Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука, философия»

Мы не автоматический, тематический информационный агрегатор

Статей за 48 часов: 91

Сайт для здравомыслящих и разносторонне развитых людей

Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

Как охраняли вождей
Среднее время прочтения:

Как охраняли вождей

Ближе всего к власти находятся те, кто ее обслуживает и охраняет. Лидеры большевиков, позиционируя себя в качестве «власти народа», поначалу и от охраны, и от обслуги собирались вообще отказаться. А закончилось все тем, что VIP-охрана в виде Девятого управления КГБ стала государством в государстве.

В первой резиденции большевистского правительства — Смольном — вопросами охраны ведал балтийский матрос Павел Мальков. Именно он наладил в Смольном пропускной режим; поначалу не слишком строгий, но, чтобы пройти к Ленину или другим членам большевистского правительства (Совнаркома), требовалось преодолеть как минимум две линии охраны — на входе в здание и непосредственно у кабинета. Караульную службу несли латышские стрелки, моряки-балтийцы, рабочие-красногвардейцы.

- Salik.biz


Телохранители-совместители


Первое покушение на Ленина произошло в первый день нового 1918 года. Страна тогда еще жила по старому стилю, и столица находилась не в Москве, а в Петрограде.

Полный состав участников заговора неизвестен, но исполнителями были члены «Союза георгиевских кавалеров». Боевики обстреляли из пистолетов автомобиль, в котором Ленин возвращался в Смольный после митинга в Михайловском манеже. Шофер Тарас Гороховик успел дать газу, а швейцарский коммунист Франц Платтен спас Ильича, пригнув ему голову и сам получив пулю по касательной.

Выводы из случившегося сделал не Ленин, а юридический глава государства, председатель ВЦИК Яков Свердлов, распорядившийся 24 февраля 1918 года сформировать 1-й автобоевой отряд ВЦИК. Состоял он из 30 бойцов, включая латышей, а также бывших германских и австро-венгерских военнопленных. Автопарк включал несколько легковых автомобилей и мотоциклов с ручными пулеметами, четыре грузовика «фиат» с установленными в кузовах спаренными пулеметами «максим», два броневика «остин».

Этот автобоевой отряд в марте 1918 года переместился вместе с большевистским руководством в Москву, осуществляя охрану и при переезде, и в новой Кремлевской правительственной резиденции.

Рекламное видео:


Свердлов и другие руководители ВЦИК услугами автобоевого отряда пользовались постоянно, а вот безопасностью Ленина особо не озаботились.

Как результат 30 августа 1918 году на главу Совнаркома было совершено новое покушение, закончившееся его тяжелым ранением. На месте покушения шофером Степаном Гилем и сознательными гражданами была схвачена эсерка Фанни Каплан. Трудно понять, в силу каких причин эсеры доверили столь ответственную миссию полуслепой и больной женщине, но именно ее и объявили главной исполнительницей теракта, приговорив к смерти.

Расстрел был произведен лично Мальковым в присутствии попросившегося «посмотреть» поэта Демьяна Бедного. Тело террористки комендант Кремля облил бензином и сжег в железной бочке.

Новые угрозы жизни большевистских лидеров возникали постоянно (в Петрограде еще 20 июня был застрелен Володарский, а 30 августа, в один день с покушением на Ленина, убили Урицкого), и с этим требовалось что-то делать.

Помимо шофера Гиля к Ленину стали прикреплять еще одного охранника, но толку было немного, 6 января 1919 года автомобиль советского премьера, в котором он ехал с сестрой Марией Ильиничной, охранником Чабановым и неизменным Гилем, был остановлен бандитом Яковом Кошельковым и пятью его подельниками. Хотя и Гиль, и Чабанов, и сам Ильич имели по пистолету, сопротивления они не оказали, поняв, что имеют дело не с террористами, а с простыми «гоп-стопщиками». Действительно, забрав автомобиль и наличность, налетчики отправились дальше по своим криминальным делам. В течение полу года их всех отстреляли.

В начале 1920 года из-за конфликта с Троцким Малькова заменили на одного из командиров латышских стрелков Рудольфа Петерсона. Но поскольку большинство стрелков начали возвращаться на свою буржуазную родину, к 1922 году их место постепенно заняли «красные курсанты», учившиеся в Москве в командирской школе при ВЦИК.

В ноябре 1923 года главный чекист Дзержинский создал при Коллегии ОГПУ специальное отделение по обеспечению безопасности высшего руководства СССР, возглавляемое Абрамом Беленьким. В Горки охранять Ленина отправились 20 чекистов, но уже в январе 1924 года Ильич умер, и спецотделение переориентировали на другие задачи.

Петерсон занимал должность коменданта Кремля до 1935 года, когда его сняли с должности в связи с так называемым кремлевским делом. Речь шла о якобы раскрытом чекистами заговоре с участием сотрудников комендатуры и библиотеки Кремля, решивших убить самого Сталина. К слову, библиотекарей в деле было на порядок больше, чем охранников. Но Петерсон не являлся человеком Сталина.

Зато человеком Сталина был Николай Власик, который охранял вождя с 1927 года, сначала самолично, затем с подчиненными, а потом в качестве руководителя специальной структуры, ведавшей безопасностью всех первых лиц государства. Петерсона, как водится, расстреляли в период «большой чистки». Не ужившегося с Троцким Малькова осудили как «троцкиста», а после смерти Сталина реабилитировали. Причем даже не посмертно.


Власик и его наследие

Созданная Власиком структура сначала именовалась отделением, потом Отделом, управлением и, наконец, Главным управлением охраны. Входила она то в наркомат внутренних дел, то в госбезопасность, но сохраняла автономию и мало зависела от курировавшего спецслужбы Лаврентия Берии.


Берию это не устраивало, и в мае Т952 года в ходе «дела врачей» Власика сняли с должности. Ему инкриминировали то, что он не помещал «убийцам в белых халатах» спровадить на тот свет Калинина, Жданова, Щербакова.

Без верного начальника охраны генералиссимус прожил меньше года.

С арестом Власика статус Главного управления охраны был понижен до просто управления, а вопросы безопасности вождя оказались замкнуты на двух офицеров госбезопасности — Ивана Хрусталева и Михаила Старостина. В день смерти Сталина преемник Власика Николай Новик находился в больнице с приступом гнойного аппендицита. На следующий день после похорон генералиссимуса его часть вообще расформировали как самостоятельное подразделение.

Ставший новым министром внутренних дел Берия включил органы госбезопасности в свое ведомство, в котором было создано Девятое управление, на которое и возложили охрану высших руководителей партии и государства. Существует версия, что порядковый номер «девять» выбрали потому, что каждые сутки непосредственную охрану Сталина осуществляла смена из девяти офицеров. Так цифра «девять» стала ассоциироваться с командой советских VIP-телохранителей.


Личная проблема Берии заключалась в том, что реорганизованное МВД состояло не только из его людей, но также из людей, замыкавшихся на его конкурентов.

До сих пор историки так и не смогли понять, каким образом 27 июня 1953 года Хрущеву и Маленкову удалось организовать арест Берии, которому подчинялась вся укомплектованная сотрудниками МВД внутренняя кремлевская охрана. Имело ли место предательство или закатанного в ковер маршала протащили мимо его ротозеев-подчиненных? Факт, что уже после исторического заседания, на котором произошел арест, Кремль наводнили поднятые по тревоге «красные курсанты» под командованием генерала Андрея Веденина. Он и стал новым кремлевским комендантом.

Впрочем, доверять свою судьбу армейцам новое руководство не собиралось. 13 марта 1954 года уверенно выбиравшийся на первые позиции Никита Хрущев провел решение о создании Комитета государственной безопасности (КГБ), возглавляемого его старым соратником Иваном Серовым.

Состояло новое ведомство из десяти управлений, причем управление, отвечавшее за безопасность высшего руководства, сохранило все тот же девятый номер.


«Театралы» и «спортсмены»

Сначала «девятка» размещалась в здании КГБ на Лубянке, а позже переместилась поближе к «подопечным» — в 14-й кремлевский корпус.

Список самых важных персон включал на тот момент 17 человек, за жизнь которых непосредственно отвечал 1-й отдел Девятого управления. К каждому из этих 17 человек приставлялось отделение охраны — то есть всего таких отделений было 17, а к концу советской эпохи их количество приблизилось к тремя десяткам. Созданное в ноябре 1960 года и сохранявшее неизменный 18-й номер так называемое резервное отделение выполняло координирующие функции, отвечая за всех VIP-персон сразу, если речь шла о каком-либо массовом мероприятии, будь то парад на Красной площади или концерт во Дворце съездов. Понятно, что и штат у этого отделения был внушительный — 180-200 сотрудников.

В круг его обязанностей входила и организация зарубежных визитов.

Сталин, в период нахождения у власти, выезжал за пределы СССР только дважды — на Тегеранскую (1943) и Потсдамскую конференции (1945). В обоих случаях речь шла о территориях, находящихся под контролем Красной армии, так что для обеспечения безопасности вождя можно было свободно задействовать целые воинские соединения.

Хрущев превратил зарубежные визиты в обычную практику, причем речь шла о посещении как дружественных стран, так и не очень. И в любом случае это были суверенные государства, где требовалось считаться с установленными хозяевами правилами.

Подготовка визита начиналась с отправки за рубеж «передовой группы» из четырех-пяти человек, производивших общую оценку обстановки, устанавливавших контакт со спецслужбами «хозяев», разрабатывавших маршруты и оценивавших потенциальные риски.

За два-три дня до самого визита транспортным самолетом из Москвы доставлялись водители и автомобили из спецгаража.

При необходимости к охране могли привлекаться специалисты других подразделений КГБ и даже других спецслужб.

Например, в 1956 году, во время поездки в Англию, Хрущева разместили на крейсере «Орджоникидзе», стоявшем в гавани Портсмута. Для подстраховки крейсер охраняли боевые пловцы.

МИ-6 в свою очередь рекрутировало мастера подводного плавания Лайонелла Крэбба. Наш пловец Эдуард Кольцов во время подводного патрулирования застиг Крэбба, когда тот крутился вокруг корпуса советского судна, и перерезал ему горло. Делать проблемы из случившегося и вступать по этому поводу в препирательства стороны не стали.

В июне 1959 года при «девятке» создали отдел правительственной связи, преобразованный через 10 лет в Управление правительственной связи (УПС), но работавшее в постоянном контакте с «материнской» структурой.

Внутри 18-го отделения существовали специальные группы, отвечавшие за безопасность VIP-персон при посещении театра, спортивных мероприятий, организации фото- и телесъемок.

Например, «спортсмены» не только досконально знали спортивные объекты, но и были спортсменами без всяких кавычек. Некоторые из них участвовали в эстафете Олимпийского огня в 1980 году на московской Олимпиаде. Сотрудник «девятки» и одновременно игрок советской сборной по водному поло Николай Калашников спас жизнь главе Совета министров Алексею Косыгину, когда во время водной прогулки по Москве-реке у советского премьера перевернулась байдарка.


Мой дом — моя крепость

Разумеется, существовало в структуре «девятки» и подразделение для охраны мест проживания.

Хрущев и Маленков после смерти Сталина поселились в смежных особняках на Остоженке. Чуть позже на Ленинских горах для других высших руководителей построили целую анфиладу особняков, в один из которых переселился со своей семьей и Никита Сергеевич.

Еще несколько находившихся там же коттеджей предназначались для высоких зарубежных гостей. На Кутузовском проспекте для членов Политбюро и ЦК, министров и депутатов Верховного совета были выделены дома с квартирами расширенной площади и улучшенной планировки. Плюс к этому требовалось охранять государственные дачи в Подмосковье, на Валдае, в Крыму, на Кавказе и расположенные там же охотничьи хозяйства.

Обслуживание всех этих комплексов требовало привлечения электриков, сантехников, поваров, горничных, которые также являлись сотрудниками Девятого управления. Подразделения-филиалы «девятки» пришлось создавать на Валдае, в Крыму и на Кавказе, а также в союзных республиках.

Не входил в структуры КГБ, но находился под постоянным контролем спецслужб базировавшийся во Внуково Авиационный отряд особого назначения (АООН), отвечавший за перевозку не только советских руководителей, но и дружественных зарубежных политических лидеров.

До самого падения СССР Девятое управление надежно обеспечивало безопасность своих подопечных. В отличие от самих подопечных, которые не смогли сохранить государство.


Неудавшийся арест

Удивительные в своём роде события произошли 10 сентября 1982 года, когда глава МВД Щелоков добился у Брежнева санкции на арест Юрия Андропова. Арестовывать главного чекиста отправились три группы милицейского спецназа, две из которых блокировали на дальних подходах. Третья была нейтрализована сотрудниками «девятки» у подъезда дома иа Кутузовском, 26, где жили и Брежнев, и Щелоков, и Андропов.

Дмитрий МШЮРИН

Источник:
Записал:

SALIK

Санкт-Петербург
info
+47
Я не автоматический, тематический информационный агрегатор! Материалы Salik.biz содержат мнение исключительно их авторов и не отражают позицию редакции.

Поделиться в социальных сетях:


Оцените:
+5
116
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

   Подписывайтесь на нашу группу в Одноклассниках:   Подписаться



Читайте также