Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука, философия»

Мы не автоматический, тематический информационный агрегатор

Статей за 48 часов: 42

Сайт для здравомыслящих и разносторонне развитых людей


Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

4-х уровневая концепция развития цивилизации
Среднее время прочтения:

4-х уровневая концепция развития цивилизации

В этой теме мы обсудим вопросы развития цивилизации и построим периодизацию этого развития, в рамках которой рассмотрим и историю, прошлое цивилизации, и современные тенденции и перспективы её развития.

Во-первых, существующие представления о развитии человечества вообще, и о его развитии на протяжении цивилизованного периода, в частности, являются абсурдными, примитивными и неправильными. Общая картина исторического процесса в них представляет собой набор произвольно выдернутых фактов, а всему развитию приписываются совершенно абсурдные интерпретации, причины, которых не могло быть на самом деле. Какие причины приводят к данному положению вещей?

- Salik.biz

Основные две ошибки, которые делает европейская современная наука, заключаются в следующем. Первая — это приписывание всем людям на протяжении всего периода развития тех же потребностей и намерений, той же психологии, которые есть у современного человека. Современная западная наука становится на позицию антиисторизма, по которой любое общество рассматривается исключительно в рамках современных представлений, к нему применяются те же понятия, людям, живущим тысячи лет назад, приписываются те же мотивы и т. п. Создаётся впечатление, что всё время люди только и думали, как им придти к современной западной капиталистической модели общества, и всегда её только и имели в виду. Искажая на основе данной установки всю историю развития человечества, западные «исследователи» делают на основании своих же выдумок совершенно абсурдный вывод о том, что человек, по сути, всегда был одним и тем же существом, что люди во все эпохи жили с одним отношением к жизни, одними потребностями, одними мотивами и т. п. Т. е. «люди не меняются». Эта ошибка связана с бездумной проекцией современной модели устройства общества на все остальные эпохи. 

Вторая ошибка, которая свойственна безнадёжно материалистической западной «науке» — это замечать одни только факты, одни только внешние причины, и объяснять всё с их помощью. Западная наука в силу своей склонности к примитивному материализму не склонна вообще обращать внимания не только на собственно мотивы и решения людей, на субъективные факторы, но и не склонна заниматься поиском причин, связывающих все события в какую-нибудь логическую цепочку. История развития человечества выглядит как простое перечисление фактов, при этом в качестве «причин» указываются исключительно внешние условия, с которыми сталкивались люди. Так, например, если обратиться к западным представлениям о том, почему человек стал разумным, мы получим в качестве объяснения набор внешних благоприятных факторов, которые случайно совпав, в сумме оказали нужное действие. В этом наборе будут случайные изменения климата, случайное возниковение прямохождения, случайный переход к богатой животным белком пище и прочие вещи, не имеющие ни малейшего отношения к возникновению и эволюции собственно черт, определяющих разум, которые при таком подходе полностью остаются за кадром.


Этот европеоцентризм и зацикленность на внешних условиях, которые, якобы, полностью определяли всё развитие человечества, создают совершенно абсурдную и искажённую картину мировой истории.

Известный формационный подход Маркса (с классификацией: первобытный строй — рабовладельческий — феодальный — капитализм — коммунизм) страдает всеми этими недостатками, но даже при всём при этом он предполагает хоть какую-то динамику в развитии человечества. В основу теории Маркса был положен основной мотив современного ему капиталистического общества — а именно — стремление капиталистов к получению прибавочного продукта. Именно поэтому вся история человечества, по Марксу получается похожа на эволюцию жирафов по Ламарку — жирафы хотели есть и всё время тянули свои шеи к верхушкам деревьев, да так и вытянули. Точно так же люди, согласно Марксу, всё время хотели всё больше и больше прибавочного продукта, что и определяло их прогресс. Кроме того, Маркс, вслед за зацикленными на видении только простых фактов европейцами, выдвигал тезис «бытие определяет сознание», т. е. как человек живёт, таким он и будет. Этот тезис также совершенно неправилен и абсурден.

На самом деле, безусловно, развитие само по себе не имеет никаких внешних, материальных причин, и является универсальным процессом, что мы можем наблюдать везде в мире. Это не значит, однако, что мы должны, вслед за западными «учёными» тотчас же объявить существование нового «закона» — закона всеобщего развития, или что-то в этом роде. Хотя само развитие — это универсальное явление, в определённый конкретный момент развитие имеет свои конкретные источники, его направляющие, и нельзя указать какое-либо определённое постоянное направление, в котором это развитие происходило бы. Так, наблюдая за течением эволюции, мы можем видеть, что два основных типа эволюционных изменений — это приспособление и усложнение (идиоадаптация и ароморфоз). Если первое определяется стремлением приспособиться к определённым условиям, второе — это общее усложнение, которое повышает уровень развития и возможности организма в целом. Характеризуясь, как усложнение живых организмов в принципе, эволюция в каждый конкретный момент и в каждом конкретном случае имеет разные цели, разные проявления.

Будем рассматривать теперь развитие некой системы, представляющей собой единое целое (каковой, в том числе, является человечество и цивилизация). Развитие любой системы стоит представлять себе, как, прежде всего, имеющее внутренние источники, внутреннюю логику, а не определяемое внешними условиями. Целостность системы предполагает, что связи и взаимодействия между частями системы важнее, сильнее, приоритетнее воздействий, приходящих извне, поскольку иначе система бы просто распалась на отдельные части.

Рекламное видео:


Однако это не означает, что развитие системы произвольно, и что мы не можем его прогнозировать. Наоборот, это означает, что при оценке поведения, реакции системы мы должны учитывать прежде всего её внутренние свойства, затем — некие общие закономерности развития, и — только в последнюю очередь — внешние условия.

Таким образом, в отличие от западных «учёных», мы пришли к выводу, что развитие системы определяется преимущественно свойствами самой системы, свойствами, самой же системой изменяемыми и развиваемыми, качественные переходы системы от одного этапа к другому также определяются преимущественно внутренней логикой, а не всякими там «внешними условиями» или какими-то самими по себе существующими неизменными «законами», вроде мифических «потребностей». В описании развития человечества, так же, как и в науке вообще, мы должны уйти от примитивного материализма, присущего западному мышлению, когда любой увиденный ими факт они сразу объявляют законом природы, не попытавшись вывести его их каких-либо других фактов и соображений, не попытавшись найти причины того, почему в данном случае сложилось именно такое положение вещей, а не иное.

Итак, в процессе развития человечества основную задачу нужно видеть не в том, что человечество приспосабливается к неким внешним условиям, а что человечество, как целостная система, сама себя развивает, т. е. наращивает некие новые свойства и совершенствует их.

В настоящее время достаточно очевидно, что от биологической эволюции человечество перешло к эволюции культурной, т. е. к развитию неких вещей, не заложенных непосредственно в генетической природе человека, а вещей, которые циркулируют в обществе, в виде некой информации — устоев, традиций, представлений и т. п.

Совершенно очевидно, таким образом, что уже очень давно определяющими факторами в поведении человека, его склонностях, намерениях и т. п. являются именно культурные факторы. Культурная эволюция, безусловно, очень сильно меняет человека, и меняет его постепенно. Т. е. нельзя никоим образом выделить, скажем, момент или какое-то событие, в результате которого человек стал разумным, враз превратился из животного в человека. Более того, сама разумность весьма относительна, и те или иные черты, которые мы относим к признакам разумности сегодня, появлялись постепенно, в процессе эволюции, и на протяжении последних многих тысяч лет это была именно культурная эволюция! Т. е. мы не можем считать разумность неким неотъемлемым свойством современного человека. В этой разумности всё меньше роль, скажем так, «железа», т. е. аппаратной части, и всё больше роль «софта», т. е. части культурной.

Таким образом, мы отходим от ущербной западной точки зрения, в результате которой вся истории развития человечества предстаёт перед нами как, в основном, накопление средств производства и технический прогресс, и правильно указываем, что основное внимание в рассмотрении истории развития человечества, объяснении и выявлении его закономерностей, следует обратить именно на культурный компонент.

При рассмотрении последней ступени развития человечества — цивилизации мы должны учитывать, что на этом этапе происходит развитие культуры, той части культуры, которая свойственна цивилизации, т. е. сложному, большому обществу, в котором мы наблюдаем значительное разграничение функций людей по различным признакам и наличие большого числа разнообразных связей и отношений между ними. Есть часть культуры, которая специфична для цивилизации, и она появилась именно в ходе развития цивилизации — театры, школы, политические партии и т. п. Длительное развитие общества приводило к тому, что все эти части культуры возникали из неких зародышей, проходили длительный этап развития и притирки друг к другу, в результате чего у людей постепенно складывалось более-менее целостное представление о том, как всё должно работать, изменения, вносимые в жизнь этими институтами, проникали в обыденную психологию, типичную жизненную позицию и т. п. Хотя мы говорим, что развитие системы определяется прежде всего внутренними факторами, т. е. сначала есть какие-то намерения, а потом их реализации, мы везде повсеместно в развитии цивилизации и человечества вообще наблюдаем и обратный процесс — когда те или иные компоненты культуры, созданные в первоначальных, наиболее прогрессивных центрах, проникают в жизнь других людей и меняют их образ жизни, их культуру, их собственную цивилизацию. Именно заимствование и передача культурных достижений, которые, как эстафета, передается от одного народа к другому, от одной цивилизации к другой цивилизации делает возможным развитие человечества в целом. Именно приоритет культурной цивилизационной компоненты над биологическими и более простыми социальными культурными компонентами, сложившимися в доцивилизованный период, типа языка, делает возможным развитие человечества как цивилизованного вида вообще, независимо от носителей этой культуры, от природных условий и т. п.

Вся наша собственная культура, наша сегодняшняя европейская и русская цивилизация, построена на мощнейшем фундаменте древнейших культур Вавилона, Египта, на культуре греков, без которых нашего современного индустриального общества никогда бы не возникло. Все эти древние культуры входят составной частью в нашу культуру, они были просто заимствованы нами.

Общие закономерности развития сложных систем таковы, что это развитие происходит в виде смены неких относительно стабильных периодов, состояний другими, между которыми случаются достаточно резкие качественные переходы, и происходит структурная перестройка системы в целом.

Мы можем выделить достаточно важные периоды в истории человечества, когда образ жизни людей менялся очень существенным образом, но я, в данном случае, не берусь рассматривать эту историю полностью, а остановлюсь на последнем большом периоде — именно периоде развития собственно цивилизации. Я собираюсь показать, что большой период — период цивилизации можно разделить на 4 меньших периода, анализ истории позволяет определить их продолжительность примерно в 1500-2000 лет, в настоящее время цивилизация в своём развитии прошла уже практически полностью три периода, оказавшись перед необходимостью очередного существенного качественного перехода, резких изменения структуры общества и т. п. Развитие цивилизации можно отсчитывать с 3500-3000 гг. днэ, когда появляются первые города-государства. Таким образом, переход к цивилизации был очень существенным качественным переходом, совершившим огромные, крайне значительные изменения в образе жизни людей, их мировоззрении и т. п. Перед цивилизацией был большой период, подготовивший переход к цивилизации, когда большинство людей жило некими общинами, на постоянной территории, в деревнях, небольших постоянных поселениях, при этом происходило в определённой мере уже формирование социальных отношений, определённых взглядов на мир, обычаев, мифов, и т. п. При этом не было значительного разделения функций людей внутри общин, хотя была уже некая администрация в лице вождей и т. п. Этот период начинается с неолитической революции 10-12 тыс. лет назад, когда человечество стало переходить от охоты и собирательства к земледелию и скотоводству, от миграций к оседлой жизни в поселениях. Таким образом, можно считать, что этот большой период занял примерно 5-7 тыс. лет. В этом периоде человечество совершило важнейшие достижения — была развита техника земледелия, одомашнены основные известные ныне животные и культурные растения, был создан ткацкий станок, вообще, заложена материальная и культурная основа для обустройства, в нашем понимании, домашнего быта. Следующим этапом должно было быть развитие и создание вещей, которые не являются необходимыми одному человеку для его обычных повседневных потребностей, а служат целям общества в целом.

Итак, около 3500 г. днэ человечество начало переход от общинной стадии развития к цивилизации.

Основные отличия общинной стадии развития от цивилизации.


Крайне занятно наблюдать, как пытаются некоторые учёные давать определение тому, что такое «цивилизация» (так же, впрочем, как и другим определениям). У них есть некое интуитивное понятие того, что такое «цивилизация», и под это интуитивное понимание они пытаются пристроить какие-то формальные признаки. На самом деле отличие цивилизации от общинной стадии достаточно очевидно (и не требует приплетания каких-то дополнительных формальных признаков вроде наличия письменности и т. п.) Новый культурный слой, который начал формироваться у людей после перехода к цивилизации, относится к объединению людей в большие общества. То есть, к обычному, индивидуальному, бытовому слою культуры начинает добавляться слой, в котором представления о мире задаются с позиции общества, а не конкретного человека. Несмотря на то, что люди и раньше жили группами, ключевое отличие общины от большого общества заключается в том, что внутри общины отношения между людьми строились на личных отношениях, люди просто были знакомы друг с другом и непосредственно могли между собой урегулировать отношения, решить проблемы и т. п. Даже популярность и влияние знатных людей и вождей строилось на том, что вожди устраивали приёмы, пиры, показывали свою доблесть и иные качества, т. е. ориентировались на личную оценку каждого члена своей общины. С переходом к цивилизации — большому обществу появляется круг людей, которые, относясь к этому обществу, уже не знают друг друга лично, и поэтому начинают вырабатываться АБСТРАКТНЫЕ правила, некие нормы, в которых человек подчиняет себя уже не конкретному вождю, согласовывает действия свои не с конкретными людьми, а с неким абстрактным обществом. Создаются нормы, представления, которые отрываются от конкретной, отдельно взятой общины, города и т. п. и начинают рассматриваться как нормы ВООБЩЕ, как законы ВООБЩЕ, как нечто, стоящее над конкретными людьми, нечто, отвечающее интересам общества ВООБЩЕ.

Могут быть цивилизации без письменности, как империя инков, могут быть — без городов, как империя Чингисхана, могут быть без центральной власти — главное, что должно быть — нормы, законы, культурный слой, в котором вещи рассматриваются с точки зрения не конкретных отдельно взятых людей, а общества вообще.

Зарождение цивилизаций происходит в долинах рек, где благоприятные природные условия способствуют получению высочайших урожаев и, как следствие, высокой концентрации населения. Появляются очень большие поселения — города, в которых начинает складываться новая культура — культура цивилизации. В городах происходит разделение функций между людьми — одни занимаются в основном сельским хозяйством — другие — ремеслом, появляются люди таких профессий, которых вообще не было в общине. Возникает необходимость унификации обмена и распределения товаров в пределах больших обществ, появляется бюрократия, выделяются как совершенно отдельный слой жрецы, военачальники и т. п. людям, которые находились на стадии общин, сложно было внушить необходимость выполнения каких-то действий, изменения своей жизни в соответствии с каким-то не вполне очевидными им правилами, подчинения каким-то абстрактным требованиям. Поэтому, при переходе к цивилизации, главным инструментом, для того, чтобы заставить людей подчиняться таким нормам, становится религия. Отчасти, сохраняется, претерпевая трансформацию и модифицируясь под действием религии, и роль отдельной личности — вождя, который, как правило, объявляется сыном бога или что-нибудь в этом роде. Выполнение действий, при которых люди выполняют функции, задаваемые обществом, оправдывается всякими мифами, мистическими представлениями, всё это хитро опутывается ритуалами, соотносится с каким-то символами и т. п. Действия, которые выполняли люди тогда, они считали совершенно необходимыми, поскольку данные действия продиктованы богами или служат каким-то другим, совершенно необходимым и обязательным целям.

Таким образом, первый этап развития цивилизации состоял в развитии и закреплении определённых ритуалов, традиций-действий, людей просто приучали вести себя определённым образом, аргументируя какими-то хитрыми мистико-символическими мотивами.

Современным людям крайне сложно себе представить, какую огромную власть и влияние имели жрецы со своими мистическими и символическими конструкциями в древнем обществе. Хотя эпоха самых древних цивилизаций настолько далека, что очень сложно точно реконструировать атмосферу того времени на каких-то известных и наглядных примерах, можно привести более близкий к нам пример — завоевание Мексики Кортесом. Хотя Мексика к тому времени вступила уже во 2й этап цивилизации, жрецы и древние религии играли там всё ещё гигантскую роль. Кортесу (с совсем небольшой собственной армией) помогла завоевать многомиллионную страну легенда о Кетцалькоатле, который был одним из богов местного пантеона. Сами ацтеки во время осады Теночтитлана смогли разогнать почти полностью 120-тысячную армию союзников Кортеса, всего лишь пустив слух, в котором высказывалась, якобы, воля богов.

Если говорить о главном стремлении, и главной ценности, которой была пропитана, и на которой держалась культура первого этапа цивилизации, то этой ценностью была привычка — вся жизнь была — слепое запоминание определённых ритуалов, традиций, и догматическое им следование. Для жителей последующих эпох это было бы крайне странным, но для них, носителей первоначальной культуры все действия имели смысл САМИ ПО СЕБЕ. Точнее, смысл подменялся какими-то совершенно бессмысленными мистическо-символическими пояснениями. В принципе, всякие суеверия, ритуалы и пр. сохранились и до нашего времени, я думаю, каждый может вспомнить, что есть люди, которые и сейчас придают большое значение всяким приметам и суевериям, будучи совершенно не в состоянии толком пояснить, почему нужно, или, наоборот нельзя, совершать какие-либо действия.

Безусловно, многие из всех этих традиций и ритуалов, на самом деле имели смысл, но мифическо-символическая их трактовка преследовала цель объяснить необходимость всего этого простым людям. В некоторой мере смысл (и цену) всех этих религий и мифов знали, очевидно, только жрецы. Сила мифов позволяла управлять государством, строить грандиозные сооружения, подобные гигантским пирамидам, которые сохранились и по наши дни в Америке и в Египте, мифами была пропитана вся государственная политика. Если нужно было перенести столицу государства из одного города в другой, это требовало перестройки всей мифологической системы, в результате чего бог, который был соотнесён с этим городом, значительно усиливался среди других богов, он мог превратиться из второстепенного бога в местного Зевса. Однако, совершенно необходимо отметить и важные достижения, которые оставила нам в наследие первая эпоха цивилизации. Основным институтом, который получил мощное развитие и совершенствование на протяжении первого этапа цивилизации, была бюрократическая система. Суть бюрократов в том, чтобы получать предписания и выполнять эти предписания, причём выполнять, желательно, в точности так, как в этих предписаниях указано. То есть основной функцией бюрократов, как тогда, так и сейчас, является поклонение инструкциям, и устанавливаемому инструкциями порядку, которые они запоминают и почитают. Безусловно, имеется некая область деятельности, в которой именно так действовать и нужно. Древние цивилизации разработали и отладили до совершенства принципы работы бюрократического аппарата, принципы планирования, расчёта собираемых и расходуемых ресурсов, принципы управления сложнейшими и ответственными мероприятиями, такими, как строительство ирригационных систем или пирамид, и т. д. Все эти навыки и нормы, прочно и навсегда внеся в повседневную жизнь и мировоззрение человека представления о необходимости выполнения в каких-то ситуациях определённых процедур, составили первый культурный слой цивилизации, и вошли составным элементом и в нашу культуру.

Построение этого культурного слоя было большим достижением. Люди научились и приучились к тому, чтобы выполнять отдельно, независимо друг от друга, некие действия, направленные не на их собственные и очевидные в рамках их обычных индивидуальных представлений, цели, а на цели, которые имеют смысл в рамках большого общества. Эта культура, закрепившая складывавшиеся отношения, распределение функций, механизмы взаимодействия и согласования действий между людьми, которые не знают друг друга и не общаются непосредственно, в рамках единой программы, закрепляла и поддерживала именно этот образ жизни — образ жизни в составе цивилизации. Государства могли рушиться и впадать в кризисы, могла рушиться система власти, однако люди, в головах которых уже сидели эти культурные нормы, заново объединялись и воссоздавали своё большое общество. Эти культурные нормы, будучи перенесёнными на другие народы, дали им возможность построить свои цивилизации, пользуясь уже готовым наследием, готовыми образцами, вместо того, чтобы долго собственным путём идти к собственной цивилизации.

Итак, остановимся на том, что сущностью мировоззрения для людей первого этапа, было следование практическому императиву. Во взаимодействии с другими людьми и в своей деятельности в большом обществе человек ориентировался, прежде всего, на выполнение определённых формальных норм, на соблюдение определённых формальных законов, которые имели вид жёстких предписаний, последовательности неких действий, которые нужно выполнить. Добродетелью в этом обществе считалось чёткое и неуклонное соблюдение ритуалов, предписаний, обычаев и т. п., которое только и давало человеку право рассчитывать на поддержание и подтверждение своего статуса в обществе. За всем этим люди, безусловно, видели определённый смысл, который оправдывал их усердие. С нашей точки зрения, безусловно, глупость видеть смысл в жёстких правилах, обычаях и ритуалах, но и в наши дни ещё кое-где сохранились остатки этой культуры не в переработанном, включённом в последующие пласты, а ещё в том, относительно самостоятельном и самоценном виде. В качестве заповедников такой культуры, сохранявшейся вплоть до настоящего времени, можно привести горные селения северного Кавказа и др.

Безусловно такие ценности, как почитание привычек и обычаев, глубоко засели в головах людей, живших в первую эпоху. Им казалось, что всегда и впредь любые изменения общества будут заключаться в том, чтобы вырабатывать новые ритуалы, предписания, обычаи и т. п. У любого человека есть склонность совершать привычные действия и избегать совершения каких-то новых действий, противоречащих его привычкам. Эта склонность, подкреплённая верой в то, что именно соблюдение традиций и привычного хода вещей является наиважнейшим и единственно верным порядком, не давала людям переосмыслить необходимость изменения своего поведения, когда все ограничения и недостатки первой модели стали уже проявляться. Следовательно, здесь мы уже заметим, что главнейшим, что нужно было менять для дальнейшего развития, и что препятствовало дальнейшему развитию, была система ценностей, была эта, законсервированная в культуре и образе жизни склонность, склонность и уверенность в том, что смысл жизни в следовании обычаям, предписаниям, в выполнении определённых известных и имеющих самостоятельный смысл, действий. Для того, чтобы общество развивалось дальше, нужна была смена системы ценностей, переход дальше по линии 4х ценностей от одной ведущей ценности к другой.

Интересно, что признаки кризиса, неэффективности старой системы и необходимость её реформирования осознавали некоторые люди как в цивилизациях первой эпохи, так затем, в цивилизациях второй, и в цивилизации третьей (т. е. наше время). Попытка реформирования традиционной системы, ликвидация засилья жрецов и смены акцентов в управлении страной в Египте была предпринята Аменхотепом 4м, взявшим имя Эхнатон. Эта реформа проводилась в конце периода величия Египетского царства, царство ещё было достаточно сильным, но признаки кризиса были уже видны. Примерно через 100-150 лет после Эхнатона будет вторжение народов моря, смута, крах Нового Царства, а дальше — постепенная деградация первой из великих держав и цивилизаций, в окружении возникающих и возвышающихся новых соседей.

Эхнатон, видя признаки кризиса, пытался проводить реформу традиционными для своего времени методами – как религиозную, реформу мифологической системы. В дальнейшем точно так же Цезарь будет проводить реформу в сфере политики, а коммунисты – будут уверены, что нужна экономическая реформа. Эхнатон не до конца понимал глубинную причину проблем и всю сложность перестройки страны и общества. Для того, чтобы реформа получилась, нужно было изменить психологию людей, нужно было найти и каким-то образом попытаться внедрить, прежде всего, новую ценностную основу, на базе которой египетская цивилизация могла бы перешагнуть этот барьер, который останавливал её дальнейшее развитие, перешагнуть во второй этап. Реформы Эхнатона не нашли необходимого уровня понимания в народе, который в силу своей психологии, продолжал склоняться к старым традициям и верить в старых богов. Поэтому реформа провалилась, и, через некоторое время после смерти Эхнатона, основные положения реформы были отменены. Тем не менее, реформа всё же несколько модернизировала Египет и позволила ему протянуть ещё какое-то время. Вполне возможно, что основные положения реформы не пропали, а стали некой отправной точкой для развития уже следующих религий и учений.


Крах системы цивилизаций первого типа и переход ко второму этапу

Прежде всего, нужно сказать, что, зародившись вначале отдельно, цивилизации вскоре вошли в соприкосновение и создали единый цивилизованный мир. Ещё в 19м веке европейцы не имели ни малейшего представления об истории этих первых древних цивилизаций. Более того, упоминания о древних городах, таких, как Троя, Вавилон и т. д., встречаемые ими у античных авторов, они считали мифами. Открытие ими истинных масштабов распространения цивилизации в 3-2 тысячелетии днэ. повергло их в удивление. Существовал единый цивилизованный мир, между странами которого, через тысячи километров велась интенсивная торговля, они вели войны, заключали союзы и договоры, они обменивались культурными достижениями и т. д. Все эти цивилизации — самые древние цивилизации Египта и Междуречья, цивилизации Крита и Греции, государство хеттов, цивилизации на берегах Инда имели сходные черты. И эти черты сильно отличали их от более поздних цивилизаций, которые можно было бы отнести к античной эпохе. Везде была велика роль религии и жрецов, храм был центральным зданием в городе. Иногда даже храм сам по себе и был городом — там хранились запасы продовольствия, там работали ремесленники, там проводились всякие ритуалы, там жил царь со своей свитой и т. п. Цивилизации в Греции этого периода не были похожи на позднюю античную греческую цивилизацию, но были похожи на цивилизации Египта и Междуречья. Основой древних армий были колесницы, которые легко громили варваров на равнинах. Однако во втором тысячелетии днэ эти цивилизации начинают переживать внутренний кризис. То, что происходило тогда, очень сильно напоминает более позднюю ситуацию — середина 1 тысячелетия нэ, когда рушились уже античные цивилизации. Так же, как и тогда, во 2м тысячелетии днэ, вслед за ослаблением и упадком цивилизаций первой волны, началось великое переселение народов. Совершенно очевидно, что этому переселению и вторжению варваров предшествовал внутренний кризис этих цивилизаций. Всё это хорошо подтверждается археологическими раскопками, но, если картину времён распада Римской империи мы можем восстановить достаточно точно, то картину первого кризиса восстановить весьма затруднительно. Примерно в середине 2 тыс. днэ происходит вторжение ариев в Иран, затем в Индию, где происходит упадок существовавших там цивилизаций, наступает тёмная эпоха, приведшая затем к формированию уже новой индийской цивилизации и культуры. Точно такая же картина наблюдается в Греции. Греция, как цивилизация, заложившая основы современной европейской культуры, всегда представляла особый интерес. Сейчас можно сказать точно, что не было перехода от цивилизации Микен и Крита к последующей античной цивилизации — новая греческая цивилизации была создана пришельцами, варварами, которые замещают, частично ассимилируя, прежнюю культуру и прежних обитателей региона. Мощное государство хеттов, занимающее территорию современной Турции, исчезает, как будто его и не было. Из египетских источников мы узнаём о вторжении «народов моря» в Египет, примерно это событие датируется 1200 днэ. Хотя фараон отражает вторжение, затем Египет быстро слабеет и распадается, страна уже никогда не вернётся к былому могуществу.

Итог: древние цивилизации не смогли перестроиться, на их место пришли варвары, которые, переняв культуру первых цивилизаций, создали затем свои, новые цивилизации. Над варварами не довлели многовековые традиции, и они смогли куда легче изменить свою психологию, которая стала основой для дальнейшего прогресса мировой цивилизации в целом и дальнейшего наращивания культуры.

к сожалению, многое из материального культурного наследия древних цивилизаций было потеряно, в «тёмные века» происходил общий упадок культуры, в Греции, например, была забыта письменность, заброшены города, утрачены временно другие признаки высокой культуры. Но, тем не менее, всё же это был прогресс.


Особенности перехода от одного этапа к другому

Итак, первые цивилизации, обладавшие, безусловно, намного большим потенциалом, чем варвары, пришли в упадок, потерпели поражение и деградировали.

В чём причина их поражения? очевидно, что мы не можем говорить о том, что варвары были сильнее, либо многочисленнее и т. п. Безусловно, в чисто военном и техническом отношении древние цивилизации должны были превосходить варваров. Древние цивилизации располагались на наиболее плодородных землях, их население было многочисленно, запасы продовольствия велики, они могли производить большие запасы оружия, у них были подготовленные армии и т. п. Поэтому совершенно очевидно, что ключ к победе над древними цивилизациями лежит в области исключительно психологии, методов и тактики действий. Мы видели, что древние цивилизации видели приближение кризиса, видели нарастание неэффективности своих методов и т. п. Мы видели, что предпринимались попытки реформ. Однако эти реформы потерпели провал, а победили консерваторы. Когда попытки реформ проводились, они начинались с осознания проблем, но, как только, следуя логике решения этих проблем, реформаторы наталкивались на то, что всё, что уже есть, надо менять коренным образом, консерваторы шли в контрнаступление, и реформы проваливались. Действительно, если мы скажем сейчас, что нам нужно перестраивать всю науку, всю экономику, всё отменять, то, что есть, и строить на каких-то новых, и ещё не до конца понятных принципах, многие люди придут в ужас и скажут «да это бред!»

Однако на самом деле проблема не в том, чтобы реформировать какие-то внешние по отношению к людям институты и пр., проблема в том, что первое и главное, что нужно реформировать — это культура, то есть те представления, которые не находятся где-то снаружи, а находятся в головах людей. Начав с изменения принципов в головах, мы легко сможем перестроить затем и всю видимую материальную культуру. Однако сложность здесь заключалась не только в силе привычки, не только в проявлении таких качеств, как твердолобость, догматизм и консерватизм. Очень сложно было побороться с целой, большой системой взглядов, представлений, понятий о том, как нужно решать те или иные проблемы, что делать в тех или иных случаях, что хорошо, а что плохо и т. п. Сами реформаторы были людьми, выросшими в этой цивилизации, и они сами несли в себе этот груз предрассудков, установок и догм. Сами реформаторы не были до конца проникнуты психологией реформ. Они были уверены в том, что надо подреформировть существующую систему, он не понимали, что нужно менять принципы, нужно менять психологическую основу. Для того, чтобы эти реформы успешно провести, даже для того, чтобы просто понять их суть, нужно было оторваться от догм, отбросить лишнее, мешающее видеть вещи в истинном свете и довести логику преобразований до конца. Главное, что нужно было для перехода к новому этапу, для дальнейшего развития цивилизации и для дальнейшего наращивания культуры — изменение психологической основы, нужно было щёлкнуть переключателем, дающим людям другие ценностные установки. Если реформаторы цивилизаций пытались перестраивать их сверху, начиная пытаться разобраться в сложном хитропереплетении традиций, норм, законов, правил и т. п., варвары были свободны от довлеющего над ними огромного слоя культуры цивилизации, установок и т. п., поэтому они легко перенимали основу нового мировоззрения, новую психологию, легко перенимали нижний слой культуры, и пользуясь полученными преимуществами, рушили цивилизации, которые предпочитали до конца держаться за старые нормы, в ущерб здравому смыслу и применению адекватных новых методов в ответ на действия варваров.

Нужно было, неся в жизнь новые принципы и новые ценности, создать новый культурный слой, переплетя его со старым культурным слоем, доставшимся от старых цивилизаций. Однако сразу разобраться в этом было крайне сложно, сразу понять принципы и решиться изменить установленный порядок вещей было сложно, поэтому старые цивилизации держались за старую систему, которая, как им казалось, проверена временем и эффективна, но проблема-то была в том, что эта система была эффективна в некоторых вещах, а в новой ситуации нужны были новые методы, которым нужно было принести в жертву многие из старых традиций. Разобраться и согласовать всё это новое и старое, старые цивилизации не могли, а варварам этот огромный старый слой культуры был просто не нужен поначалу, они на новой основе начинали создавать новое большое общество, новую цивилизацию, вырабатывая новые методы, и усваивая одновременно старые, оправдывавшие себя в некоторых ситуациях методы из культуры старых, завоёванных ими цивилизаций. То есть наследие старых цивилизаций было востребовано варварами не сразу, а по мере развития и усложнения их общества. Яркий пример — возрожденье в Европе, обращение к истокам римской и греческой культуры в 14-15 вв. Старая же, нереформируемая культура старых цивилизаций, будучи неэффективной в новых условиях, постепенно приходила в упадок и сходила на нет. Цивилизованные народы ассимилировались варварами!

Заметим, что при всей сложности переустройства древних цивилизаций такое переустройство всё же, по-видимому, является возможным. Мы видели, что Эхнатон в Египте пытался провести необходимые реформы, однако Египет, хоть и отразил нашествие варваров, затем пришёл в упадок и был завоёван другими цивилизациями. Другой пример относительно успешных (однако, так до ума и не доведённых реформ) древнего государства — Ассирия. Хотя во время нашествия варваров Ассирия переживала тяжёлый кризис, но с этим кризисом ассирийцы справились, и очень скоро, пользуясь преимуществами, которые появились у них в связи с тем, что Ассирия осталась в своём регионе практически единственной развитой державой (её судьбу затем повторила Византия), ассирийцы уже в 9 в. днэ начали активную захватническую политику. Ассирийцы перестроили систему управления и армию в соответствии с новыми принципами и стали использовать новую тактику. В короткий срок ассирийцы создали огромную империю, захватив Междуречье и даже Египет. Всё же, несмотря на этот успех, ассирийцы, так и до конца не избавившиеся от неправильных привычек первой эпохи, не смогли закрепить военные победы.

Относясь с пренебрежением и жестокостью к своим врагам, ассирийцы следовали привычкам первой эпохи, которые говорили, что нужно уважать только свои собственные обычаи, установления и т. п. Ассирийцы видели основную задачу в ограблении завоёванных территорий, они жестокостью заставляли выполнять нужные им действия. Однако уже прошли те времена, когда народ сотнями тысяч можно было беспрепятственно погнать на строительство пирамиды, произвольно отбирать и распределять ресурсы и т. п. Просчёты в организации систем управления на захваченных территориях, просчёты в экономике, где ассирийцы так и не торопились внедрять новые, более прогрессивные методы привели к тому, что окрепшие в конце концов новые государства растерзали Ассирийскую империю и взяли столицу — Ниневию, учинив над её жителями жестокую расправу.

Новую империю, с новыми принципами организации экономики и власти создадут варвары — персы. В отличие от ассирийцев, которые стремились к искоренению чужих культов и верований, персы проявляли терпимость к религиям народов, входивших в их империю. Они также не проявляли без необходимости излишней жестокости и не стремились к тотальному подавлению самостоятельности других народов. Персы не старались уже подавлять волю народов с помощью культов, они управляли через развитую систему политической власти. В связи с этим в Персидской империи уже не имело особого значения, каким богам будут поклоняться жители, чей культ будет превозноситься, какие будут конкретные обычаи, и каким образом, с помощью каких бюрократических тонкостей будет проводиться сбор налогов и управление хозяйством на захваченных землях. Жрецы и бюрократия отошли на второй план в обществе цивилизаций второго типа. Основным институтом общества стала система политической власти. Главным в этом системе было уже не то, чтобы указать, какие традиции и предписания нужно выполнять, главным в этой системе было разграничение полномочий — кто кому будет подчиняться. Кто имеет право отдавать приказы, и какой компетенцией будут ограничены его полномочия. Другими словами, приоритетной работой в новом обществе стало не планирование действий, а постановка целей, принятие принципиальных решений о совершении тех или иных действий. Совершенно понятно, что жёсткая система, построенная на расписывающих всю жизнь и действия человека ритуалах и предписаниях, во всех отношениях проигрывала новой системе, такой, как та, что была организована в Персидской империи.

Итак, если основной склонностью жителей первых цивилизаций было соблюдение привычного, закреплённого обычаями и вбитыми в голову предрассудками, порядка вещей, то для жителей вторых цивилизаций это была склонность к активной постановке и достижению их собственных целей. Основной ценностью стала сила, мощь, власть. Основными качествами, способствующими достижению успеха и такими, которые были востребованы культурой второй цивилизации, были не упорство и т. п., а решительность, смелость, сила воли. В качестве примера человека своей эпохи, в котором наиболее ярко проявились эти качества, и который их использовал в полной мере, можно назвать Александра Македонского. Вообще, греческая культура была наиболее ярким явлением второй эпохи цивилизации, именно греки внесли в суммарный культурный пласт своей эпохи наибольший вклад. Греческая культура стала мостом между востоком и западом, впитав, с одной стороны, культуру востока, когда после похода Александра была создана огромная империя, захватывавшая даже территорию Индии, с другой стороны, сама греческая культура была заимствована римлянами, которые, дополнив её собственные доработками, внедрили среди варваров Галлии и Британии. Таким образом, в античную эпоху складывается единая античная культура, мировоззрение, складывается огромный цивилизованный мир, опять же связанный торговыми путями, дипломатическими соглашениями и т. п. Греческая цивилизация развивалась поначалу относительно изолированно, не испытывая влияния и замусоривания древними традиционными культурами, в отличие от стран Востока, и она создала наиболее продвинутую и развитую культуру своего времени. Точно так же, новая культура 3й эпохи была развита не на старых местах, где существовали древние, имеющие богатую историю города и традиции, а на новых — на севере Европы.

Греки значительно развили экономику, науку и искусство. В греческих полисах прошли полевые испытания все основных системы политического устройства. От греков идут традиции разнообразных спортивных состязаний и игр, от греков начинается наш современный театр, греко-римская система образования, скопированная почти без изменений, существовала в Европе до конца 19 в. греки оторвали образование и науки от чисто профессионального обучения и от жреческой мистики. Они создали отдельные науки, которые они старались заполнить знаниями сами по себе. Греки и римляне создали великолепную развитую цивилизацию, в которой были города с населением свыше млн. человек, политические партии и философские школы, продуманная унифицированная система управления, развитые технологии и производство многообразных товаров и т. п. Греки и римляне проявили куда большее стремление к изучению и освоению новых земель, к расширению территории и культуры, при них в цивилизацию были обращены новые народы и заняты новые земли. Однако, мы бы с нашей сегодняшней точки зрения, нашли бы всё-таки, их активность и возможности, класс тех задач, которые они перед собой ставили, недостаточными. С нашей точки зрения, греки и римляне мыслили как-то достаточно примитивно и отличались примитивными запросами. Почему-то они не захотели искать, исследовать и присоединять новые земли, не пытались извлекать выгоды также и из сделанных ими изобретений, открытий, перспективных разработок. Мыслили они, прямо скажем прямолинейно. И чересчур конкретно. Мне эта вещь не нужна? Значит, выбросим её. Или в качестве занятного артефакта приспособим где-нибудь. Греки и римляне ещё не мыслили категориями выгоды, что упорно пытаются приписывать им западные «учёные», и для них то, что нельзя было прямо соотнести с какой-то конкретной целью, не имело особой ценности. Греки и римляне предпочитали простые, конкретные решения.


Вообще, представители каждой меньшей эпохи отличаются меньшей активностью и меньшей сплочённостью. Приходят более активные, более сплочённые и более настойчивые и последовательные в достижении своих целей варвары и разносят рыхлые, неперостроившиеся общества древних цивилизаций своими каменными топорами и дубинками. В то время, пока цивилизация ещё не исчерпала возможности развития и проходит свой эволюционный путь на этапном промежутке, люди ещё совершают полезные вещи, способствующие развитию и укреплению своей культуры и цивилизации. Однако, проходит время, цивилизация как бы достигает верхних пределов роста, когда стремления, которые владели большинством людей этой цивилизации, в общем удовлетворены, и наступает вырождение. Люди растрачивают свою энергию, свои силы, ресурсы, свои великолепные накопленные и развитые технологии и своё время на всяческую чепуху. Действия людей более уже не соотносятся ни с интересами общества, ни с целями развития. Деятельность людей теряет конструктивный характер, она перестаёт приводить к важным и нужным результатам. Всё это, точно так же, как и в конце античной эпохи, мы наблюдаем и в наши дни. Совершенно пассивные, эгоистичные и догматичные люди заполоняют форумы интернета, они не ставят перед собой никаких целей, занимаясь болтовнёй, переливанием из пустого в порожнее и спорами, в которых тысячу раз пересказывают и повторяют друг другу одни и те же догмы, растиражированные СМИ. Эти люди, в силу своей недалёкости и самонадеянности, впали в иллюзию, что все возможности цивилизации существуют только для того, чтобы они впустую убивали время, занимались только тем, что им взбредёт в голову и тешили своё бестолковое эго. Точно так же, глупые римляне, собираясь в конце античной эпохи на улицах Рима, кричали «хлеба и зрелищ», в своей самонадеянности уверенные, что жизнь устроена для того, чтобы удовлетворять их глупые примитивные запросы. Понятно, что так же, как и для египтян, не желавших отказываться от своих привычек, всё это для них закончилось плохо.

По поводу «рабовладельческого строя». Современные «учёные» объединяют 1й и 2й этапы цивилизации в один (а 3й разделяют на 2), называя их «рабовладельческим строем». Мы с вами уже увидели, что между 1м и 2м этапами существуют громаднейшие, принципиальные различия, совершенно очевидные в рамках моей правильной периодизации. Рабовладение также носило в этих 2х этапах ряд характерных отличающихся черт. В 1й эпохе, на заре цивилизации, рабовладения не было вообще. Все люди были свободными и относительно равными в правах. Рабовладение появляется, когда начинаются войны, конфликты между городами и государствами, в результате которых захватываются пленные. С точки зрения цивилизации 1го уровня, основная задача для человека в обществе — выполнять те или иные функции, обязанности. Т. е. попавшие в плен противники рассматривались в плане того, имеют ли они какую-то ценность в плане функциональности, подобно тому, как обращали внимание на функциональность и полезность вещи. Пленные, попавшие в чужое общество, с другими обычаями и традициями, были крайне ограничены в том, чтобы принимать хоть минимальное участие в его жизни и обладать хоть минимальными правами. Если победители полагали, что попавших в плен можно приспособить для выполнения каких-то определённых функций, то их обращали в рабство. В Египте большое число рабов появилось после развёртывание мощных завоевательных походов, рабы распределялись для работы на фараона, в хозяйства храмов и вельмож. Однако, играя некоторую роль в экономике, рабы не были обязательным элементом общества 1й эпохи. Рабы — работники, которых можно заставить выполнять какой-то труд, но в системе социальных отношений класс рабов ещё не представлял какую-то особую роль, рабы использовались для проведения тех же работ, что и простые крестьяне. Рабы рассматривались как дополнительный трудовой ресурс, но не как какой-то особый, обязательный социальный класс, как собственно составляющая общества. Истинно рабовладельческим строем был строй 2й эпохи. Здесь, где отношения между людьми строились на отношениях приказ-подчинение, рабство стало неотъемлемым элементом общества. В отличие от 1й эпохи, где что рабы, что свободные крестьяне выполняли, по сути, одни и те же функции — трудились по заданию фараона и были сильно ограничены в личной свободе, во 2й эпохе наблюдается резкое разграничение общества на свободных и рабов. Некоторые греческие авторы, в частности, пытаются обосновать это положение вещей и это деление какими-то естественными «причинами», т. е. что есть как бы люди, которым предназначено природой быть рабами, есть — которым предназначено быть свободными. Закрепляется деление общества на тех, кто должен отдавать распоряжения и поддерживать режим и власть, и тех, кто должен подчиняться. Соответственно, с течением времени рабы становятся главной производительной силой, весь труд и производство — основанными на их использовании. Раб — это уже не функция, а характеристика положения человека. Что касается того, будто труд рабов неэффективен по сравнению с трудом, скажем зависимых крестьян, т. к. те, якобы больше заинтересованы в труде, то это, конечно, глупость. Неэффективен не труд, неэффективна вся эта система целиком, т. к. у рабовладельцев пропадает желание не только заниматься любыми усовершенствованиями, но и вообще заниматься, как бы мы сказали сейчас, бизнесом. Есть некоторый постоянный источник дохода, средства от которого можно спокойно присваивать, не совершая каких-то вложений и не затрачивая особых усилий. если при капитализме для того, чтобы нанять работников, расширить производство, всё это надо купить, при рабовладельческом строе права собственности, как и статус в обществе, решались обычно силовым путём. Нужно было либо воевать, либо заниматься политическими интригами. Мы знаем, что в 3й эпохе наблюдались иногда существенные регрессы с попытками возврата в ту, древнюю систему отношений античного образца. Скажем, в США рабство было отменено совсем недавно по историческим меркам — меньше 150 лет назад. Совершенно очевидно, что любые попытки внедрения в наши дни хоть чего-то похожего на элементы подобной системы резко снижают эффективность всей экономики и приводят к вырождению общества. Тем не менее, в современной российской экономике мы можем наблюдать ряд аналогий с тем самым типом экономики — экономики рабовладельческого античного строя. Точно так же есть деятели, которые «контролируют» заводы, нефтяные скважины и др. источники дохода, захваченные (а не купленные) путём силовых акций в комбинации с политическими махинациями. Естественно, придя к власти, честные люди должны всем этим «новым русским» с замашками рабовладельцев отвинтить головы или, в лучшем случае, отправить на Колыму.

К сожалению, паразитизм и подмена действительных интересов общества эгоистическими интересами отдельных его представителей принимают массовый характер в конце каждой эпохи. Несмотря на то, что поощряя подобные вещи, общество, фактически совершает самоубийство, тупость народа позволяет проворачивать подобные штуки. Более того, сам народ привыкает к мысли о том, что это вполне нормально, и что каждый должен жить для себя. Потрясающая тупость подобных представлений должна заставлять любого человека, у которого мозгов больше, чем у амёбы, подскакивать на стуле. НЕВОЗМОЖНА в условиях цивилизации подобная позиция!!! Ресурсы, создаваемые цивилизацией, должны использоваться в интересах всего общества. Безусловно, развитие всего общества гарантирует улучшение условия, и, что самое главное, повышение возможностей и свободы для каждого человека в этом обществе. Однако, пытаться за счёт тех институтов, которые нужны всему обществу, удовлетворять амбиции опупевших олигархов, совершенно недопустимо. В настоящее время мы замечаем, как эти подлые олигархи пытаются заграбастать под свои нужды школы, НИИ, заводы, производившие важную для государства продукцию, да что там, все каждый день видят, как подлые сообщники олигархов вырубают парки, уничтожают заповедники, ломают детские площадки и т. п., с целью захвата территории и получения прибыли. Как в организме мутировавшую клетку, которая свихнулась и начинает разрастаться за счёт организма, перестав выполнять предназначенные функции, уничтожают лейкоциты, так и в обществе должны быть уничтожены олигархи как явление, как класс. Олигархи заплатят за всё!

Итак, в конце эпохи свихнувшиеся общество цивилизации, забыв о том, что стадия общин человечеством пройдена ещё в 3500 днэ., начинает распадаться на эгоистов, каждый из которых уверен, что нужно жить для себя. В результате всё меньше и меньше людей выполняют полезные функции, общество всё больше слабеет, деградирует и вырождается. Подобную картину можно было наблюдать в конце античной эпохи, подобную картину свихнувшегося общества мы наблюдаем и сейчас. В Римской империи в 4-5 вв. появляется огромная куча паразитов, которые будучи абсолютно уверенными, что никому ничего не должны, начинают паразитировать на обществе, прожирать ресурсы и, более того, в своей тупости причинять вред тем людям, которые пытаются спасти ситуацию. Римское общество 5 в. — апофеоз тупости, театр абсурда, полное торжество принципов идиотизма и эгоизма, которые сейчас насаждаются нам всем западной культурой. Знайте, чем это кончится! Всё меньше римлян отказываются выполнять главную функцию свободного человека в тогдашнем обществе — поддерживать власть и режим. Они отказываются служить в армии, отказываются выполнять вообще какие-либо функции, отказываются вообще заниматься чем-либо полезным для общества. Несмотря на надвигающийся кризис, несмотря на опасность, которая становится всё более видимой, несмотря на спад экономики и утрату контроля над империей, римляне не только не пытаются одуматься и хоть что-то сделать для предотвращения кризиса, напротив, видя, что ресурсов всё меньше, что власти и тёплых местечек всё меньше, они схватываются между собой, стараясь перегрызть друг другу глотки в борьбе за власть, которая становится всё более шаткой, в борьбе за ресурсы, которых становится всё меньше и меньше. Те же люди, которые пытаются предпринимать хоть какие-то усилия по спасению римлян, также становятся жертвами этих безумных эгоистов. В результате всё это обезумевшее римское общество становится лёгкой добычей варваров, которые приходят и отбирают у римлян все эти ресурсы, за которые они сражались, а затем и власть. Страшные глюки западного мышления во всей красе проявились во время агонии Рима. В 408 г. варвары впервые двинулись на Рим. Император со своей группировкой укрылся в Равенне, в труднодоступном замке среди болот, бросив Рим на произвол судьбы. Но после того, как горожане откупились от варваров большим выкупом, император вновь рассорился с вождём варваров Аларихом, отказавшись от переговоров, и Аларих вновь повёл войска на Рим, где рабы открыли ему ворота, и жестоко разграбил город. Рассказывали, что когда императору сообщили, что Рим погиб, в ответ он громко воскликнул: «Да ведь я только что кормил его из своих рук!». Дело в том, что у него был огромный петух, по имени Рим, когда ему объяснили, что город Рим погиб от руки Алариха, успокоившись, император сказал: «А я-то подумал, что это погиб мой петух Рим».

В 5м в. римляне, уже фактически не имевшие своей армии, воевали против одних варваров руками других варваров. В конце концов варвары стали свободно разгуливать по территории империи, которым римляне для видимости предоставляли статус «союзников». В 461 был убит Юлий Майориан, последний император, который пытался удержать империю от распада, а в 467 г. варвар, командующий императорской гвардией, низложил императора и отослал знаки императорской власти в Константинополь.

Безусловно, как уже отмечалось выше, развитие общества безусловно и неизбежно выгодно отдельным его представителям, общество, будучи нормальным обществом, не занимается подавлением индивидуальности и личной свободы граждан, а наоборот, создаёт и обеспечивает нормальные условия для развития. Безусловно, правильным лозунгом для построения нового общества является лозунг «Свобода, Равенство, Братство!», провозглашённый ещё во времена Великой Французской Революции. Однако, как мы уже отмечали выше, несознательность и неразвитость отдельных представителей общества мешает организовать правильное развитие общества и переход от одного этапа к другому, в частности. Безусловно, правильным является соблюдение всеми людьми определённых принципов и требований, проистекающих из жизни в обществе, однако мы должны понимать, что общество на самом деле и состоит из людей, поэтому абсурдным является тот факт, когда выдумывается некое абстрактное общество, цели которого не отвечают целям самих людей. Подобное общество превращается в общество-самоубийцу, что мы, в частности, также уже рассматривали выше. Нормально функционирующее общество — это общество, в котором люди согласуют свои действия и вырабатывают общие решения, в котором нет ни войны отдельного человека против других в составе общества, ни тоталитарного подавления индивидуальности и внедрения глупых ограничений, накладывающих препятствия на развитие и прогресс отдельных граждан общества и, следовательно, в конечном итоге самого общества в целом. Мы замечаем, что, безусловно, теория эволюции учит нас о том, какова велика важность многообразия, ибо только многообразие и разнообразие вида является залогом его успешного развития и эволюции. При том, когда мы начинаем стандартизацию, когда мы получаем вид, состоящий из особей, похожих друг на друга, наступает вырождение этого вида, и вид сходит с исторической сцены. Безусловно, свобода граждан, наряду с равенством и братством, является залогом нормального развития общества.

Как мы уже отмечали выше, ближе к концу периода наступает расслоение и разинтеграция общества. Несмотря на все отрицательные последствия, описанные выше, такой разинтеграции, такое расслоение и повышение индивидуальности каждого гражданина общества, освобождение его от пут сдерживающих, тоталитарных и отсталых императивов древнего обществ, безусловно имеет и положительный аспект. Совершенно очевидно, что для того, чтобы выполнить перестройку структуры системы, необходимо изменить способ соединения элементов, т. е. сначала выполнить разделение этой системы на части, а затем собирание в новом виде, с добавлением новых элементов. Ближе к концу периода в обществе начинается прогрессивный процесс, состоящий в том, что старые тоталитарные и жёсткие нормы, загоняющие человека в рамки тотального подчинения обществу и подавления его свободы, начинает размываться, человек получает условия для индивидуального развития. Несмотря на то, что большинство людей, абсолютно не задумываясь о том, для чего им дана эта свобода (особенно в самом конце этапа), начинают ею злоупотреблять и вести войну против всего общества и против всех остальных его участников, эта свобода, безусловно, играет и положительную роль — только благодаря ей становится возможной накопление идей, предпосылок и культурных элементов, которые затем войдут своей составной частью в новое общество, общество следующего этапа. Мы замечем, что вещи, отвечающие ценностям новой, будущей эпохи, мировоззрению новой эпохи, присутствуют в старом обществе, однако, они парадоксальным образом присутствуют в виде кусочных идей, которые люди, в силу своей неразумности, пытаются развивать изолированно, и, будучи обладателями этих разных идей, ругают оппонентов и стремятся, вместо того, чтобы создать вместе с ними целостную концепцию нового общества, новой культуры, науки и пр., подавить их идеи.

Вместе с тем, мы должны отменить, что «свобода», предоставляемая жителям общества на заключительной части этапа, безусловно, является псевдосвободой. предоставляя людям свободу (относительную) от разрушающих тоталитарных вещей из старого общества, подавляющих индивидуальность в человеке, эта «свобода» не предоставляет второго важнейшего элемента, который нужен людям в обществе — а именно — условий для развития. Не удивительно, что люди используют эту свободу для того, чтобы наносить вред самому обществу и не добавлять что-то новое и обогащать общество, а наоборот, презирать его, отвергать культурные и моральные нормы вообще, и уничтожать это общество, в конечном итоге, подобно паразитам. Если в старом обществе отсутствие возможностей сочеталось с определёнными гарантиями и достаточно ясной программой требований и действий для каждого члена общества, на заключительном этапе наблюдается явление, при котором каждый человек, пытающийся использовать свою свободу для развития, испытывает подавление, унижение, непонимание со стороны челнов общества, при этом осмеянию подвергаются и старые культурные нормы — тот, кто их соблюдает, тот, кто пытается действовать на благо всех, считается законченным дураком и идиотом. Испытавший подавление и разочарование в обществе (и в себе) человек, проникшийся ненавистью к обществу, и имеющий свободу в том, чтобы не следовать никаким ограничениям, становится на антиобщественный путь, ведя разрушительную деятельность, становясь эгоистом, и не думая абсолютно об интересах и таких же запросах на совершенствование других. Именно в нашем обществе мы можем наблюдать такую картину, когда «свобода» используется для подавления, для унижения, для попирания человеческого достоинства людей, после чего эти люди, испытавшие разочарование в жизни, в первоначальных идеалах, становятся такими же эгоистами, унижающими и попирающими достоинство других. Единственным правильным вариантом действий в сложившейся ситуации является понимание причин подобных проблем, и война не против самого принципа общества и взаимопомощи людей, не против существования правил и норм, регулирующих деятельность людей в обществе, так же как и не против собственно свободы и индивидуальности, на пути подавления, единственным правильным вариантом является война против отживших своё обычаев, правил, устоев, против смешных предрассудков и предубеждений, против старой системы ценностей, которая одна только и является причиной тому, что возможность свободы у людей не находит реализации, заставляя их унижать и подавлять друг друга, заставляя привычно противоречить друг другу и совершать бессмысленные действия, направленные не на собственное развитие и преобразование общества, а на собственную деградацию и разрушение общества.

Лишь немногие люди находят в себе достаточно силы и разума, для того, чтобы не поддаться всеобщей вакханалии эгоизма, для того, чтобы выступить против безумной толпы эгоистов, попирающих человеческое достоинство и рьяно защищающих свою старую примитивную систему ценностей, которая позволяет им это делать. Рассмотрим героические биографии людей, которые погибли за правое дело на заключительном этапе второй эпохи, но бессмертный образ этих героев будет вечно с нами.

Итак, ближе к концу эпохи появляются люди двух типов. Первые полагают, что общество исчерпало возможности развития в рамках старой модели, и нужно двигаться дальше, вторые, наоборот, полагают, что общество как раз достигло того, чего оно всю жизнь стремилось достигнуть, и теперь нужно жить в своё удовольствие и думать только, как достигнутое делить. Эти деятели не только пытаются сохранить функционирование общества на старых ценностях, но и отрывают их от самого общества, от реалий общественной жизни, абсолютизируют их. Они говорят — вот смотрите, всю жизнь люди этого добивались, и достигали успеха, вот, что двигает людьми, мы открыли великий закон, и дадим теперь каждому возможность быть Александром Македонским или Биллом Гейтсом. Ценности, такие, как соблюдение обычаев и поклонение культу, власть или деньги, становятся вещами, совершенно оторванными от реальной жизни общества, от забот людей, стремление к ним, которое прежде соотносилось (и довольно жёстко) с соблюдением полезных для общества вещей, теперь теряет полезную смысловую нагрузку. Если Александр Македонский использовал свою власть и властные полномочия для великих свершений, новые властители считают, что власть абсолютна, что она дана им для их собственного удовлетворения, что почёт и поклонение, возможность раздавать приказы налево и направо являются неотъемлемым атрибутом власти, атрибут, которого другие добивались своими поступками и личными качествами, они хотят иметь как бесплатное приложение. Что интересно, вначале и первые и вторые высказывают общие тезисы, стремясь порушить существующую систему, однако, если первые имеют план заменить эту систему на более совершенную, вторые — хотят отменить для себя все ограничения. Типичным примером этих двух подходов в наши дни являются идеологии коммунизма и либерализма. Усилиями вторых, как правило, происходит отрыв ведущего института общества от самого общества и абсолютизация его атрибутов. То есть его существование начинает поддерживаться не соответствием реальным запросам общества, а нездоровым интересом, который проявляют люди к участию в нём и его атрибутам — люди, вначале разработавшие систему и выработавшие ценности для соответствия своим запросам, сами теперь становятся её заложниками, они вынуждены поступаться своим здравым смыслом в погоне за вымышленными псевдоатрибутами успеха в жизни — властью или деньгами.

Подобная ситуация складывается и к концу старой эры в Риме. Приходит фактически в упадок старая демократическая система организации власти в Риме. Претенденты стремятся к власти любыми путями, для того, чтобы попасть на выборную должность, используют подкупы и организуют отряды своих сторонников с дубинками. Сами граждане Рима становятся заложниками непрекращающихся внутриполитических распрей. Вместо того, чтобы общество определяло политическую жизнь, сами перипетии политической жизни начинают определять жизнь общества. Политики манипулируют интересами различных групп общества в своих личных целях. Крепнет олигархия. Вместе с олигархией крепнет коррупция, злоупотребления властью, грызня за должности. Формируется антиобщественный слой и растёт антиобщественная направленность в его действиях. Оказывается, что старая система ценностей позволяет людям, обладающим властью, творить величайший произвол и террор в своих личных целях.

Сулла использует армию против сената, добиваясь признания его диктатором, а затем развязывает кровавый террор с целью уничтожения своих противников. Были составлены проскрипции — списки, занесённые в которые объявлялись вне закона, а за их убийство выдавалась награда. Просто богатые люди попадали в эти списки, а их имущество конфисковывалось. Понятно, что подобная система и практика вряд ли приводила в восторг многих римлян. И Цезарь, как борец с олигархами, поведя свой легион на Рим, получил поддержку народа. Несмотря на то, что Цезарю пришлось вести жестокую гражданскую войну со своими врагами, его политика сильно отличается от многих. Безусловно, Цезарь ставил своей задачей провести реформы, и не только в плане ослабления власти олигархов, но и в плане смены вообще вектора политики, изменения сути и смысла государственной власти, переворота её от того, чтобы служить интересам отдельных личностей к чему-то большему, внесению в неё некого нового мотива. И Цезарь делает интуитивно видимый и понимаемый им поворот к новой системе ценностей, которая будет определять жизнь людей в обществе третьей эпохи. Впервые Цезарь делает основой своей политики не диктат и насилие, а консенсус. Цезарь пытается строить отношения на принципах взаимной выгоды. Многие его непримиримые враги не только были прощены (а не уничтожены), но и получили назначение им на высшие должности. Безусловно, Цезарь, последовательно демонстрируя подобные принципы в своей политике, рассчитывал на ответную реакцию со стороны остальных, и, очевидно, на укрепление этих принципов в дальнейшем в политической жизни. Тем не менее, Цезарь не понимал всю глубину проблемы, всю широту затрагиваемых этим изменением принципов вопросов, поскольку ценности и привычки, которые толкали людей к привычному, с помощью насилия, способу разрешения проблем, были уже глубоко укоренены в психологии, люди не умели, не могли и не хотели действовать по-другому. Реформы Цезаря положили конец олигархической республиканской системе, и стали основанием новой системы эпохи империи, однако в своей мировоззренческой направленности они провалились. Прощённые враги Цезаря, коварно напав на него в сенате, положили конец этому культурному эксперименту. И этот результат, как и провал реформ Эхнатона, ещё раз показывает, насколько велика сложность в сдвиге глубинных психологических и ценностных установок, как бесперспективно пытаться решать проблемы, перекапывая их с поверхности.

И вот, после смерти Цезаря, появляется ещё один человек, уже глубоко осознавший все укоренившиеся недостатки сложившейся глобальной системы отношений в обществе, системы ценностей и мировоззренческих установок, и понимающий, как менять — менять, начиная с психологии и базовых субъективных устремлений. Он создаёт и пропагандирует учение, лёгшее в основу новой системы ценностей и нового мышления третьей эпохи — христианство.


Война против отсталого мышления

Начиная эту тему, я отмечаю про себя, насколько она сложна, насколько много аспектов здесь можно рассмотреть, насколько она глубока и трудна для понимания обычными людьми. Тем не менее, всё это многообразие, сложность и глубину можно достаточно просто выразить, пользуясь концепцией перехода человечества и человека в своём индивидуальном развитии по цепочке систем ценностей, основных стремлений и критериев «счастья», что ли, удовлетворённости, связанной с его общением с людьми и его положением, местом и ролью в обществе.

Иисус Христос, в отличие от Цезаря, правильно понимал, в чём корень бед — насилие, рабство и другие позорные явления античного общества лежат не вне человека, не в каких-то порядках, законах, институтах, а внутри, они вложены в культурный пласт, хранящийся в головах людей, и здесь я ещё раз возвращаюсь и ещё раз отмечаю важность мысли, высказанной мной в самом начале — о приоритете культурного уровня, существующего в обществе, над всем остальным, о приоритете субъективных, внутренних установок людей над любыми внешними условиями. У этих внутренних установок и культурного слоя своя логика развития, в которой цивилизация постепенно движется всё к более высоким и продвинутым ценностям и мировоззрению.

Во времена Христа матрица, забитая в головы людей (а остатки её сохранились и поныне) гласила, что отношения между людьми могут быть построены только на насилии, что всё равно в любом обществе люди начинают выяснять, кто из них сильней, главней и пр., что неизбежно каждый стремится к власти и устанавливает такую власть, систему, в которой одни командуют, а другие подчиняются. Люди, рождаясь, впитывали с культурными нормами реалии окружающей жизни, которые гласили, что любой человек должен принадлежать к какой-нибудь силовой группировке, занимать какое-то место в иерархии, что он не должен быть слабым, если хочет занять какое-то место в жизни, что всякие там чувства, любовь и пр. в любом случае отбрасываются людьми, когда речь идёт о борьбе за власть и о том, чтобы занять своё место в силовой иерархии. Эта логика соотносилась у простых людей не столько даже с государственной системой власти, она пропитывала все, бытовые, обыденные отношения, это была «правда» повседневной жизни — не будь слабым, у тебя спор с соседом — прояви наглость, агрессию и т. п., чтобы добиться успеха. Наедь на него, другими словами. Эта логика давила на простого человека, он не мог чувствовать себя комфортно, когда не занимал какого-то положения в иерархии, когда не принадлежал к силовой группировке. Так же, как и раньше, в первую эпоху, такой человек чувствовал бы себя белой вороной, если бы не поклонялся обычаям и не следовал вместе со всеми общепринятым глупым культам, так же и сейчас в третью эпоху, такой человек чувствует себя белой вороной, если не следует всеобщему культу животных эмоциональных проявлений, гонке за выгодой и эгоистической морали. Люди, выпихнутые из общества, не понимая причин, которые заключаются в несоответствии ценностной системы, испытывают глубочайшую депрессию и ненависть к обществу.

Безусловно, и сфера практического мышления, и волевая, и эмоциональная, и интеллектуальная сфера присущи каждому человеку, так же как каждому присущи, в любой момент времени, и базовые стремления, которые являются основой цепочки четырёх ведущих ценностей и систем ценностей, основанных на привычке, силе, любви и свободе. Тем не менее, большинство людей проявляют глупость и впадают в маразм, самоуверенно заявляя, что знают природу людей, которая, безусловно, всегда соответствовала и будет соответствовать… ведущему стремлению, ведущей ценности эпохи, в которой они живут. Эти глупые заявления людей, которые самоуверенно полагают, что «знают жизнь» и «знают людей», безусловно вредны, таких людей надо ловить и сдавать в лаборатории для опытов.

Итак, Иисус прекрасно понимал, что ни о каком соответствии природе людей этой вот агрессивной системы ценностей не может быть и речи, но ему предстояло выдержать войну с людьми, которые содержали вбитые в головы догмы и установки, убеждающие их об обратном. Иисус прошёл этот барьер и видел прекрасно, как по иному, на других критериях и на другой основе может быть построена жизнь людей, как сделать отношения между ними более человечными, как устранить необходимость жёсткого контроля и иерархии, устранить рабство, вычеркнуть насилие как неотъемлемый атрибут жизни людей, но для этого людей следовало научить мыслить иначе, научить понимать друг друга, научить видеть критерии добра и зла, критерии нравственных ценностей. Именно нравственные ценности и любовь, как ведущее стремление должны были быть положены в основу системы ценностей, установок, мировоззрения нового общества, общества третьей эпохи. Однако между людьми тогда ещё стояла стена непонимания, стена эмоционального непонимания и неприятия, так же, как сейчас стоит стена интеллектуального непонимания и неприятия. Христос осмыслил базовые положения своей новой концепции и приступил к пропаганде. На его примере мы можем видеть, насколько, на самом деле, сложной оказалась эта задача.

Прежде всего нужно было научить людей внутренне отказаться от того, чтобы следовать общепринятой логике. «Ударят тебя по левой щеке, подставь правую» — учил Иисус, подчёркивая тем самым необходимость отказа от логики противостояния, взаимной агрессии, от логики решения спора наглостью и наездами. Любите друг друга и прощайте друг друга, каждого человека нужно любить" — учил Иисус, подчёркивая, что задача не в том, чтобы оттолкнуть человека, в том, чтобы научить его мыслить иначе, переключиться на другие ценности, что все люди одинаковые в том, что могут чувствовать и в том, что нуждаются в любви окружающих. Иисус прекрасно понимал, что его логика более правильна, и что человек, уловивший суть, пусть интуитивно, не вернётся обратно, к логике насилия, к древним ценностям, толкающим его к власти по головам других. Иисус прекрасно понимает и возможные отрицательные стороны эмоциональной системы, и он подробно объясняет людям, что нельзя увязать в пороках, нельзя поддаваться животным потребностям, низменным чувствам.

Система ценностей Иисуса нарушала все устои тогдашнего общества, государственной системы, она посягала на власть людей, сидевших на высших ступенях общественной пирамиды, которые, естественно, тогда, как и сейчас, не хотели терять своего привилегированного положения. Безусловно, многим понравились проповеди Иисуса, люди понимали, что это нечто новое и неординарное, что в этом, безусловно, есть смысл. Однако, не понимая его до конца, они, ухватываясь за понравившиеся им моменты в речах Иисуса, рассчитывали на то, чтобы использовать их, и самого пророка в своих собственных целях, целях, которые диктовались логикой существующего общества, и которым сам Иисус никак не мог согласиться. По мере того, как Иисус отклонял предложения потенциальных «союзников», которые противоречили самой сути его концепции о новой системе ценностей, всё больше у него появлялось противников, которые начинали ненавидеть его и старались пресечь его деятельность. Тем не менее, видя, чем всё это закончится, пророк от своего не отступил до конца.

Итак, как мы видели, бездумное потакание своим привычкам, самонадеянность, самоуверенность и нежелание прогресса в конечном итоге привели к краху античную цивилизацию. На место цивилизаций пришли варвары, и, если раньше римляне ассимилировали варваров, то теперь варвары ассимилировали римлян, поскольку их варварский уровень организации оказался выше, чем у римлян! У них был меньше уровень развития культуры, но сама основа их культурного уровня была выше. На многие столетия на Европу опустился мрак средневековья. Новая система ценностей, базировавшаяся во многом на христианстве, пришла на смену старой силовой, волевой системе ценностей античного общества. Мы можем упомянуть здесь также о феномене Византии, которая, так же, как и Ассирия, о которой писалось раньше, стала полуперестроившейся старой, античной державой в новой шкуре. Однако истинно новая культура складывается на новом месте, в тех самых варварских королевствах, на севере – у франков, германцев, русов и т. д. Византия и Рим сыграли свою роль в качестве переносчиков культуры, и мы, русские, именно Византии обязаны тем мощным фундаментом, на котором выстроена наша собственная культура.

Как я уже упоминал раньше, упадок культуры был НЕИЗБЕЖНЫМ следствием того, что старые цивилизации не смогли и не захотели вовремя сами перестроить свою собственную культуру, новым цивилизациям эта культура просто не подходила, поскольку они строили свою культуру на другой ценностной основе, они могли лишь постепенно, по мере своего развития, переваривать кое-что из наследия античности и встраивать в свою собственную культуру, но это уже было не тем же, что и у римлян с греками, это было новым, похожим на старое. Вместе с тем, урон, нанесенный культуре, был огромен. Представьте себе, что из всем прекрасно сейчас известных произведений, которые каждый без труда может найти в библиотеке, типа «Войны и мира» или сказок Пушкина, уцелела лишь небольшая часть, которую собрали по кусочкам, в переводе на китайский, и это было сочтено большим везением. И угроза нового средневековья уже нависает над нашей современной цивилизацией.

В 6-7 вв. старая культура угасает и разрушается. Впрочем, ещё до этого, при римлянах, новая ценностная система, спонтанно вторгавшаяся в культурное пространство цивилизации, заявила на него свои права и показала свою разрушительную и подавляющую, в силу этой спонтанности, сущность. Столкнувшись с противодействием, новая культура высвободила свои негативные стороны, апологеты её знали, что они сильнее, что они выиграют, но противники, будучи слепыми в своей самонадеянности и видевшие в новом культурном феномене лишь примитивность, грубость и неотёсанность, своим противодействием только подогревали фанатизм этих апологетов. В Византии были запрещены олимпийские игры, ликвидирована академия, основанная ещё Платоном, христианские фанатики уничтожили знаменитую Александрийскую библиотеку, превратив её в храм. Остатки величайшего собрания книг были уничтожены арабами, вместе с половиной города. Халиф Умар заявил, что раз есть Коран, то нет нужды в других книгах. Ни фанатикам, ни варварам не нужна была старая культура, более того, они стремились её разрушить и уничтожить. Презрение и нигилизм цивилизованных эгоистов против новых явлений в культуре и обществе обратились против них самих. Стена непонимания, возводимая ими, упала назад и раздавила старую цивилизацию.

Однако новая ценностная основа изначально обладала бОльшим потенциалом, чем культура второго этапа. И пройдя, мрачное средневековье, она принесла в Европу Эпоху Возрожденья. Расцвет искусств, науки, экономики ясно закладывает контуры нового, более развитого общества. Европа медленно просыпается ото сна, сбрасывая с себя путы религиозного подавления и преобразуя разрушительную направленность в направленность созидания. Выползая из христианства, универсалисты, создающие новую европейскую науку и искусство, закладывают в них качественно иные предпосылки, дающие им куда больший потенциал развития. Пребывая всё ещё в рамках запретов и ограничений, накладываемых церковью, мастера живописи, скульптуры и т. д., создают величайшие произведения искусства, в которых основной упор делают они не на красоту тела, не на выражение силы и воли, а на эстетические моменты, на тончайшие проявления эмоций, оттенков настроений и чувств.

Именно новая ценностная основа создала условия для понимания людьми этих моментов, универсальный язык описания вещей и мира в категориях нравственности, эмоциональных переживаний, движений души. В науку новая основа принесла практическую направленность, которой была лишена отстранённо-философская наука античности. И люди Возрожденья, стремясь извлечь пользу из своих открытий, добиваются большего и превосходят античную науку. Желание, заложенное в основу новой ценностной системы, в эпоху Возрожденья резво тянет упряжь рассуждений и измышлений людей, которые ХОТЯТ вывести что-то новое, что-то своё, что-то доказать и представить как рациональное и полезное рассуждение. Эта ПРЕДПРИИМЧИВОСТЬ, желание доказать свою гипотезу, желание найти свою нишу в различных вариантах решения той или иной проблемы, была непонятна авторам античности. И европейские учёные Нового времени копнули глубже, положив начало той науке, которую мы имеем сейчас. И сейчас эта наука забуксовала уже в своём прагматическом императиве, отвергая возможность системного изучения и понимания как окружающего мира, так и явлений жизни.

Новое время, окончательно избавляя Европу от жёсткого террора инквизиции, делает её флагманом всего мира. Миссия, которую выполняет Европа – построение уже новой цивилизации, окончательное оформление устоев и характерных черт новой цивилизации и довершение третьего культурного слоя. Европа выполняет эту задачу, в 19м веке совершая промышленный переворот, и по всем параметрам на голову перепрыгивая цивилизацию древних греков и римлян. Появляется и быстро становится важнейшей в жизни европейского общества новая сфера общественных институтов – сфера, связанная с экономической жизнью, появляются и развиваются многочисленные биржи, банки, корпорации и просто куча людей, ринувшихся убить жизнь на создание своего «бизнеса». Конец 19го века становится золотым веком капитализма, создаётся мировая капиталистическая система, проникшая во все уголки мира, европейцы и их последователи в США уверенно контролируют страны и народы, отставшие от них в развитии, они уверенно проводят свою экспансию, кажется, окончательное общество уже построено, задача лишь в том, как будет поделена теперь карта мира между «цивилизаторами». Однако уже в мир врывается ледяное дыхание очередной новой эпохи. Апологеты нового учения – коммунизма уже желают порушить старый мир насилья. Возникшее в самом сердце европейской цивилизации, новое учение выплёскивается за границы Европы и распространяется по миру. 20й век стал веком, с одной стороны, максимальных достижений третьей эпохи цивилизации, максимального проявления её сущности, с другой – временем борьбы за обновление, за реформу основы этой цивилизации, веком, в котором были разбиты и её реформаторы, и консерваторы. Капитализм переносил удар за ударом, 1я мировая, великая депрессия, попытка реванша сторонников устройства общества на силовой основе. Рухнула колониальная система, с её распадом Европа теряет контроль над планетой, более того, всё больше и больше европейцы сами становятся заложниками политики своих бывших колоний (и своей собственной непродуманной политики по отношению к этим странам). Сто лет назад, когда по улицам колониальных городов ходили трамваи с табличками «только для белых» совершенно невозможно было представить себе карикатурную войну или арабские погромы в Париже, так же, как и 11 сентября, теракты в Мадриде и Лондоне, открытое и безнаказанное объявление джихада всему западному миру. Положение современного Запада – это такая же могучая дряхлость, как и в Римской империи 4-5 вв.

Рухнула, в силу плохого понимания того, как строить новое общество, и наша система социализма. Более того, издыхающий капитализм, дохнув своим мёртвым дыханием, сразу развалил и вверг нашу страну в глубокий кризис. На рубеже 21 века призрак тяжёлого кризиса мировой цивилизации уже вполне явственно встал перед лидерами ведущих мировых держав. Подавив и задушив возникшее внутри себя движение обновления, отринув новую систему ценностей, европейская цивилизация подписала себе смертный приговор. Эх, где старые добрые коммунисты, анархисты и хиппи? На улицы европейских городов врываются страсти по поводу ношения хиджабов, публикаций карикатур на пророка Мухаммеда и прочий бред, который, тем не менее, современное западное общество воспринимает уже вполне всерьёз. Поколение реформаторов уже сменило поколение разрушителей. Однако, несмотря на это, правящая «элита» ещё предпочитает замусоривать себе и всем остальным мозги, скрывая правду.

Источник:
Записал:

SALIK

Санкт-Петербург
info
+47
Я не автоматический, тематический информационный агрегатор! Материалы Salik.biz содержат мнение исключительно их авторов и не отражают позицию редакции.

Поделиться в социальных сетях:


Оцените:
+2
349
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

   Подписывайтесь на нашу группу в Facebook:   Подписаться



Читайте также