Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука, философия»

Мы не автоматический, тематический информационный агрегатор

Статей за 48 часов: 36

Сайт для здравомыслящих и разносторонне развитых людей


Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

НЛО: Информационные ловушки
Среднее время прочтения:

НЛО: Информационные ловушки

Изучать такое явление, как НЛО, невероятно сложно. Я постарался показать, как достоверные, неопровержимые факты причудливо сплетаются с сомнительными и откровенно ложными. Провести грань между ними — задача, которая многим исследователям оказалась не под силу. Одни склоняются в мистику, принимая даже самые дикие рассказы за чистую монету без всякой проверки.

Они умалчивают обо всех сомнительных моментах и важных деталях, которые могли бы по-новому осветить историю с какими-нибудь очередными «троефунтами» и сделать ее менее загадочной. Бывает и хуже, когда они начинают подтасовывать факты, чтобы те не мешали их любимым гипотезам. Другие ударяются в не менее опасную крайность, отрицая существование НЛО. Их тоже не раз уличали в подтасовке и замалчивании фактов.

- Salik.biz

Я стараюсь держаться золотой середины, тщательно взвешивая все «за» и «против». Увы, не всегда можно самому встретиться с очевидцами, увидеть место происшествия и получить все факты из первых рук. Но даже если мне это удалось, радоваться рано. Чаще всего НЛО попадаются на глаза случайным людям, а не профессиональным наблюдателям. В честности очевидцев сомнений обычно не возникает, но… человеку свойственно заблуждаться. Всевозможные ошибки, возникающие при наблюдениях, иной раз просто потрясают.

Изучая механизмы возникновения непреднамеренных ошибок и источники заблуждений (яркие планеты, запуски ракет, метеозонды и т. п.) я в конце концов разработал методику их «отсеивания», не один год применяя ее на практике. В результате некоторые «уфологи» перестали со мной общаться: им хотелось, чтобы все или почти все визиты НЛО были необъяснимыми. Хотелось красоваться в центре внимания: чем чаще появляются НЛО, тем лучше это удается. Я же со своей методикой отсеивал 98% сообщений, считая, что лучше одна «тарелка», к которой не смогут придраться скептики, чем сотни сомнительных и очень сомнительных случаев.


Если же факты дошли до нас из вторых, а то и третьих рук, кто может поручиться, что при их передаче не произошло новых искажений? Больше всего сомнений возникает, когда рассказы очевидцев были записаны журналистами и опубликованы в газете. Допустим, что они честно и беспристрастно записали услышанное и не собираются немножко приврать, чтобы случай выглядел более сенсационно. Но уже на этом этапе часть информации теряется: журналисты не знают, какие вопросы надо задавать, что важно узнать в первую очередь. Да и газетная статья ограничена местом, которое ей отводит редактор. Вызывает редактор журналиста и говорит: «Статья не помещается, сократи ее строк на триста». Что делать? Приходится сокращать. Подробности, которые кажутся журналисту не очень важными, вылетают в мусорную корзину. Зато для уфолога выброшенные места могут оказаться гораздо более ценными, ключевыми. Пусть непреднамеренно, но случай оказался искаженным.

Теперь представим себе, что газета с описанием этого случая попала в руки человека, решившего написать книгу об НЛО. Случай понравился, но ведь всю статью не перепечатаешь: длинно, стиль другой, какие-то подробности кажутся неважными, какие-то просто упоминать не хочется — портят картину. Так возникают очередные искажения. А если первая книга попала в руки человека, тоже решившего написать книгу об НЛО…

Именно поэтому, если до очевидцев добраться не удалось, я стараюсь использовать источники, максимально к ним близкие, приводить цитаты, а не пересказывать случившееся, и стараюсь не вносить искажений от себя.

Конечно же, мистификации и газетные «утки» в наше время попадаются более чем часто. Мне довелось без особого труда разоблачить десятки таких историй (см. третью часть книги). Обмануть уфолога так, чтобы история выдержала проверку, может только профессионал, а не любитель, начитавшийся газет и популярных книжек. Однако профессионалов не так много.

Рекламное видео:

Когда «тарелку» видит один человек, мы вправе начать сомневаться. В одиночку можно пасть жертвой непреднамеренной ошибки или галлюцинации. Все может быть. А когда ту же «тарелку» видят тысячи людей — это уже серьезно. От групповых и массовых наблюдений так просто не отмахнуться.

Но… именно здесь неопытных исследователей подстерегает еще одна ловушка. У нее пока даже нет русского названия. В западной литературе ее называют «me too syndrome», что можно примерно перевести как «синдром „мы тоже“.


В любом обществе, в любой стране присутствует определенный процент чрезвычайно внушаемых людей, любителей лгать, да и просто психически больных. В среднем каждый десятый человек страдает теми или иными отклонениями в психике. Начальник отдела психоневрологической помощи Минздрава РФ Александр Карпов утверждает, что в лечении нуждаются примерно 15 миллионов наших сограждан. Сенсационные сообщения в печати о появлении НЛО могут побудить их заявить: мы тоже это видели. И добавить такие подробности, что истинная картина случившегося будет размазана.

Любопытный опыт над жертвами этого синдрома в том же 1990-м году поставили журналисты „Московского комсомольца“. 1 апреля (когда, как все знают, никому верить нельзя), на первой странице газеты появилась статья „500 метров до контакта“, иллюстрированная четкой фотографией „летающей тарелки“. Вдобавок ко всему редакция попросила откликнуться очевидцев…

О том, что получилось, рассказал сам автор розыгрыша:

»В конце марта мы позаимствовали в столовой две тарелки и, привязав одну к другой, подвесили на швабру. В воскресенье, первого апреля читатели газеты увидели на первой полосе фотографию «НЛО». В комментарии к снимку мы попросили откликнуться очевидцев именно этой и никакой другой тарелки…

За два месяца в редакцию позвонили около трехсот «очевидцев» именно этого НЛО, и еще около ста прислали точное ее описание, которое практически не расходилось с описанием в газете. Досадная разница состояла лишь в том, что на тарелке, увиденной читателями в небе, отсутствовала надпись «Общепит»… Но самыми поразительными были три письма, авторы которых доказывали, будто в Кунцевском районе своими глазами видели пилотов «той самой» тарелки — коренастых и волосатых гуманоидов. А сорокапятилетняя Татьяна Федоровна Р. поведала о том, как с трудом отбилась от их посягательств...".

В то время «Московский комсомолец» выходил огромным тиражом — 1 млн. 388,4 тысячи экземпляров, да еще наверняка передавался из рук в руки. Ничего странного в том, что среди двух миллионов читателей нашлось 400 жертв «me too syndrome», я не вижу.

Что делать? Как отсеять этих людей? Конечно, можно учитывать лишь рассказы очевидцев, сделанные без «толчка» извне, только те письма, которые пришли до опубликования статей о наблюдении, а не вдогонку. Но это не выход. И тогда я придумал такой прием: если надо обратиться к очевидцам с просьбой позвонить или прислать свои сообщения о каком-то конкретном случае, надо «зажать» несколько ключевых деталей. Например, точное время случившегося и цвет объекта. Все письма и звонки, которые не содержат фраз типа «в 23.15 я видел красный шар» или неправильное время и цвет, либо отправляются в корзину, либо используются с крайней осторожностью после тщательной проверки.

Типичные жертвы синдрома — домохозяйки, пенсионеры и другие лица, не находящиеся на ответственных постах и не проходящие регулярной проверки здоровья. 21 марта 1990 года, напротив, очень многие очевидцы принадлежали к так называемой «группе доверия»: летчики, авиадиспетчеры, солдаты и офицеры ПВО, милиционеры, сотрудники КГБ. У них не было никакого стимула сообщать о наблюдениях, кроме служебного долга. Даже наоборот: они прекрасно понимали, что их рассказы могут привести к разбирательствам в «особом отделе», потере времени на написание рапортов и объяснительных. Да еще сослуживцы будут задавать вопросы типа «Что вы там пили?».

В тот день сотни показаний очевидцев были сделаны независимо друг от друга, подтверждены показаниями радаров и даже фотоснимками. В небе действительно что-то было.

В тот день подразделения Московского округа ПВО предупреждали друг друга о появлении «тарелок» через систему закрытой аппаратуры связи. Все звонки, проходящие через ЗАС, приравниваются к официальному рапорту и в обязательном порядке записываются на магнитофонную пленку. Шутки здесь считаются неуместными и сурово караются. То же самое можно сказать и про докладные записки, которые писали очевидцывоенные: если приврать — мало не покажется…


Правда, если бы не громкие заявления высоких армейских чинов, события того дня вряд ли приковали к себе такое внимание.

Михаил Герштейн 

Источник:
Записал:

SALIK

Санкт-Петербург
info
+45
Я не автоматический, тематический информационный агрегатор! Материалы Salik.biz содержат мнение исключительно их авторов и не отражают позицию редакции.

Поделиться в социальных сетях:


Оцените:
0
56
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

   Наш чат ВКонтакте:   Войти в чат