкий дух, и нельзя обманными словами взять города. Козельчане посовещались и решили не сдаваться Батыю, сказав: «Хотя наш князь и молод, положив жизнь за него, и здесь примем славу этого мира и там небесные венцы от бога получим». Татары же бились около города, желая захватить его, разбили стену у города и взошли на вал. Козельчане на ножах резались с ними и постановили выйти на полки татарские, и вышли из города, и порубили их стенобитные орудия, напали на полки их, убили у татар четыре тысячи и сами были перебиты. Батый взял город и не пощадил никого, от подростков до грудных младенцев, а о князе Василии неизвестно, иные говорили, что он в крови утонул, потому что был очень мал. С тех пор татары не смеют называть этот город Козельском, но называют его «город злой», потому что бились около него семь недель, и убили у татар под ним трех сыновей у темников. Татары искали убитых и не могли найти их среди множества трупов. Батый же взял Козельск и пошел в землю Половецкую, оттуда же начал посылать на русские города, и взял приступом город Переяславль; перебил всех людей, разрушил церковь архангела Михаила, захватил золотые сосуды церковные, бесчисленные и драгоценные камни и епископа Симеона убил.

В то же время Батый послал войска на 21/Чернигов, обступил город с великой силой. Слышал Мстислав Глебович про нападение на город иноплеменников, пришел на них со всеми своими воинами. Бились они, и побежден был Мстислав, и много его воинов было убито, а город Татары взяли, предали огню; епископа же в живых оставили и увезли его в Глухов.

3 марта 1239 года Моголы штурмом взяли 22/Переяславль-Южный («Переяславль Рускый») — владение владимирских князей в Южной Руси. Соборная церковь Св. Михаила была разрушена, а епископ Симеон — убит.

«Сокровенное сказание монголов», написанное неизвестным автором в 1240 году. Исторический документ повествует о становлении и жизненном пути легендарного основателя огромной империи. «Сокровенное сказание монголов» называет татарское племя одним из наиболее могущественных и опасных врагов Чингисхана. Поскольку род великого завоевателя, который назывался «Кият», а также его отец Есугэй-багатур и другие близкие люди часто подвергались грабительских набегам со стороны татар, у Чингисхана были к ним личные счеты.

1239 л. На княжеское правление в Смоленске вступает Всеволод Мстиславович.

1239 -1240 л. Батый разгромил Половцев, после чего самые непокорные из них бегут в Венгрию. Горожане же построили новую стену около церкви Богородицы Десятинной. На другой же день татары пошли приступом на них, и был между ними сильный бой. Люди же взбежали на церковь и на церковные своды со своим имуществом, и церковные стены от тяжести рухнули. И взят был город воинами. Дмитрия же татары взяли в плен раненым и не убили его за храбрость. Дмитр (Дмитрий) — боярин князя Даниила Гадицкого. В погоне за одним из таких отрядов татары весной 1239 л., разоряют город Перяславль -Южный, столицу Переяславского княжества. Через полгода нападению хана Менгу 18 октября подвергся Чернигов и земли княжества, после чего дошёл до Днепра и осмотрев Киев, повернул назад.

Меньгу-хан же пришел посмотреть город Киев. Он стоял у него на противоположной стороне Днепра, около городка Песочного; видел город и дивился красоте его и величию его, прислал послов своих к Михаилу и к горожанам, желая обмануть их, но они не послушались его.

1240 л. В ноябре орда с Батыем подходит к Киеву и 6 декабря на «Николин день» Киев пал. Пришёл Батый к Киеву с великой силой, со множеством силы своей и окружил город, и обнес его частоколом, и был город в великом стеснении. И Батый был у города, и воины его окружали город, нельзя было слышать от скрипения множества телег его, от рева верблюдов его, от ржания стад коней его. И была вся Русская земля наполнена ратными людьми.

Киевляне же взяли в плен татарина, именем Товрула, и тот рассказал им про всю силу их, братьями его были большие воеводы: Урдюй, Байдар, Бирюй, Кайдан, Бечак, Меньгу и Куюк, который воротился, узнав о смерти хана, и сам сделался ханом, он был не из его рода, но первым его воеводой, Себедяй -багатур и Бурундай- багатур, который завоевал Болгарскую землю и Суздальскую, и иных воевод без числа, которых мы здесь не перечислили.

Поставил же Батый стенобитные орудия у города подле Ляшских ворот, потому что здесь находились овраги. Орудия били беспрестанно день и ночь и пробили стены. И взошли горожане на стены, и тут было видно, как ломались копья и щиты разбивались в щепки, и стрелы помрачали свет для побежденных. Когда же Дмитрий был ранен, Татары взошли на стены и занимали их в тот день и в ту ночь.

Ярослав Всеволодович Моголам не противостоит, а стоит против европейских вторжений на западных рубежах и в 1239 лето вместе с сыном Александром выступает на Смоленск, изгнать войско литовское. Основой политики правления Ярослава и сына его Александра становится защита от нападения католических войск, идущих с «крестовыми походами». Могольские земли Памирского перевала Каракорум далеко, а войска ордена с епископами католическими под боком. Не сразу можно организовать новый поход на такое расстояние, даже для кочевников. Тем более, что сборное войско (Орда татарская) состояла из мусульман, буддистов и христиан, то татары храмов, в городах, не сопротивлявшихся им, не трогали и с церковных земель дань не собирали. А Шведы, Датчане и крестоносцы рядом. Легче иметь дело со сбором дани, чем воевать с соседями.

1240 годом обозначена смерть от ран легендарного Робин Гуда в Шервудском лесу.

1 Войска продолжили движение и вступают в земли Венгрии и Польши. На Волжских берегах начинается образование «Золотой орды», которая очень быстро становится царством со множеством городов, огромных садом и бахчей. Сарай становится самым большим городом Евразии.

С 1237 по 1240 год татары проводят перепись русского населения для введения «подушной пошлины», что было позаимствовано ими в Китае. Моголы не вводят непосильной дани, чтобы не распылять свои силы на подавления восстаний.

1238 лето. В начале февраля подступили к Владимиру со всех сторон Моголы, и увидели множество златоглавых храмов, и огромных теремов и поняли, что добыча здесь ждёт не малая. Горожане с тревогой смотрели на врагов со стен, готовясь дать бой за жизнь свою.

Согласно преданию, Суздальцы двигались на помощь городу Владимиру, и в 17 км от города встретились с Моголо-татарам и произошло страшное сражение, где суздальцы потерпели поражение, но в этом бою полегло так много завоевателей, что насыпали враги над убитыми высокий холм, что стоит и по ныне. В битве на реке Сить погиб Великий князь Юрий Всеволодович. Брат его Ярослав Всеволодович отец Александра Невского, не принимал участие со своими полками в этом сражении, занимает великокняжеский престол города Владимира, Суздаль отдаёт брату своему Святославу Всеволодовичу, в удел которого входили город Нижний Новгород и Гороховец пригород Суздаля. На этом месте он пробыл до 1246 лета, когда станет Великим князем.

Сам Батый руководил осадой города Владимира, занятый подготовкой к штурму города, он отправляет часть войска под руководством Бастыря на Суздаль, где русских войск не было. Спустя столетия вокруг города были видны следы траншей и окопов, которые построили суздальцы для обороны города.

«Святую Богородицу разграбили, и двор княжеский огнём пожгли, монастырь Святого Димитрия пожгли, а всё прочее разграбили. А чернецы и черницы (жен. род) старые и попы, так же слепые, хромые, глухие, утруждённые – люди все посечённые были. А сколько чернецов юных и черниц, попов, попадьей, дьяконов и жён их, дочерей и сыновей их все увезены были в станы их».

Пепелища осталось от Суздаля и церкви обгоревшие. Посреди этого ужаса, тенями бродили горожане, спасшиеся от пленения и смерти. В Ризоположенском монастыре, стоящем на отшибе от города и уцелевшем от набега, спасались уцелевшие. Легенда гласит, что при приближении Моголов к монастырю, стены монастыря пропадали. Сам Батый пришёл убедиться в этом и трижды пытался подойти к монастырю, и отвёл войска «от греха подальше».

1240 лето. Летом Новгород получает предупреждение, что на берег реки Нева высадилось шведское войско с кораблей. 19-летний Александр Ярославич, призванный Новгородом, не ждёт помощи от отца, и со своей дружиной профессионалов выступает в поход посуху и по Волхову к берегам Балтики. Три дня понадобилось дружине чтобы преодолеть почти 300 км по реке Волхов, которая тогда была смертельно опасна для кораблей из-за порогов, воды Ладожского озера и сейчас считающиеся опасными. Здесь, на берегах озера, шведов не обнаружили. Александр присоединяет к себе дружину Ладожскую и после разведки обнаруживает Шведов на впадение в Неву реки Ижоры. Три дня Шведы, предупредив о своём приходе стоят лагерем. Здесь они собираются строить крепость.

Повести о жизни и о храбрости богобоязненного и Великого князя Александра.

О, Господь наш — Иисусе Христе – Сыне Божий!

Я презренный, многогрешный и мало смыслящий, покушаюсь описать житие Святого князя Александра сына Ярослава и внука Всеволода.

Поскольку слышал от отцов своих, домочадец (воспитатель детей) и очевидцем являюсь взрастания его и рад был исповедать (вам) святое и честное, славное житие его. Но уже приточник (говорящий «притчами») говорил: -«В душу искусную, через злые намерения, не входит премудрость, ибо только на высоких краях существует, посередине узкой тропинки стоит, при вратах же Сильных (чин ангельский) с другими соучаствует».

Если я и груб есть умом, то с молитвой к Святой Богородице и с помощью Святого князя Александра начало повести положу.

Сей князь Александр, Богом рождён был от отца милосердного, но мужественного, более же кроткого, Великого князя Ярослава и от матери Феодосии. Так уже говорил пророк Исайя: -«Так говорит Господь: -“Князей я устраиваю, ибо сутью освящаю их Я и вожу их“. Ибо, во истину, без повеления Божьего не было бы княжения его. Но Я поднимал его выше иных людей и голос его, как труба в народе, лицо его – как лицо Иосифа, что был поставлен египетским царём, вторым после царя в Египте. Сила же его часть силы Самсона. И дал ему Бог мудрость Соломона, храбрость же его, как у царя римского Веспасиана, который пленил всю землю Иудейскую. Когда исполнился мыслью к городу Атапату приступить, то вышедшие граждане, победили полк его. Остался он один, но возвратился к воротам города ихнего с силой воинской. Тогда посмеялся над прежней дружиной своей, и укоряя её, говорил: -«Оставили меня одного».

Так же и князь сей -Александр, побеждал, оставаясь непобедимым. Этого ради если кто властный от Западной страны, которые называются «слуги Божии» и от них придёт, желая видеть дивный возраст его, как и в древности царица Южная приходила к Соломону, желая слышать премудрости его, так и сей – именем Андриан, увидев князя Александра, возвратился к своим и говорил: -«Прошёл страны и народы, но не видел такого ни среди царей, ни среди князей».

Такое услышал король части Римской империи из северной страны о мужестве князя Александра и помыслил в себе: -«Пойду и пленю землю Александрову». Собрал силу воинскую великую, и наполнил корабли многими полками своими, двинулся в силах тяжело вооружённых, дыша духом войны. Приходит в реку Неву и шатаясь безумием (проводя время в праздности), и в гордыне посылает силы свои в Новгород — к князю Александру, говоря: -«Если можешь, сопротивляйся мне, а то я уже здесь и пленяю землю твою!»

Александр услышав слова такие, разгорелся сердцем, входит в церковь Святой Софии и падает на колени пред алтарём и начинает молиться со слезами: -«Боже прославляемый и праведный, Боже великий и крепкий, Боже предвечный, сотворяющий небо и землю, поставивший границы народам, повелевший жить, не преступая в чужие уделы». Вспомнил уже псаломские стихи, говорил: -«Суди Господи, обижающих меня и запрети им бороться со мной. Прими оружие и щит, стань помощником мне». (Псалом 34. Суди Господи, обидчиков моих, сразись с воюющими со мной. Прийми оружие и щит, и восстань в помощь мою. Возьмись за оружие и щит, и восстань на помощь мне). Окончив молитву, встал и поклонился архиепископу Спиридону, который благословил его и отпустил. Он же вышел из церкви, вытер слёзы и начал укреплять дружину свою, говоря: -«Не в силе (войске) Бог, но в Правде (Законе). Вспомним песнотворца, что говорил: -«Сии в оружии, сии на конях. Мы же имя Господа — Бога нашего призовём. Те были и пали, мы же встанем и стоим прямо в будущее». Это сказав, идёт на них с малой дружиной, не дожидаясь многой силы своей, уповая лишь на Святую Троицу.

Удивительно было слышать, что отец его -честный Ярослав Великий, не был уведомлён о восстании сына своего милого Александра (против Шведов), не было времени послать весть к отцу, что уже войско (вражеское) приближается. С тем же и многие новгородцы не присоединились к нему, так как торопился князь выдвинуться.

Пошёл на них в день воскресения июля в 15 (число), «Памяти Святых отцов собора 630 лета», бывшего в Халкидоне и Святого мученика Кирика и Улиты, имея веру великую к Святым мученикам Борису и Глебу.

Был некий муж -старейшина в земле Ижорской, именем Релгуй, которому была поручена стража морская. Принял святое крещение, живя посреди рода своего, существовавшего в язычестве. Нарекли же ему имя при святом крещении Филипп. Жил богоугодно, в среду и пятницу пребывал в голоде. Этим сподобил его Бог увидеть видение страшное в те дни. Кратко скажем о том.

«Увидев силу ратную, идущую против князя Александра, расскажи ему о лагере и укреплении их» Стоял он при крае моря, сторожа оба пути и пребывал там всю ночь в бодрствовании. И только начала входить Солнце, услышал шум страшный на море и увидел насад один весельный и посреди насада стоят Святые мученики Борис и Глеб в одеждах багровых и были пуки их на плечах. Гребцы, сидящие, были туманом одетые. Говорит Борис: -«Брат Глеб, вели грести, поможем родственнику своему Александру». Видел такое видение и слышал такой голос от мученика, стоял трепетный, пока насад не скрылся от взора его.

Потому поспешил к князю Александру и увидел он князя Александра радостным взором, исповедал ему видение. Князь же говорит ему: -«Этого не говори никому».

Оттуда поторопился напасть на них в 6 часов дня. И была битва великая над Римлянами. И избил их множество бесчисленное, от них и самому королю возложил «печать на лицо» острым своим копьём.

Здесь же проявились в полку Александровом шесть мужей храбрых, что мужественно вместе с ним крепко бились.

Один именем Гаврило Олексичь (Александрович). Этот наехал на шнек, увидев королевича, с мечом под рукой въехал по доскам, по которой поднимались Шведы, вплоть до самого корабля. Забежал перед ним на корабль и быстро оборотившись, сбросил Гаврилу с доски, вместе с конём, в Неву. Божией милостью выходит из воды, не повредив себе и снова наехал и теперь уже бился с самим воеводой посреди полку ихнего.

Другой новгородец именем Збыслов Якунович, наезжал множество раз на полк их и бился одним топором, не имея страха в сердце своём. И пали несколько от руки его, и дивились силе его и храбрости.

Третий – Иаков, половчанин и ловчий княжеский. Этот наехав на полк с мечом мужественно и похвалил его князь.

Четвёртый – новгородец именем Миша. Этот пешим с дружиной своей наехал на корабли и погубил три корабля Римлян.

Пятый – от молодых людей именем Сава. Этот наехав на шатёр великий (королевский), златоверхий и подрубил столп шатёрный. Полки же Александра, видя падение шатра, возрадовались.

Шестой – из слуг его, именем Ратмир. Этот был пеший и обступили его множеством. Он же от многих ран пал и скончался.

Это всё слышал от самого господина своего Александра и от иных, кто в то время находился в той битве.

Было в то время чудо дивное, как и в древние времена при Езекии- царе, когда пришёл Сенахирим- царь Ассирийский на Иерусалим, желая пленить Святой город. И внезапно вышел ангел Господень и избил от полка ассирийского сто восемьдесят пять тысяч (в Библии можно верить многому, но только не цифрам потерь). Встали утром и нашли всё в трупах их мёртвых. Так же было и при победе Александра, когда победили короля по обоим сторонам реки Ижоры, даже где было непроходимо для полка Александрова. Здесь так же нашли многое множество избитых от Ангела Божьего. Оставшиеся побежали. Трупы мёртвых своих побросали в корабли и потопили в море. Князь Александр возвратился с победой, хваля и славя имя своего Творца.

Во второе лето, после возвращения князя Александра, приходят снова из Западной страны и возродили город в отечестве Александра. Князь же Александр вскоре идёт и разрушает город этот до основания. Самих убивает, а оставшихся ведёт с собой, а иных, помиловав, отпустил: ибо был милостив, более всякой меры.

15 июля Александр разбил на Неве войско внезапной для Шведов атакой. Александр наносит максимальный урон, но не втягивается в затяжной бой. Шведы терпят поражение и снова остаются на берегу одни. Они представления не имеют о количестве русских войск и что им ждать дальше. Они видят огромные потери со своей стороны и не находят мёртвых русских на поле боя. Слишком внезапной была атака Александра, начавшаяся с ливня стрел по неодетым и не имеющим строя Шведам. Точного соотношения сил в этой битве не может знать никто. Тяжеловооруженных всадников Александра было около 200, а общая численность чуть более тысячи человек. Сколько было Шведов? Всё зависит от целей нашествия. Если главная цель была построить крепость и отрезать Новгород от выхода в Балтику, тем самым заставить русских платить дани за проход, не участвуя в открытом столкновении с русскими, тогда их могло быть 3000 -4000 тысячи. Большая часть из которых строители. За стенами крепости отражать нападение могло тысяча или две человек. С обещанием «завоевать земли Новгородские» нужно было иметь около 5 — 6 тысяч профессиональных воинов. Трупов знатных людей набрали два дракара, которые вывели в море и сожгли по обычаю Скандинавскому. Простолюдинов закопали на берегу «без счёту», то есть не считая. Согласно летописям шведского королевства Биргер Магнуссон находился в Швеции и значит в походе не участвовал, что противоречит сведениям русским, что сам Александр нанёс ему удар копьём в лицо. Можно всё-таки решить, что раз правитель в походе не участвовал, то Шведы собирались построить крепость на выходе в море для сбора дани. В августе месяце тевтонские рыцари напали на Псковское княжество и штурмом взяли Изборск, наносят поражение псковскому городскому воинству и осаждают город.

Следует обратить внимание на Данию, территория которой граничила с Псковской землёй.

Мало кто обращал внимание на ещё одно событие на берегах Белого моря. Бьярмы, с которыми десятилетие велись кровопролитные войны новгородскими дружинами. В 1240 лето с разрешения короля Норвегии, переезжают, спасаясь от новгородских дружин, в земли на севере Скандинавии, которые сегодня зовутся Финн-маркет, где слово «марка» имеет значение «область» или «край». Может потому и приходится Александру Ярославичу идти против десанта шведского на берег реки Невы и притока её Ижоры со своей только дружиной, дружиной Ладожан и ополчением.

Снижается активность датчан, вышедших по берегу Балтики к водам Чудского озера с кончиной короля Дании Вольдемара Великого и началом междоусобицей между его сыновьями. Но активизируются «ливонское воинство» получившие козыри в лице псковского князя Ярослава Владимировича, вступившего в конфликт с отцом Александра Ярославича – Ярослава Всеволодовича. Он укрывается у крестоносцев.

1241 лето. С помощью князя-перебежчика «ливонцы» взяли крепость Изборск и наносят поражение псковскому войску, когда псковичи потеряли более 800 ратников. Изменой бывшего посадника Твердило Иванковича открылись ворота самого Пскова. Зверств крестоносцы в городе не чинили, но установили свой гарнизон. И в это время новгородцы изгоняют из города Александра Невского. (Ну не дебелизм ли с этим Вечевым демократическим правлением? Иметь под носом врагов и цапаться за всласть в городе в это время!). На новгородских землях крестоносцы возводят крепость Коропьё, отряд крестоносцев сжигает деревню в 30 км от Новгорода. В конце года новгородцы просят князя Александра вернуться, и он организовывает штурм Коропья, во время которого погибает его соратник Гаврила Олексич. Так Александр перекрывает движение к Новгороду севернее Чудского озера, через датские земли. Потом следует взятие Изборска, прикрывшего южное направление от озера. Оставшийся в тылу Псков сдаётся 2 марта 1242 года. В полон взяты 20 рыцарей, тяжело вооружённых воинов, имеющих свой «копьё» (не менее 4 воинов, охраняющих рыцаря с флангов).

Рыцарь «ливонского ордена» делят власть с епископами Рижским и Дорпатским (Тартуским) Гепманом, который помогает им из подвластной им народности чуди.

Александр огибает Чудское озеро с юга, по западному ливонскому берегу, где один отряд попадает в засаду. Большинство войска вырываются из окружения и соединяются с основным войском, но рыцари убивают одного из предводителей новгородского войска – Домаша Твердиславовича. Александр отводит войско назад на русские земли.

Монголы для контроля покорности тылов своих оставляют три тумена в каждом до 10 000 воинов, а ещё восемь туменов выделяются для вторжения в Венгрию, которая позволила укрыться у себя разбитым половцам, с трёх направлений под командованием самого Бату-хана. Субедей -стратег Бату-хана считал, что Венгрия может стать базой для нападения потом на Германию, Италию или на Балканы. Внуку Чингиз-хана Бацдару с двумя туменами ставится задача пройти по Польше и Чехии и потревожить своим походом Германию, чтобы не взбрело ей в голову помощь оказать Венгрии. Польшу скорее не завоёвывали, а разграбили скоростным походом, спалив Люблин и захватив без боя Сандомир. После этого Байдар движется к Кракову и по дороге разгромил войска воеводы Влодимижа. Скорость подхода монголов к столице позволила прервать звук тревоги трубы стрелой в горло горниста. До сего дня оборванный звук горна передают в полдень по радио в Польше. Десять дней стоял Краков под ударами монголов. Следующей целью становится Вроцлав. Но здесь ему противостоял князь Генрих II Благочестивый. На помощь ему выдвигаются рыцари ордена и король Чехии Вацлав I с 50 тысячами. Войска уходят от Вроцлава и город устоял перед монголами, наверное, только из-за того, что Байдар старался не дать соединиться войскам противника. Байдар получает подкрепление в виде тумена Кадана. Большую часть тумена Байдара составляли мокшане из финно-угорского народа под командованием Пуреша. Мокшан Бату-хан подчинил пять лет назад и их он использовал в авангарде, который всегда несёт наибольшие потери. Мокшане в тайне стали договариваться с Генрихом Благочестивым, за что были полностью перебиты в ночь перед сражением.

9 апреля 1941 л. Войска сошлись в битве под Легницей, известном как Доброе поле. У Байдара оставалось около 8 тысяч тяжёлой конницы, 11 тысяч лучников и тысяча всадников -застрельщиков. Генрих выставил 8 тысяч кавалерии, 3 тысячи лёгкой кавалерии и 14 тысяч пехоты, всё своё войско он делит на четыре треффена.

Байдар в центре строя ставит тяжёлую конницу, но в тонкую линию, показывая лёгкость её прорыва. С флангов ставит лёгкую конницу, выдвинутая чуть впереди тяжёлой кавалерии. Перед центром он ставит дымовую завесу, скрывая свой строй. Центр монгольского войска отходит под атакой Генриха назад и заманивает поляков в «мешок». Монголы ввели поляков в изумление крича на их языке «Спасайся!» В первые минуты боя убит Генрих, голова его, одетая на копьё, потом демонстрировалась защитникам Легницы. Только тамплиеров убитых насчитали на поле боя около 500, включая 6 рыцарей. У убитых отрезали уши и сложили в шесть мешков, которые отправили в ставку Бату-хана. Через день поражение потерпели венгры короля Белу IV. Тем самым за неделю разгромлены до 150 тысяч. Ещё днём позже к месту погрома венгерского войска подходит войско Вацлова I Чешского. Байдар подчиняясь приказу отправляется в Венгрию.

1241 лето умирает Великий хан Угедей и Бату-хан прерывает поход в Европу.

11 апреля 1242 л. К концу марта месяца войско Александра Невского насчитывает уже около 15 тысяч человек. Противник имеет около 12 тысяч человек. Рыцарям удаётся из засады нанести поражение передовому отряду Александра, который из вражеских земель отходит на свой берег Чудского озера.

После победы Александра над королём, в третий год, уже зимой, пошёл на землю немецкую в великой силе, дабы не похвалялись, говоря: -«Укоротим словенский язык (народ) ниже себя». Ибо уже город Плесков был взят, и тиуны их посажены в городе. Тех тиунов князь Александр изъял, город Плесков освободил от плена. Землю их повоевал и пожёг, и полон их взял без числа, а иных побил. Иные же города немецкие объединились и сказали: «Пойдём и победим Александра и поимеем его руками».

Когда приблизились ратники, то почуяли их стражники Александра. Князь Александр ополчился и пошёл против, и покрыл озеро Чудское множеством от обоими воинств. Отец его Ярослав прислал было ему брата меньшего Андрея на помощь с многими дружинниками. Так же и у князя Александра было множество храбрых, как у древнего Давида царя сильного и крепкого. Так и мужи Александровы исполнились духа ратного, ибо были их сердца, как сердца львов, и сказали: -«О! княже наш честной! Ныне пришло время нам положить головы свои за тебя!» Князь же Александр воздел руки на небо и говорит: -«Суди меня Боже! Рассуди распрю мою с народом многословного и помоги мне, Боже, как древле Моисею против Амалика и прадеду моему Ярославу на окаянного Святополка».

Была же тогда суббота. Взошло Солнце и сошлись оба войска. И была сеча злая и треск от копий, сломанных и звук от столкновения мечей, когда же на озеро, замёрзшее, двинулись, то не стало видно льда, ибо покрылся весь кровью. Это же слышал от очевидца, который рассказал мне, что видел полк Божий в воздухе, пришедший на помощь Александру, так и победил их с помощью Божией. И расправили ратники плечи свои и рубили их, гнали их как по воздуху и не было куда им убежать. Здесь прославил Бог Александра пред всеми полками, как Иисуса Навина (библейский герой) у Иерихона. И которые похвалялись: «Возьмём Александра руками своими», их дал Бог в руки его. И не найдётся противника ему в битвах уже никогда.

Возвратился Александр с победой славной, когда было множество многое пленённых полком его. И вели их босыми рядом с конями, те, кто именовали себя «Божьими ратниками». А как приблизился князь к городу Плескову, игумен и попы в ризах со крестами и весь народ собрались перед городом, подавая хвалу Богу и славу господину – князю своему Александру, воспевая песнь: «Пособи, Господи, кроткому Давиду победить иноплеменников, верному князю нашему оружием крещёным и освободить город Плесков от иноплеменников рукою Александровой».

О! невежды плесковские! Если это забудете даже до правнуков Александровых, то уподобитесь жидам, которых пропитал Господь манною и перепелами печёными, и это всё забыли, как и Бога своего, выведшего их от работы на Египет.

И прославилось имя его по всем странам до моря Египетского и до Араратских гор, и по иную сторону моря Варяжского до самого великого Рима. В это время умножился народ Литовский, который начал пакости приносить на волости Александровы. Он же пошёл и избил их. Один раз привелось ему выйти, чтобы побить 7 ратей единым выездом, множество князей их избил, а иных руками изловил. И слуги его, ругаясь, привязывали их к хвостам своих коней. Тогда начали блюсти имя его.

В то время был некий царь сильный на Восточной стране, которому Бог покорил народы многие, от самого Востока до Запада. Тот царь услышал такую славу про Александровскую храбрость и послал к нему послов, говорящих: «Александр, ведаешь ли, как Бог покорил мне многие народы? Лишь ты один не хочешь покориться силе моей! Но если желаешь соблюсти землю свою, то вскоре приди ко мне и увидишь честь царства моего!».

Князь Александр приходит во Владимир, после смерти отца своего, в силе великой. И был грозен приезд его и помчалась весть о нём до устья Волги. И начали жёны моавитские пугать детей своих, говоря: -«Князь Александр идёт».

Обдумал князь Александр и благословил его епископ Кирилл, пойти к царю, в Орду. И увидел его царь Батый, и удивился, говоря вельможам своим: -«Во истину мне сказали, что нет подобного ему князя». Воздав почести, честно отпустил его.

После этого разгневался царь Батый на меньшего брата Александра – Андрея, и посылает воеводу своего Неврюя повоевать землю Суздальскую. После «разграбления Неврюдовского», Великий князь Александр церкви воздвигнул, грады наполнил людьми разбежавшимися, собрав их в дома свои. Ибо о таких говорил пророк Исайя: «Князь благой в странах тех, приветлив, кроток, смирён по образу Божьему есть». Не смотрит на излишества и не презирает кров праведного, сирот и вдовиц правдой судил, милости любящий, а не злато возлюбивший, благ домочадцам своим и внешним, что из стран приходили – кормилец. На таких презирает Бог щедротами мира, ибо Бог мира не Ангелом любит, но человеком этим щедро наделяет, учит и показывает перед миром милость свою.

Расширил Бог землю князя Александра богатством и славой, и продлил Бог лета жизни его.

Некогда приходят к Александру послы от папы, из великого Рима, говорящие: — «Папа наш так говорит: — “Слышали про тебя, как князя честного и славного и земля твоя велика. Этого ради прислали к тебе из двадцати кардиналов двух искуснейших — Галда и Гемонта и послушаешь учения их о Законе Божием“.

Князь же Александр, подумав с мудрецами своими, отписался к папе, говоря: -«От Адама до Потопа, от Потопа да (Вавилонского) разделения языков, от расхождения народов до начала от Авраама, от Авраама до прохождение народа Израиля сквозь Чермное море, от «Исхода» сынов Израилевых до умертвления царя Давида, от начала царствования Соломона до царя Августа, от начала Августа и до Христова рождества, от рождения Христова до страсти и воскресения Господнего, от воскресения же его и до восшествия на Небеса, от восшествия на Небеса до царства Константинова, от начала царства Константинова до первого собора, от первого собора до седьмого – это всё ведаем, а от вас учения не принимаем». Они же возвратились восвояси.

И умножились дни «живота» его в великой славе, ибо любил иерея и любил иноков, и нищих любил, митрополита же и епископа почитал и послушался их, как самого Христа.

Была же тогда великая от иноплеменников, гонящих христиан, приказывая им с собой в войнах участвуя. Князь же Великий Александр пошёл к царю, дабы отмолить людей своих от той беды. А сына своего Дмитрия послал в Западные страны, и все полки свои послал с ним, и ближних своих домочадцев, говоря им: -«Служите сыну моему, как самому мне всем «животом» своим». Пошёл князь Дмитрий в силе великой и пленил землю Немецкую и взял град Юрьев и возвратился к Новгороду с многим полоном и с великими трофеями. Отец же его князь Великий Александр возвращался от иноплеменников и дошёл до Новгорода Нижнего и тут пребывал в слабом здоровье, дошёл до Городца и разболелся. О! Горе тебе, бедный человече! Как сможешь описать кончину господина своего! Как не выпали у тебя зеница вместе со слезами?! Как не сорвётся сердце твоё от укоренения? Отца оставить человек может, а доброго господина оставить не может, а если бы можно было и в гроб бы с ним полез. Пострадал за Бога крепко, оставив земное царство и стал монахом, ибо было желание его больше меры ангельского образа. Сподобил же его Бог и большего чина принять – схиму. И с тем Богу дух свой предал, с миром скончался месяца ноября в 14 день, на память Святого Апостола Филиппа. Митрополит Кирилл говорил: -«Чада мои, разумейте, что уже зашло солнце земли Суздальской! Ибо уже не обретётся такой князь ни один в земле Суздальской!». Иереи и дьяконы, черноризцы, нищие и богатые, и все люди говорили: -«Уже погибаем». Святое тело его понесли к городу Владимиру. Митрополит же с чином церковным, вместе с князьями и боярами, и весь народ малый и великий собрались в Боголюбском со свечами и кадилами. Народ собравшийся, хотел прикоснуться честного одра Святого тела его. Был же вопль и крик, и тужение тяжкое, какого не было, так, что и земля потряслась. Положено было тело его в «Рождестве Святой Богородицы» в архимандритии великой, месяце ноябре в день 23, в памяти Святого отца Амфилохия.

Случилось же тогда чудо дивное – памяти достойное. Когда было положено святое тело его в раку, тогда Севастьян эконом и Кирилл митрополит хотели разжать ему руку, чтобы вложить ему грамоту душевную. Он же сам, как будто живой, протянул руку свою и взял грамоту из руки митрополита. И пронял их ужас и едва отступили от руки его.

Это же было услышано всеми от господина митрополита и от эконома его Севастьяна.

Кто не удивится о том, так как тело уже бездушное везли от дальнего города в зимнее время! Так прославил Бог угодника Своего. Богу же нашему слава! Прославившему Святого Своего в веках. Аминь!

 Немцы начинают сражение надвигаясь на русское построение по льду Чудского озера. После длительного сражения часть рыцарей отошла назад, потеряв 20 рыцарей убитыми и шестерых пленными. Всего скорее бежала из боя чудь, плохо вооружённая и бронированная. Обходом с флангов основных сил рыцарей (чудь, датчане бежали), как и епископ Герман. Батый к осени дошёл до берегов Адриатического моря. Через Боснию, Сербию и Болгарию возвращается в причерноморские степи, где основал самое западное из Могольских государств – Золотая Орда, со столицей Сарай-Бату. На татарском Батый – Бату-хан. Орда – тюркс. Урду — «собрание, множество», на рус. «шатёр», «центр улуса». Золотая орда улус хана Джучи, так же существуют Большая Орда, Крымская Орда, Ногайская Орда и другие. На Русские земли наложен «ордынский выход».

Когда монголы поняли, что Гияседдин Кейхусрев является слабым монархом, а силы государства подорваны, они приняли решение о вторжении в Малую Азию. 30-тысячное войско под общим командованием нойона Байджу вторглось в Анатолию и осенью 1242 г. осадило Эрзурум.

Гарнизон Эрзерума под командованием субаши Синанэдцина Якута стойко оборонял город и даже предпринимал вылазки, нанося моголам определенный урон. Однако в один из первых же дней осады губернатор Эрзерума Дувини тайно снесся с Байджу и, получив от него гарантии личной неприкосновенности, ночью открыл городские ворота. Бой в городе продолжался до утра. Гарнизон храбро сражался, но силы были не равными. Основная масса защитников города была истреблена, субаши Якут и его сын — повешены. Монголы разграбили и разрушили Эрзерум. Молодые мужчины и женщины были закованы в цепи и уведены в рабство, остальные жители города убиты. Монголы не пощадили никого также в окрестностях Эрзерума.

Султан объявил мобилизацию войск «икта», а также воинских контингентов вассальных государств. Было также решено усилить армию наемными солдатами из числа мусульман (арабов) и христиан (армян, франков). На эти цели были выделены большие средства. Так, только для вербовки арабов в Сирию было отправлено 100 тысяч золотых динаров и несколько миллионов серебряных дирхемов.

Переносим Каракорум южнее озера Балхаш. Дорога к Байкалу была неизвестна Ермаку, а ведь если бы русские князья отправлялись в земли южнее Байкала, то и земли были бы известны уже до 1300 лета от Рождества Христова. Согласитесь, что такой военной и политической тактики, как Александр Ярославич Невский, проделав такой путь оставил бы нам описание пути до «Каракорума».

Из Википедии: «Каракорум — название горной системы, подобно названию древнемонгольской столицы Харахорин на реке Онон, протекающей южнее горного хребта Онон-гол (О’монгол), переводится как «черные камни». Западная часть иногда называется Балторо Музтаг, она гораздо менее крута, чем восточная, и составляет часть огромного сплошного поднятия, от которого расходятся многие хребты Азии.

Но это северная Монголия, и русские князья ездили в Каракорум и с тем обозначим, что чуть ниже написанного написано: «Каракорум – столица древней империи».

«… Относительно же киргиз имеется следующее мерило: в начале IX века высокий рост, белый цвет кожи, румяное лицо, рыжий цвет волос и зеленые (голубые) глаза преобладали у них настолько, что «черные» волосы считались нехорошим признаком, а кто с карими глазами почитались потомками [китайца] Ли-лин. К XIII же веку, когда с ними впервые столкнулись русские, киргизы оказались уже совершенно иным народом – черноволосым и смуглым». То есть уже, как «монголы», которых они покорили и ввели в свою орду (армию).

XIII веке Абул-гази же писал: «Настоящих киргиз осталось ныне очень мало; но это имя присваивают себе теперь монголы и другие, переселившиеся на их прежние земли».

К северу от Каракорума находится Восточный Туркестан. Через перевал Каракорум (5654 м) между городами Лех в Ладахе и Хотаном идёт караванная дорога из Индии в Восточный Туркестан. Средняя высота гребня значительно превышает 6000 м, а главная вершина Каракорума — Дапсанг — 8611 м, вторая по высоте на земном шаре, уступая лишь Эвересту в центральных Гималаях (8848 м).

Гумилев: «Чингиз-хан женил своих сыновей на христианках: Угедея – на меркитке Туракине, Толуя – на кераитской царевне Соркактани-бэги. Несторианские церкви были воздвигнуты в ханской ставке, и внуки Чингиса воспитывались в уважении к христианской вере». И далее – «несториане получили доступ к государственным должностям и, следовательно, возможность направлять политику новорожденной империи».

Рашид-ад-Дин: „Многие роды представляли величие и достоинство своё в том, что относили себя к «татарам» и стали известны под их именем, подобно тому, как найманы, джалаиры, онгуты, кераиты и другие племена, которые имели каждое свое определенное имя, называли себя «монголами» из желания перенести на себя славу последних. Потомки же этих родов возомнили себя издревле носящими это имя, чего в действительности не было“.

В. Н. Татищев в «Истории Российской»: «Русские историки хотя их татарами именуют, но они сами оного не употребляли, а именовались «монгу» и «монгалы», как в грамотах ханов их и князей указано. До сих пор, кроме европейских народностей, сами татарами не зовутся. Что же крымские, астраханские и прочие «татарами» зовутся, то они, слыша от европейцев оное и не зная значения названия, за поносное не приемлют».

«В упорной борьбе племени «монголов» во главе с Темучжином удалось покорить племя «татар». Подавляющая часть последних была перебита (Темучжин казнил всех, кто ростом был выше оси тележного колеса), оставшиеся влились в созданное Темучжином государство, и некоторые представители татар монгольского племени впоследствии занимали высокие должности при дворе Темучжина» («Русь под игом: как это было»)

Битва армии Батыя с венграми на реке Шайо в 1241 г. Сражение 9 апреля 1241 года близ силезского города Лигница между монгольской армией под командованием Байдара (слева) и объединенным польско-немецким войском князя Генриха Благочестивого

1242 лето. Бату-хан (Батый) выходит к Адриатическому морю. Тут Батыя застаёт известие, что Удегей умер, и Бату-хан спешит в Каракорум (хребет Памира – первое упоминание моголов на Руси звучит, как «Тркмены», а не «монголы»), чтобы принять участие в «Великом Курутае», на котором должны выбрать нового Великого хана Орды. Получив власть в Орде Батый идёт теперь на Нижнюю Волгу, в свою зимнюю ставку -Сарай (=дворец, резиденция), где возникает государство — Золотая Орда. См. 1254 лето.

Джувейни: «Он [Батый] был государем, который не придерживался никакой веры и секты, он их считал только способом познания божества и не был последователем ни одной из сект и религиозных учений».

Проще говоря, над Батыем никто не стоял, как над князьями русскими, то митрополит, то патриарх, да ещё иностранные.

Доминиканец Андре:«Царь тартарский стремится только к господству надо всеми, а также над монархами всего мира и не жаждет ничьей смерти, но каждому позволяет пребывать в своей вере после того, как подчинит себе, и никого не заставляет обращаться в чуждую ему веру»

С этих пор Русь становится данником Золотой Орды. «Несть места (поселения), веси (полей), ни сёл и таких мало, где не воевали на Суздальской земле, и взяли городов 14 опричь (кроме) свобод и погостов (торговых мест и речных пристаней) в один месяц февраль».

В год 6751 (1243). Татары преследовали Ростислава до Борка, и он бежал в Угорскую землю. Король угорский отдал за него свою дочь.

Когда Даниил был в Холме, прибежал к нему половчанин по имени Актай, говоря: «Батый вернулся из Угорской земли (Булгарии) и послал двух богатырей искать тебя – Манымана и Балая». Даниил запер Холм и поехал к брату своему Васильку, взяв с собой митрополита Кирилла. Татары разорили все до Валдавы и по озерам много зла учинили.

1243 л. Великого князя Владимирского Ярослава Всеволодовича вызывают в ставку Бату-хана, после его возвращения из похода на Западные земли. Его младший сын Константин отправлен в земли Моголов — перевал Каракорум на Памире, где он получает от имени отца ярлык на великое княжение Владимирское. Ярослав Всеволодович признан «старшим» князем Руси. Так же поступают и другие князья, и дольше всех сопротивляется князь Черниговский Михаил Всеволодович. Князь отказывается поклоняться идолам моголов и за то казнён в орде.

1245 лето. Даниил Романович Галицкий до этого времени отказывается ехать в орду, пока к нему не пребывает с грозным требованием посол от Батыя: «Дай Галич». Приходится князю склониться перед властью Чингизидов. Во всех покорившихся землях устанавливается служба баскаков -ханских наместников, контролирующих действия князей. Так же следящие за своевременным отправлением «ордынского выхода».

Александр Невский подоспел на помощь князю Ярославу Владимировичу и близ Торопца нанес поражение противнику, убив свыше восьми литовских княжичей, и разбил другой литовский отряд в сражении под Усвятом. По сообщению Новгородской первой летописи литовцы боялись имени его. По сообщению Новгородской первой летописи литовцы боялись имени его.

В то время, когда Александр Невский находился в Орде, в борьбу с литовцами под началом князя Миндовта вступил его младший брат Михаил Хоробрит, князь московский, к тому времени занявший великокняжеский престол. Миндовт вторгается в Псковские земли, берёт штурмом Торжок и Бежецк, угрожает этим самому Новгороду. Наименование Хоробрит Михаил получил за свою храбрость, «хоробрит» происходит от древнерусского слова «хоробровати» – храбриться. Стремительной атакой он рассекает строй врага и начинает истребление – погибают восемь литовских князей со своими дружинами. Затем обходит основные силы и громит у Жижицкого озера. Ещё через несколько дней Александр истребил третий отряд литовцев.

1246 лето. В столице могольского государства Каракоруме был созван курултай для избрания нового Великого хана. Джувейни пишет, что для участия в курултае в «близкие и далекие земли» были посланы гонцы с приглашением прибыть царевичам и нойонам и требованием явиться султанам и царям. Хан Батый не явился лично, но прислал своих братьев. Из клана Чагатая явились сыновья и внуки. Прибыли лично сыновья и внуки Чингисхана, возглавлявшие другие кланы, а также все монгольские нойоны, часть которых сопровождала правителей вассальных государств. Прибыл верховный кадий Багдада Фахрад-Дин, правители большинства восточных мусульманских государств и послы от франков. Гостей собралось так много, что для них было приготовлено две тысячи палаток. Султану Иззедцину Кейкавусу также было приказано прибыть в Каракорум для участия в торжествах. Однако везир Исфахани решил не рисковать ни жизнью молодого султана, ни своим положением. Поэтому на курултай вместо султана был направлен его брат Рукнедцин Кылыч Арслан, которого сопровождал его атабег (воспитатель) Бахаэдцин Терджуман.

Курултай избрал новым Великим ханом сына Угедея — Гуюка, который правил до 1248 л. Джувейни пишет, что Угедей -Гуюк поставил над всеми войсками и завоеванными народами Ельджигитея, но в первую очередь поручил ему дела Рума (государства Сельджуков в Малой Азии), Грузии, Алеппо, Мосула, Диярбакыра, «чтобы никто, кроме него, не вмешивался в них, а султаны и правители тех мест только перед ним отвечали за уплату дани». Вызывают туда и отца Александра Невского – Ярослава Всеволодовича. В Орде князь Ярослав умирает. Святослав Всеволодович из княжения Суздаля переезжает во Владимир на Великий стол. Но ненадолго, так как Бату-хан садит на стол великокняжеский Андрея Ярославовича – третьего сын Великого князя Ярослава сына Всеволода III.

Французский монах Плано Карпини побывал на Руси и записал: «Татары произвели великое избиение в земле Руси. Разрушили города и крепости, и убили много людей… Бесчисленные головы и кости мёртвых людей, лежавшие в поле»

1247 лето. Александр Ярославич Невский с младшим братом Андреем отправляется в ставку Батыя – правителю Западной окраины Могольской империи – Волжскую орду, а затем в Каракорум. Моголы предполагали ставить на Великое княжение Александра, но по завещанию Ярослава Всеволодовича отдают ярлык на Великое княжение его брату Андрею. Александру остаётся Новгород, Владимир и Киев, который к тому времени потерял своё политическое значение. Так же ставится задача провести перепись населения для установления размеров дани. Но Гуюк-хан умирает через год и с выполнением приказа приходит отсрочка. Но за отсрочку приходится набег хана Неврюя через пять лет. Андрей Всеволодович правит до 1152 лета.

В 1248 году вместе со своей дружиной он вступил в битву литовцами на реке Протве, которая является левым притоком Оки. На Русь литовское войско было отправлено Миндовгом не только с завоевательной целью, таким образом Миндовг хотел отделаться от лишних князей. В награду он обещал передать им завоеванные земли, среди участников похода находились его родственники – князья Товтивил, Едивид и Викинт. Михаил Ярославич Хоробрит выгнал своего дядю Святослава из Владимира и сам занял великокняжеский стол, но в том же году «Михаил Ярославич московский убиен был от Литвы на Протве». Михаил Хоробрит — последний русский Великий князь, погибший в бою (Битва на Протве 15 января 1248). Сразу вслед за этим литовцы были остановлены в сражении у Зубцова. К сожалению, о сражении на Протве не сохранилось подробных сведений, известно, что Михаил Хоробрит потерпел поражение, и был погребен в княжеской усыпальнице Успенского собора во Владимире.

Сам литовский князь Минтовг меняет веру на католическую. Дважды кардиналы приезжали к Александру, пытаясь склонить его к католичеству. Так же пытаются склонить в веру свою Даниила Галицкого, который отказывает им. Удаётся ему отразить и татарские набеги. Андрей во Владимире начинает поднимать князей против татар, впечатлённый победами над татарами.

Затем сам Святослав разбил литовцев у Зубцова.

Джузджани: «По смерти Бату-хана остался сын его Сартак, чрезвычайно жестоко и несправедливо обращавшийся с мусульманами… Приближаясь к своему дяде Берка-хану, он (Сартак) отказался (от посещения его), свернул с дороги и не пошел к своему дяде. Тогда Берка-хан отправил людей к Сартаку (сказать ему): „Я заступаю тебе место отца; зачем же ты проходишь точно чужой и ко мне не заходишь?" Когда посланные доставили Сартаку весть Берка-хана, то проклятый Сартак ответил: „Ты мусульманин, я же держусь веры христианской; видеть лицо мусульманское (для меня) несчастие". Да проклянет его аллах многократно!» [3.6, с.15-16].

Киракос: «Был у него сын по имени Сартах, о котором мы выше упомянули, воспитанный кормилицей-христианкой; вступив в возраст, он уверовал в Христа и был крещен сирийцами, которые вырастили его. Он во многом облегчил положение церкви и христиан и с согласия отца своего издал приказ об освобождении [от податей] священников и церкви, разослал его во все концы, угрожая смертью тем, кто взыщет подати с церкви или духовенства, к какому бы племени они ни принадлежали, даже с мусульманских мечетей и их служителей. С этого времени, осмелев, стали являться к нему вардапеты, епископы и иереи. Он любезно принимал всех и исполнял все их просьбы. Сам он жил в постоянном страхе божьем и благочестии — возил с собой в шатре алтарь, всегда исполняя священные обряды».

В 1251 г. Великим монгольским ханом стал внук Чингисхана Менгу, правивший до 1259 л. Менгу направил для «завоевания западных областей» своего брата Хулагу, назначив его ильханом (то есть, ханом определенного региона или народа). Хулагу стал основателем государства Западных монголов и династии хулагуидов.

1252 лето. Александр находился в Орде у хана Сартака – сына Батыя, и жаловался на Андрея, что не по старшинству занимает стол великий и не выплачивает дани по полной. Татары на Андрея бросили огромное по тем временам войско. Пылкий молодой князь не желает терпеть управления над собой. «До коли нам между собой ссориться и наводить татар. Лучше бежать в чужую землю, чем дружить с татарами и служить им». Татарское войско Неврюда разгромило Владимирцев и Андрей Всеволодович бежит в Швецию с семьёй своей и боярами, но татары настигают их около Переяславля. Многих порубили, но сам Андрей уцелел и бежит в Новгород и оттуда в Швецию. Право на княжение во Владимире получил Александр, который не поддерживал восстание против татар и которому поступает напоминание о не проведении переписи населения. Набег Неврюда — наказание за пять лет «неправильной» дани Орде. Тем более что не пришлось долго ждать удара от соседей. Александр сначала наносит поражение литовцам у города Торопец на реке Ока. Следом отражение набега меченосцев Ордена на Псковские земли. К этому времени сказывается начало раскола в Орде, так как Батый, в чьём введении находятся земли Руси, не желает ухода дани мимо его рук в Каракорум. Не зафиксированная дань позволила бы ему получать свою часть от налога от русских князей. Александр получает поддержку у Батыя. Перепись, всего скорее не полная, была всё-таки проведена в 1259 лето.

1254 лето. Францисканский монах Рубрук посещает Сарай, где отметил активное градостроительство. Это уже огромный город, который возводят европейские и азиатские зодчие. Город стоит на перекрёстке торговых путей, и ордынцы строят переправы на Дону и Волге. Здесь Батый проживает до своей смерти в 1256 лето.

1256 лето. Большое шведское войско появляется у реки Нарва. Александр Ярославич Невский совершает поход на завоёванные шведами земли племени Емь. Как только до шведов доходит весть, что войско против них ведёт сам Александр Невский, то тут же бегут, бросив свой обоз. Одно только имя Александра Ярославовича Невского обращает в бегство вражеские войска. Этим походом он до 1282 лета прекратил набеги Шведов на русские земли. Умирает хан Батый в Орде, сменяет его брат хан Берке, который продолжает строительство Сарая и укрепляет другие города Орды.

Следующие годы жизни Александра проходят в отражении набегов литовского войска и меченосцев. Сглаживаются острые вопросы в отношениях с Ордой, когда приходилось сдерживать новгородцев от восстания против татар. Александру удаётся избегать карательных набегов Орды на Новгородские земли. Благодаря заступничеству Александра Ярославича Андрей возвращается в Суздаль на своё княжение до 1257 лето.

1257 -1259 л. Александр и Андрей Ярославовичи едут в Орду в надежде отвратить сбор подушной дани и с этого времени Суздаль отделяется от Владимира. Но вскоре в Суздаль приезжают чиновники татарские, которые всё переписали в земле Суздальской, пересчитали всех жителей и поставляют баскаков – сборщиков дани.

«Численники» проводят перепись населения и определяется точный размер выплат дани с каждой души на Руси. Существовало 14 видов повинности:1) Выход «царская дань» в виде серебряных литых «саумов» — весивших 155 гр каждый. 2) торговые сборы «тамга». 3) дань подводами и вестовая (ямская) повинность (здесь создание почтового отправления, не одним гонцом, а с помощью «ям» и заменой лошадей). 4) Содержание ханских послов (посольства).

Но к этому времени ордынцы не могут уже управляться внутри империи и сбор дани передаётся на откуп русским князьям. В этом случае легче и безопаснее было вызвать русского князя в Орду, чем посылать своё войско для экспедиции, а это ослабляло внутреннюю позицию в империи.

После Андрея Ярославича правит в Суздале сын его Георгий Андреевич, который чаще находился в Нижнем Новгороде. Народ успокоился относительно мирным временем в 16 лет правления Георгия Андреевича. Его на княжеском столе сменит Михаил Андреевич, который умрёт бездетным в 1305 лето.

1260 л. Основан «Новый Сарай» золотоордынским правителем Берке, а при Язбек-хане туда была перенесена из Сарай-Бату столица государства, и город стал известен как Сарай Ал-Джедид (Новый Сарай).

1261 лето. В Золотой Орде укрепляются мусульмане, но усилиями Александра Невского в Сарае открывается подворье православного епископа, выполняющее роль посольства от Руси. Берке превращает Орду в государство с крепостями и городами.

Литва разрывает союз с Польшей и Орденом и заключает «вечный мир и дружбу с новгородцами». Исчезает угроза нападения с Запада и появляется возможность укрепиться восточным русским княжествам.

В год 6769 (1261). Была тишина по всей земле. В те дни была свадьба у Василька-князя в городе Владимире: отдавал он дочь свою Ольгу за князя Андрея Всеволодича в Чернигов. Там был и брат Василька, князь Даниил с обоими сыновьями своими, Львом и Шварном, и иных князей много и бояр много. И было немалое веселье в городе Владимире.

И пришла весть тогда князю Даниилу и Васильку, что идет проклятый окаянный Бурундай, и были очень опечалены этим братья. Бурундай прислал к ним сказать так: «Если вы мои союзники, встретьте меня. А кто меня не встретит, тот мой враг». Князь Василько поехал навстречу Бурундаю со своим племянником Львом, а князь Даниил не поехал с братом, а послал вместо себя своего холмского епископа Иоанна.

И поехал князь Василько со Львом и с епископом навстречу Бурундаю, взяв дары многие и угощения, и встретил его у Шумска. И пришел Василько со Львом и с епископом к нему с дарами. Бурундай сильно гневался на князя Василька и Льва. Владыка был в великом страхе.

А потом сказал Бурундай Васильку: «Если вы мои союзники, разрушьте все укрепления городов своих». Лев разрушил Данилов и Стожек, а оттуда послал и Львов разрушить, а Василько послал разрушить Кремянец и Луцк.

Князь Василько из Шумска послал епископа Иоанна вперед к брату своему Даниилу. Когда епископ приехал к Даниилу, то поведал ему о случившемся и рассказал про гнев Бурундая. Даниил испугался, и бежал в Ляшскую землю, и из Ляшской земли побежал в Угорскую.

И так пошел Бурундай к Владимиру, и князь Василько с ним. Не дойдя до города, остановился он на ночь на Житани. Бурундай стал говорить о Владимире: «Василько, разрушь укрепления». Князь Василько стал думать про себя о городских укреплениях, ведь нельзя было разрушить их быстро из-за их величины. И он велел поджечь их, и за ночь они сгорели. На другой день приехал Бурундай во Владимир и увидел своими глазами, что укрепления все сгорели, и стал обедать у Василька на дворе и пить. Пообедал, выпил и лег ночевать у Пятидна. Наутро прислал татарина по имени Баимура. Баимур приехал к князю и сказал: «Василько, прислал меня Бурундай и велел вал сравнять с землей». И сказал Василько: «Делай, что тебе велели». И стал тот равнять вал с землей в знак победы.

Затем пошел Бурундай к Холму, и князь Василько с ним, со своими боярами и слугами своими. Когда пришли они к Холму, город оказался затворенным, и они, придя, остановились поодаль от него. И ничего не смогли сделать воины Бурундая. Ведь были в городе бояре и хорошие воины, и город был вооружен крепко пороками и самострелами.

Бурундай, увидев твердость города и что нельзя его взять, стал говорить князю Васильку: «Василько, это город брата твоего. Поезжай, объяви горожанам, чтобы они сдавались мне». И послал с Васильком трех татар: Куичия, Ашика и Болюя, и, кроме того, толмача, знающего русский язык, чтобы знать, что будет говорить Василько, приехав под город. Василько же, идя к городу, взял себе в руки камни. Придя под городскую стену, он стал говорить горожанам, а татары, посланные с ним, все слышали: «Константин-холоп и ты, другой холоп, Лука Иванкович! Это город моего брата и мой, сдавайтесь!» Сказав, бросил вниз камень – он хитростью дал им понять, чтобы они боролись, а не сдавались. Он сказал эти слова трижды и трижды бросал камни вниз. Этот великий князь Василько словно от Бога был послан на помощь горожанам, он подал им знак хитростью. Константин, стоя на забороле города, понял в уме своем знак, поданный ему Васильком, и сказал князю Васильку: «Поезжай прочь, а не то будет тебе камень в лоб! Ты уже не брат брату своему, а враг ему». Татары, посланные с князем к городу, услышав это, поехали к Бурундаю и передали ему речь Василька: как он сказал горожанам и что горожане ответили Васильку.

После этого Бурундай быстро пошел к Люблину. От Люблина пошел к Завихвосту и пришел к реке Висле. Тут нашли себе брод на Висле, перешли на другую сторону и начали воевать землю Ляшскую.

Пришли татары к Сандомиру, обступили его со всех сторон, огородили своими ограждениями, поставили пороки. Били пороки, не ослабевая, день и ночь, а стрелки не давали высунуться из заборол, и бились четыре дня, а на четвертый день сбили заборола с городской стены. Татары стали приставлять лестницы к стенам и так влезли на стены. Впереди других на стену влезли два татарина с знаменем и пошли по стене, коля и рубя. Один из них пошел по одной стороне стены, а другой – по другой стороне. Один из ляхов, не боярин, не из высокородных, а простой человек, без доспехов, в одном плаще, с копьем, защитившись отчаянием, как крепким щитом, совершил дело, достойное памяти: побежал против татарина, и когда они встретились, убил татарина, и только другой татарин подбежал сзади, ударил того ляха, и убит был лях.

Люди, увидев татар на городской стене, бросились бежать в детинец и не могли уместиться в воротах, потому что мост к воротам был узок; одни давили друг друга, а другие падали с мостка в ров, как снопы. Рвы были очень с виду глубоки, но наполнились мертвыми, и можно было ходить по трупам, как по мосту. Были в городе постройки, набитые соломой, – они сами собой загорелись от огней, и тогда город стал гореть. Церковь в городе том была каменная, большая и чудная, сияющая красотой; была выстроена из белого тесаного камня, и была полна людей. Верх церкви, покрытый деревом, загорелся, и сгорела церковь, и в ней бесчисленное множество людей.

Воины едва выбежали из города.

Наутро игумены с попами и дьяконами собрали клир, отпели обедню и начали причащаться – сначала сами, а потом бояре с женами и детьми, все от мала до велика. И начали исповедоваться – кто у игуменов, кто у попов и дьяконов, потому что было очень много людей в городе. Потом они пошли из города, с крестами, со свечами и кадилами, и пошли бояре и боярыни, одевшись в брачные одежды и наряды, а слуги боярские несли перед ними детей. И был плач великий и рыдание: мужья оплакивали спутниц жизни, матери оплакивали детей своих, брат – брата, и некому было пожалеть их. Свершился гнев Божий на них. Их выгнали из города, и разместили их татары на болонье около Вислы, и были они два дня на болонье, потом их стали убивать всех, мужчин и женщин, и не оставили из них ни одного человека.

Потом татары пошли к городу Лысцу. Пришли они к нему и обступили: город был в лесу, на горе, и была в нем каменная церковь Святой Троицы. Город не был укреплен, татары взяли его и всех зарубили, от мала и до велика. Потом Бурундай вернулся на запад, в свои становища.

Так окончилось Сандомирское взятие.

1263 лето. Александр едет в Орду уговаривать татар отказаться от карательного набега на восставший Ростов, Суздаль, Владимир и Ярославль, где убили сборщиков дани. Смерть на обратном пути Великого князя владимирского Александра Ярославовича Невского, который разделил свои владения между сыновьями, главой Московского удела стал Даниил Александрович. К концу XIII века в Москву стекались выходцы из других регионов Руси, что способствовало развитию Москвы.

В год 6773 (1265). Явилась на востоке звезда хвостатая, страшная на вид, испускающая большие лучи; из-за этого назвали эту звезду волосатой. При виде этой звезды охватил всех людей страх и ужас. Мудрецы, глядя на звезду, говорили, что будет великий мятеж в земле, но Бог спасет нас своею волею. И не было ничего.

В этом же году скончалась великая княгиня Василькова по имени Елена. И похоронили ее тело в церкви святой Богородицы в епископии Владимирской.

В год 6774 (1266). Был великий мятеж среди самих татар, они перебили друг друга бесчисленное множество, как песок морской.

1271 лето. Москва управлялась тиунами (наместниками) Великого князя Ярослава Ярославича.

В год 6779 (1271). Умер благоверный христолюбивый великий князь владимирский по имени Василько, сын великого князя Романа. И похоронили его тело в церкви святой Богородицы во Владимирской епископии.

В год 6780 (1272). Начал после него княжить сын его Владимир, сияя правдолюбием и справедливостью к своим братьям, и к боярам, и к простым людям.

А Лев стал княжить в Галиче и Холме после брата своего Шварна.

1272 лето. Рождение у Ярослава Ярославича сына Михаила Ярославича – будущего Тверского князя и Великого князя Владимира. См. 1288 л.

1274 лето. Ордынский хан Менгу-Тимур посылает рать на помощь Льву Галицкому против Литвы. Татары двигались на запад через смоленские и тверские земли, и сожгли посад города Ржева, но крепости не взяли.

К концу 13 века хан Берке передаёт сбор дани с русских земель мусульманским купцам –«бесерменам», которые для своего обогащения увеличивают поборы, что вызвало ряд восстаний и хан передаёт сбор дани в руки князей, под контролем «баскаков», наезжающих в особых случаях. Последний приезд был с ханом Чол –(Щелкан), действия которого вызвало восстание в Твери. После подавления восстания русскими князьями, сбор дани доверили Московскому князю Ивану IКалите. Раскол в империи растёт всё больше и иногда десятилетиями никто не знал кому платить в Орде, где не знали кто должен им платить. Собранное по татарскому налогообложению остаётся у Великого князя, и направляется на укрепление войска и политического объединения княжеств вокруг Великого князя. Новая система налогообложения, как и почтовая связь приходят на Русь через приказы Орды.

19 марта 1275 года в решающем сражении у Динцзячжоу была разбита китайская армия, после чего монголы с лёгкостью продолжили захватывать территории. В 1276 году они взяли столицу Линьань и императора в плен. В 1279 году монголы разбили последние силы сопротивления в Яйшань, таким образом, закончив завоевание Китая.

1281 лето. У князя Даниила Александровича родился сын — Юрий Данилович – будущий князь московский с 1303 лета. Великий князь Владимирский с 1317 лета.

Желая незаконно вступить в княжение нал Суздалем Андрей Александрович приводит татар и разоряет город. Так же и в 1293 лето.

1282 л. Даниил Александрович, хоть и принял участие в междоусобице, но старался никакой активности не проявлять, и старается держать дистанцию от Орды.

Снова начинаются набеги Шведов на Финские земли. Главным достижением Шведов становится установление города Выборг в 1293 лето.

1288 л. Михаил Ярославич с юных лет участвует в политических столкновениях, теперь с Дмитрием Александровичем у Кашина. Войска простояли напротив друг друга и разошлись, что было равносильно победе юного князя. Хотя я бы постарался понять, кто поставил свои войска так, что не дал шансов для успеха противнику. Но надо отдать должное и противнику. Величайшее мастерство уйти от поражения без боя.

31.03. У Даниила сына Александра Невского родился четвёртый сын — будущий князь московский с 1325 л. и князь великий владимирский с 1328 л.

1293 л. Москва разорена ордынским царевичем Дудени «Дюденева рать», во время которого Михаил заручился покровительством темника Ногая и сумел сохранить Тверь от погрома. Сразу по окончании военных действий Даниил Александрович возглавляет теперь уже коалицию против старшего брата Александра Александровича, претендующего на Владимирское великое княжение. Вместе с ним в коалицию входит и Михаил Александрович, противящийся Андрею Александровичу, желавшему сесть на стол Суздальский и приведшего татар на Суздаль во второй раз. Но одновременные претензии союзников на Переяславль поссорили князей и в 1300 лето Михаил начинает свою политическую игру за власть. И после смерти Андрея Александровича Михаил Ярославич отправляется в Орду за ярлыком на Великое княжение во Владимире. Там они сталкиваются.

Шведы строят на Финских землях город Выборг.

Расположение Великого мёртвого Царства Золотого Рода Чингизидов наглядно подтверждается картой 1294 года, изготовленной в период правления основателя \Империи Юань Хаана Хубилая, на которой северная граница опустилась намного ниже и как бы подчёркивает «Великий Шалаш» — Йэхэ Отог.

«Ставшая высокой (по широте) твоя держава принизится, ставшее горой твоё государство понизится!»

Понижение границы государства и отказ от богатейшего природного края северного Байкала могло произойти только в одном случае – на эту местность накладывался Йэхэ Хори – Великий Запрет!

Марко Поло: «Всех Великих государей – знайте ли, хоронят на горе Алтай, и где бы не умер очередной вождь Татар, хотя бы и за сто дней пути до того места — его везут хоронить только туда!»

Алтаем средневековые монголы называли всю северную территорию своего государства, и северный Байкал в виде символической гигантской горы-пирамиды не являлся для них исключением.

1295/96 л. Даниил Александрович отказывается от приглашения княжить в Новгороде, так как защищал в это время Переяславль, помогая племяннику Ивану Дмитриевичу. После смерти Ивана в 1302 лето присоединяет Переяславль к Московскому княжеству.

Шведы из Выборга атакуют с выборгским наместником Сигурдом Локке новгородское укрепление Корельский городок или по-шведски – Кексгольм и разоряют его. Русские восстановили город, и борьба за него растягивается на долгие годы.

Автор: Павел Шашерин

Источник:

Поделиться в социальных сетях:


Понравилась статья? Поддержите Салика, жмите:



+8
268
Распечатать
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Высший разум рекомендует
Пишут в блогах
Интересное видео