Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука, философия»

Мы не автоматический, тематический информационный агрегатор

Статей за 48 часов: 82

Сайт для здравомыслящих и разносторонне развитых людей


Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

Русь под знаком Полумесяца
Среднее время прочтения:

Русь под знаком Полумесяца

Нам кажется, что мы знаем об истории нашей страны достаточно много, аж еще со времен основания Руси в IX веке. Однако это не так. Не то, что бы древняя история, которая является выдумкой довольно позднего времени, а даже история пятисотлетней давности нам совсем неизвестна. Многочисленные факты противоречат той картине прошлого, которую нам навязывают со школьных учебников. Взять хотя бы факты наличия в нашей культуре традиционно восточных, нерусских и даже — боже упаси — исламских элементов, особенно там, где их быть никак не может. Это — совсем другая история, другая Русь.


- Salik.biz

Полумесяцы на куполах православных храмов

На многих православных церквях на куполах помещен не просто крест, а крест с полумесяцем. Кажется странным, что символ другой веры венчает верх христианских храмов. Какие же объяснения этому даются?


Оказывается, что интерпретаций полумесяцу, помещенному под крестом много. Наиболее распространенные из них заключаются в том, что полумесяц это:

— купель, в которой крестилась Церковь;

— люлька Вифлеемская, в которой находился младенец Христос;

— чаша Евхаристическая, в которой находится тело Христово;

Рекламное видео:


— чаша Грааля, в которую стекала кровь распятого Христа;

— церковный корабль, ведомый кормщиком Христом;

— образуемый вместе с крестом якорь, удерживающий корабль-храм в Царстве Небесном;

— якорь надежды, крестный дар Христа;

— древний змий, враг Божий, попираемый Крестом и ногами Христа;

— время, над которым возвышается Крест – символ вечности;

— поверженный ислам, память военной победы христиан над мусульманами.

Что мы здесь видим? Во-первых, то, что однозначного ответа, чем же является полумесяц под крестом, нет. Во-вторых, они неправдоподобны. Очевидно, что все эти люльки и купели вместе с якорями являются поэтическим отображением самого факта, красивой лирикой, воспевающей Божественное. Жизнь всегда проще, и появление стойкой символики всегда более прозаично.

Что же касается остального, то не может полумесяц изображать ни попираемых христианством врагов, ни, тем более, собственно сам полумесяц – символ ислама. Считается, что он якобы появился на православных куполах после покорения Иваном Грозным Казани. Однако невозможно представить, чтобы главные символы врага возносили на самый верх, пусть даже и с такой интерпретацией. Могла ли оказаться, например, фашистская свастика среди государственных символов Советского Союза, пускай и расположенная под звездой? Конечно же, нет! Даже изображение, не имеющее отношение к этой свастике и лишь отдаленно напоминающее ее, третируется властями, так как вызывает ассоциации с фашизмом.

В-третьих, большая часть вышеприведенных объяснений православного полумесяца дается самой Православной Церковью. И само их количество говорит о том, что ей, кому этот вопрос должен быть понятен лучше, чем кому-либо, ничего, на самом деле, неизвестно. Так откуда же взялся полумесяц?

Полумесяц на вершине главного христианского собора страны – храма Христа Спасителя в Москве.Полумесяц на вершине главного христианского собора страны – храма Христа Спасителя в Москве.

Заметим, что речь идет только о православных храмах. На католических и протестантских церквях полумесяц ни в каком виде не помещается (поэтому все эти люльки явно надуманы). И это многое объясняет.


Хорошо известно, что православие по ряду своих аспектов ближе к мусульманству, чем к остальному христианству. Об этом даже свидетельствует сходство названий – православие и правоверие, — свойственное только этим религиям. Еще больше эта близость заметна у староверов, то есть древнее православие имело много общих черт с исламом. Это может говорить о том, что раньше, причем не так давно, это была единая религия. Возможно, что ее главным символом был полумесяц со звездой или солнцем. Позже, при расколе, религиозная символика претерпела изменения: у мусульман остался полумесяц, а у православных полумесяц с крестом. Ведь известно, что крест является также и упрощенным символом солнца.

Нечто похожее мы можем встретить в исторических источниках. В них упоминается, что полумесяц являлся символом, принятым в христианском Константинополе. Турки, захватив его в XV веке, переняли у византийцев этот знак, якобы добавив к нему звезду. Другие источники говорят, что полумесяц со звездой уже был символом древнего Византия. Ясно, что здесь какая-то хронологическая путаница, но, при этом, понятно, что полумесяц не является сугубо мусульманским знаком, а изначально существовал в Константинополе.

Но могли ли мусульмане-турки, победив в войне христиан-греков, перенять у них знак полумесяца? Вряд ли победители не имели собственной религиозной символики, да к тому же не придумали ничего лучше, как взять ее у побежденных. Скорее всего, мусульмане и православные не сильно тогда отличались и имели общий религиозный символ, включающий в себя изображение полумесяца. Эта форма правоверного христианства вместе с полумесяцем была тогда и на Руси.

Гербы ряда городов Российской империи включали в себя не только полумесяц, но и полумесяц с крестом, к тому же расположенных точно так же, как и на куполах церквей. Из чего понятно, что крест, охваченный снизу полумесяцем, представлял собой цельный и распространенный символ. Многие гербы остались таковыми и поныне.

Примеры гербов, содержащих изображение креста и полумесяца. Слева направо: герб Конотопа, герб Белозерска и герб Зенькова.


Иван Васильевич меняет религию

Фрагмент шлема Ивана Грозного.Фрагмент шлема Ивана Грозного.

О том, что мусульманский мир был намного ближе к древней Руси, чем это принято считать, свидетельствуют некоторые материальные памятники. Так, на шлеме Ивана Грозного надпись на старославянском сочетается с арабской вязью. Причем по-арабски написано ни много, ни мало, как «Аллах Мухаммед».

На монете того же Ивана Грозного на одной стороне можно прочесть слова «Иван великий князь», а на другой – уже по-арабски — «Москов ахчасы будыр». Собственно арабы к монете отношения не имеют, их алфавитом пользовались тюрки (татары, турки), не имевшие собственной письменности. Данная фраза переводится с тюркского языка как «Деньга Москвы». Этот пример двуязычия касательно монет не единственный. Русские и тюркские слова на русских деньгах говорят только об одном – эти культуры были более чем просто родственные.

На известном шлеме, называемом шлемом Александра Невского, выгравированы арабские надписи. На самом деле шлем был сделан только в 1621 году для царя Михаила Романова. Однако это ничего не меняет: невозможно понять, зачем русский мастер Никита Давыдов нанес на него суры из Корана. И получил при этом от благодарного царя щедрую награду.

Так называемый шлем Александра Невского и выгравированный на нем 13-й стих 61-ой суры Корана: «Помошь от Бога и близкая победа, и возвести это благо верным».

Арабские надписи можно узреть и на саккосе — церемониальном одеянии — митрополита Петра. Как и должно быть в данном случае, они имеют религиозное содержание. А на малом саккосе митрополита Фотия вообще написано «Аллах акбар»! Что же это было за христианство? Стоит вспомнить тогда и путешествие Афанасия Никитина, который в своем «Хождении за три моря» неоднократно обращается к Аллаху.

Скорее всего, ранние православие и мусульманство различались незначительно, так же как и русская и тюркская культуры. Потом, при изменении политического климата, историю отредактировали, удлинив к тому же хронологию, и наше прошлое стало выглядеть совсем иначе. 


Зачем русскому купцу Афанасию Никитину восклицать «Аллах акбар?»

Тверской купец Афанасий Никитин, живший в середине XV века, прослышал об отправке в Персию русского посольства и отправился с ним. Начав путешествие с Волги и добравшись до Персидского залива, Афанасий решил продолжить изучение Востока и отправился дальше. Любознательность и предприимчивость завели его в Индию, где он, нищенствуя и подвергаясь смертельным опасностям, прожил три года. Из Индии он добрался морем до Эфиопии, оттуда — до Турции, из которой отплыл на Русь. По дороге в родную Тверь он умер.

Во время многолетнего путешествия Афанасий записывал все увиденное и пережитое. Получился интересный дневник, впоследствии озаглавленный «Написание Офонаса тферитина купца, что был в Индии четыре года». В наше время повествование Афанасия Никитина известно как «Хождение за три моря».

Фрагмент рукописи.Фрагмент рукописи.

Записи Никитина очень любопытны. Помимо того, что автор знакомит нас с культурой и историей народов, среди которых ему приходилось бывать, он оставил нам интересный памятник русской речи. Удивительным в ней является то, что Афанасий, повествуя о своих странствиях, иногда переходит с русского языка на какую-то тарабарщину, понять которую невозможно. Но ее можно перевести, зная тюркские языки. Вот типичный пример из текста «Хождения»:

Индеяне же вола зовут отцем, а корову материю. А калом их пекут хлебы и еству варят собе, а попелом тем мажутся по лицу, и по челу, и по всему телу знамя. В неделю же да в понеделник едят однова днем. В Ындея же какъпа чектуръ а учюсьдерь: секишь илирсень ики жител; акичаны ила атарсын алты жетел берь; булара достур. А куль коравашь учюзь чяр фуна хуб, бем фуна хубе сиа; капъкара амьчюкь кичи хошь.

Понять в этом отрывке можно только первые три предложения. Для остальных нужен переводчик. Вот, как выглядят они после перевода на современный русский язык:

… В Индии же гулящих женщин много, и потому они дешевые: если имеешь с ней тесную связь, дай два жителя; хочешь свои деньги на ветер пустить — дай шесть жителей. Так в сих местах заведено. А рабыни-наложницы дешевы: 4 фуны — хороша, 5 фун — хороша и черна; черная-пречерная амьчюкь маленькая, хороша (здесь и далее перевод Л.С.Смирнова).

Заметим, что Афанасий Никитин, житель северной Твери, пишет это сам, не пользуясь помощью толмачей, знающих татарские или турецкие языки. Да и с какой целью ему их привлекать? Он записывает свои мысли и наблюдения, и делает это естественным образом, так, как ему удобно. Очевидно, что он хорошо знаком с чужим языком, и более того, он на нем умеет писать, что не так просто, как кажется. Тюрки пользовались арабской письменностью, и Афанасий, соответственно, по-арабски и пишет.

Он переходит с языка на язык так свободно, что иногда делает это внутри одного предложения. Например, как здесь:

А иду я на Русь, кетъмышьтыр имень, уручь тутътым.

Перевод всего предложения:

А иду я на Русь (с думой: погибла вера моя, постился я бесерменским постом).

Ясно и то, что для автора говорить и писать так, как он это делает, является нормальным, естественным. Логично предположить, что в такой смешанной речи в то время не было ничего необычного. И понять то, что излагает путешественник, могли многие, если не большинство, его соотечественников. Ведь писал-то он для того, чтобы поделиться с ними своими впечатлениями, чтобы они могли прочесть его текст. И явно Афанасий ничего не скрывал, переходя на непонятный язык, потому что ничего особенного, как мы видим, там не содержится. Даже наоборот, Никитин восхваляет Русь, пользуясь столь странным языком:

Да и Подольская земля обидна всем. А Русь ер тангрыд сакласын; Олло сакла, Худо сакла! Бу даниада муну кибить ерь ектур.

Перевод:

Да и Подольская земля всем обильна. А Русь (Бог да сохранит! Боже, сохрани ее! Господи, храни ее! На этом свете нет страны, подобной ей.)

Необычным в записках русского путешественника является и частое обращение к Аллаху, которого он называет Олло. Более того, он неоднократно использует традиционное мусульманское «Аллах акбар», что недвусмысленно показывает, к какому богу он обращается. Вот типичная для всего текста молитвенная тирада, в которой, как и в других местах, русская речь чередуется с нерусской:

Олло худо, Олло акь, Олло ты, Олло акъбер, Олло рагым, Олло керим, Олло рагым елъло, Олло карим елло, таньгресень, худосеньсень. Бог един, тъй царь славы, творець небу и земли.

Смотрим перевод:

(Господи Боже, Боже истинный, ты Бог, Бог великий. Бог милосердный. Бог милостивый, всемилостивейший и всемилосерднейший ты. Господи Боже). Бог един, то царь славы, творец неба и земли.


Переводчик явно не справился с никитинским «Олло», и Аллах превратился у него в политкоректного Бога, а оригинальный текст таким образом утратил один из своих смыслов. Читая «Хождение» в подобном переводе, уже невозможно увидеть своеобразия и необычности старой русской культуры, и то, на сколько неверны наши представления о древнем православии.

Почти в самом конце рассказа Афанасий употребляет свои традиционные восклицания, среди которых и мусульманское «Аллах акбар», и христианское «Аминь», то есть, по нашим представлениям, смешивает несовместимое:

Милостиею Божиею преидох же три моря. Дигерь Худо доно, Олло перводигерь дано. Аминь! Смилна рахмам рагим. Олло акьбирь, акши Худо, илелло акшь Ходо. Иса рухоало, ааликъсолом. Олло акьберь. А илягаиля илелло.

Последнее словосочетание в этом отрывке – это классическое «Нет бога, кроме Аллаха», но в переводе мы видим нечто совсем другое: «Нет бога, кроме Господа». По сути, это одно и то же, но исламский характер веры автора становится незаметен. Нельзя ставить это в упрек переводчику, так как по традиционным представлениям православие того времени с исламом не имеет ничего общего. И нам тот факт, что христианин Афанасий молится Аллаху, да еще добавляет, что кроме Аллаха другого бога нет, кажется невероятным. Но все это от того, что история, в том числе и история религий, неверна.

Религиозная формула «Нет бога, кроме Аллаха» в современном исламе обязательно заканчивается фразой «И Мухаммед пророк его», но у Никитина мы ее не видим. Более того, в последнем приведенном отрывке можно встретить имя Иса — Иисус. Возможно, именно этим и отличается православие Афанасия от правоверия его современников мусульман: при одном и том же боге Аллахе у одних был Исус, а у других Мухаммед. Из слов автора, кстати, ясно, что стать мусульманином было просто: достаточно «воскликнуть Махмета».

О чем же говорит русский автор своими воззваниями к Аллаху и иноязычной речью?

Необычный текст Афанасия Никитина может свидетельствовать только об одном: русская и тюркская культуры в недавнем прошлом были необычайно близки. Еще в XIX веке на юге России тюркскую речь можно было слышать среди местного русского населения. Так, например, терские казаки прекрасно знали татарский язык и иногда переходили на него в общении. Наряду с русскими песнями распевали и турецкие.

Возможно, что две культуры начали обособляться только во времена Афанасия, и началась это из-за раскола общей правой веры на последователей Христа и Мухаммеда. Сегодня нам кажется, что народы этих культур издревле различались коренным образом, но, оказывается, еще не так давно существовало общее языковое и религиозное пространство, простиравшееся от русского севера до Африки.


Или Где собака зарыта?

Русский язык очень богат идиомами, то есть выражениями, которые нельзя читать и понимать буквально. Их слова означают одно, а смысл всей фразы – совсем другое. Например, «вот, где собака зарыта». Естественно, речь идет не о собаке и не о закапывании, а о понимании причины некоего события. Но при чем же здесь тогда собака, да еще и зарытая? Откуда в русском языке взялась связь зарытой собаки с причиной явления? Да и связь слов со смыслом в остальных идиомах, если в русском языке их ничего не связывает? Ответ дает арабист, кандидат филологических наук Николай Вашкевич. Он утверждает, что непереводимые идиоматические слова — это слова из арабского языка и их перевод как раз и дает смысл выражению.

Собак в русских идиомах полным полно. К упомянутой зарытой можно добавить ту, которую съели – «на этом деле собаку съел», ту, которую вешают на людей – «всех собак навешать», ту, которая почему-то больше всех устает – «устал, как собака» и проч. Очевидно, что собаки к смыслу выражений не имеют никакого отношения, да и собаки везде разные: та, которая зарыта, это не та, которую можно съесть. Какой же смысл в этих собаках? Читаем по-арабски.

Арабский корень «сбк» означает опережение или предшествование чему либо. Например, по отношению к животным арабское «сабек» — это лошадь, пришедшая первая к финишу на скачках. Поэтому фраза «устал как сабек» вполне понятна. Потом люди забыли значение арабского слова и трансформировали его в наиболее схожее по звучанию русское – в собаку.

Трансформация в подобных случаях неизбежна: человек склонен употреблять более легкопроизносимые и понятные ему слова, чем совсем чужие для его языка. Так, например, слово «високосный», означающее год, который на один день длиннее обычного, конечно же, к покосу, да еще какому-то высокому отношения не имеет. Это так русский народ трансформировал латинское «биссекстум». То же самое и с арабскими сабеками и прочими арабизмами, о которых пойдет речь далее. Однако если с латинского или других языков происходило просто заимствование отдельных слов, то с арабского – целые смысловые ряды, породившие идиомы. Это указывает на глубокое родство русского и арабского языков. Смотрим далее.

«На этом собаку съел». Какой смысл в поедании собаки и как это поможет стать более умелым в каких-то делах? Да и вообще – мы ж не китайцы. «Собаку съел» — это часть арабского выражения «сабака селю матару», что переводится как «его потоки обгоняют его дождь», то есть его дела обгоняют его слова – человек дела, профессионал.

«Вот где собака зарыта». То есть – вот в чем причина! Но при чем здесь собака? Здесь все просто: арабское «зариат» переводится как причина.

«Собак вешать». Повесили на него всех собак! Вообразите только такую картину: человек, увешанный собаками. Ерунда какая-то. Но собаки здесь все те же – арабские. И их не вешают. Просто арабское «вишайат» как раз и есть клевета, оговор.

«Выпороть как Сидорову козу». Коза – не собака, но логики тоже нет. Странная порка Сидором своей козы стала известна всему народу, однако про самого такого весьма популярного персонажа, ни исторического, ни литературного людям ничего не известно. Странности объяснятся, если узнать, что «кази» по-арабски — судья, а «сидар каза» — решение, приговор судьи. То есть, касательно сидоровой порки, «выпороть, как полагается». Кстати, есть русское слово «наказать».

«На козе не подъедешь». То есть, помня об арабском «кази», не решишь в правовом поле.

«Гол как сокол». Разве сокол голый? Смотрим арабский словарь. Корень «глй» означает открытый, голый, а «скл» — очищать, оголять. Получается дважды голый, то есть совсем голый. Такое усиление повторением больше знакомо по русскому «ходить ходуном».

«Барашек в бумажке». Уже выходит из употребления. Смысл – взятка. Но какой еще барашек, да еще и завернутый в бумагу? Непонятно. Но по-арабски «барашик» переводится как «я даю тебе взятку».

«Убить бобра». То есть ошибиться в расчетах. Бедный бобер… Но никто его, естественно, не убивал. «Абат биьибра» как раз и означает «пренебречь расчетами».

«Мечется как угорелая кошка». Угорелые, отравленные кошки не мечутся, горящих тоже не бывает. Зато «угорелая кошка» легко получается от «гарала кошак» (арабское «гаралак-шакк), что переводится как «случился с тобой удар».

«Мышиная возня». Мелочная беготня, суета – туда-сюда. «Миши» — уходить, «бйиги» — приходить» — туда-сюда.

«Сон в руку». Сон, который сбылся или сбудется наяву, в жизни. Причем здесь рука? А вот причем: арабское «раук» и есть жизнь.

«По Сеньке и шапка». То есть так ему и надо. Никакого Сеньку народ, конечно же, не знает. Зато арабское «ма йусаннах шафака» переводится как «не заслуживает снисхождения из чувства сострадания».

«Как на Меланьину свадьбу». То есть полным-полно, очень много. Кто такая Меланья, почему мы ее не знаем? А потому что это просто арабское «мальйан», означающее как раз «очень много». Миллион, в общем :)

«Наобум Лазаря». Идти непонятно куда. Происхождение идиомы даже с натяжкой объяснить невозможно. Но, если убрать чисто русскую приставку «на», фраза становится похожа на арабскую, которая переводится как «втемную без оглядки».

«Не поминай Бога всуе». Вроде, как бы нельзя часто произносить слово «бог» или его синонимы. Это идет вразрез с традицией, в которой человек постоянно поминает бога, восклицая или приговаривая: господи, боже мой и т.п. Слово «спасибо» — тоже постоянное упоминание Бога, так как является сокращением словосочетания «спаси Бог». Да и что такое «всуе»? Но вот в арабском есть выражение «ля тазкур аллах би-су» — не поминай Бога плохим. «Би-су» и есть русское «всуе».

«Богом убитый». То есть слабоумный, дурачок. Почему же убитый, если живой? Просто по-арабски «ъабит» и есть идиот, дурак.

«Олух царя небесного». Очевидный усилительный повтор (или билингва – двуязычие), о случаях которого я уже писал: аллах – это просто бог, он же царь небесный. Получается «аллах аллах». Возможно, так называли изначально помешанных на религии, постоянно молящихся. А может и так: арабское «сар набес» переводится как «стал говорить» — олух заговорил, то есть молчал бы, никто бы и не подумал… А «олух» по-арабски – тоже дурак.

Кстати, о дураках. Арабский «дурака» — дураки, «балда» — дура. «Бал би `са» — плохая голова, то есть балбес по-нашему. Есть еще круглый дурак. Смысл понятен, но дословно перевести невозможно – как это круглый? Забавно, но в арабском «дура» означает круг.

«Ни пуха, ни пера». Пожелание удачи, победы, но довольно странное, если попытаться перевести буквально. В арабском есть похожая по звучанию фраза, переводимая как «дуть в горн, трудить победу».

«Бить баклуши». То есть ни фига не делать, бездельничать. Но фраза, опять же, странная. Но не такая странная, если знать арабский. «Ъбт б каляви ши» — поигрывать яичками (анатомическими). В русском языке есть совершенно аналогичная по смыслу поговорка: когда коту делать нечего, он лижет свои… баклуши бьет :)

«Молочные реки, кисельные берега». Жить в достатке, богато. Но представить берега из киселя невозможно, ерунда какая-то. Поэтому вчитайтесь в это: «милку рака ка-сей-лин барига». Перевод: «его богатсво потекло потоком и зажил он в достатке». Арабское «барига» — иметь питье и еду в изобилии. Не отсюда ли русское «брага», «бражничать»?

«Это тебе не фунт изюму». Странное пренебрежительное отношение к дорогому заморскому продукту – оно совершенно невозможно. Вместо изюма должно быть что-то совсем дешевое, ненужное. Например, кости. Именно так и переводится арабское слово «ъизам».

«Мешком прибитый». Глупость какая-то. А еще глупее — пыльным мешком. Вероятно, мешок это не мешок, а арабское «мишакк» — копье или вообще то, чем бьют. Пыльный – это пильный, от слова «пила». А «пила», вероятно, от арабского корня «флл» — тупить, зазубривать. Короче, тупым копьем по башке…

«Лезть в бутылку». Попробуйте перевести – ничего, как обычно, не получится. Однако все просто: «аль-батыль» — впустую, без видимой причины.

«Бред сивой кобылы». Неужели кобылы бредят? И почему сивая бредит сильнее кобыл других мастей? Сивая – это арабское слово «савий» — равный. А кобыла – каббала. Получается «бред равный каббале». Это запутанное и труднопостижимое учение и сейчас упоминается как синоним чего-то непонятного — «кабалистика какая-то».

«Дать дуба». Смысл ясен, но слова загадочные. Арабское «дафа» — умереть.

«Конь в яблоках». Почему в яблоках, и почему только конь, а скажем, не корова? Дело в том, что в арабском есть слово «аблак» — пятнистый, и есть даже устойчивое словосочетание «фарас аблак» — конь с пестрой окраской, пятнистый». Так что никаких яблок.

«Куда Макар телят не гонял». То есть место, которое очень далеко. Про Макара и телят все ясно – явно опять какие-то трансформации на основе созвучия. «Макарр» — это просто место, «талет» — длиться, «него» — путь… Получается «место, куда долог путь».

«Тоска зеленая». Вовсе она не зеленая. Арабское слово «заален» и есть тоска. То есть опять мы видим случай билингвы: повторяется слово только на другом языке. Точно такой же повтор мы видим и в «сорока-воровка», поскольку арабское «сорока» — воровка.

«Тише воды, ниже травы». Вроде понятно, но все-таки вода (в русских реках, а не в кране) с наличием или отсутствием шума никак не ассоциируется. Зато есть арабское «вады» — скромный.

И напоследок. Если, ругаясь, вас кое-куда послали, знайте, вас всего лишь попросили отойти в сторону. Именно так можно перевести арабскую фразу «хиди нахийа». А вообще арабский корень «хйй» означает «жизнь», «давать жизнь». Вполне, в общем-то, понятно, откуда тогда взялось соответствующее русское матерное слово.

Автор: amigooo

Записал:

SALIK

Санкт-Петербург
info
+46
Я не автоматический, тематический информационный агрегатор! Материалы Salik.biz содержат мнение исключительно их авторов и не отражают позицию редакции.

Поделиться в социальных сетях:


Оцените:
+1
201
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

   Подписывайтесь на нашу группу в Одноклассниках:   Подписаться