Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука, философия»

Мы не автоматический, тематический информационный агрегатор

Статей за 48 часов: 83

Сайт для здравомыслящих и разносторонне развитых людей


Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

Является ли первая глава книги Бытия пересказом Вавилонского мифа?
Среднее время прочтения:

Является ли первая глава книги Бытия пересказом Вавилонского мифа?

Библейское повествование о сотворении в первой главе книги Бытия рассматривается, как заимствованная или адаптированная версия вавилонского мифа «Энума элиш» с тех самых пор, как Фридрих Делич изложил данную теорию в 1902 году. Консерваторы всегда выступали против такого общераспространенного мнения, указывая на глубинные различия, перевешивающие внешнее сходство этих двух текстов. Существуют и другие оценки, подтверждающие вердикт о лишь поверхностном сходстве. При тщательном исследовании так называемые «мифологические элементы» оказываются иллюзией, тогда как сами сравнения зачастую основываются на окольных рассуждениях. Более того, сравнение мифа «Энума элиш» с мифологиями других древних культур, в которых иногда не присутствует повествования о сотворении, раскрывает близкое сходство их мотивов с вавилонской историей (в особенности это касается темы конфликта богов), однако, согласно общему мнению, они не имеют между собой возможных литературных связей.

- Salik.biz

13 января 1902 года немецкий ученый Фридрих Делич выступил в Берлине перед Немецким восточным сообществом с эпохальной лекцией под названием «Вавилон и Библия». Среди присутствующих был и германский император Вильгельм II. В своей лекции он сделал предположение о том, что большая часть материала книги Бытия была просто позаимствована из вавилонской мифологии и переработана неизвестными авторами-иудеями во время вавилонского изгнания. Таким образом, он стал основателем повторяемой без конца научной традиции, согласно которой история о сотворении в книге Бытия, например, была просто переработкой вавилонского мифа «Энума элиш», а рассказ о Потопе является всего лишь адаптацией вавилонского «Эпоса о Гильгамеше». Цель этих двух статей – ответить на эти часто повторяемые обвинения насколько детально, насколько это будет необходимо.

Давайте, прежде всего, рассмотрим эпос «Энума элиш», который часто неверно называют вавилонской историей сотворения.


Семь табличек с текстом эпоса дошли до нас в различных стадиях сохранности: кроме основных отрывков, хранящихся в Великой библиотеке Ашшурбанипала в Ниневии, различные фрагменты эпоса время от времени встречались в других местах. В общем итоге, мы имеем практически весь эпос, хотя табличка V до сих пор состоит лишь из фрагментов.

Следовательно, остаются трудности интерпретации, а наше понимание остается неполным.

Фабула истории такова: Апсу, божество пресного океана, смешивает воды с Тиамат, богиней соленого океана. Их потомки становятся молодым поколением богов, которые олицетворяют различные аспекты природы. Апсу раздражается из-за шума, поднимаемого потомками, и он решает уничтожить их (этот мотив появляется и в эпосе «Атра Хасис», в котором содержится история потопа), однако ему это не удалось, и он был убит богом мудрости Эа (Таблица I:68–69). Эа стал отцом бога Мардука. Тиамат разгневалась и создала множество драконов, чтобы они сразились с Мардуком. Однако Мардук не испугался угроз Тиамат, он собрал других богов на великом торжестве, и они решили вступить в войну с Тиамат, а Мардук должен был стать их представителем. Затем развязывается великая война, из которой Мардук, убивший Тиамат, выходит победителем:

Друг на друга пошли Тиамат и Мардук, из богов он мудрейший,

Рекламное видео:


Ринулись в битву, сошлись в сраженье.

95 Сеть Владыка раскинул, сетью ее опутал.

Злой Вихрь, что был позади, он пустил пред собою,

Пасть Тиамат раскрыла — поглотить его хочет,

Он вогнал в нее Вихрь — сомкнуть губы она не может.

Ей буйные ветры заполнили чрево,

100 Ее тело раздулось, ее пасть раскрылась.

Он пустил стрелу и рассек ей чрево,

Он нутро ей взрезал, завладел ее сердцем.

(ТАБЛИЦА IV:93–102).

Булавой беспощадной рассек ей череп.

Он разрезал ей вены, и поток ее крови


Северный ветер погнал по местам потаенным,

Смотрели отцы, ликовали в веселье.

(ТАБЛИЦА V:130–132).

Верхней частью тела он покрыл небо, а нижней – землю. Из хаоса был восстановлен порядок: появились солнце, луна и звезды, и образовался календарь:

Разрубил пополам ее, словно ракушку.

Взял половину — покрыл ею небо.

Сделал запоры, поставил стражей, —

Пусть следят, чтобы воды не просочились.

(ТАБЛИЦА IV:137–140).

Он устроил стоянки богам великим.

Звезды-планеты, подобья богов, он сделал.

Он год разделил — начертил рисунок:

Двенадцать месяцев звездных расставил он по три.

(ТАБЛИЦА V:1–4).

Рисунок 1. Фрагмент эпоса «Энума Элиш», Таблица IV, на которой видны строки 42–54 и 85–94. В Таблице IV рассказывается, как Мардук поразил Тиамат, а затем разрубил ее тело на две части, сотворив из одной из частей небо, а затем основал разные культовые центры.Рисунок 1. Фрагмент эпоса «Энума Элиш», Таблица IV, на которой видны строки 42–54 и 85–94. В Таблице IV рассказывается, как Мардук поразил Тиамат, а затем разрубил ее тело на две части, сотворив из одной из частей небо, а затем основал разные культовые центры.

И, наконец, появился Кингу, генерал Тиамат. Мардук говорит Эа о своем желании сотворить человека, который будет служить богам, чтобы те могли отдохнуть. Мардук обращается к богам неба Игигам и к богам подземного мира Ануннакам и Игиги отвечают, что раз Кингу затеял войну, то он должен за это заплатить.

Отвечали Игиги, великие боги:

“Царю-божеству-небес-и-земли”,

Советнику божьему, своему господину:

“Это Кингу устроил сраженье,

Взбаламутил Тиамат, затеял битву!”

ТАБЛИЦА VI:26–29.

Затем Эа покарал Кингу, взял его кровь, смешал с землей и сотворил человека:

“Связали его, притащили к Эйе.

Объявили вину его, кровь излили.

Людей сотворил он на этой крови,

Дал им бремя божье, богам же — отдых.

(ТАБЛИЦА VI:31–33).

Затем Ануннаки трудились над созданием Вавилона и Эсагила, одного из первых храмов Вавилона.

И, наконец, в седьмой Таблице перечисляются все пятьдесят имен Мардука, чтобы превознести его в качестве божества-покровителя Вавилона.

Пятьюдесятью именами величая, великие боги,

Пятьдесят имен нарекли, деяния его возгласили.

( ТАБЛИЦА VII:143–144).


Исследование эпоса «Энума Элиш»

Конфликт между божествами

На первый взгляд можно удивиться, подумав, как все-таки можно было найти «параллели» между книгой Бытия и такой жестокой и кровожадной историей. Само собой разумеется, вся эта тема конфликтов между божествами полностью отсутствует в первой главе книги Бытия, и относится к политеизму (о чем пойдет речь ниже). Однако это не помешало многим критикам пытаться найти эту тему «в глубине» повествования книги Бытия, или где-либо еще в Ветхом Завете. Кое-кто указывает на отрывок из книги пророка Исаии 51:9–10, пытаясь найти следы такой идеи:

9. Восстань, восстань, облекись крепостью, мышца Господня! Восстань, как в дни древние, в роды давние! Не ты ли сразила Раава, поразила крокодила?

10. Не ты ли иссушила море, воды великой бездны, превратила глубины моря в дорогу, чтобы прошли искупленные?

Здесь должно быть очевидно, что в данном отрывке речь идет об историческом событии Исхода, возможно с использованием специфической речи и мифологических мотивов, однако без самого события. Мы используем подобный прием и в нашей культуре: несколько календарных месяцев имеют названия, происходящие от имен римских богов, тогда как названия дней недели в основном, происходят от имен богов викингов. Однако на основании этого никто не предполагает, что представители западной цивилизации верят в этих богов или в соответствующую мифологию.

Еще одним текстом, к которому часто апеллируют в этой связи, является отрывок из Псалма 73:14. Однако это переносит нас в сферу угаритской мифологии, которая не является предметом данной дискуссии.4 Достаточно отметить, что конфликт между Ваалом и Ямом, который описывается в угаритском мифе, не имеет никакой связи с мотивом о сотворении.

И, наконец, возникает вопрос со словом tеhōm на иврите, которое употребляется в книге Бытия 1:2. Часто выдвигаются предположения о том, что это слово является производным от имени богини Тиамат, что, следовательно, указывает на мифологическое происхождение повествования, изложенного в книге Бытия, где tehōm (имя собственное) сражается с хаосом (тоже имя собственное). Снова же, такие выводы слишком поспешны. В аккадском языке присутствует имя нарицательное tâmtu или tiamtu (фактически, это слово имеет то же значение, что и слово tеhōm на иврите), а также имя собственное Ti’amat.

Но и в угаритском (северо-ханаанском) – в языке семитской группы, который намного ближе к ивриту, — также есть слово thm, с таким же значением, как в иврите, но в нем нет имени известного божества в подобной форме; а есть только имя нарицательное. Следовательно, если кто-то пытается найти параллели и этимологию, то поискать следует в общем семитском словаре,7 который по своей природе имеет нарицательный характер. Что касается данного вопроса, критики ни разу не пояснили, каким образом имя собственное Тиамат из вавилонской истории преобразовалось в имя нарицательное tehōm на иврите, если в первой главе книги Бытия нет никакого указания на то, что это слово когда-либо было именем собственным.

Можно предположить, что любая попытка предложить такое «объяснение» является всего лишь желанием быть «отцом мысли».


Внутренние аспекты эпоса «Энума элиш»

Еще одним важным наблюдением является то, что это политический документ, устанавливающий, почему Вавилон является выдающимся городом в мире, а его божество Мардук является выдающимся по сравнению с Ану или Эа или любым другим богом. Как таковой, эпос представлял собой одну из частей ритуала фестиваля Акиту, посвященного празднованию нового года, в ходе которого утверждался королевский сан на грядущий год. На первый взгляд, первая глава книги Бытия не несет такой функции. Утверждения о противоположном, т.е. о том, что интерпретация «новогоднего фестиваля» является доказательством такового – это всего лишь окольные рассуждения.

Во-вторых, это, скорее теогония, а не космогония; то есть основной целью эпоса является объяснить происхождение богов, а не происхождение вселенной (что, скорее, является второстепенным). Таким образом, в первых пяти таблицах, (в том числе в неполной пятой таблице) главным образом речь идет о происхождении богов, их интригах и суровых сражениях, но очень мало сказано о сотворении, не считая очень кратких отрывков в Таблице IV:136–140 и Таблице V:1–6. И только в Таблице VI появляется повествование о «сотворении», где речь идет о происхождении человека. Но даже здесь, равно как и в предыдущих разделах, ударение делается на обустройстве храмов для различных богов. И это указывает на то, что тема сотворения – второстепенна для основного сюжета эпоса «Энума элиш», и он вообще не является историей о «сотворении». Более того, Стэфани Дейли из Оксфордского университета (ставшая теперь его почетным профессором) отмечает, что изначально данный эпос не являлся историей о сотворении. Этот элемент был присоединен позднее.

В-третьих, последнее замечание поднимает вопрос о видимой несогласованности в мифе, которое стоит изучить более детально. Прежде всего, мы можем обратиться к примеру Кингу. В соответствии с Таблицей IV:119–120, он был убит на войне между богами:

И Кингу, что был надо всеми главным, —

Он сковал его, Демону Смерти предал.

Я предлагаю более буквальный перевод второй строчки. «Он связал его и свел с ним счеты/передал мертвым богам (т.е. в обиталище мертвых)». Дейли в комментариях отмечает, что «точное значение словосочетания «мертвые боги» не определено». Однако при простом прочтении оказывается, что Кингу уже «считался» мертвым на данный момент (на аккадийском itti … manû) и данная строка на аккадийском языке в целом, кажется, подтверждает это. Как же тогда получается, что Кингу снова убивают в Таблице VI (цитата вверху)?

Далее, существует путаница в том, что Мардук и Эа оба считаются создателями человека (Таблица VI:31–33). Стефани Дейли считает, что такая двусмысленность могла быть внесена намеренно. Это на самом деле возможно. Правдоподобно звучит и предположение о том, что изначально главным действующим лицом был Эа (шумерский Энки), а в более поздней версии мифа (которая считается «канонической») Мардук, став превосходящей силой, стал и творцом.

Таких примеров можно привести больше, но этих будет достаточно, чтобы продемонстрировать непоследовательность повествования, которую Дейли справедливо пытается объяснить с точки зрения о том, что эпос, вероятно, составлен из нескольких повествований, и элементы о сотворении были включены в него позже.

Когда мы проводим прямое сравнение эпоса «Энума Элиш» и книги Бытия, возникают несколько жизненно важных моментов. Во-первых, в мифе «Энума Элиш» сам мир и человек являются эманациями божественной субстанции, то есть «материей» богов. Здесь нет различия между создателем и созданием. Более того, Мардук является модельером, а не истинным создателем, уже не говоря об утверждениях об обратном. «Сотворение из ничего» вообще было выше понимания для вавилонян, поскольку у них материал для сотворения брался из тел богов. Более того, когда Эа или Мардук сотворили человека, они создали его из крови Кингу, но в него никто не «вдыхал дыхания жизни» (как в книге Бытия 2:7). И что-либо похожее отсутствует в эпосе «Энума элиш». Кроме того, Мардук сотворил человека не по собственному образу.


Кроме того, в эпосе «Энума элиш» нет формата сотворения «шесть дней плюс один», который мы находим в первой главе книги Бытия (а также в книге Исход 20:11). Сравнение с семью таблицами эпоса неуместно, потому что их количество никак не связано с количеством дней (или длительных периодов). В этой связи среди прочего следует отметить, что первая глава книги Бытия не имеет аналогов по своей уникальности в древнем мире.

В-третьих, сотворение в эпосе «Энума элиш» описывается достаточно обобщенно. В нем нет всех тех деталей, которые присутствуют в первой и второй главах книги Бытия – описание сотворения растений, птиц, животных и акцента на то, что они должны размножаться «по роду своему». Также в нем нет концепции всего космоса, не существует ни одного месопотамского космогонического мифа, в котором речь идет о происхождении всего космоса, как это описано в библейской книге Бытия. Большинство сказаний ограничиваются описанием лишь нескольких элементов паззла».

И последний момент касается хронологического обоснования того, что мы называем «происхождением литературы древнего Ближнего Востока». К.А. Китчен отмечает следующее:

«Почти все доступные нам основные источники и примеры [первобытной истории] относятся к началу 2-го тысячелетия до н.э. (примерно 2000–1600 до н.э.). Это относится к списку царей Шумера, шумерской «истории о потопе», «Эпосу об Атрахасисе» и большей части «Эпоса о Гильгамеше». Это был особо плодотворный период в развитии литературы Месопотамии. Позитивным фактором является то, что невозможно представить себе более подходящей эпохи для оригинальной композиции в литературной форме тех традиций, которые сейчас можно увидеть в 1-11 главах книги Бытия. Среди негативных факторов следует отметить изменение условий существования, смещение интересов, и даже несоответствия более поздних периодов древней истории».

Китчен цитирует слова эксперта по клинописи В.Г. Лабмерта: «[Вавилонское] изгнание и более поздние периоды [иудейской] монархии не подвергаются сомнению… То, что эти темы были включены в книгу Бытия, является доказательством того, что они были давно известны среди иудеев».19 Китчен приходит к такому заключению: «Кратко говоря, сама идея того, что история об иудеях, попавших в рабство в Вавилон времен правления Навуходоносора (6-е столетие до н.э.), была «позаимствована» в такой поздний период, обречена на провал».

Если опустить вопрос достоверности конвенциональной хронологии 2-го тысячелетия (которую я не принимаю), и мысль о том, что ранние записи или toledoth, лежащие в основе 1-11 глав книги Бытия восходят ко временам до-потопных патриархов, его мысль сводится к следующему: период не позднее начала 2-го тысячелетия до н.э. (и ранее) является периодом «возникновения литературы» Месопотамии и Иудеи.


Предположения, ведущие к необоснованным выводам

1. Первая строчка этого эпоса, enūma eliš lā nabû šamāmū «Когда вверху не названо небо…» повлияла на современные переводы первого стиха первой главы книги Бытия, который передается в виде временного придаточного предложения.

Таким образом, в английском переводе Библии New English Bible сказано: «В начале творения, когда Бог сотворил небо и землю…» В версии Revised Standard Version на английском языке содержится традиционное «В начале сотворил Бог …», однако в примечании предлагается альтернативный вариант перевода: «Когда Бог начал творить». В английском переводе Библии The Good News Bible приводится вариант, схожий с версией New English Bible.

Кроме комментария о том, что слово bere’shith формально указано в неопределенном времени, делается апелляция к так называемой «висящей» конструкции в аккадском языке, где основное предложение, оканчивающееся словом в такой конструкции, закладывает начало для придаточного предложения, зависящего от главного утверждения.

Однако эта широко известная конструкция аккадского языка не приносит желаемого результата для иврита: после этой строчки в результате должно получиться: «Начало, которое сотворил Бог» — а это вовсе не то, что нужно ревизионистам. Факт заключается в том, что слово re’shith («начало») в данном контексте по своей сути является определенным, и как здесь, так и в книге пророка Исаии 46:10 обозначает абсолютное начало; следовательно, не нуждается в определенном артикле. И единственный правильный способ перевести это предложение будет «В начале сотворил Бог …».

2. Сам жанр эпоса «Энума элиш» повлиял на оценку жанра первой главы книги Бытия. Поскольку эпос «Энума элиш» написан в поэтической форме, выдвигался аргумент о том, что первая глава книги Бытия также является поэзией. И действительно, по словам Генри Фрэнкфорта, поэзия передает саму сущность мифа: «Это одна из форм действия, ритуального поведения, которое не находит удовлетворения в самом акте, но должно провозглашать и развивать поэтическую форму истины». Следовательно, если книга Бытия является заимствованием из эпоса «Энума элиш», то и жанр должен представлять собой часть заимствованного материала. Однако это снова же является примером окольных рассуждений: тот факт, что вавилонский эпос выражен в поэтической форме, не доказывает, что и книга Бытия – это поэзия. И наоборот: стандартная догма о том, что книга Бытия была позаимствована у Вавилона, выступает здесь в качестве изначального предположения из-за цикличности мышления. Однако есть несколько моментов, которые убедительно противоречат такому предположению о «поэтической форме» (первой главы книги Бытия):

(i) постоянное использование конструкций waw-consecutive (повествовательных форм) в первой главе книги Бытия отчетливо указывает на прозу; (ii) поэтические отрывки, вставленные в 1 и 2 главы книги Бытия, (например 1:27; 2:23) лишь подчеркивают контраст с большей частью повествовательным изложением истории сотворения; (iii) в первой главе книги Бытия не используется ни одна из обычных характеристик поэзии, таких как семантический или какой-либо другой параллелизм, простые или сложные строфы или какой-либо ритм. И любые предположения об обратном остаются лишь предположениями, и ничем иным.

3. Об подобных аспектах можно сказать еще многое, но на этом я остановлюсь. Однако существует и другая сторона монеты, которую не очень часто освещают в этом критическом стремлении увидеть все в свете «заимствования из Вавилона». Давайте рассмотрим другие древние мифологии и их мотивы о сотворении.


Хеттская мифология: конфликт богов

В хеттской мифологии нет истории о сотворении, как таковой (по крайней мере, такая история пока что не встречалась), однако тематика конфликта богов в ней присутствует. Кроме того, присутствует и пантеистическое представление о том, что боги произошли из естественных объектов. В «Песне об Улликумми» бог загробного мира Камарби конфликтует с божеством неба Тешубом. Камарби идет к Холодной Весне и оплодотворяет великую скалу (!) от которой рождается Улликумми, который затем угрожает Тешубу. Через какое-то время Улликумми вырастает и становится таким высоким, что достает до неба и храмов Тешуба и других небесных богов. Сначала сестра Тешуба Шавука пытается сразить его своими чарами, но когда это ей не удается, разгорается война, в результате которой Улликумми побеждает. Пораженный Тешуб обращается за помощью к Эа, богу пресной воды, который находит слабое место Улликкумми: его твердая основа — он стоит на плечах Убеллури (подобно греческому Атласу, который держит на себе весь мир). Эа и другие первобытные боги отрезают небо от земли и разрушают твердую опору Улликумми, и на этот раз Тешуб побеждает в конфликте.

В этой истории небо с солнцем и луной уже существуют, точно так же, как существует земля с камнями, пресной и соленой водой. В данном конфликте интересным моментом является превосходство богов пантеона, а также континуум богов и природы. Если кто-то захочет высказать какие-либо предположения или провести сравнение между первой главой книги Бытия и этим мифом, то сходным мотивом будет разделение неба и земли (как в Бытии 1:6–7). Но это сходство будет сильно преувеличенным. Насколько мне известно, никто пока что не пытался провести подобных сравнений. Намного более вероятным предположением будет то, что некоторые сюжеты заимствованы из вавилонского мифа, например, когда Эа, который встречается в обоих мифах, сражается с Апсу и Энума в «Энума элиш», а в хеттском эпосе он сражается с Улликумми.


Древняя Греция: теогония Гесиода

Эта история повествует о происхождении и генеалогии греческих богов, а также о превосходстве Зевса над всеми остальными божествами и о его управлении космосом. В этой истории Уран и Гея рождают богов, и один из сыновей Кронос нападет на своего отца, и его кровь проливается на землю. В результате появляются боги. Однако появляются и другие боги, когда Кронос бросает гениталии отца в океан. Затем разражается война между Кроносом и Титанами, которая длится десять лет. И, наконец, Зевс получает контроль над всем космосом. У него от Гаи рождается множество потомков, над которыми Зевс получает полное верховенство.

Рисунок 2. Двурогий змееголовый дракон у ног Мардука (а не Тиамата, как предполагалось ранее). Из цилиндра lapis lazuli, посвященного Мардуку в 9-м столетии до н.э.Рисунок 2. Двурогий змееголовый дракон у ног Мардука (а не Тиамата, как предполагалось ранее). Из цилиндра lapis lazuli, посвященного Мардуку в 9-м столетии до н.э.

Ранним христианам был известен этот миф, а также другие мифы, и они громогласно подвергали их нападкам. Однако мотив кровопролитных конфликтов между богами является одной из тем данного мифа, а также эпоса «Энума элиш». Кроме этого мотива можно проследить несколько других параллелей между мифами «Энума Элиш» и мифом Гесиода:

  1. Мардук и Зевс имеют несколько сходств, особенно когда Зевс становится властелином космоса.
  2. Кронос очень напоминает персонажа Кингу, особенно в том, что касается его битв с Ураном, и в том, что он становится властелином космоса.
  3. Точно так же существуют параллели между Тиамат из «Энума элиш» и Гаей, которая настраивает своих детей – Титанов – против их отца.


Германо-скандинавская мифология

Еще одна мифология содержит в себе поразительные параллели с «Энума элиш», если не учитывать характерные описания холодного северного климата – это скандинавский фольклор:

В начале был гигантский фонтан под названием Хвельгемир. Вода из этого источника замерзла, но когда лед начал таять, родился Имир. Он впал в глубокий сон, и из его пота появились сын и дочь. От этих богов родились другие боги, и один из них, бог по имени Один стал главным правителем богов аса. Имир и его злые сыновья вступили в войну с остальными членами семьи богов, однако после напряженного конфликта Бёр, первый из асов, победил. Когда Имир погиб, остальные боги положили его тело в мельницу и служанки перемололи его. Камни смешались с кровью и зерна плоти превратились в землю. Из костей были созданы камни и горы, а его ледяная кровь стала водами океана. Наконец, боги, закончив творить землю, взяли череп Имира и сотворили из него небеса. Солнце и звезды появились из южного бога по имени Муспелльхейм, который изверг искры огня в пустующее небо. Затем боги упорядочили их и заставили двигаться, чтобы определять время и времена года.

В этом мифе мы можем увидеть несколько параллелей с эпосом «Энума элиш», даже больше, чем в мифологии Гесиода:

  1. Тиамат, богиня соленой воды, рождает множество меньших богов, подобно фонтану Хвельгемиру, источнику, от которого произошел ряд других богов.
  2. Бог Один становится правителем в скандинавском пантеоне богов, точно так же, как и Мардук в Вавилонском мифе.
  3. История сотворения из тела Имира имеет разительное сходство с судьбой Кингу из «Энума элиш», и это сходство настолько велико, что можно теоретически предположить «литературное заимствование» из Вавилона в Скандинавии. Однако эта теория обречена на неудачу: насколько мне известно, никто серьезно не рассматривает идею такого заимствования; все согласны с тем, что скандинавская мифология уникальна в своем роде. Еще менее вероятно, чтобы кто-то предположил связь первой главы книги Бытия со скандинавским мифом.

Муррей Р. Адамтвайт

Источник:
Записал:

SALIK

Санкт-Петербург
info
+48
Я не автоматический, тематический информационный агрегатор! Материалы Salik.biz содержат мнение исключительно их авторов и не отражают позицию редакции.

Поделиться в социальных сетях:


Оцените:
0
160
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

   Подписывайтесь на нашу группу в Facebook:   Подписаться



Читайте также