Мы в социальных сетях:
Круглосуточное вещание!

Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука»

Мы не автоматический, тематический новостной агрегатор

Статей за 48 часов: 120

Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

История Руси с 1300 лета. 14 век

Время прочтения:
История Руси с 1300 лета. 14 век

1300 лето. Не до конца выяснены обстоятельства усиления города Москва, отданного Александром Невским в удел своему младшему сыну Даниилу, на фоне других городов, но именно сюда стекаются выходцы из других регионов Руси, что способствовало развитию всего региона. Московский князь Даниил сын Александра Невского присоединяет к своим владениям город Коломну, расположенный на слиянии реки Москвы с Окой. В этот год Михаил Ярославич начинает свою политическую игру за высшую власть. После смерти Андрея Алексеевича Тверской князь, получив поддержку митрополита Максима, отправился в Орду за ярлыком на Великое княжение во Владимире.

(Salik.biz)

Зарождение турецкой державы. Князь тюркского племени «кайны», народа, находящегося под правлением тюркского кагана — «туркім будуным», то есть, «управляемым мною народом». Осман I, по имени которого было названо государство, в 1299 лето порывает с зависимостью вассальной от «иконийского сельджукского султаната» и начинает приращивать к своему княжеству соседних земель. В 552−745 в Центральной Азии существовал Тюркский каганат, который в 603 году распался на две части: Восточный и Западный каганаты. В состав Западного каганата (603—658) вошла территория Средней Азии, степи современного Казахстана и Восточный Туркестан. Восточный каганат включил в свой состав современные территории Монголии, северного Китая и южную Сибирь. В 658 году Западный каганат пал под ударами восточных тюрок. В 698 году вождь племенного союза тюргешей — Учэлик основал новое тюркское государство — Тюргешский каганат (698−766).

Карта Византийской империи 1301 лета.

1301 лето. Даниил присоединяет некой хитростью к Московскому княжеству город Коломна.

Родился князь Александр Михайлович – будущий князь города Твери, Великий князь владимирский с 1326 по 1327 лето. С 1331 князь псковский до 1337 лета.

1302 лето. Князь Даниил Александрович, после смерти своего племянника Ивана Дмитриевича, присоединяет к Московскому княжеству Переяславльское княжество. Даниил принимает у себя всех беженцев, среди которых и боярин Фёдор Бяконт, отец будущего митрополита Алексия.

1303 лето. Сын Даниила, внук Александра Невского- Юрий Данилович овладевает Можайском -важным стратегическим пунктом в верховьях реки Москва на пути в Смоленск. Он становится первым московским князем, получившим в Золотой Орде ярлык на Великое княжение. Немногим соперником Москве, в деле объединении вокруг себя русских земель, остаётся Тверь.

1304 лето. Князь Юрий (Георгий) Даниилович отправляется в Орду за ярлыком на великое княжение, но тот достаётся тверскому князю Михаилу Ярославичу – его дяде по отцу, дедом которых был Александр Невский.

1305 лето. Умирает брат Георгия Андреевича сына Андрея Ярославича – князь Михаил Андреевич бездетным и на его место заступает младший третий брат Василий Андреевич, в годы правления которого произошли бедствия для Суздаля, когда татары, оказывая помощь Андрею Александровичу, для вступления на стол Суздальский незаконно, дважды разоряют Суздаль и другие города в 1281 и 1293 лето. После Василия Андреевича Суздалем правит умный Александр Васильевич, который уступит Стол Великокняжеский князю Ивану Калите, разумно признав над собой власть Москвы. Вместе с московским князем дважды ходил на тверского князя Александра в 1327 и 1329 лето – соперника Москвы.

1305/7 л. Юрию Даниловичу приходится отражать нападение тверского князя (его дяди) на Москву.

1311 лето. Дмитрий сын Михаила Ярославича участвует в подготовлении военного похода на Нижний Новгород, который был под властью московского князя Юрия Даниловича, но митрополит Пётр не даёт благословения на этот поход и Дмитрий отказывается от военных действий. См. 1320 лето.

1312 л. Первая половина XIV века время правления хана Язбека и пришедшего вслед ему Джанибека — это золотое время Орды, где уживались мирно представители всех религий и разных наций, в основном торговцев. Хан Узбек в месте слияния рек Ахтуба и Волги, на месте оживлённого перекрёстка торговых путей закладывает вторую столицу Орды Сарай аль-Джедид (Новый Сарай), где насчитывались 13 соборных мечетей, так же храмы других верований. Ханский дворец Аттук -Таш (Золотая голова), в пригороде Гюлистана строится ещё один дворец.

Михаил Ярославич в споре за трон с московским князем, два года проводит в Орде, но в 1313-е лето получает ярлык на великое княжение. Только вот Новгород отказывается признать его власть. Тверской князь Михаил Ярославич ведёт ордынский отряд на непокорный город и берёт Торжок, после чего заключает выгодный для себя мирный договор.

Ярлык хана Язбека митрополиту Петру. Переписчики даже не знают, что «и» это знак препинания, а не союз, потому изменяю текст по правилам. Ярлык Язбяка (Узбека) царя, Петру митрополиту, всея Руссии и чудотворцу.

Вышнего и Безсмертного Бога силою и волею, величеством и милостью Его многою — Язбяково слово. Всем нашим князям Великим, средним, нижним, и сильным воеводам и вельможам, и князьям нашим удельным – дорогим (сердцу) и славным, и Польским князьям Высоким и нижним, и книжникам – устав держащим, и учителям людским — повествующим (летописцам), и собирателям даней – «баскакам», и послом нашим и гонцам, даньщикам, писцам, и мимоездящим посольствам, и ловцам нашим, и сокольничим, и (ге)пардникам, и всем людям- высоким и нижним, малым и великим, нашего царства, по всем нашим странам, по всем нашим улусам, где нашего Бога Безсмертного силою власть держится и слово наше владеет. Да никто не обидит на Руси соборную церковь Митрополита Петра, и его людей и церковных его. И никто же взимает ни стяжаний, ни имений, ни людей. Так как знает Петр -митрополит правду, и правильно судит, и управляет людьми своими в «Правде», в чем ни будь: как в разбои и в поличном, и в тяжбе, и во всяких делах ведает сам Петр Митрополит един, или кому прикажет. Да все покоряются и повинуются Митрополиту, (так как) все его церковные притчи, по первым от начала законам церковным и по первым грамотам наших первых Царей, их великих грамот и Дефтерем. Да не вступаются в церковное и митрополичье (дело) никто, поскольку, то Божие все сутью. А кто вступится на наш ярлык и наше слово не послушает, тот есть Богу повинен, и гнев на себя от него примет, а от нас казнь ему будет смертная. А митрополит правым путем ходит и правым путем пребывает, спешит правым сердцем и правою мыслью вся своя церковная управлять и судить, и ведает, или кому повелевает какую деятельность и управление. А нам в это не вступаться ни во что, ни детям нашим, ни всем князьям нашего царства во всех наших стран, и во всех наших улусах. Не вступаются никто же, ни чем, в церковные или в митрополичьи, ни в волости их, и в села их, ни во всякие ловли их, ни в борти их, ни в земли их, ни в улусы их, ни в лесы их, ни во ограды, ни в волостных места их, ни винограды их, ни в мельницы их, ни в зимовища их, ни в стада их конные, ни во всякие скотския стада, но вся стяжания и имения их церковные, и люди их, и вся причты их, и вся законы их уложенные старые от начала их — то все ведает Митрополит, или кому прикажет; да не будет ничто же перечинено, или порушено, или кем изобижено. Да пребывает митрополит в тихом и кротком житии, без всяких голки. Правым сердцем и правою мыслью молит Бога за нас, и за наших жен, и за наших дети, и за наше племя. И мы так же управляем и жалуем, как и прежние Цари ярлыки им давали и жаловали их; а мы, по тому ж пути, теми же ярлыками жалуем их, да Бог нас пожалует, заступит. А мы Божие сбережём, и данного Богу не взимаем. А кто взимает Божия, и тот будет Богу повинен, а гнев Божий на него же будет, а от нас будет казнен смертною казнью, да бы, то видя, и иные в боязни будут. А поедут наши баскаки, и таможенники, данщики, сборщики, писцы- по сим нашим грамотам, как наше слово молвило и уставило, да все будут целы соборные церкви митрополичьи, ни кем, ни от кого не изобижены вся его люди и вся его стяжания, как ярлык имеет: архимандриты, игумены, попы и вся причтённые церковные, ничем никто да не будет изобижен. Дань ли на нас имеют, или иное что ни будь: тамга ли, по плугу сбор ли, ям (моголы утроили ямскую почту), мыт ли, мостовщина ли, война ли, охота ли какая ни буди наша; или когда на службу нашу с наших улусов повелим рать собирать, где захотим воевать, то от соборные церкви и от Петра Митрополита никто же да не взимает, и от их людей и от всего его причта: те ибо за нас Бога молят, и нас блюдут, и наше воинство укрепляют; кто ибо того и прежде нас не ведает, что Бога безсмертного силою и волею живут все и воюют? то все ведают. И мы, Богу молясь, по «Первым грамотам» царей, грамоты им давали жалованные, а не изменяли ни в чем. Как, то было прежде среди нас, так молвили и наше слово уставили. По первому пути которым дань наша прибудет, на запросы наши накинем «дань с плуга», или на послов наших будут, или на прокорм воинов наших и коней наших, или подводы, или корм послов наших, или наших Цариц, или наших детей, и кто ни есть, и кто ни будь, да не взимают, да не просят ничто же; а что возьмут, и они отдадут назад третьей, аще будет взяли за нужду великую; а от нас им будет не кротко, а наше око тихо на них не смотрит. А что будут церковные люди, ремесленники кои, или писцы, или каменные созидатели, или деревянные, или иные мастера какие ни будь, или ловцы какова лова ни буди, или сокольничие, а в то наши никто не вступаются и на наше дело да не имеют их, гепардники наши, охотники наши, и сокольничие наши, и побережницы наши да не вступаются в них, и да не взимают у них их мастеровых орудий, да не отнимают ничего же. А что закон их и в законном владении их: церкви, монастыри и часовни их, ничем да не вредят их, ни хулят. А кто начнет веру хулить или осуждать, и тот человек не извинится ничем уже и умрет злою смертью. А что попы и дьяконы их, един хлеб ядят, и во едином дому живут, у кого брат или сын, и тем, по тому же пути, наше жалованье. И кто бы от них не выступил, а Митрополиту не служит, а живет тот сам именем поповским, да отнимается, и даёт дань. А попы и дьяконы, причтённые к церковному, пожалованы от нас по первой нашей грамоте, и стоят молящиеся за нас Богу правым сердцем и правою мыслью, а кто начнёт не правым сердцем о нас молиться Богу, то грех на нем будет. А кто будет поп или диакон, или причетник церковный, или людей, кто ни будет от куда ни есть, митрополиту похотят служить и о нас Бога молить, что будет о них у митрополита в мысли, то ведает митрополит. Так слово наше учинило, и дали Петру митрополиту грамоту сию для крепости его, да бы сию грамоту видели и слышали все люди, и все церкви, и все монастыри, и все причтённые к церкви, да не послушают его ни в чем, но послушные ему будут, по их закону и по старине, как у них из стари идет. Да пребывает Митрополит правым сердцем, без всякой скорби и без печали, Бога моля о нас и о нашем царстве. А кто вступится в церковное и в Митрополичье, и на того гнев будет Божий, а по нашему великому истязанию не извинится ничем уже, и умрет злою казнью. Так ярлык дан. Так молвили и слово наше крепко. Такой крепостью утвердили его Заячьего лета, осеннего первого (сентября) месяца, 4 ветхого (дня). На полных (листах) писан и дан.

А после прочитанного стоит задать вопрос: какой религии придерживались Моголы, которых относят к язычникам. Разве может язычник говорить о Боге Едином? Задам вопрос в Википедию…

Ибн ал-Асир: «Что касается их веры, то они поклонялись Солнцу при его восходе. У них не было запретной пищи, и они ели всех верховых животных, собак, свиней и прочее».

Картлис цховреба: «В обычае же было у них поклонение Единому Богу, которого на языке своем именовали Тенгри. И начинали писать так: «сангу Тенгри кучундур», то есть: «силою бессмертного Бога».

Киракос: «У них нет богослужения, они не кланяются, но Божье имя упоминают часто, при любом случае. И мы не знаем, воссылают ли они хвалу Богу Сущему или призывают другое божество, да и они тоже не знают. По обычно они рассказывают вот что: государь их — родственник Бога, взявшего себе в удел «небо», и отдавшего землю ха-кану (верховному хану). Говорили, якобы Чингиз-хан, отец ха-кана, родился не от семени мужчины, а просто из невидимости появился свет и, проникнув через отверстие в кровле дома, сказал матери [Чингиза]: «Ты зачнешь и родишь сына- владыку земли».

Иоганка: «Ведь татары военной мощью подчинили себе разные племена из народов христианских, но позволяют им по прежнему сохранять свой закон и веру, не заботясь или мало заботясь о том, кто какой веры держится — с тем, чтобы в мирской службе, в уплате податей и сборов, и в военных походах они [подданные] делали для господ своих то, что обязаны по изданному закону… И были там татары, судьи баскардов, которые, не будучи крещены, но исполнены несторианской ереси, когда мы стали проповедовать им нашу веру, с радостью приняли [ее]».

Бридия: «Однако тартары верят в Единого Бога, Создателя вещей, видимых и невидимых, и подателя благ на этот век, равно как и зла. Однако они не почитают Его должным образом потому, что имеют разных идолов. У них есть некие изображения человеческих фигур из войлока, которые они помещают по обеим сторонам от входа в юрту над «выменем», сделанным ими из войлока, подобным образом утверждают, что они являются хранителями скота и приносят им в жертву молоко и мясо. Но в большей степени они почитают шелковых идолов, которых они кладут на крытую повозку, и у входа в юрту… Они никого не принуждают оставлять свою веру, только бы повиновался во всем их приказам».

Фома Сплитский: «Они не связаны ни христианским, ни иудейским, ни сарацинским законом, а потому им не ведома справедливость и не соблюдают они верности клятве». Иисус запретил клясться…

Рубрук: «Итак, в канун Пятидесятницы мы собрались в нашей часовне, и Мангу-хан прислал трех секретарей, чтобы были третейскими судьями: одного христианина, одного сарацина и одного тиуна; и было заявлено: «Приказ Мангу-хана следующий, и никто да не дерзает говорить, что этот приказ разнится от приказа Божия. Он приказывает, чтобы никто под угрозой смертной казни не смел говорить едких или оскорбительных для другого слов, и чтобы никто не устраивал смуты, могущей помешать этому делу».

Но в 1314 лето Новгород одерживают верх над войском Твери. Со сменой власти в Орде, к хану Язбеку Юрий едет в надежде получить новый ярлык, при этом заручается поддержкой Новгорода и другими князьями. Заключается брачный союз с сестрой хана – Кончакой, с чем Юрий Даниилович получает ярлык на великое княжение. Но по возвращении недалеко от Твери -у села Бортенево Михаил Ярославич нападает на Юрия Владимировича и принуждает ордынский отряд к капитуляции. Невеста Юрия Кончака попала в плен и там умерла и тверского князя вызывают на суд. Тверского и Московского князя вызывают на суд в Орду. Михаил мог выбрать бегство, но понимал, что в след за этим последует карательный поход против Твери. Михаилу выдвигают обвинения в убийстве сестры хана Кончаки, в невыплатах дани и враждебных Орде сношениях с Литвой. Михаила Ярославича казнили. Юрий подтверждает своё право на трон Великого князя. Тело Михаила Ярославича перевозят в Москву и на следующий год его сын Александр просит перевести останки отца в Тверь, где он был похоронен в Спасском соборе города Тверь. Михаил Данилович канонизирован как мученик за православную веру. День памяти 22 ноября (5 декабря).

Опять политические игры: человек приговорённый к смерти за убийство, за сопротивление власти и попытку захвата власти незаконным путём, канонизирован, как святой!

1315 лето. Ржевский князь Фёдор решил перейти на сторону Твери от владимирского князя Михаила, который собирает войско, получает помощь от татар и осаждает Ржев. Фёдору пообещали помочь Тверь, Москва и Смоленск, но обещаний своих не сдержали. Михаил берёт Ржев штурмом, разграбил и княжество забирает.

1318 лето. В Твери входит на стол княжеский Дмитрий Михайлович (05.09. 1298 л.р.) (Грозные очи), в 20 лет Великий князь владимирский. Старший сын тверского князя Михаила Ярославича.

1320 лето. Дмитрий Михайлович женится на Марии Гедеминовне, показывая этим направленность на сближение с Литовским княжеством. Так же проявляется ненависть по отношению к московскому князю Юрию Даниловичу. Он выжидает счастливого случая и получает его в … 1322 лето. Тверской князь Дмитрий Михайлович, видимо мстя за отца, нападает на караван Юрия Даниловича, идущего с данью в Орду (ордынский выход), и завладев богатством из каравана, выкупает ярлык на Великое княжение во Владимире. Судя по- всему никто отпущен не был из каравана, чтобы не сообщить о подлинном хозяине выплаты дани. Не только вор, но и убийца, завладевающий властью обманом.

1323 лето. Юрий Данилович на стороне Новгорода выступает против Шведов и участвует в заключении «Ореховского мирного договора». Пополнив казну за счёт контрибуции, Юрий снова отправляется в Орду с новой данью за ярлыком. В Орде он был убит Дмитрием Михайловичем копьём на улице.

1325 лето. По инициативе митрополита Петра в Московском Кремле заложен каменный собор Успения Божией Матери, а позднее построены каменные храмы Спаса Преображения, Михаила Архангела, Иоанна Лествичника под колокола. Находясь в Орде, встретив московского князя у кафедрального собора в Сарае -столице Золотой Орды, в годовщину казни отца Дмитрия, он убивает московского князя Юрия Даниловича и за это самоуправство, по приказу хана Язбека Дмитрий Михайлович казнён. Какой же злобой и желанием власти надо обладать, чтобы убить родственника перед христианским храмом? После смерти Юрия Даниловича его сын Иван Юрьевич получает московский стол. См. 1327 л. А после казни Дмитрия Михайловича в Сарае по приказу Язбека, его младший брат Александр Михайлович получает ярлык на великое княжение во Владимире и вместе с ним приезжает ордынский посол Чол-хан, который своими бесчинствами вызвал недовольство жителей города и был убит. После убийства посла ханского, Александр Михайлович бежит во Псков. Язбек-хан организовывает поход на Тверь, к которому присоединяется московский князь Иван I Калита. Тверь разорена, но на Псков ордынское войско не пошло. Разочаровавшись в союзниках, Иван I Калита прибегает к помощи митрополита Феогноста, который отлучает псковичей от церкви и Александр вынужден бежать в Литву. См. 1337 лето.

1326 лето. В Москву переносится из порочного Владимира резиденция русских митрополитов, во главе со Святым Петром -митрополитом всея Руси, что знаменовало рост политической роли Москвы и придания Москве статуса столицы религии.

Азия. Сын Османа I Орхан захватывает крупный византийский город Бруссу (Бурсу) и делает её столицей Османского государства и начинает чеканить собственные деньги. В городе Никея Орхан открывает первое медресе.

1327 лето. По велению хана Язбека Иван I Данилович Калита становится «старшим» над русскими князьями в составе «Федорчуковой рати», разоряет Тверь и в …

Московский князь Иван IКалита вместе с Суздальским князем Василием Андреевичем идут на Тверь против князя Александра.

1328 лето Иван IДанилович Калита (правление с1325 по 1340 л) получает ярлык на Великое владимирское княжение. С этого времени он отдаёт все силы и время на объединение русских земель, воюя с Новгородом и Смоленском. Получает прозвище «Калита» (кошелёк, не путать с «каликой перехожей»). Иван IДанилович Калита получает в Орде право самому собирать дань с русских земель, обеспечивая полную и современную выплату «ханского выхода». Проявив дипломатический талант Иван I обеспечивает Руси десятилетия без нашествия из Орды. Москва становится при его правлении не только столицей, но и религиозным центром православия на Руси, когда 11 лет назад митрополит Пётр переехал из Владимира в Москву. Теперь митрополит Феогност окончательно переносит резиденцию митрополита в Москву.

1330 лето. Потомок татаро-ордынского мурзы Чета крестится и принимает имя Зернов. У одного из его потомков родился сын Иван Годун – начальный рода Годуновых, другой сын Фёдор по прозванию Сабур – родоначальник рода Сабуровых. Шестнадцатилетняя дочь дворянина Юрия Константиновича Наталья Сабурова станет в 1505 лето супругой Великого князя Василия III.

1331 лето. Пожар в Москве и теперь Кремль обносится новой стеной и башнями, срубленными их дубовых стволов, отличающихся крепостью и пожароустойчивостью. Возводятся Успенский собор и другие храмы. См. 1367 лето.

1337 лето. Преподобный Сергий Радонежский с братом Стефаном основывают Троицкую пустынь. Первым был деревянный храм во имя Живоначальной Троицы, вскоре Стефан ушёл в Московский Богоявленский монастырь. Варфоломей принимает постриг под именем Сергия.

Язбек-хан прощает Александра Михайловича и тот возвращается на свой стол, что привело к противостоянию местного боярства и многие бояре переезжают в Москву. В Орду пишутся доносы на Александра Михайловича. Пользуясь этим недовольством Иван IДанилович обвиняет нового тверского князя в союзе с Литвой. После чего Александр Михайлович со старшим сыном Фёдором казнён в Орде.

В этот год, по заказу Суздальско-нижегородского князя Дмитрия Константиновича была записана на пергаменте летопись, сохранённая в едином списке. Получила летопись наименование по имени летописца – суздальского инока Лаврентия, но принадлежала летопись Владимирскому «Рождественскому» монастырю. Уже позднее она попадёт в руки графа Мусину-Пушкину, потом императору Александру III, который подарит её «Публичной библиотеке» Санкт-Петербурга.

1339 /40 л. Выстроен новый Кремль из дубовых брёвен, который 25 лет защищал Москву. Иван IДанилович Калита был женат дважды: на Елене, которая умерла в 1331 лето, и Ульяне. Имел двух сыновей от первого брака: Семёна Ивановича Гордого и Ивана II Ивановича Красного (родившегося на красную осень), оба стали Великими князьями. Третий сын получил княжеский стол в Серпухове. В успенском соборе похоронен первый глава Русской церкви, причисленный к лику святых, митрополит Пётр. Память его 21 декабря (4 января).

1340 лето. Умер Иван I Данилович Калита. Князь суздальский Константин Васильевич мог объявить себя (по старшинству своему) наследником великокняжеского престола, но Симеон сын Ивана Калиты, богатейший из всех князей Руси, одерживает верх, и хан Язбек поддерживает его. Новый Великий князь московский Семён Иванович Гордый (07.09. 1317 л- 26.04. 1353 лл.)

Следующие после Калиты московские князья не имели такой силы политической над другими князьями и Суздаль начинает борьбу за отделение. Так же города Нижний Новгород и Городец на Волге образовывают отдельное княжество и в 1350 лето Константин Васильевич переносит столицу из Суздаля в Нижний Новгород – подальше от Москвы.

1347 лето. В новом своём дворце в Гюлистане хан Орды Джанибек заключает договор с Венецией. Новый Сарай, как столица Орды, разросся до невероятных размеров для того времени. На правом берегу Урала развивается город Сарайчик с ремесленниками, через него лежала дорога к новому центру Золотой Орды. От Волги на десяток километров вдоль Ахтубы стояли сады, рощи туковых деревьев и возделанные поля. У Джани-бека с Москвой сложились доверительные отношения после излечения митрополитом Алексеем жены Джани-бека- красавицу Тайдулу, которая на всю жизнь осталась другом Руси. Но один из наследников Джани-бека, а именно Барди-бек убил отца своего и захватил власть в Орде. Он казнить всех своих братьев, но потеряв поддержку, вскоре сам был убит. Начинается «великая замятня», приведшая к упадку стабильности в Орде. См. 1395л.

1350 лето. Родился будущий Великий князь московский с 1359 лета Дмитрий Иванович Донской и князь Владимирский с 1362 лета. Православный святой. Сын Великого князя Ивана II Красного и второй его жены Александры. На московском столе с девяти лет, с 1359 лета. См. 1362 лето.

Желая сбросить зависимость от Москвы князь Константин Васильевич переносит свою столицу из Суздаля в Нижний Новгород – подальше от Москвы. Возводит каменный собор в Нижнем Новгороде. Границы Суздальско-Нижегородское княжество расширяет свои границы, охватывая всё Поволжье до Юрьевца на севере и до реки Сузы на Юге. У Константина Васильевича четверо сыновей: Андрей, Дмитрий, Борис и ещё один Дмитрий Фомин (Ноготь), который остался без удела, но дал начало роду Ногтевых.

Во время княжения Константина Васильевича в Суздале разразилась «чёрная смерть», когда заболевший человек начинал плевать кровью и умирал за два три дня. «Нельзя изобразить зрелища столь жестокого, когда юноши и старцы, супруг и дети лежали в гробах друг подле друга. В один день исчезали целые семьи». Чёрная смерть и татары истребили большинство жителей Суздаля. Исчезают деревянные храмы, а каменные никто не строит.

1352 лето. Османская армия переправляется через Дарданелы. См. 1354 л.

1353 лето. Великий князь московский и владимирский Иван IIИванович Красный (кроткий). Умер в 1359 лето. Второй сын Ивана I Даниловича Калиты от жены Елены. Первое прозвище получил за рождение в Фомино воскресенье – Красная горка, второе «кроткий» получает за миролюбивый характер. По завещанию отца получил в удел город Звенигород и третью часть доходов от Москвы. Великим князем становится после смерти его старшего брата Семёна Ивановича и всех его сыновей во время «великого мора» — эпидемии чумы, после противостояния Суздальско-Нижегородскому князю Константину Васильевичу.

1354 лето. Митрополитскую кафедру занимает митрополит Алексий, который имел большое влияние на князя Ивана IIИвановича Красного. От второго брака Ивана IIс Александрой -дочерью московского тысячного В. В. Вельяминова у него родился сын Дмитрий Иванович (Донской). В эти годы митрополит Алексий, с поддержкой константинопольского патриарха Филофея, предлагает троицким монахам принять новый монастырский устав – общежительный. Сергий Радонежский становится его первым игуменом. (В описании жизни Сергия Радонежского инициативу этого изменения приписывают Сергию)

Азия. Армия Османского султаната овладевает городом Галлиополи.

1356 лето. Литовский князь Ольгерд осаждает город Ржев, который обороняет небольшой гарнизон с князем Иваном во главе и наспех собранным ополчением. Отбиты два штурма, но горожане начали бунтовать, требуя открытия ворот и перейти под власть литовцев. Осаждающие совершают подков под стену и обрушили часть крепостной стены, после чего город сдаётся.

Чингиз-хан разделил завоёванные земли между сыновьями. Улус старшего сына Джучи-хана со временем становится «Золотой (чистой) ордой». Рассвет приходится на первую половину XIVвека. Правил в это время Язбек-хан, который воспитан мусульманкой-кормилицей, и он вводит ислам, как религию государственную. Сын Язбека – Джани-бек, внук Берди-бек, когда его отец и дед заболел, решил не дать ему поправиться и приказали отправить к Аллаху. С этого начинается «великая замятня» или смута.

1359 лето. Кульна убивает Берди-бека (и теряет приставку «бек» -«уважаемый, благородный»). Кульну и его сыновей убивает Навруз или Науруз, которого убивает Хизр со всей семьёй, а его убивает собственный сын и становится ханом на пять недель. Итого за 20 лет 25 ханов. Золотая орда разделяется на две части. На Западе темник Мамай никак не связанный с родом Чингизидов, и правит через подставные лица – ханов с генеалогией Чингизидов. С 1361 по 1380 год, в период «Великой замятни» (длительной междоусобной войны в Золотой Орде), от имени марионеточных ханов из династии Батуидов управлял западной частью (временами также столицей) Золотой Орды. Со второй половины 1350-х годов Мамай становится наместником Крыма и Северного Причерноморья. С 1357 года при хане Берди-бек занимал должность бекляр-бека — одну из двух главных в администрации Золотой Орды. В его функции входило руководство армией, внешними делами и верховным судом.

На Востоке Тохтамыш, за которым возвышался, по-настоящему великий, Тамерлан или Тимур хромец. Тохтамыш отвоёвывает часть Золотой орды у потомков Урус-хана и захватывает столицу орды Сарай.

Ордынское влияние на Русь ослабевает после этого.

Умирает Великий князь московский Иоанн II Иванович Красный и наследником становится старший сын Дмитрий Иванович (Донской), родившийся в 1350 лето. Суздальский князь Дмитрий Константинович с братом Андреем едет в Орду с подарками хану Наврусу и получает ярлык на великое княжение Владимирское. Но это противоречит внутренней политике, когда привыкли уже видеть великокняжеской столицей Москву. Дмитрий Константинович торжественно въезжает во Владимир, принимая благословение от митрополита московского Алексия. Новгородцы подчиняются его наместникам. Но московские бояре поднимаются на защиту своего малолетнего княжича.

1362 лето. Московские войска под управлением двенадцатилетнего Дмитрия Ивановича подходят к городу Владимиру. Князь Дмитрий Константинович, бежит в Суздаль и правит в своем уделе, сохранив свою самостоятельность. Получает ярлык на Великий стол двенадцатилетний Дмитрий Иванович Донской. Стол -княжеская регалия = плоское сидение без спинки, со валиками-опорам на торцах, на сиденье лежали подушки с овальными концами. В это время русские князья не ездили в Орду за ярлыком на Великое княжение, а ордынские послы приезжали «сажать на стол князя». Великий князь пешим вел в город за узду коня, на котором восседал ханский посол. До татарского нашествия на коне восседал митрополит или патриарх.

1362 л. Азия. Османы взяли Андрианополь (Эдирне) и начинают движение в глубь Балканского полуострова.

1365 л. Азия. Султан Мурад I переносит столицу Османского султаната в Эдирну. Византийский император становится данником султана. Хорош император!

1365 лето в Москве случился Великий пожар. Скончался нижегородский князь Андрей Константинович (старший из сыновей Константина Васильевича). Младшие братья начинают борьбу за Нижний Новгород. Дмитрий Иванович принимает сторону Дмитрия. С целью примирения братьев приезжает Сергий Радонежский, но и это не помогает. Тогда Дмитрий даёт Дмитрию свою дружину. При виде такого войска Борис Константинович уходит в Городец.

Сергий Радонежский склонил к миру с Москвой нижегородского князя Бориса Константиновича

1366 лето. Чтобы примириться с Дмитрием Константиновичем, сидевшем в Суздале, московский князь сочетается браком с его дочерью Евдокией Дмитриевной. Свадьбу отпраздновали в Коломне, поскольку Москва после «Великого» пожара в 1365 лето ещё не была восстановлена. Дмитрий Константинович остаётся править Суздалем, но уже присягнувшим Москве.

1367 лето. Уменьшение «ханского выхода» и усиление экономики Московского княжества, позволяют после «Великого пожара» установить новые стены Кремля из подмосковного белого камня. Современная экспертиза установила, что камень для Московского Кремля брался из того же карьера, что и камень для стен города Владимира. От этого Москва прозвалась «белокаменная». Внутри Кремля основаны Чудов и Вознесенский монастыри. К концу века вал со рвом вобрал в себя территорию Москвы, получивший название Белый город. Внутри вала основаны Высокопетровкий – 1380 лето (который должен был сгореть вместе с Москвой в 1382 лето), Рождественский -1386 лето, в 1397 лето Сретенский монастыри. На окраинах Москвы располагаются монастыри, выполнявшие роль форпостов на подступах к Москве: Данилов – основан в 1284 лето, Андроников 1362 лето, Симонов 1379 лето, которые также должен сжечь Тохтамыш, но не сжёг. Или можно предположить, что ордынцы, взяв штурмом Белокаменный Кремль, не смогли взять деревянные монастыри?

1368 л. Москвичи выдвигают под стены Ржева войска. Теперь горожане поднимаются против литовцев и открывают ворота. Сражение на улицах города приводит Ржев под власть Москвы.

1370 лето. Из Кафы (Феодосия) на Русь переезжает Феофан Грек и первая известная его работа -роспись Спаса на Ильине в Новгороде в 1378 лето.

1371 лето. Дмитрий Иванович ездил в Орду, откуда вновь привозит ярлык на Великое владимирское княжение.

Балканы. Армия Османской империи разгромила ополчение при Черномене на реке Марице, и открывает себе путь в Македонию, Сербию и Грецию.

1375 лето. После месяца осады Дмитрий Иванович берёт Тверь, после чего мирный договор ограничил самостоятельность Тверского княжества – главного соперника на Великое княжение на Руси.

1376 л. Князю 26 лет. Князь Дмитрий Донской предпринял попытку отобрать Ржев, его войско, плохо подготовленное, простояло под крепостью откатилось назад. Также после этого совершает поход на волжских булгар – вассалов Орды и заставляет их платить дань Москве, воспользовавшись междоусобицей среди ордынских ханов. Реальная власть держится в руках темника Мамая.

Весной 1376 года московский воевода и литовский князь Дмитрий Михайлович Боброк (искусник, хитрец)-Волынский во главе русского войска вторгся на среднюю Волгу, взял откуп 5 000 рублей с мамаевых ставленников и посадил там русских таможенников (дорогу).

В 1376 году перешедший на службу к Мамаю с левобережья Волги хан Золотой Орды Арапша разорил Новосильское княжество, избегая сражения с вышедшим за Оку московским войском.

О побоище иже на Пиане.

В лето 6885. <...> Того же лета перебежал из Синей Орды за Волгу некоторый царевич именем Арапша, и захотел идти ратью к Новугороду к Нижнему. Князь же Дмитрий Константинович посла весть к зятю своему к князю великому Дмитрию Ивановичу. Князь же великий Дмитрий собрав воинов многих и приходит ратью к Новугороду к Нижнему в силе тяжкой.

И не было вести про царевича Арапшу, и возвратился на Москву. А посла на них воевод своих, а с ними рать Владимирскую, Переяславскую, Юрьевскую, Муромскую, Ярославскую. А князь Дмитрий Суздальский посла сына своего, князя Ивана Дмитриевича, да князя Семена Михайловича, а с ними воеводы и воя многие.

И была рать велика весьма, и поидоша за реку за Пиану, и приходит к ним весть, поведали им, про царевича Арапшу на Волчьей Воде. Они же оплошались и с пренебрежением ходили, доспехи своя на телеги своя возложили, а иные — в сумки, а у иных сулицы еще не насажены были, а щиты и копья не приготовлены. А ездят, порты своя с плеч спустив, а петли расстегнув, так как взопрели и было им жарко, было ибо в то время знойно. А кто встал в жильё на постой, то мед или пиво испивали до пьяна без меры и ездили пьяные. По истине — за Пьяною пьяные! А старейшины их и князи их, и бояре старейшие, вельможи, и воеводы, те все поехали охоту творить, потеху эту сотворили, так как мнили себя, аки дома.

Здесь, согласно летописи, мы видим вопреки историческим сведениям, что пьяные были только те, кто стоял на постое в домах. Страшно, что войско осталось без командования, которое тешило себя «охотою», а это понятно не рядом с войском огромным.

А в то время языческие князи Мордовии подводят втайне рать татарскую из Мамаевы Орды на князей наших, на князей не ведающих. Про то (приближение татар) им вести не было и они (князья) ушли на Шипару. Там язычники быстро разделились на 5 полков, и внезапно из невести ударили на нашу рать в тыл, бьюще и колюще и секуще без вести. Наши же не успели ничего, что бы им (в ответ) сотворить, побежали к реке к Пьяне, а татары по следу их, бьющие их.

Первый удар пришёлся в тыл нашему войску по охотящимся князьям, находящимся на охоте. Войска стоят на берегу реки и вместе с тем в тыл им бьют татары, не использовав брода или моста. Что мы видим здесь: река теперь уже не «Пиана», а «Пьяна».

И тут убили князя Семена Михайловича и множество бояр. Князь же Иван Дмитриевич прибегают торопясь к реке Пьяне, гонимые неожиданностью и бросается на коне в реку и тут утонул, и с ним утонули в реке множество бояр, слуг и народа без числа. Сия же злоба случилась месяца августа во 2-й день, на память Святого мученика Стефана, в неделю (воскресенье), в 6-й час дня от полудня (в 18:00).

Татарове же одолевшие христиан, и стали на костях, полон весь и грабеж оставили тут, а сами пошли к Новугороду к Нижнему, спеша прийти безвестно. Князю же Дмитрию Константиновичу не было возможности стати против татар на бой, но побежал в Суздаль. А люди горожане новгородские разбежались в судах по Волге к Городцу.

Татарове же приидоша к Новугороду Нижнему месяца августа в 5 день, (на третий день) в среду, на память Святого мученика Евсигния (= Благознамённый. Антиохийского), в канун Спасову (медового) дня, остаточных людей – горожан, избили, а град весь и церкви и монастыри пожгли, и сгорело церквей в граде 32. Отошли же язычники от града в «Пятницу иноплеменницы», волости новгородские воюя, а села жгучи и множество людей посекли, а жен, детей и девиц в полон без числа повели.

Того же лета ходил выше реченный царевич Арапша и пограбил Засурье и огнем пожег и тогда.

Того же месяца августа приехал князь Василей Дмитриевич из Суздаля в Новгород в Нижний, посла и повелел вынуть из реки Пьяны брата своего, князя Ивана. И привез его в Новгород, и плакали над ним, и положили его в церкви каменой «Святого Спаса», в притворе, на правой стороне, за неделю до Господнего дни, в той же день месяца августа в число 23.

Повесть о побоище на реке Пьяне

Весть о приближении татарского войска достигла южнорусских рубежей задолго до приближения противника, поэтому в землях Нижегородского княжества удалось сформировать сильное войско для отпора противнику. Войска для отпора планировал вести сам Великий князь Московский Дмитрий Иванович, спешно откликнувшийся на просьбу о помощи своего тестя нижегородского князя Дмитрия Константиновича.

Ордынцы, тайно подведённые мордовскими князьями, напали на русский лагерь 2 августа 1377 года.

По сказанию летописцев, тогда сгорело в Нижнем Новгороде 32 церкви. 7 августа татары перестали жечь и разорять город, а женщин и детей повлекли в неволю.

Мордовские хищники, видя разгром земли Дмитрия Константиновича, также захотели воспользоваться обстоятельствами; они хлынули на Поволжье, начали грабить его, но были жестоко наказаны: Борис Константинович (брат Князя Нижегородского) погнался за ними, и у Пьяны истребил их, почти всех частью избив, частью потопив в реке, потом, зимою, вместе с племянниками Василием и Симеоном и воеводой московским, Свиблом, прошёл в самые улусы мордовские, выжег их, ограбил, избил множество жителей, некоторых взял в плен, и – всю землю мордовскую пустой сотворили.

Но тем не кончились бедствия Княжества Нижегородского: в следующем году явились новые толпы татар, а с ними и воины мордвы. Так за два года цветущие области Нижегородские превратились в пустыни, усеянные трупами и пепелищами.

1377 лето. Русские войска терпят серьёзное поражение на реке Пьяна, что в Нижегородской земле.

Хан Бегич, зная, где расположилось русское войско, оттягивает с приходом на место сражения и русские войска расхолаживаются, начинают гулять и в этом разгуле татары нападают неожиданно. От полного разгрома русские войска спасает полк Боброка князя Волынского, войско которого отбивает атаки татар на переправу через реку, чем даёт возможность спастись большей части и построиться уже за рекой.

В 1377 году чингизид Тохтамыш при поддержке войск Тамерлана начал поход по установлению своей власти в Золотой Орде.

Весной 1378 года, после того как пала восточная часть государства (Синяя Орда) со столицей в Сыгнаке, Тахтомыш вторгся в западную часть (Белую Орду), контролируемую Мамаем.

Но в 1378лето Дмитрий Иванович разбил татарское войско под командованием Бегича, в битве между реками Вожа — правый приток Волги и Красная Меча.

Темник Мамай присваивает себе титул царя, это даёт законное право Дмитрию Ивановичу выступить против него, не опасаясь объединения всех татарских сил. Сейчас он выполняет работу законного наследника титула Тимучина – хана Орды, который должен сам ставить на место выскочку Мамая.

Разъярённый Мамай собирает новую орду, в состав которой входят, кроме конных полков, генуэзская пехота. Мамай заключает союз против Дмитрия Ивановича с литовским князем Ягайло. 100 000 человек собрано для похода на Русь. Под знамёна Дмитрия Ивановича сходятся войска 23 русских князей, в том числе полки братьев Ягайло, Андрея и Дмитрия Ольгердовичей и псковское ополчение. Отсутствовали Тверичи, Смоляне и Новгородцы. В этот раз рязанский князь занимает выжидательную позицию. Умирает митрополит Алексий. Дмитрий Иванович пытается утвердить на посту митрополита своего ставленника – архимандрита Михаила (Митяя).

1378 лето. После смерти митрополита Алексия Сергия Радонежского приглашают занять митрополичью кафедру, но он отказался, так как испугался, что ему, как русскому человеку придётся подчиняться князю Дмитрию Ивановичу. Церковь православная в это время существовала в столице Орды Сарае. Явное противостояние Дмитрия Ивановича Орде подрывало расширение православия в Азии. Начинается разлад между церковью и властью князя на Русской земле, так как Константинополь назначает Киприана, а русский князь мечтает видеть на этом месте печатника (хранителя княжеской печати) Михаила или Митяя. Это не вызывало у Сергия Радонежского энтузиазма.

1379 лето. Поход Нижегородского князя Дмитрия Константиновича и Дмитрия Михайловича Боброка — князя волынского, на Литву.

С 1370 по 1380 лето отмечены конфликтом Великого князя Дмитрия Ивановича с митрополитом Киприаном. Ещё при жизни митрополита Алексия, пришло требование литовского князя Ольгерда патриарх константинопольский назначает Киприана митрополитом Литвы и Руси, поставив условие, что после смерти Алексия уже Киприан станет митрополитом киевским и всея Руси. Киприана выбрасывают из Москвы и за пределы Московского княжества. Но Михаил ставленник Дмитрия Ивановича (странное совпадение) умирает по дороге в Константинополь. И в 1381 лето Киприан приезжает в Москву, но уже в 1382 лето его снова вывозят из Москвы.

К апрелю 1380 года Тахтомыш сумел захватить власть во всей Золотой Орде вплоть до северного Приазовья, включая город Азак (Азов). Под контролем Мамая оставались лишь его родные половецкие степи — Северное Причерноморье и Крым.

В августе в Коломне проводится смотр русского войска и 20 августа войска выходят из города, а 30 августа переправилось через Оку. Ягайло не решается выходить на помощь Мамаю.

Задонщина.

Слово о Великом князе Дмитрии Ивановиче и о брате его – князе Владимире Андреевиче, как победили супостата своего – царя Мамая.

Великий князь Дмитрий Иванович со своим братом – князем Владимиром Андреевичем, и со всеми своими воеводами был на пиру у Микулы Васильевича: -«Ведомо нам брат, что у быстрого Дона царь Мамай, пришёл на Русскую землю, а идёт к нам в Залескую землю. Пойдём, брат, там в полуночную страну – жребия Иафетова, сына Ноя, от него же родилась Русь православная. Взойдём на горы Киевские и посмотрим на славный Днепр, и осмотрим всю землю Русскую. Оттуда на восточную страну жребия Симона -сына Ноя, от него родился хиновя (злой) -поганые (язычники), басурмане (безбожники). Ибо те, на реке Каяле (Калке) одолели род Иафетов. И от того времени Русская земля сидит невесёлая, а от рати на Калке до Мамаева побоища горем и печалью покрыта, плачет чадо свои вспоминая: князей и бояр, и удалых людей, что оставили дома свои и богатства – жён и детей, скот. Через то честь и славу мира сего получили, главы свои положивши за землю Русскую и за веру христианскую.

Прежние люди описали жалость земли Русской, прочее из книг приводили, потом описывали жалость и похвалу Великому князю Дмитрию Ивановичу и брату его князю Владимиру Андреевичу.

Сойдёмся, братья и друзья, и сыновья русские, составим слово к слову, возвеселим Русскую Землю и возвернём печаль на Восточную сторону – в Симов жребий и воздадим поганому Момаю победою, а Великому князю Дмитрию Ивановичу похвалу и брату его князю Владимиру Андреевичу. И скажем такое слово: «Лучше нам, братья, начать рассказывать новыми словами о восхваляемых этих людях, по нынешних повестях о полку Великого князя Дмитрия Ивановича и брата его князя Владимира Андреевича – внуках Святого Великого князя Владимира Киевского. Начнём рассказывать тебе о делах и по былинам. Не расплескаемся мыслью по землям, а вспомним первых лет времена и похвалим вещего Бояна – лучшего гусляра в Киеве. Ибо тот был вещий Боян, положивший гениальные пальцы свои на живые струны, воспевая князьям русским славу: первая слава Великому князю Киевскому Игорю Рюриковичу, вторую Великому князю Владимиру Святославичу Киевскому, третью славу Великому князю Ярославу Всеволодовичу.

Я вспомню рязанца Софония и восхвалю песнями и песенными буйными словами этого великого князя Дмитрия Ивановича и брата его князя Владимира Андреевича, а внуки Святого Великого князя Владимира Киевского. И ода эта князьям русским за веру христианскую.

А от битвы на Калке до Мамаева побоища 160 лет.

«Ибо сей князь Великий Дмитрий Иванович и брат его князь Владимир Андреевич помолился Богу и пречистой Его Матери, истязая ум свой будущей победой, и настрои сердца свои на мужество и наполнились ратного духа, установили себе храбрые полки в Русской земле, и вспомнили прадеда своего — Великого князя Владимира Киевского (крестителя Руси). Ой ли жаворонок (жа”воронограй = гадание по птичьему полёту), летняя птица, красных дней утеха, взлети под сини облака и осмотри сильный град Москву, воспой славу Великому князю Дмитрию Ивановичу и брату его князю Владимиру Андреевичу. Неужели буря соколов занесёт из земли насильников в поля половницкие (половники или половинские – окраинные земли, выплачивающие князю 50% жатвы)? На Москве кони ржут, звенит слава по всей земле Русской, трубы трубят на Коломне, бубны бьют в Серпухове, стоят нацелившись у Дона великого на берегу. Звонят колокола вечные в Великом Новгороде и стоят мужи новгородские у храма Святой Софии и говорят такое: -«Неужели нам, братьям не успеть на помощь к Великому князю Дмитрию Ивановичу».

И пока слово выговаривается, уже, как орды слетаются. Только то были не орлы слетающиеся, а выехали посадники из Великого Новгорода, а с ними 7 000 войска к Великому князю Дмитрию Ивановичу и к брату его князю Владимиру Андреевичу на пособничество.

К славному городу Москва съехались все князья русские, и сказали такие слова: -«У Дона стоят татары-язычники, и Мамай царь на реке Меча, между Чюровым и Михайловым, перейти в брод хотят, чтобы передать жизнь свою нашей славе».

Заметьте: никакой реки Непрядвы, а река Красивая Меча.

И сказал князь Великий Дмитрий Иванович: — «Брат князь Владимир Андреевич, пойдём туда, купим жизни своей славу и устроим землям удивление, старикам для повести, молодым на память. Храбрых своих испытаем на реке Дон. Кровью прольём за землю Русскую и за веру крестьянскую (христианскую)».

И говорил им князь Великий Дмитрий Иванович: -«Братья и князья русские, гнездо вы были князья Владимира Киевского (Ясно Солнышко) и не в обиду вы были по рождению своему для сокола, ни для ястреба, ни для кречета, ни для чёрного ворона и не для поганого этого Мамая».

О! соловей, летняя птица, почему бы тебе, соловей, не прощебетать славу Великому князю Дмитрию Ивановичу и брату его – князю Владимиру Андреевичу и земли Литовской двум братьям Ольгодовичам (дословно «Ольге подобные», в нашей истории прописаны, как Ольгердовичи) – Андрею и брату его Дмитрию, и ещё Дмитрию (Боброку) Волынскому. Ибо те сущностью своей сыновья храбрые – кречеты в ратном времени и известные полководцы, под трубами рождённые, под шлемами взлелеяны, с конца копий вскормлены, с острого меча поены в Литовской земле.

Молвил Андрей Ольгордович своему брату: — «Брат Дмитрий, мы сами себе два брата – сыновья Ольгордовы, и внуки Едимантовы (Гедеминовые), и правнуки Сколомендовые. Соберём, братья, милые — панове удалые Литвы, храбрых удальцов, а сами сядем на своих быстрых коней и посмотрим на быстрый Дон и изопьём шлёмами воды, испытаем мечи свои литовские о шеломы татарские, и сулицы (дротики) об наёмниках безбожных».

Отвечал ему Дмитрий: -«Брат Андрей, не пощадим живота своего за землю Русскую и за веру христианскую и за обиду Великого князя Дмитрия Ивановича. Уже, братья, стук стучит и гром гремит в каменном граде Москве. Это, братья, не стук стучит и не гром гремит – стучит сильная рать Великого князя Дмитрия Ивановича, гремят удалые русские золочённые доспехи и червлёные щиты. Седлай, брат Андрей своих быстрых коней, а мои готовые, наперёд твоих осёдланные. Выйдем, братья, в чистое полу и посмотрим на полки свои, сколько, братья, с нами храбрых литовцев. А храброй Литвы с нами 70 тысяч бронированной рати». (Думаю, что здесь лишний один ноль).

Ибо уже, братья, завеяли сильные ветры с моря на устье Дона и Днепра, прилетели великие тучи, а в них трепещут сильные молнии. Быть у нас стуку и грому великому на речке Непрядве, между Доном и Днепром, где пасть трупу человеческому. На поле Куликовом пролиться крови человеческой под речкой Непрядвой!

Ибо уже скрипят телеги между Доном и Днепром, идут хинове (= лукавые) на землю Русскую. И прибежали волки от устья Дона и Днепра и встав воют на реке на Красивая меча, хотят наступать на Русскую землю. Но только то не серые волки пришли, а поганые татары, что пришли воевать всю землю Русскую.

Давайте перенесём ставку Мамая на берег Дона ниже реки Красивая меча, где мы видим город Задонск, южнее речки Сосна. От Задонска происходит «Задонщина».

Тогда казалось гуси загоготали и лебеди крыльями всплеснули, но то не густи загоготали, ни лебеди крыльями всплеснули, то язычник Мамай пришёл на землю Русскую и воинов своих привёл. И уже беду несут птицы крылатые под облаками летя, вороны часто грают и галки свои речи говорят, орлы клекочут, и волки грозно воют, лисицы над костями брешут.

Русская земля, ты впервые побывала, как за царём Соломоном.

Уже соколы и кречеты – белоозёрские ястребы, рвутся из золотых клеток на камни городские Москвы, обрывая шёлковые путы, возносятся под синие небеса. Звонят золочённые колокола на быстром Доне, желают соколы ударить на многие стада гусиные и на лебединые, так богатыри, русские — удальцы хотят нанести удар великой силе языческого царя Мамая.

Тогда князь Великий Дмитрий Иванович вставил ногу в золотое стремя и берёт меч свой в правую руку, помолившись Богу и Пречистой Его Матери. Солнце ему ясно сияет на востоке и пути показывает. Борис и Глеб молитву возносят за родственников своих.

Ещё раз посмотрим на карту и представим, что стоит со своим войском Мамай ниже Красивой мечи. А Дмитрий спускается от Коломны и ставит своё войско на слиянии Дона и Красивой мечи. Тогда Мамай, хочет он того или нет, но должен обойти реку Мечу с запада у Смородиновки и выйти к русскому войску, которое стоит вместо надписи Волотово. Если Мамай ударит во фланг русского войска вдоль Дона, то русские войска войдут в Монастырский лес. Значит Мамаю надо отрезать русское войско от леса и втолкнуть его в излучину дона. Но в этом случае войско Мамая подставит свой тыл под удар Засадного полка, которому есть где спрятаться и выйдя из леса, набрать скорость для удара кавалерией. Расстояние, на котором помещается Волотово около 2 км. Значит первая линия может вместить до 2 тысяч бойцов, а десять рядов – это около 20 000. Если на поле Куликовом можно разместить только около 30 тысяч общего количества участников битвы, то здесь есть где выставить и 80 000.

Что шумит и гремит рано пред самой зарёй? Князь Владимир Андреевич полки собирает и ведёт к великому Дону. И молвил брату своему -Великому князю Дмитрию Ивановичу: -«Не послабляй, брат, поганым татарам, ибо уже поганые поля русскими наступают и вотчину нашу отнимают».

И говорит ему князь Великий Дмитрий Иванович: — «Брат Владимир Андреевич, сами для себя два брата и внуки Великого князя Владимира Киевского. А воеводами у нас установлены 70 бояр и крепкие были князья Белозёрские Фёдор Семёнович и Семён Михайлович, и Микула Васильевич, два брата Ольгордовичи, да Дмитрий Волынский, да Тимофей Волуевич, да Андрей Черкизовский, да Михайло Иванович, а воинов с ними триста тысяч бронированной рати. И воеводы у нас крепкие и дружина прославленная, а под собой имеем быстрых коней, а на себе доспехи золочённые, шелома черкизовские и шиты московские, а дротики немецкие, а кинжалы фряжские (итальянские) и мечи булатные. Все пути им ведомы и переправы ими приготовлены, но ещё хотят сильные головы свои положить за землю Русскую и за веру крестьянскую. Плещут как живые хоругви, ищут себе чести и имени славного».

Уже те соколы и кречеты, и белозёрские ястребы за Дон перелетели быстрые и удалился на многие стада гусиные и лебяжьи. Только были то не соколы или кречеты, а наехали русские князья на силу татарскую. Трещат копья харалужские (Аравийские), звенят доспехи золочённые, стучат щиты червлёные, гремят мечи булатные о шеломы лукавых на поле Куликовом на речке Непрядве.

Черна земля под копытами и костьми татарскими поля усеяны, а кровью поганых земля пропитана была. Сильные полки сошлись столкнулись и утоптали холмы в луга, возмутили реки и потоки с озёрами. Прославилось чудо на Русской земле, заставляет прислушаться грозные земли, летит слава к Желедным (Каменным) вратам к стенам новым, к Риму и к Кафе по морям, к Тырнову и оттуда к Царьграду в прославление русских князей: «Русь Великая (Столичная или Московская) одолела рать татарскую на поле Куликовом, на речке Непрядве».

На том поле сильные тучи сгустились, а из них частые молнии блещут и гремели громы оглушающие. То столкнулись русские сыновья с погаными татарами за свою обиду. На них сияли доспехи золочёные и гремели князья мечами булатными о шлемы лукавых.

Бились от утра до полудня в субботу на Рождество Святой Богородицы (8 – 21 сентября).

То не туры рыкают у Дона на поле Куликовом и не туры побеждены у Дона великого. Но порублены князья русские и бояре с воеводами погаными татарами: Фёдор Семёнович, да Фёдор Михайлович, да Тимофей Волуевич, да Микула Васильевич, да Андрей Черкизович, да Михайло Иванович и иные многие дружинники.

Пересвета — старейшего брянского боярина на сужденное ему место поставили и сказал Пересвет Великому князю Дмитрию Ивановичу: -«Лучше нам изрубленными быть, чем полонёнными быть от поганых татар!» Ибо так Пересвет скачет на своём резвом коне, золоченными доспехами отсвечивает, когда иные лежат порубленные у Дона великого на берегу.

Хорошо было в то время и старому помолодиться, а молодому силу свою испытать. И молвил Ослябя старец своему брату Пересвету старцу: -«Брат Пересвет, вижу на теле твоём раны тяжкие, скоро, брат, лететь голове твоей на траву-ковыль, а чаду моему Макову лежать на зеленой ковыль -траве, что на поле Куликовом, на речке Непрядве за веру крестьянскую и за землю Русскую и за обиду Великого князя Дмитрия Ивановича.

А в это время по Рязанской земле около Дона ни пахари, ни пастухи в поле не перекликаются, только вороны каркают, радуясь трупам человеческим. Ибо страшно было и жалостно слышать тогда, как трава кровью пропитывается, а деревья дугой к земле приклонились.

И пели птицы тогда жалостные птицы песни. Заплакали тогда все княгини и боярыни, и все воинские жёны о порубленных. Микулина жена Васильевича – Марья утром плакала у города Москвы на венцах крепости и говорила так: -«Дон! Дон — быстрая река, прорыла ты каменные горы и течешь в землю Половецкую. Принеси моего господина Микулу Васильевича ко мне!».

Тимофея Волуевича жена – Федосья, так же плакала и говорила так: -«Вот уже веселие моё Марья да Михайлова жена Аксинья утром плакала: -«Вот уже поникло в славном городе Москве, и теперь уже не увижу своего государя Тимофея Волуевича живого». А Андреева жена Марья да Михайлова жена Аксинья утром плакала: -«Вот уже обеим нам Солнце померкло в славном городе Москве. Прилетели к нам от быстрого Дона пленяющие вести, несущие великую беду: вылетели удальцы с резвых коней на сужденное место, на поле Куликовом, на речке Непрядве».

Уже Дева плачет под саблями татарскими, а над теми ранами русских богатырей.

Того дня – в субботу, на Рождество Святой Богородицы иссекли христианские полки на поле Куликовом, на речке Непрядве.

Крикнул князь Владимир Андреевич громко и скакал по месту битвы среди поганых татар, золочённым шлёмом подсвечивая. Гремят мечи булатные о шлемы языческие.

И восхвалял брата своего Великого князя Дмитрия Ивановича: -«Брат Дмитрий Иванович, ты есть рядом со злом долгое время, за железным панцирем. Не отступай князь Великий со своими полками и потворствуй крамольникам. Уже поганые татары полями нашими наступают, и храбрую дружину от нас потеряли и через трупы человеческие резвые кони не могу перепрыгивать, а в крови по колено ходят. Уже, братья, жалостно видеть кровь крестьянскую. Не отступай, князь Великий, со своими боярами».

Тут кузнечики рано запели жалостные песни у Коломны на зубцах крепости, на воскресение, на празднование «отца Марии Иоакима и Анны» день. Только то были не кузнечики, а рано запевшие жалостные песни заплакали жёны коломенские, говорящие такое: -«Москва! Москва, быстрая река, почему ты занесла мужей наших на нас, в землю Половецкую». И говорили ещё: -«Можешь ли, господине князь Великий, вёслами Днепр загородить, а Дон шеломами вычерпать, а реку Мечу трупами татарскими загородить? Замкни, государь князь Великий реку Оку воротами, чтобы потом к нам поганые татары не ездили. Уже мужей наших война погубила».

И сказал князь Великий Дмитрий Иванович своим боярам: -«Братья бояре и воеводы, и дети боярские, тут теперь ваши московские сладкие меды и великие места, тут добудете себе места и своим жёнам, тут, братья старым помолодеть, а молодому чести добыть!»

И говорит князь Великий Дмитрий Иванович: -«Господи -Боже мой, на тебя уповаю, дабы не постыдиться в веке этом, и не посмеются надо мной враги мои, надо мной». И помолился Богу и Пречистой Его Матери, и всем Святым Его и прослезился горько. Но утёр слёзы, тогда как соколы быстрые полетели на быстрый Дон. Но то не соколы полетели: поскакал князь Великий Дмитрий Иванович со своими полками на Дон со всей силою. (Если вылетел с Засадным полком из-за рощи, от Красивой мечи, то направление его на Дон). И кричал: -«Брат -князь Владимир Андреевич, тут, брате, испить медовые чары поведённые, нападаем, братья, своими полками сильными на рать татар поганых!».

Князь Великий начал наступать. Гремят мечи булатные о шеломы супостатские, покрывали поганые своими руками шеломы свои, отступали поганые быстрее ветра вспять. И от войска Великого князя Дмитрия Ивановича дороги ревут, как поганые побежали. А Русские сыновья широкие поля кличем своим огородили, золочёными доспехами осветили. И теперь встанет тур на борозду.

Так князь Великий Дмитрий Иванович и брат его Владимир Андреевич полки поганых вспять поворотили и начали бить их и сечь гораздо, тоску на них наводили. И князья поганых пали с коней, а трупами татарскими поля засеяли и кровью их реки потекли. Тогда поганые разлучились в разные стороны и побежали неприготовленными тропами в Лукоморье, скрежеща зубами своими и раздирая лица свои, и говорили: -«Уже нам в земле своей не бывати и детей своих не видеть, а катун своих не трепать, а трепать нам сырую землю, а целовать нам зелёную траву. На Русь нам ратью не хаживать и выхода (оброка) нам у русских князей не спрашивать! Уж стонет земля татарская, бедами и стонами покрытая. Умерло у царя желание и князьям похвала, как на Русскую землю ходить. Веселие их поникло».

Уже русские сыновья разобрали татарские украшения с доспехами, коней, волов, верблюдов, вино, сахар и дорогое украшение – шелка узорчатые и на радость везут своим жёнам. Теперь жёнам русским расплескать татарское золото.

Теперь на Русской земле разольётся веселье и радость. Возносится слава русская на хуление поганых, ибо уже сошло Чудо на землю Русскую. И уже грозы Великого князя Дмитрия Ивановича и брата его Владимира Андреевича по всем землям текут. Ходи быстро князь Великий по всем землям, преследуй, князь Великий со своей дружиной храброй поганого Мамая супостата на землю Русскую, за землю христьянскую, когда поганые оружие своё побросали, и головы свои склонили под мечи русские. И трубы их не трубят и в унынье их глаза.

Бежит поганый Мамай от дружины своей, словно волк, и бежит в город Кафу. Но говорили ему Фрязи: -«Почему ты, поганый Мамай, посягнул на землю Русскую?! Раньше тебя била орда Залеская и не быть тебе Батыем-царём! У Батыя царя было четыреста тысяч окованной рати и воевал всю землю Русскую от востока до запада, как казнил Бог Русскую землю за её согрешения. А ты пришёл на землю Русскую, царь Мамай, не со многою силою, а всего только с девятью ордами и семьюдесятью князьями. Потому ныне ты поганый бежишь сам десятый в Лукоморье и не с кем тебе зимы зимовать в чистом поле! Не плохо тебя князья русские попотчевали, что не князей с тобою не воевод! Не до конца ли напился из быстрого Дона, на поле Куликовом, на травах-ковыле?! Ты беги, поганый Мамай, от нас за задлешью».

Уподобилась тогда земля Русская милому младенцу у матери своей – это его мать тешит: за рать лозой казнит, а за добрые дела его милует. Так Господь Бог помиловал князей русских: Великого князя Дмитрия Ивановича и брата его князя Владимира Андреевича меж Доном и Днепром на поле Куликовом, под речкой Непрядвой.

И стал Великий князь Дмитрий Иванович со своим братом князем Владимиром Андреевичем и с остальными своими воеводами на костях поля Куликова, на печке Непрядве. Ибо грозно и жалостно, брат, в это время смотреть, что лежат трупы крестьянские как сенные стога на берегу у Дона великого, а Дон река три дня кровавая текла. И сказал князь Великий Дмитрий Иванович: -«Считайте, братья, сколько у нас воевод не стало и сколько молодых людей полегло».

Тогда говорит Михайло Андреевич Московский боярин князю Дмитрию Ивановичу: -«Господин князь Великий Дмитрий Иванович, нет тут у нас сорока бояр больших московских и двенадцать князей Белозерских, да 30 бояр посадников Новгородских, двадцать бояр Коломенских, 40 бояр Переяславских, да 15 бояр Костромских, да 20 бояр Владимирских, да 50 бояр Суздальских, да70 бояр Рязанских, (бояре Рязанские выступили вместе с князем Московским. Это объясняет, почему Дмитрий Иванович не мстил Рязани), да сорок бояр Муромских, да тридцать бояр Ростовских, 23 боярина Дмитровских, шестьдесят бояр Звенигородских и 15 бояр Углицких. И погибло у нас из всей дружины 15 000. И помиловал Бог Русскую землю, так как татар пало без численное многое множество».

И сказал князь Великий Дмитрий Иванович: -«Братья, бояре, и князья, и дети боярские, тут вам место сужденное -между Доном и Днепром, на поле Куликовом, на речке Непрядве. И положили уже головы свои за землю Русскую и за веру крестьянскую. Простите меня, братья, и благословите в этом веке и в будущем. И пойдём, брать, князь Владимир Андреевич, во всю Залескую землю (видимо имеется в виду Окский лес) к славному городу Москве и сядем, брат, на своём княжении, а честь, брат, добыли и имя прославленное».

Богу наша слава.

8 сентября 1380 года войско Мамая было разбито в Куликовской битве во время нового похода на Московское княжество, и его большой бедой было то, что на Куликовом поле погиб провозглашённый им ханом малолетний Мухаммед Булак, при котором Мамай был бек-ляр-беком.

Мамай сначала решает обогатиться за счёт Московского княжества и 8 сентября 1380 лета терпит поражение на другом берегу Дона, напротив Лебедянска на современной карте, но севернее Задонска, оттого и летопись о битве именуется «Задонщина». К юбилею Куликовской битвы решили установить на месте сражения памятник, но точного места сражения найти не смогли и установили на Куликовом поле, тогда как битва происходила намного ниже по течению Дона.

Разлетелась по миру весть о поражении Мамая. Шлют князю московскому Дмитрию Ивановичу поздравления со всей Европы. В честь воинов, павших на Куликовом поле, в Москве заложено основание церкви Всех Святых на Кулижках. Присылает подарки и хан Тохтамыш, хваля своего «вассала» за то, что его соперника за власть разбил. И требует подчинения себе.

Заметьте, что тогда это были Кулижка = то есть лужайка, лесок посреди чистого места. В Москве есть «Кулижки» (лужайки) по пригоркам рощицы от Васильевского луга (нынешних мест заселения Императорского Московского воспитательного дома). Это всё написано в «Полном церковно-славянском словаре протоиерея Дьяченко» переизданного в 1900 году – сто семнадцать лет назад. Не Кулички, не Кулишки, а Кулижки! Лужайки!

Боброк Дмитрий Михайлович князь волынский. (1346 л. р.) Знаменитый воевода Дмитрия Донского — Дмитрий Михайлович Боброк князь Волынский выехал из Литвы между 1366 – 1368 годами, то есть после окончания успешной войны Ольгерда с Ордой, когда сам в этой борьбе потерял своё удельное княжество. К Куликовской битве ему 34 года. Слово bebhru– хитрый, лукавый. Faber– мастерский, художественный. Сын литовского князя Кориата-Михаила Гедеминовича, правившего на Волыне. В 1356 лето женится на сестре Великого князя Анне. С потерей Волыни его сын уходит воеводой Московскому князю на службу. 1371 лето возглавляет поход на рязанского князя Олега Ивановича и побеждает в битве при Скорнищеве. Участвовал в походах против Волго-камских булгар 1376 лето, и на Литву в 1379 лето.

Православные сыновья Ольгерда князья Андрей Полоцкий и Дмитрий Брянский, а вместе с ними и Боброк князь Волынский возвращаются на литовскую службу. Все они погибли в 1399 году на Ворскле в битве с войском Едигея.

1382 лето 23-26 августа Тохтамыш приходит неожиданным набегом к стенам белокаменного Кремля Москвы, построенного в 1368 лето. Перед выходом в поход, все купцы русские в Орде попадают под арест, всех свидетелей движения войска уничтожают. Князь Рязанский проводит войско тайными тропами через земли Рязанского княжества. Митрополит Киприан с воеводами бежит из Москвы до прихода Тохтамыша, чем вносит некоторый разлад в ряды москвичей. Потом он возвращается, но князь Дмитрий Иванович прогоняет его за пределы Московского объединённого княжества. Русские, по обычной практике того времени, выжигают посад перед стенами столицы, что даёт повод некоторым «истерикам» от политики говорить о сожжении Тохтамышем Москвы, даже упоминают резню, в которой погибло 20 тысяч москвичей. Князь Дмитрий Донской спешит на север в Кострому Новгород и Псков за войсками, а в Москве находятся бояре, что считают Тохтамыша царём, они выходят из каменного Кремля, но жители за боярами закрывают ворота Кремля (это мы видим на картинках летописи), чем спутали планы предателей и самого Тохтамыша. Татары бояр убивают. Со стен Кремля стреляют орудия огненного боя (первое применение огнестрельного оружия в боях на Руси). Часть орды отправилась от стен Москвы на юг, видимо надеясь не на быстрый штурм, а на длительную осаду, для которой нужно питание войскам, и воевода Шереметьев громит эту часть войска в четырехчасовом сражении и идёт на помощь Москве. С севера наступает Дмитрий Донской. В это время чингизидов уже изгоняют из Китая, Персии, Центральной Азии. Перед походом Тохтамыш поссорился с Тимуром. Зажатый с двух сторон у стен Москвы, Тохтамыш бежит из Руси, а его уже ждёт Тимур- Тамерлан. У Тохтамыша орудия огненного боя появляются только через год, после того, как он разбил Ляхов и отбирает у них орудия. А это значит, что до русских орудий он не добрался, как и до княжеской казны – Великий князь через месяц после прихода Тохтамыша переплавляет старые монеты и чеканит «свою» московскую монету. Что это значит? Вассал имел монету, на одной стороне которой чеканил свой профиль, а на другой герб своего господина, которому платили дань. Именно так на русских монетах появился «трезубец хазарского каганата», так как именно такими монетами должна была выплачиваться дань. И как тогда якобы «победитель» Тохтамыш терпит, что «побеждённая» Москва начинает чеканить свою монету без герба господина? Как можно победить, не взяв казны и не получив драгоценные орудия «огненного боя»? (Остаётся вспомнить, что даже через год после «Великого пожара» русский князь празднует свадьбу не в Москве, а в Коломне). А в Москве через месяц после Тохтамыша начинают чеканить собственную монету. Но следует учитывать, что угроза нового нападения Тохтамыша не исчезла, ведь большая часть войска Тохтамышева сохранилась. Дмитрий Иванович по требованию Тохтамыша отправляет в Орду в качестве заложника своего сына Василия I, до выплаты дани. А здесь новое сообщение, что Василий бежал из Орды в 1386 лето. Намного позднее сам Василий выплатит дань эмиру Эдигею после двадцатидневного стояния под Москвой в 3 тысячи рублей. Торговые пути, проходившие раньше из Китая и Индии через Золотую орду: через Ургенч в Новый Сарай и Астрахань (Белая орда), потом к Чёрному морю и в Европу. Теперь путь идёт через Персию и Сирию – через империю Тамерлана -Тимура. Центры сохранившие ремёсла и культуру станут потом Казанским и Крымским ханством. Тимур наносит поражение турецкому султану Баячзиду, чем отсрочил падение Византии.

Но в Золотой орде возвысился хан Едигей, что правил, как и Мамай, через «подставных» из рода чингизидов, так как сам к таковым не относился. Он ещё смог захватить Хорезм и стоял под Москвой. Но был свергнут одной из марионеток. На карте мира появляются ханства: Узбекское, Казахское, Сибирское, Астраханское, Касимовское, Крымское, Казанское. См 1419 лето.

1386 л. Переход литовских православных магнатов на службу московскому князю начался с Кревской унии 1386 года и продолжался до женитьбы Василия III на Елене Глинской, когда на службу Москве перешли Дмитрий Вишневецкий, Федор Мстиславский. В великое княжение Ивана III ключевую роль в правительстве играл Гедиминович Иван Патрикеев, а в армии – «литовец» Оболенский и «тверич» Холмский, руководившие военными действиями против Новгорода. Среди иммигрантов выделялись выходцы из Литвы – так называемые «выезжане» – Воротынские, Одоевские, Трубецкие, Вяземские, Голицыны, Вельские, Куракины

1386 лето из заложников в Орде у Тохтамыша бежит сын Дмитрия Ивановича Донского. Значит дань Тохтамышу так и не была выплачена хану. По некоторым источникам сопровождал его в Орду Дмитрий Боброк князь Волынский и вместе с ним бежит и Василий. В Причерноморских степях Дмитрий Боброк погибает во время страшной бури. По велению Дмитрия Донского сын его Василий становится Великим князем по наследованию, и без согласования с Ордой. Допускается, что распорядителем церемонии вступления на престол становится посол Орды Шихмат или Шиг Ахмед. Есть ещё одна деталь нарушения всех церемоний: сначала всегда юный князь вступал в брак, а потом «венчался» на трон. Василий женится в 1390 лето на дочери Литовского Великого князя.

19.05. 1389 лета смерть Дмитрия Ивановича Донского.

С 1389 лета по 1425 лето «князь Василий Дмитриевич сидел на великом княжении Владимира, на столе отца своего, и деда, и прадеда, а посажен царём Тах-тамышевым послом Шиахматом». (Тах -должность + томитить = ужасать, угнетать). Время правления в Московском княжестве Василия IДмитриевича сына Дмитрия Ивановича и Евдокии Дмитриевны, дочери суздальского князя Дмитрия Константиновича. Короной служила княжеская шапка, мягкий головной убор сферической формы с меховой опушкой. «Шапкой Мономаха» она названа в завещании Ианна IV Васильевича. В пятизубчатом венце изображался только Владимира Святославича и иногда Ярослава Владимировича Мудрого. Коронацию по европейскому образцу прошёл Даниил Романович Галицкий. Меч, как символ власти, передавался по наследству. Меч присутствует на картинах летописей посажения на стол Всеволодом Ольговичем Святослава Ольговича в Новгороде в 1136 лето и воскняжения Юрия Владимировича Долгорукого в Киеве в 1155 лето.

1390 лето. Василий Дмитриевич женится на Софье — дочери великого князя литовского Витовта. С этого времени Василий направляет свою политику в сторону Литвы. В это время он вводит герб на монетах в виде льва. Только в XVI веке изображение меняется на всадника «ездеца» и «война в профиль».

1392 лето смерть Сергия Радонежского – основателя Троице-Сергиевского монастыря.

1393 л. Османская империя взяла Тырново – столицу Болгарии.

1395 лето. Армия Тимура побеждает армию Тахтомыша и переходит на территорию Московского княжества и разоряет город Елец.

1396 лето османы отражают крестовый поход венгерского короля Жигимонта под Никополь.

1395 лето. Второй поход Тимура на Золотую Орду. Остались целыми только Старый Сарай и Сарайчик, остальные города остались лежать в развалинах. Восстанавливать их было некому. К 1741 лету оставался городок Селитренный – остатки столицы Золотой Орды, основанный в 1250 лето. См. 1556 лето.

Расцвет Сарай-Берке или Сарай Ал-Джедида относится к первой половине XIV века. После 1361 года, в период «Великой замятни», город переходил из рук в руки различных претендентов на ханский престол, а в 1395 году был разрушен Тимуром в ходе его войны с Тохтамышем.

Захват Смоленска Великим князем литовским Витовтом.

Князь Василий возглавляет поход на отражение нашествия Тимура или Тамерлана на земли Рязани. Но Тамерлан входит в Русские земли преследуя войска противника и после стояния на Угре, уходит без боя. Некоторые считают, что его повернули назад восстания, на завоёванных им землях. Кто-то считает это божественным проявлением. Но факт остаётся: Тамерлан на русской земле не воевал.

1397 лето. Василий I захватывает владения Новгородские: Бежецкого Верха, Великого Устюга (сейчас сливаясь в Северную Двину ни река Юг, ни Сухона не имеют преимущества, а во время основания города он получает название Устье Юга = Устюг).

В 1398 году крымский хан Тохтамыш, боровшийся за объединение Золотой Орды под своей единоличной властью, столкнулся с сильным и опасным противником, своим бывшим покровителем — ханом Тимуром Кутлугом. Тохтамыш, потерпел поражение в борьбе с Тимуром Кутлугом, бежит вместе с семьёй к Литовскому князю Витовту- в Киев. Витовт в лице Тохтамыша видел инструмент своей экспансионистской политики, посредством которого он хотел подчинить Золотую Орду своему политическому влиянию и хотя предыдущие акции, в частности, походы 1397 и 1398 годов, были успешными, но не принесли никаких политических выгод Великому князю.

12 августа 1399 года Битва на Во́рскле — крупное сражение, состоявшееся между объединённым войском Великого княжества Литовского и его русскими, польскими и немецкими союзниками под командованием князя Витовта, с одной стороны, и войсками Золотой Орды под командованием хана Тимур-Кутлуга и эмира Едигея — с другой. Одно из крупнейших сражений XIV века в Восточной Европе. Завершилось решительной победой татарской армии и полным разгромом литовского войска. Последствиями битвы стало укрепление позиций Ягайло, и ослабление Витовта, вследствие чего в Великом княжестве Литовском усилилось польское влияние. В составе войск Витовта сражались удельные князья Великого княжества Литовского, в частности: Андрей Ольгердович Полоцкий и Дмитрий Ольгердович Брянский, Дмитрий Кориатович, Иван Борисович Киевский, Глеб Святославич Смоленский и Дмитрий Данилович Острожский — как утверждает Никоновская летопись, золотоордынцам противостояли «пятьдесят славянских князей с дружинами». Кроме того, в армии Витовта был со своими отрядами Александр Мансурович Мамай и хан Тохтамыш, незадолго до этого лишённый ханского трона в Орде, а также рыцари Тевтонского ордена. Тохтамыш располагал отрядом в несколько тысяч татар. Ногайцы притворно отступили под первым натиском литовской конницы и фланговыми ударами отрезали передовые отряды от основного войска. Первыми с поля боя бежали войска Тохтамыша. Ордынцы преследовали остатки войск Витовта до самого Киева. В летописи содержится следующее описание заключительного этапа сражения: и так Татарове взяли обоз и «телеги» кованные, сцепленными цепями железными (передки орудийные) с пушками, пищали, самострелы, и богатство многое и великое, златые и серебряные сосуды поимели. Большинство полководцев Литвы погибли, сам Витовт был ранен и с трудом спасся. Витовт. Преследуя отступающего противника, ногайцы Едигея опустошили киевские и литовские земли. Киеву ценой огромного выкупа (3000 литовских гривен) удалось откупиться от ногайского нападения, грозившего ему разорением.

Автор: Павел Шашерин

Источник:

Поделиться в социальных сетях:


Понравилась статья? Поддержите Салика, жмите:



+19
437
Распечатать
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Высший разум рекомендует
Пишут в блогах
Интересное видео