Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука, философия»

Мы не автоматический, тематический информационный агрегатор

Статей за 48 часов: 92

Сайт для здравомыслящих и разносторонне развитых людей


Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

В дебрях заполярной тайги
Среднее время прочтения:

В дебрях заполярной тайги

В тысяче километров к северу от Петербурга лежит суровый, но прекрасный край – Кольский полуостров. Его площадь составляет около 100 000 кв. километров. В этом российском Заполярье, где летом солнце не заходит за горизонт, а зимой круглосуточно царит полярная ночь и метет пурга, известны богатейшие полезные ископаемые. Здесь обнаружено более 2/3 элементов менделеевской таблицы! Но так было не всегда. 


- Salik.biz

Полуостров сокровищ

До начала 20-х годов прошлого века Кольский полуостров славился лишь своими безлесными горами, таежной глушью, бурными порожистыми реками и болотами. Новая жизнь здесь началась лишь после того, как сюда пришли советские геологи во главе с академиком А. Е. Ферсманом.


Еще в 1920 году Александр Евгеньевич предсказал месторождения минералов на Кольской земле. Первые три экспедиции Ферсмана (в них участвовало всего 9 человек) велись в тяжелейших условиях бездорожья и отсутствия карт. За 110 дней исследований геологи прошли свыше полутора тысяч километров, обнаружив при этом, около ста месторождений (!) различных полезных ископаемых и минералов, включая такие ценнейшие виды, как апатиты, нефелины, железные руды, медь, никель, молибден и многое другое, вплоть до драгоценных камней – беломорита, эвдиалита, аметиста, берилла. При активной поддержке С. М. Кирова началось освоение этого края, а уже в начале 30-х годов стали выпускать продукцию горнопромышленные предприятия в Кировске (бывший Хибиногорск), Апатитах, а позже в Мончегорске, Ковдоре, Оленегорске, Заполярном.

Ныне на Кольском полуострове работают филиал РАН, Полярно-Альпийский ботанический сад имени Кирова (самый северный в мире), а ценнейшее минеральное удобрение суперфосфат, полученное в результате переработки апатита, экспортируется в ряд стран мира. Мончегорский комбинат «Североникель» и по сей день является крупнейшим в России по выпуску никеля и других редких металлов.


В купе полярного экспресса

Рекламное видео:

Много лет назад полярный экспресс Ленинград – Мурманск вез автора этого материала и его друга Леву Григорьева на нашу первую полевую геологическую практику. Не знаю, отчего, но в то время я очень интересовался животным миром, особенно росомахой. Даже мой всезнающий друг не мог мне рассказать ничего о ней, кроме того, что это опасный хищник с исключительно густой шерстью. Зато из книги одного писателя-краеведа, которую я вез с собой, вычитал столько, что хватило бы на полноценную лекцию. В ней, в частности, говорилось: «Росомаха легко может догнать на бегу оленя и лося. А с головой лося взлетает на дерево, как птица – такая сила в ней заключена… она хватает свою жертву за шею и не отпускает ее, пока не сломает позвоночник. Росомаха точно знает, что охотники для нее – самый надежный источник пропитания. Охотник поставит ловушку в лесу. Какой-нибудь дикий зверь угодит в нее, а пока человек придет за добычей – росомаха уже славно пообедает жертвой, так что охотнику только косточки достанутся». Горный инженер из Мончегорска Никитин, ехавший с нами в одном купе, дополнил прочитанное жуткой историей, которая произошла с местным охотником. Тот шел на лыжах с ружьем за плечами, а росомаха, замаскировавшись на толстой ветви сосны, поджидала человека. На голове охотника была пушистая заячья шапка. Трудно сказать, что побудило хищника прыгнуть сверху на человека. Возможно, что зверь принял мех головного убора за живого зайца. Но, так или иначе, а роковой прыжок состоялся. Росомахе не составило большого труда задушить свою жертву, предварительно выцарапав ей глаза своими страшными, похожими на медвежьи, когтями. Тело охотника случайно обнаружила бригада лесорубов спустя несколько дней. Под впечатлением прочитанного и услышанного, я мечтал поскорее добраться до тайги, чтобы испытать себя в суровых условиях севера. Сделать это удалось лишь спустя две недели, после того, как мы поработали в геологических фондах Кольского филиала Академии Наук.


Вынужденное решение 

Наконец, наша начальница – женщина молодая и самонадеянная, объявила нам, что завтра улетает к месту полевых работ на гидросамолете со знакомым пилотом. Нам же, студентам, предстояло идти тайгой около 70 километров с группой рабочих-буровиков. Прихватив с собой наши рюкзаки, чтоб мы могли идти налегке, начальница помахала нам рукой из иллюминатора самолета, поставленного на поплавки, и он, оставив в волнах озера Имандра пенистый след, взмыл в небо.


Выйти, однако, в намеченный поход нам удалось лишь на 5-й или 6-й день, так как рабочие, получив аванс, пропивали его. Наконец, все явились к месту сбора трезвые, кроме проводника душки Тимохи. Он – единственный конный, был слегка навеселе, но уверенно держался в седле, к которому был привязан мешок с продовольствием и водкой. Пришпорив коня, старик беззаботно ускакал вперед, бросив на прощание всем: «До местов дорогу всякий знает». Вся компания двинулась ему вослед. У всех рабочих с собой было взято много водки. Под вечер, усталые и измученные переходом по заболоченной и таежной местности, искусанные комарами, мы пришли в таежный кордон Пагель, расположенный на берегу горной реки Вайкис. Когда мы вошли в лесную избу, рабочие, достав из рюкзаков спиртное, приступили к очередному сабантую. «Как ты думаешь, надолго ли мы здесь застрянем?» — спросил меня мой друг. К этому времени в моей голове созрел план действий. Надо честно признать: план этот был самонадеянным до дерзости – идти самостоятельно к нашему лагерю, который, как мы знали, находился у подножия Волчьего хребта. Нам предстояло преодолеть каких-то 20-30 км пешком, а чтобы не заблудиться в тайге, на ум пришло подняться на плоскую вершину хребта и двигаться по нему в северном направлении, пока мы не увидим внизу палатки.


На волосок от гибели

Мы вышли под вечер, намереваясь, если понадобится, двигаться всю ночь, поскольку незаходящее летнее солнце светило все 24 часа в сутки. Поначалу все шло хорошо. Однако, начав подъем, мы вскоре обнаружили, что здешние склоны почти непреодолимы из-за их крутизны. Тогда мы решили попробовать двигаться низом. Но и этот вариант пришлось отринуть, поскольку внизу было сильно заболочено. Лес же являл собой мешанину из поваленного сухостоя вперемежку с каменными осыпями. Мы с трудом пробивались через эти дебри. Все низкие места представляли собой ужасные трясины. В одну из них мы провалились по пояс. К счастью, выбрались, вымокнув до нитки. Близились к завершению третьи сутки наших злоключений, когда мы вышли на лесную поляну. Мой приятель, едва живой от усталости и нервного напряжения, прилег на плоский замшелый валун и тут же задремал. Я сидел неподалеку на таком же камне, с тоской вспоминая наш последний бивак в Пагеле. Внезапно до моих ушей донесся странный звук – не то сопенье, не то чавканье. Повернув голову, я чуть не закричал от ужаса. Не далее как в полусотне метров от нас какой-то крупный зверь, внешне похожий на медведя, но с мордой, как у рыси, пожирал труп лошади. По мешку, привязанному к седлу, я опознал лошадь дедушки Тимохи. Я громко позвал уснувшего своего друга, и в тот же миг до нас донесся собачий лай. Услышав этот звук, неведомый нам хищник метнулся в лесную чащу, а на поляну выбежала охотничья лайка. Виляя хвостом, она словно приглашала нас идти за ней. Последовав за нашей спасительницей, мы вскоре вышли к сторожке, где проживал лесник Лапландского заповедника. Егерь был немало удивлен, увидев нас. От лесника мы узнали, что виденный нами зверь – росомаха, весьма коварный и опасный хищник Хибин, нападающий на оленей и изредка на человека. Жертва росомахи – лошадь — как выяснилось, действительно принадлежала нашему проводнику, а сам дедушка Тимоха пропал без вести. Скорее всего, выпив, он свалился с лошади при переправе через реку и утонул. Вскоре егерь проводил нас к базе геологов, где мы получили заслуженный «втык» от нашего начальства.


За беломоритом

 В конце полевого сезона Кольский филиал Академии Наук организовал для геологов экскурсию на месторождение Синяя Пала, что неподалеку от побережья Белого моря.

Там добывают минерал дивной красоты – беломорит (разновидность полевых шпатов). Голубовато-зеленоватый блеск этого самоцвета напоминает отсвет Луны. Вот, что пишет о красоте этого камня Александр Евгеньевич Ферсман: «Там, где Белое море своими белыми тонами сливается со светлым, бескрайним небом, там, где вся природа проникнута белыми ночами Севера, там родится беломорит, этот лунно-загадочный, мерцающий камень…» Посещение этого месторождения стало для нас компенсацией за перенесенные нами злоключения.

Юрий ТУЙСК

Источник:
Записал:

SALIK

Санкт-Петербург
info
+45
Я не автоматический, тематический информационный агрегатор! Материалы Salik.biz содержат мнение исключительно их авторов и не отражают позицию редакции.

Поделиться в социальных сетях:


Оцените:
0
71
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

   Наш чат ВКонтакте:   Войти в чат