Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука, философия»

Мы не автоматический, тематический информационный агрегатор

Статей за 48 часов: 26

Сайт для здравомыслящих и разносторонне развитых людей


Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

Чёрный рынок в СССР — что это?
Среднее время прочтения:

Чёрный рынок в СССР — что это?

«Одни исследователи сравнивают чёрный рынок сталинских времён с раковой опухолью на теле социализма, чьи пагубные метастазы снова и снова возрождали незаконную заразу, когда, казалось бы, с ней покончено. Другие — со штукатуркой, приводящей испещрённые грубым штакетником партийных линий стены молодого государства в приличествующий вид. Растворо


- Salik.biz

«Робингуды» втридорога

Несмотря на то что в предвоенные годы старая ленинская гвардия уже отошла от дел, обновлённая номенклатура, ведомая смелой идеей и твёрдой рукой Иосифа Сталина, ещё сохраняла позитивный настрой. Тогда Партия искренне верила: построение коммунизма в ближайшие десятилетия возможно! На таком идеологическом фундаменте выстраивалась командно-административная экономика — мать знаменитых ударных «пятилеток» и стахановских подвигов. Но на практике в схеме «От каждого по способностям, каждому по потребностям» вскрылись весомые недостатки. Если с первым пунктом всё было по первому разряду, шли, так сказать, с перевыполнением, то с воздаянием по потребностям как-то не срасталось. То, что поначалу воспринималось как «временные трудности», стало непреодолимым барьером.


В 1930-1940-х годах нелегальная «теневая» экономика стала неотъемлемой частью хозяйственной жизни страны. Плановая система оказалась попросту не в состоянии удовлетворить все потребности советских граждан, из-за чего те, скрепя зубы и сердце, вынуждены были добывать дефицит у спекулянтов по завышенным ценам. Именно тогда понятие «дефицит» прочно вошло в сознание населения, став бессменным спутником распределительной системы. Товаров широкого потребления категорически не хватало, да и качество их «оставляло желать». Претензии к скудному ассортименту в такой ситуации и вовсе звучали, как издёвка. Ещё больше усугубляло ситуацию практически полное отсутствие легитимного частного предпринимательства. Людям ничего не оставалось, кроме как искать спасения в неофициальных источниках. Ругались благим матом, локти кусали, но шли на «толкучки» и «барахолки» к спекулянтам, где добирали недоданное государством. По завышенным ценам, разумеется. По оценкам историков, в довоенные годы даже в благополучных Ленинграде и Москве примерно 60% потреблённой рыбы, 70% сыра, 80% мяса и половина обуви, одежды и тканей были куплены у фарцовщиков. Уже в середине 30-х нелегальная торговля разрослась настолько, что легко могла посоперничать с государственной и кооперативной. Могла и соперничала: чёрные рынки перетягивали огромные суммы денег, в которых государство, чего греха таить, отчаянно нуждалось. Наверное, в глазах служителей правопорядка теневые торгаши все как один представлялись этакими самопровозглашёнными «робингудами» — вершителями справедливости, вышедшими из классово-враждебных слоёв (бывших кулаков или нэпманов). Только не бескорыстными, как полагается, а выставляющими за вожделенный дефицит вполне кусачий ценник. На деле всё было иначе. Разумеется, без прожжённых криминальных деляг не обошлось — на них всё держалось, но таких было меньшинство. Основная же масса спекулянтов приходилась на рядовых рабочих, служащих, домохозяек, инвалидов и безработных. То есть на тех, по ком недостача товаров первой необходимости била больнее всего.


Несуны, хищники и кустари

Откуда брали товар? Всё просто: одни делали продукцию сами (или перекупали у незаконных частных производителей), другие, говоря без прикрас, крали дефицит у государства. Неприглядные «несуны» — те, кто понемногу выносил продукцию с предприятий, — были меньшим из зол. Работали они, обычно, только на себя и в преступных сговорах не состояли. Куда больше опасений вызывал тот факт, что нелегальная экономика тесно тёрлась боками с коррупционными сетями. И у тех, и у других был «свой» надёжный человек на руководящей должности, который либо искусственно создавал излишки, перепродаваемые спекулянтам после списания, либо по своим каналам закупал на частные деньги всё необходимое, тогда как по документам закупки шли на нужды предприятия. А это уже настоящая уголовщина. Таких называли «хищниками». Они сколачивали полноценные теневые распределители, снабжая нелегальных частников.

Рекламное видео:


Другим лагерем воротил чёрного рынка считались ремесленники-кустари. Единственной разрешённой в СССР формой частного предпринимательства оставалось только мелкое ремесло, однако даже оно строго контролировалось массой запретов. Например, портные могли шить одежду на заказ, а вот просто шить и продавать права не имели. Но кого бы это останавливало? Прикрывшись законным патентом, кустари неустанно насьццали чёрный рынок предметами народного спроса. Реагировали молниеносно: как только какой-то товар исчезал с прилавков, он тут же появлялся у фарцовщиков. По данным милиции, ежемесячные доходы частных подпольных мастерских измерялись 90-150 тыс. руб.


Потребовалось совсем немного времени, чтобы кустари и хищники осознали все прелести взаимного сотрудничества. В начале 1940-х годов организованные группы подпольных ремесленников, мимикрирующие под формально разрешённые кооперации и артели, совместно с расхитителями государственной собственности организовали мощную подпольную сеть снабжения. Все попытки властей пресечь их деятельность административными запретами и арестами ни к чему не привели. Мифическая гидра чёрного рынка взамен одной отсечённой головы отращивала две, одновременно приспосабливаясь к стремительно меняющимся правовым условиям. Сколько ни обрывай побеги…


…корень остаётся в земле

16 марта 1937 года нарком внутренних Дел Николай Ежов издал приказ о создании Отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией. Знаменитого ОБХСС, которого как огня боялся любой здравомыслящий советский гражданин. Последовали массовые репрессии при любом подозрении. По данным Центрстата СССР, сотрудники Отдела выявили случаи воровства почти на 50 млрд. руб. Но, видимо, уверовавшие в свою безнаказанность и растерявшие остатки страха воротилы теневого рынка к «здравомыслящим» не относились, потому как на них жёсткая инициатива НКВД особого действия не возымела. Более того: нередко самые ценные осведомители ОБХСС сами были глубоко замараны в нелегальном предпринимательстве и коррупционных схемах. Скрывались на виду, свиньи в овечьих шкурах.

Чехарда взаимных выпадов власти и подполья привела к неуклонному ужесточению ответственности за любого рода спекуляцию и посягательство на общенародное добро. С каждым годом наказания становились всё суровее.

Впервые понятие «хищение социалистической собственности» было введено в отечественное уголовное право 7 августа 1932 года указом Президиума Верховного Совета СССР. За посягательство на государственное имущество полагались 10 лет лишения свободы или высшая мера. Почти одновременно ответственность за спекуляцию была ужесточена до 5-10 лет. То есть по норме ответственности торговля из-под полы войлочными ботами, колбасой или иголками для патефонов фактически приравнивалась к посягательству на коренные устои государства и народа. Из-за крайнего недовольства многих сотрудников юстиции, трактовку пересмотрели, и с 1935 года под статью о хищении социалистической собственности начали попадать только групповые спекуляции в особо крупных размерах (свыше 50 тыс. руб).

Но гуманности правовой системе это, увы, не прибавило. 4 июля 1947 года вступил в силу разработанный лично Сталиным Указ «Об уголовной ответственности за хищение государственного имущества», подразумевавший наказание от 6 до 25 лет тюрьмы. Многие следователи классифицировали как хищение любые финансовые нарушения, неизбежные (!) в условиях плановой экономики. Судьи же, до которых доходчиво донесли возможные последствия проявления «преступного либерализма» по отношению к экономическим врагам государства, стали вменять данную статью направо и налево, даже не помышляя о применении наказаний, не связанных с лишением свободы (ранее такая возможность была).

Так что приговоры в 8-9 лет лишения свободы за «злостную» кражу с фабрики бракованной десертной тарелки, лампочки или бутылки минералки стали обычным делом. Народ, мягко говоря, огорчился. А спекулянты — нет. «Комбинации строить можно, но более конспиративно, чем прежде, стараясь как можно меньше иметь сообщников и соучастников», — ехидно звучит со страниц сводок МВД тех лет уста ми прожжённых дельцов.

Так что в 30-40-е годы в Советском Союзе не просто функционировала сложная нелегальная система торговли. Она настолько прочно вросла в быт простых граждан, так сильно переплелась с официальными структурами, что стала едва ли не альтернативным источником выживания. Да, сталинское правительство вело непрестанную бескомпромиссную борьбу с теневой экономикой, но репрессии не давали хоть сколько-нибудь серьёзного эффекта — сам факт существования командно-административной системы раз за разом провоцировал воскрешение незаконной торговли.

Журнал: Война и Отечество №3. Автор: Игнат Волхов

Источник:
Записал:

SALIK

Санкт-Петербург
info
+48
Я не автоматический, тематический информационный агрегатор! Материалы Salik.biz содержат мнение исключительно их авторов и не отражают позицию редакции.

Поделиться в социальных сетях:


Оцените:
+5
140
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

   Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен:   Подписаться