Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука, философия»

Мы не автоматический, тематический информационный агрегатор

Статей за 48 часов: 104

Сайт для здравомыслящих и разносторонне развитых людей


Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

Субкультуры Японии — список молодёжных течений
Среднее время прочтения:

Субкультуры Японии — список молодёжных течений

Так или иначе, корни всех современных направлений японской городской культуры связаны с западным влиянием. Традиционная меланхолия, отрешённое чувствование с привкусом фатализма, запрет на публичное проявление эмоций, необходимость стать достойным звеном коллектива совершенно не вязались с новыми веяниями эмансипированных 1960-х. Постепенно зеркало молодёжного сознания не выдержало и дало трещину, но то, что отразилось в его искажённой сетью впечатлений поверхности, не снилось ни одному западному бунтарю.


- Salik.biz

Вначале была манга

Японский медиарынок перенасыщен комиксами и мультфильмами самых разных жанров и направлений — от откровенно детских и наивных до совершенно психозных. Сравнить хотя бы творения обожаемого детьми и взрослыми оскароносного сказочника-аниматора Хаяо Миядзаки, наполненные добром и волшебством, с работами патриарха японского хоррора Дзюндзи Ито, способными серьёзно подорвать моральное здоровье неподготовленного зрителя. Всё это многообразие произрастает на чётко проработанном костяке жанров, рассчитанных на целевую аудиторию самых разных возрастов и вкусов и несущих соответствующий идейный символизм. Главное отличие аниме от западной мультипликации в том, что это — полноценный и постоянно развивающийся культурный пласт, живущий по собственным законам и имеющий уникальную систему типажей и шаблонов. Если во всём мире мультфильмы создаются в основном для детей, то огромный массив продукции японских анимационных студий ориентирован на взрослую и подростковую аудиторию, что выражается не только в рисовке и сюжетной «тяжести», но и в идеологическом, если угодно, философском наполнении. Если на заре анимации индустрия выдавала в основном оригинальные творения (насколько это было возможно при условии стилистического заимствования у студии Уолта Диснея), то сегодня, смотря любой японский мультик, можно быть уверенным — вначале был комикс «манга». Доход с продаж комиксов в Стране восьми островов сопоставим с третью всего дохода от книгопечатания. Это связано с тем, что за ширмой легкомысленного направления кроется глубокая взаимосвязь сфер образования, экономики и культуры. В Японии очень жёсткая, изнурительная система образования. Причём это касается не только точных наук, но и искусств: уроки рисования начинаются с младшей школы и продолжаются в качестве факультативов вплоть до окончания старших классов. Недаром Японию иногда в шутку называют «страной победившей иллюстрации» — большинство японцев действительно очень хорошо рисуют. Чтобы национальный талант не пропадал даром, рисунки широко используются в рекламе, в СМИ, в оформлении магазинов и кафе, в качестве заставок телепрограмм и, разумеется, в создании манги и аниме. Мангака, автор комиксов,— весьма распространённая профессия. В нашей стране такой армии художников не удалось бы зарабатывать себе на жизнь, но в Японии ситуация обстоит иначе. Одним из важных пунктов развития экономики в послевоенные годы стала политика «мягкой силы» — ненавязчивая пропаганда собственной цивилизационной привлекательности (а с ней — возвращение надежд и мечтаний собственному народу, тяжело переживавшему поражение). Тогда-то и появились харизматичные рисованные персонажи, наделённые всеми теми гипертрофированными чертами характера, которыми нация закомплексованных трудоголиков и вчерашних милитаристов похвастаться не могла. Поддержанию иллюстраторов и аниматоров на финансовом плаву способствовала особая экономическая система, базирующаяся на кэйрэцу — финансово-промышленных группах, объединяющих несколько компаний разных сфер производства. При этом ведущая фирма спасает от финансовых штормов более мелких компаньонов, обеспечивая стабильное экономическое положение всему кластеру.


«Экспансия» на внешние рынки прошла успешно: мир полюбил японскую культуру. Но остановиться оказалось труднее, чем начать: благодаря интернету интерес не спадает, а лишь растёт. Сегодня в крохотной Японии работают порядка 430 довольно плодовитых анимационных студий и тысячи профессиональных художников.

Но не стоит думать, что аниме и манга — непогрешимый предмет гордости и обожания всей нации. Отнюдь. Как и любое современное течение массовой культуры (будь то музыка, видеоигры, фильмы и т.п.), они неизменно подвергаются жёсткой критике как в Японии, так и за её пределами. Многие справедливо испытывают диссонанс от исконной детскости идеи мультипликации и совершенно недетских ситуаций, в которые попадают рисованные персонажи всех возрастов (жестокость, боевые действия, порнография). Также зрителям не нравятся голоса, инфантильная эмоциональность и знаменитые большие глаза героев. Особенное возмущение вызывает ещё и то, что самых привлекательных персонажей в угоду старому клише наделяют откровенно «белой» внешностью — светлыми волосами и глазами, тонкими чертами лица, высоким ростом. Всё это стало благодатной почвой для взращивания среди молодых японцев пёстрого букета всевозможных комплексов, вылившихся в самые безумные субкультурные течения. А если учесть, что всё вышесказанное в равной степени применимо и к музыкальной, игровой и кинематографической индустрии, можете себе представить, какой психологической сублимацией занимается юное поколение японцев.


Жизнь в стиле 2D

Рекламное видео:


Раз уж мы начали с рисованной культуры, давайте посмотрим, к чему она привела. В Японии для обозначения людей, которые чем-либо яро увлекаются, используется термин «отаку». За пределами Страны восходящего солнца — в том числе в России — так называют себя и друг друга поклонники аниме и манги. Но на родине значение слова гораздо шире, и употребляется оно менее охотно из-за уничижительной окраски. В Японии фанатов рисованной культуры чаще называют «акихабаракэй», в честь местной мекки отаку — квартала Акихабара токийского района Тиёда, где любят собираться подобные персонажи. Центральным для культуры отаку является понятие «моэ» — по сути, фетишизация вымышленных персонажей со всеми вытекающими. Отаку нравится наряжаться в костюмы любимых героев (у них такое перевоплощение называется «косплей»), скупать плакаты, фигурки, ростовые подушки и прочую атрибутику с изображением предмета обожания. Будь у них выбор, они предпочли бы жить в мультяшном 2D-мире.


Если подобный тип отаку — ребята яркие, компанейские и любящие покрасоваться перед шокированной публикой, то другие крайне увлечённые личности избрали полярно противоположную стезю. Их и субкультурой сложно назвать, но они как никто другой демонстрируют всю подноготную социальных противоречий современной Японии. Речь о «хикикомори», или просто «хикки». Так называют молодых людей (студентов или мужчин периода кризиса среднего возраста), не выдержавших давления общества и добровольно отказавшихся от любых контактов с внешним миром. Они, как правило, не имеют работы, запираются в комнате и живут на иждивении родственников, проводя дни за просмотром телевизора, чтением манги или игрой в компьютерные игры. Такое урбанистическое отшельничество может длиться годами, иногда десятилетиями. По данным японского министерства здравоохранения, труда и благосостояния, более полумиллиона молодых людей от 15 до 39 лет не покидали своего дома более 6 месяцев, и эта тревожная ста тистика продолжает расти. Да, не каждый хикки — отаку и не каждый отаку — хикки, но роднит их то, что и те и другие сбегают из пугающей реальности в фантастические миры.


Гламур по-японски

Но хватит о грустном. Японская уличная мода — вообще весёлая штука. Чего стоят одни только девчонки (а позже и мальчишки) по прозвищу «оя о накасэру», что буквально означает «заставляющие родителей плакать». Всё началось с одной из первых японских молодёжных субкультур — гяру. Гяру — это гламурные цыпочки. В том своеобразном виде, в котором они представляются многострадальной японской молодёжи, зажатой между необходимостью преуспеть в обществе и стремлением к самовыражению, подогреваемым всё теми же мангой, аниме и музы кой. Они выделяются легкомысленным поведением, любовью к яркой провокационной одежде, загару, вызывающему макияжу, причёскам и всему тому, что запрещено приличным японским девушкам.

Более чем за 40 лет существования субкультуры гяру породили несколько не менее экстравагантных течений. Например, когяру. Так называется образ бросившей школу ветреной школьницы. Несмотря на то, что отдельным представительницам течения глубоко за 30, они продолжают носить укороченные школьные юбки, форменные галстучки, детские аксессуары и неизменные гольфы, призванные сводить мужчин с ума. Другой гяру-крайностью стали гангуро (букв, «чёрное лицо»). Представительницы этой субкультуры настолько любят загорелую кожу, что не выходят из дома без бронеслоя «штукатурки» на лице самого негроидного оттенка. При этом для контраста гангуро не скупятся на чёрную подводку для глаз, используют нарочито светлую помаду и рьяно обесцвечивают волосы, подчёркивая пряди самыми безумными цветами.

Но по сравнению с манба даже гангуро в мини-юбках и на высоченных каблуках кажутся скромницами. Об идеалах красоты этого течения говорит само название, произошедшее от имени безобразной горной ведьмы Ямаубы. Эпатажные флуоресцентные наряды манба дополняет макияж, сочетающий очень тёмную тональную основу, белые тени, белую же помаду и неоновые рисунки на щеках в виде узоров и сердечек. Собираясь в группы, столичные ведьмочки синхронно танцуют под техно.

Но, пожалуй, самыми распространёнными и живучими из потомков гяру стали стили фрутс и лолита. Суть первого заключается в полном отказе от навязанных идеалов красоты и культа дорогих брендов. Фрутс создают собственную современную моду, не ограничиваясь одним стилем: сегодня они панки, завтра анимешные идолы, послезавтра — ощетинившиеся шипами готы. Получается «кто во что горазд», но с середины 90-х гг. именно фрутс признаны живым воплощением токийской неформальной моды.

Лолиты пошли по другому пути. Наряжаясь в винтажные кружевные платьица до колена, непрозрачные колготки, девичьи туфельки и шляпки, они стараются максимально приблизиться к образу невинных девочек из фантазий набоковского Гумберта, растлённого нежной американкой. Если «сладкие» лолиты предпочитают пастельные тона, кружева и бантики, их суровые «готические» сестры облачаются во всё чёрное, не роняя при этом маски кукольного шарма.


Папин бродяга, мамин симпатяга

Япония — страна якудза, поэтому сомнительное очарование уличных банд прочно укоренилось в сознании местной молодёжи. История самой старой субкультуры возмутителей спокойствия начинается в 70-х гг. прошлого века, когда по всей стране начали образовываться так называемые Кланы Скорости — байкерские группировки босодзоку, состоящие из юношей, считающих себя идейными наследниками камикадзе и мечтающих попасть в якудза. К 90-м гг. моторизированные возмутители спокойствия стали настолько неуправляемыми и многочисленными (около 42 тыс. человек), что для их усмирения пришлось создавать специальные исправительные учреждения.


Не миновала преступная романтика и девичьи умы. Группировки феминистически настроенных барышень, называвших себя «сукебан» (что в переводе означает «женщина-босс»), в 70-е гг. буквально терроризировал и улицы городов. Их можно было узнать по тёмным юбкам до щиколоток. Среди банд нередко вспыхивали яростные стычки, а внутри группировок царила жёсткая мафиозная иерархия вкупе с богатой практикой телесных наказаний. Агрессии девчонкам было не занимать, как не лишены они были и особой хищной притягательности. Взять хотя бы покорённое сердце Квентина Тарантино, буквально влюблённого в образ сукебан и неоднократно цитировавшего его в своих фильмах.

Сегодня ужесточившиеся законы усмирили криминальные пристрастия молодёжи, но мода на мотоциклы, кожу с заклёпками, высокие ботинки, спортивные куртки а-ля «лихие 80-е» и причёски с коками осталась. Хоть и перекочевала в ряды школьных хулиганов, сменивших самоназвание на «янка».

В стремлении выделиться из безликой серой толпы нет ничего предосудительного. Это абсолютно нормальное желание, спросите хотя бы Абрахама Маслоу. Но иногда различия в культуре и мировоззрении приводят к появлению чего-то по-настоящему удивительного, даже шокирующего. Японские молодёжные субкультуры — живой тому пример.

Журнал: Запретная история №3(36). Автор: Аглая Собакина

Источник:
Записал:

SALIK

Санкт-Петербург
info
+47
Я не автоматический, тематический информационный агрегатор! Материалы Salik.biz содержат мнение исключительно их авторов и не отражают позицию редакции.

Поделиться в социальных сетях:


Оцените:
+2
101
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

   Наш чат ВКонтакте:   Войти в чат



Читайте также