Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука, философия»

Мы не автоматический, тематический информационный агрегатор

Статей за 48 часов: 41


Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

Развитие личности и общества. Часть 1
Среднее время прочтения:

Источник:
Развитие личности и общества. Часть 1

УТРАТА ГАРМОНИЧНОСТИ КАК СЛЕДСТВИЕ РАЗВИТИЯ

В этой статье я поделюсь своими рассуждениями о периодах развития личности и проведу параллели с развитием всего общества в целом. Человек и общество — неразрывно связанные, не обходящиеся одно без другого понятия. Общество развивается благодаря тому, что аккумулирует результаты деятельности отдельных людей. Поэтому можно сказать, что наше общество – это результат совокупного творчества и труда многих и многих людей в разные времена. Общество получается производным от человека. Но так же и отдельный человек – это продукт общества. Каждый из нас обладает индивидуальным разумом постольку, поскольку мы рождаемся и воспитываемся в разумном обществе, посреди разумных людей. Это значит, что человек и общество являют собой в какой-то степени единое целое, так как рассуждая о человеке, мы неизбежно должны опираться на общество – и наоборот… Уверен, что развитие отдельной человеческой личности не может сильно превосходить развитие общества в целом. Родись, к примеру, Моцарт в верхнем палеолите, он бы никак не проявил своего музыкального гения, ведь в те времена не существовало ни музыкальных инструментов (за исключением, наверно, бубна и дудки), ни, тем более, оркестровой музыки и нотной грамоты. Впрочем, даже в своём времени у Моцарта не было бы шансов, родись он не в обеспеченной семье придворного скрипача, а в семье австрийского (или любого другого) крестьянина. Поэтому правильнее было бы назвать статью немного иначе – не «развитие личности и общества», а «развитие общества и личности», т.е. поставить в названии общество на первое место. Но я не историк и не социолог, я психолог и мне по профессиональным причинам рассуждать о личности проще.

- Salik.biz

Развитие личности я условно делю на три периода: непродуктивная гармоничность (детство), дисгармоничность — переходный этап разной длительности (незрелость) и продуктивная гармоничность (психологическая зрелость).

Первый период – период непродуктивной гармоничности – условно идёт от рождения до подросткового возраста. Он заканчивается тогда, когда у человека формируется абстрактное мышление и самосознание, достаточно развитое, чтобы почувствовать свою отчуждённость от внешнего мира и от других людей. У людей с отклонениями, с определёнными органическими поражениями, не дающие возможности развиваться, этот благостный период длится всю жизнь. Очень ярко такой человек описан в рассказе В.М. Шукшина «Боря». «Боря повернулся ко мне, а я стал внимательно глядеть ему в глаза. Долго глядел… Я хотел понять: есть ли там хоть искра разума или он угас давно, совсем? Боря тоже глядел на меня. И я не наткнулся — как это бывает с людьми здравыми — ни на какую мысль, которую бы я прочел в его глазах, ни на какой молчаливый вопрос, ни на какое недоумение, на что мы, смотрящие здравым в глаза, немедленно тоже молча отвечаем — недоумением, презрением, вызывающим: «Ну?» В глазах Бори всеобъемлющая, спокойная доброжелательность, какая бывает у мудрых стариков. Мне стало не по себе». Я называю этот период «непродуктивная гармоничность» потому, что гармония как отсутствие глубоких внутренних противоречий является обычным состоянием человека в этот период. Личности на заре ее развития незнакомо душевное страдание, неведом страх смерти, сомнения в себе, муки недовольства собой. И личность на этом этапе своего развития способна к единению с окружающими, а потому не страдает от одиночества. Не давит экзистенциальный пресс, потому что для личности на этой стадии развития нет и не может быть проблем отчуждённой, отдельной личности – одиночества, свободы, бессмысленности и смерти. Эти данности могут существовать только для отдельного Я, а личность на этапе непродуктивной гармоничности больше оперирует не Я, а МЫ, так как ребёнок не мыслит себя вне своей семьи и самый главный кошмар для ребёнка – это остаться без своих родных, посреди чужих людей. Я до сих пор помню свой детский ужас и мучение нахождения в больнице – мне было тогда года четыре. Маленький ребёнок не может чувствовать себя полноценным вне своей семьи. В последний же раз моего пребывания в больничной палате я нет-нет, да ловил себя на мысли – ну хоть отдохну и высплюсь всласть. Что было кошмаром для меня маленького, стало почти радостью для меня нынешнего.


Воспоминания о детстве для большинства людей – это воспоминания о золотом веке, о самом счастливом времени жизни. Время было долгим, потому что оно еще не сегментировалось сознанием. Дети точно знают — а точнее, не знают, а чувствуют! — что в одиночку быть счастливым невозможно. Счастье по детски – это когда чувствуешь безопасность (под присмотром родителей), это возможность играть, это чувствовать себя в единстве с другими – даже без непосредственного контакта, чувствовать МЫ, а не Я. На первом этапе своего развития личность не осознаёт себя в полной мере и именно в силу этого она так гармонична – живёт здесь и сейчас, не озабочена вечными вопросами, способна всецело, без остатка отдаваться созерцательности или деятельности. Снова обращаемся к Шукшину: «Боря умеет подолгу неподвижно сидеть на скамеечке… Сидит, задумчиво смотрит перед собой. Я в такие минуты гляжу на него со стороны и упорно думаю: неужели он злиться умеет?..» «С дурачками, я заметил, много легче, интереснее, чем с каким-нибудь умницей, у которого из головы не идет, что он — умница. И еще: дурачки, сколько я их видел, всегда почти люди добрые, и их жалко, и неизбежно тянет пофилософствовать». Мир в детстве был неизвестным, огромным, интересным и первозданным, сознание еще не наклеило на его объекты и явления ярлыков и не принялось старательно классифицировать их на группы и категории, т.е. мир тоже был цельным, что делало его краски ярче и сочнее. При этом личность не способна к стратегическому планированию, сложной деятельности и не имеет достаточной самостоятельности и волевых качеств, т.е. она не продуктивна. Если не брать отдельных вундеркиндов вроде упомянутого Моцарта или Паскаля, то дети не делают открытий.

В масштабах всего человечества был гигантский по времени период палеолита, который занимает, если считать нижний и средний палеолит, 99% времени существования человека. Даже если брать только верхний палеолит – время, когда человек был уже совершенно аналогичен современному по своему анатомическому строению – даже этот период в несколько раз длиннее всей последующей истории человечества. Это время охотников-собирателей, время разрозненных племён. Каждое племя было связано в первую очередь кровно родственными связями, поэтому в какой-то степени племя – это прообраз семьи. В первобытном обществе того времени не было разделения общества на элиту и массы, люди жили в гармонии с природой и с самими собой. Я ни в коем случае не идеализирую то время, время, когда в среднем человек жил лет тридцать и главной целью каждого была добыча пропитания. Отдельный член первобытного племени едва ли мог быть личностью в нашем понимании – уж слишком примитивен и беден был язык, слишком прост быт, слишком всепоглощающа была для каждого человека борьба за жизнь, за существование. Так как не было письменности, то весь накопленный опыт предыдущих поколений мог быть передан только личным примером и устным пересказом. Люди жили вне времени, так как граница прошлого уходила во мрак неизвестности, представления о будущем были не менее туманны. Уже имея наш мозг, люди не имели материальной базы для развития своей личности, а потому люди столетиями и тысячелетиями жили, практически не меняя привычного жизненного уклада, крайне редко привнося что-либо новое в привычные (а потому надёжные, проверенные на практике и дающие возможность физически выжить!) трудовые алгоритмы, приёмы охоты и т.д. Одновременно с этим примитивное общество верхнего палеолита было целостным и справедливым. Благополучие отдельного человека во многом было тождественно благополучию всего племени – а потому люди были соплеменниками в самом прямом смысле этого слова (со-племенники, принадлежащие к одному племени, к одному роду). Люди жили в первую очередь охотой и вожди ели ту же еду, что и все остальные члены племени, а в период бескормицы терпели те же муки голода. Люди охотились на животных, которые были ничьими (или, правильнее сказать, они были общими), ходили по земле, которая никому не принадлежала и все были равны друг другу в своих возможностях. Первобытные люди были лишены духовного, морального страдания по той же причине, почему не страдает личность на стадии непродуктивной гармоничности. Отсутствие собственности на средства производства (территория, вода и дикие животные не могли иметь владельца) и отсутствие противоречий в обществе дало основание говорить о позднем палеолите как о первобытном коммунизме. Этот период развития общества я сравниваю с первым периодом развития личности… Детство человечества и детство отдельного человека одинаково непродуктивны и гармоничны.

Рекламное видео:


Ещё раз – я не идеализирую то время. Справедливость распределения скудных материальных благ неразрывна связана с примитивностью социума, так же, как гармоничность и безмятежность детского мировосприятия неразрывно связана с неразвитостью мышления и собственного Я. Любому жителю каменного века наша современная жизнь покажется раем, как и нам, современным людям, условия жизни первобытных людей будут казаться адскими. Проблемы тех давних времён – это проблема физического выживания. Говоря про отсутствие страдания, я подразумеваю только духовное страдание, связанное с вечными философскими вопросами вроде вопроса о смысле жизни, одиночестве человека и т.д., физически же люди страдали очень сильно и жили очень недолго. С развитием цивилизации люди всё больше решали проблему физических страданий, но одновременно начинается ряд проблем, похожих по своей природе на проблемы, которые начинаются у каждого человека по ходу взросления личности.

Второй период в развитии личности начинается тогда, когда личность выходит достаточный для глубокого осознания себя уровень развития. Обретение критического мышления, абстрактного мышления и способности к рефлексии вносит дисбаланс в мир детства и приводит к его концу. Хочу сразу заметить — первый этап личностного развития заканчивается не просто потому, что приходит время. Он заканчивается у здорового человека только в условиях социума, в условиях, где он может учиться, общаться, смотреть на других, осваивать новые виды деятельности. Если этих условий не будет, то самосознание не сформируется в человеке и он так и будет жить бессознательной, гармоничной и совершенно детской жизнью. Гармония детства кончается в тот момент, когда у человека в достаточной степени формируется его Я. Просто мы настолько привыкли к взрослению детей, что поневоле воспринимаем этот процесс, как само собой разумеющийся – у нас нет перед глазами людей, которые выросли в условиях изоляции от социума и потому лишённых самосознания.

Дисгармоничность второй стадии проявляется в том, что сохраняя ряд детских черт и имея опыт относительно беспечного детского бытия, человеку предъявляются новые требования, у него возникают новые желания и потребности, при этом человек утрачивает безоговорочный авторитет окружающих взрослых, лишаясь, таким образом, точки опоры в выборе приоритетов. Мир детства был прост и понятен, тут же он становится многовариантен, требователен и сложен. Период дисгармоничности начинается примерно с подросткового возраста. Одной из основных определяющих черт подросткового возраста является потребность отделения от родительской опеки, потребность в самоутверждении. На смену МЫ приходит Я, и Я нуждается в том, чтобы набрать вес, чтобы утвердиться, чтобы окружающие признавали авторитетность и значимость Я. Это стремление самоутверждения отлично показано фразой, которую сказал старшеклассник из фильма «Доживём до понедельника»: «счастье – это когда тебя понимают». Подросток не озабочен проблемой понимания ДРУГИХ, он озабочен проблемой понимания СЕБЯ. Он хочет, чтобы понимали ЕГО, т.е. он хочет внимания к себе и признания себя. Человеческое Я с момента осознания самоё себя озабочено вопросом – кто Я? А также производными от него – для чего Я, почему Я, зачем Я, как к себе относиться и по каким критериям себя оценивать?


Если ребёнок оперирует больше МЫ и потому не мыслит себя без своей семьи, то подросток, осознав себя и озабоченный утверждением своего Я, занят отделением от родителей, от семьи. Обычно потребности самоутверждения и отделения находят удовлетворение через бунт. Бунт может протекать в разных формах – но вообще это обычное поведение для подростка. Желая сохранить все плюсы детства (а именно – безответственность и всяческая помощь в решении проблем) подросток желает иметь все плюсы взрослости – свободу, уважение, право на половую жизнь, что неизбежно приводит к конфликту с социальной реальностью, а иногда и с самим собой. Многие люди хотят именно этого – минимума обязанностей и максимума прав. Это желание сохраняется не только на протяжении подросткового возраста, но и на всём этапе личностной незрелости, который длится у многих и многих людей на протяжении ВСЕЙ жизни. Незрелая личность, чувствуя собственный дисбаланс, сосредоточена на себе и ищет восстановление утраченной гармонии через удовлетворение желаний – путь бесконечный, неосуществимый на практике и приводящий, как писал Пушкин, к разбитому корыту. Фромм назвал этот алгоритм путём обладания и потребления, проявлением эгоизма, который он понимал, как суррогат, как замену любви вообще и любви к себе в частности. Это путь одинокого, вечно неудовлетворённого эгоцентрика, который бессознательно ищет путь в навсегда утерянный рай гармоничности. Вообще, ветхозаветный миф о грехопадении и изгнании из рая я рассматриваю, как притчу о конце детства. В этом миф есть всё, что бывает с каждым человеком – абсолютный авторитет родителей, единение с семьёй и миром до бунта (Адам с Евой до нарушения божьего заперта), бунт как необходимое условие обретения самостоятельности (вкушение запретного плода с Древа Познания добра и зла), смена приоритетов с родителей на сверстников (Адам предпочитает послушаться Еву, а не Бога), невозможность вновь вернуться в детское, неотчуждённое состояние (изгнание из рая навсегда).

Отличие личностно незрелых взрослых людей от подростков лишь в том, что подросток более прямолинеен в проявлении своего эгоцентризма. Причём если дети проявляют неосознанный эгоцентризм, то бунтующий подросток сознательно поднимает знамя самоутверждения, т.е. его эгоцентризм сознателен. Взрослый, но психически незрелый человек драпирует свой эгоцентризм соблюдениями социальных норм, усвоением навыков общежития. Подростковый конфликт с социальной реальностью может перейти на внутренний уровень и становится внутренним конфликтом мотивов, борьбы между желанием и совестью, но в целом человек остаётся эгоцентриком. Поэтому подростковый алгоритм «минимум обязанностей и максимум прав» остаётся ведущим лейтмотивом на протяжении всей жизни большинства людей.

Мне хочется сказать так же и слово в защиту подростков и вообще незрелых людей. Их бунт порой можно (и нужно!) рассматривать, как борьбу за свои права, за права личности утверждаться и развиваться через это. Куколка стремится стать бабочкой, яйцо силится обернуться птенцом, семя хочет вырасти, а человеческая личность – утвердиться и стать в полной мере собой. И за возможность стать в полной мере собой человек бывает готов поступиться детскими привилегиями, готов столкнуться со страхом и страданием, готов рисковать и выбирать, готов вступать в борьбу. И подростка, который борется за право стать собой, за право развиваться как личность, я призываю уважать. Но я различаю понятия бунта и борьбы. Бунтарей я не очень уважаю. Бунт – он всегда ПРОТИВ – как правило, против обязанностей, ограничений и контроля. Бунтующий подросток – это тот, кто бунтует против ответственности, но не против прав. Он понимает свободу, как своё право на вседозволенность, но как только начинаются трудности и проблемы, так он тотчас бежит за юбку мамы/пиджак папы. Я не призываю уважать таких людей. Но подросток, который возмущён фальшью и несправедливостью окружающей действительности, который жаждет найти нечто настоящее, в ком силён дух справедливости и жажды познания, кто нашёл свой истинный интерес и готов к учёбе и труду в сфере своего интереса, кто хочет не только свободы от родительского присмотра, но и взрослой ответственности – таких ребят и девчат уважать надо, как и поощрять их борьбу за себя. Борьба – она всегда ЗА что либо, в борьбе, в отличие от бунта, есть осмысленная цель, хоть и не всегда до конца осознанная. Борец, в отличие от бунтаря, готов платить за свои новые права готов нести ответственность за себя и свой выбор. Под борьбой я понимаю в данном случае широкий спектр преодоления трудностей: от борьбы против родительской сверх опеки до банальной подготовки к экзаменам или поиск заработка для обретения финансовой независимости. Подводя итог, можно резюмировать так: бунтующий подросток ищет тех, кто должен ему, а борющийся подросток стремится делать то, что должен он сам. Первый стремится реализовывать свои желания за счёт других, а желания второго могут быть реализованы только собственными усилиями. Первый стремится обладать, а второй стремится стать. Первый осуществляет переворот в своих отношениях с окружающими, а второй совершает в них революцию. Но вернёмся к дисгармонии незрелой личности.

Незрелая личность находится в дисгармонии потому, что не знает, что делать со своим новообразованием – своим Я. Точнее, что делать с побочными эффектами от своего Я. Человеческое Я можно рассматривать, как сложнейший инструмент адаптации к окружающему миру, позволяющий планировать и предвидеть будущее, строить абстрактные модели, выходить за рамки привычных алгоритмов, т.е. плюсы развитого Я огромны. В то же время есть и обратная сторона медали, есть побочные эффекты от развитого Я. В первую очередь это проблема самоопределения (поиск своего места в мире, т.е. в обществе), проблема одиночества (поиск единения с другим человеком, преодоление отчуждения), проблема смысла (поиск смысла и веры как противовес знанию о смерти) и связанная с этим проблема страдания (отказ принимать страдание неизбежным). Иными словами, личность сталкивается с четырьмя экзистенциальными вопросами о свободе, бессмысленности, одиночестве и смерти. И эта проблема не только и НЕ СТОЛЬКО отдельной личности, это проблема общества в целом. Что может дать общество личности для преодоления вызовов нового уровня развития? Оно не может ничего им противопоставить, кроме старого механизма религии, который в новых реалиях бурлящей и стремительно меняющейся современности работает из рук вон плохо. Современный незрелый, но образованный человек не может верить так, как веровал неграмотный (или полуграмотный) человек средних веков – спокойно и уверенно. Уверенность веры неграмотного крестьянина средних веков во многом определялась его низким уровнем личностного развития, его существованием в условиях, в которых для личностного развития нет места, нет возможности, а потому он на протяжении всей жизни был одной ногой на первом уровне развития, на стадии непродуктивной гармоничности. Крестьяне, как и дети, тоже думали в большей степени категорией «Мы», а не «Я» и потому проблемы отчуждённости от других и проблемы смысла жизни для них не существовало. Я ни в коем случае не хочу обидеть или унизить вообще верующих. Глубоко верующий человек действительно меньше страдает, наполняя собственным смыслом пустоту современной жизни с ее идеологией потребления и бессмысленного гедонизма. Но думаю, что для личностно незрелого человека религия может быть только опорой, поддержкой, но не его определяющей идеологией. Для незрелого человека в религии определяющими являются ритуалы и обычаи, а не внутреннее философское содержание учения. В условиях современности, где основными определяющими являются способность к конкуренции, прибыль и умение подстраиваться под рынок, внешне религиозные люди совершают (и не могут не совершать!) ряд поступков, немыслимых с точки зрения философии учения. К примеру, люди любой капиталистической страны стремятся к богатству, в то время, как Христос прямо и недвусмысленно говорил – удобнее верблюду пройти сквозь угольные уши, чем богатому войти в Царствие Божие. Поэтому по ходу личного созревания верующий человек не может не усомниться в догматах, не столкнуться с противоречиями между учением и политикой церкви. Недаром многие религиозные философы: Бердяев, Кьеркегор, Бруно, Унамуно, Толстой, отчасти Паскаль и т.д. – все они были еретиками в глазах своих церквей.

Ещё раз выскажу мысль, на мой взгляд чрезвычайно важную: отдельная личность не может сильно превосходить в своём уровне осознанности социум, в котором существует и в котором сформировалась. Можно провести тут такую параллель: любые научные открытия опираются на предыдущие научные открытия, а потому каждое изобретение можно представить, как на данный момент последнее звено в цепи открытий. И поэтому даже абсолютный гений, родись он древней Греции или Персии не смог бы изобрести огнестрельное оружие, телескоп, лампочку накаливания. Отчасти это касается и психологической зрелости каждого человека: человек в своём личностном развитии опирается на других людей – на своих учителей, на впечатливших его авторов книг, на произведения искусства, каждое из которых тоже было сотворено каким-то человеком. Поэтому можно смело утверждать, что уровень конкретно моего развития зависит не только от самого меня, моих качеств и волевых усилий. Это будет зависеть и от того, какой социум меня окружает, каких ценностей придерживаются окружающие меня люди, какова идеология окружающего социума и каковы в нём общественные отношения. Я не податливая глина, я обладаю свободой воли, свободой выбора, но варианты выбора я могу взять только из окружающего меня мира, а если точнее, окружающего меня мира людей и их отношений друг с другом. Именно поэтому отдельная личность не может сильно превосходить социум, в котором сформировалась. Именно поэтому подавляющее большинство людей находятся на втором этапе своего развития – на этапе дисгармоничности. Мы все застряли на полпути к подлинной зрелости, но не в силу собственной греховности, слабости, скудоумия, нет! Окружающий нас мир человеческих взаимоотношений не даёт нам такого выбора. Как научиться братской любви в условиях конкуренции, где человек человеку волк? Как думать об общем благе в условиях, где каждый думает в первую очередь о себе? Как выбирать профессию, если главное на работе – это не интересный осмысленный труд, а заработная плата и, соответственно, престижность? Как и, главное, зачем личностно развиваться, если мерилом человека служит не его личная развитость, а его успешность – в первую очередь, финансовая? Любой здравомыслящий человек скажет, что никак, и будет прав.


Но я не хочу излишне сгущать краски, ведь сама человеческая история показывает, что несмотря на всё вышесказанное, социум всё же развивается. Наше время, со всеми его недостатками, покажется раем жителю средних веков, да и жителю просвещённого нового времени тоже. Если рассматривать справедливость, как возможность равного доступа к материальным благам для всех людей, то современное общество не справедливо, но оно стало справедливее в сравнении с обществом ещё столетней давности. Да, справедливость была абсолютной в эпоху верхнего палеолита, о которой я писал выше, но она была в условиях выживания, в условиях, в которых человек в своём личностном развитии не мог достичь и второй стадии и в полной мере осознать себя. В тех условиях человеческое сознание было подобно крохотному угольку и справедливость того времени – это справедливость почти что звериной стаи, где справедливость никак не противоречит жестокости. Справедливость стала кончаться тогда, когда человек зажил куда более по-человечески, а именно – после неолитической революции, с которой начинается второй этап развития общества. И как второй этап развития личности является стадией дисгармонии, так и второй этап развития общества является этапом несправедливости, временем эксплуатации одних другими.

Продолжение читайте здесь.

Б. Мединский

Записал:

SALIK

Санкт-Петербург
info
+48
Я не автоматический, тематический информационный агрегатор! Материалы Salik.biz содержат мнение исключительно их авторов и не отражают позицию редакции. Первоисточник статьи указан в самом начале.

Поделиться в социальных сетях:


Оцените:
+7
412
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

   Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм:   Перейти