Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука, философия»

Мы не автоматический, тематический информационный агрегатор

Статей за 48 часов: 48


Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

Как князь Голицын проиграл в карты свою жену
Среднее время прочтения:

Автор:
Константин Ришес
Как князь Голицын проиграл в карты свою жену

Трудно сказать определённо, как давно люди стали собираться за ломберным столом с картами в руках. Одни таким образом просто заполняли досуг, другие надеялись игрой заработать. Но и те и другие рисковали со временем впасть в азарт, способный далеко завести теряющего контроль над собой игрока.


- Salik.biz

За игру отрубали пальцы и уши

Уже много веков знакомы людям игральные карты. Были они в ходу ещё в средневековой Италии. Однако появились на свет карты отнюдь не в Европе — их привезли сюда из Палестины крестоносцы. В стране сарацинов игральные карты, называемые там «наиб», были в ходу начиная с XI века. Правда, они мало напоминали хорошо знакомые нам сегодня пёстрые колоды, которые, если верить преданию, в 1392 году предложил французский королевский шут Жакмен Грингоннер. Он же сам и изобретал различные забавы и игры с использованием карт.


В России в царствие Ивана Грозного якобы объявился некий странствующий итальянский авантюрист, названный россиянами Чертелло. Именно в его руках москвичи впервые увидели карты, которыми он ловко манипулировал. Потребовалось совсем немного времени, чтобы в Москве началась настоящая картёжная лихорадка, а игральные карты стали дефицитом. Оборотистый итальянец попытался наладить их изготовление в России, однако был изгнан из Москвы.

После этого карты надолго оказались под запретом. Какое-то время карточные игры рассматривались как серьёзное преступление, наказуемое весьма жестоко: картёжникам отрубали пальцы, уши, а то и руки. Лишь при обращённом лицом на Запад Петре I картёжники смогли выйти из подполья. Однако их свобода была не безгранична: например, запрещалось играть в карты во время морских походов. Зато правление Петра II можно считать началом российской карточной эпохи, именно в этот период появились знаменитые российские картёжники.


Картёжники-гении

Рекламное видео:


Карты прочно вошли в быт россиян, в русскую литературу, музыку, драматургию. Достаточно вспомнить пушкинскую «Пиковую даму». Кстати, и сам Александр Сергеевич был всегда не прочь перекинуться в картишки. Правда, имел он от этого увлечения одни убытки — проигрывал чаще, чем наоборот. Однажды даже поставил на кон рукописный сборник своих ещё не опубликованных стихов. И проиграл. Позже выкупил его за 1000 рублей — деньги по тем временам немалые. Также серьёзно был увлечён картами другой мэтр русской литературы Лев Толстой, как и его герои — сошлёмся хотя бы на карточный проигрыш Николая Ростова из «Войны и мира». Герои Фёдора Михайловича Достоевского играли в карты столь же увлечённо, как и сам породивший их автор «Игрока», для которого азартные игры стали болезненной зависимостью.

Увлечённо резались в карты такие знаменитости, как баснописец Иван Крылов, поэт Григорий Державин, композитор Александр Алябьев. Не раз обращался к картёжной теме Николай Гоголь.


Разные игры, разные ставки

Игр изобретено было великое множество. Были, условно говоря, серьёзные: например, бридж или преферанс, встречались и попроще — дурачок, девятка, бура. Герои «Пиковой дамы» играли в аристократический штосс (известный также как «фараон»). Здесь ставки были высоки. Порою в угаре азарта на кон ставилось и, бывало, проигрывалось всё — деньги, дома, имения вместе с крепостными, арабские скакуны и своры гончих. Но случались и иные, неординарные ставки. В одной из поэм Лермонтова фигурирует карточная игра, имевшая место в Тамбове. Оказавшийся там проездом некий штабс-ротмистр обыграл в карты местного казначея. История, вообще говоря, довольно банальная, если не учитывать, каковой была ставка, сделанная проигравшим. Дело в том, что проигрывающий одну за другой партии казначей в конце концов поставил на кон свою красавицу-супругу. Но главное, что в основу поведанной Михаилом Юрьевичем истории лёг подлинный случай, героями которого к тому же стали не какие-то безвестные ротмистры и казначеи из российской глубинки, а самые именитые представители российской элиты конца XVIII — начала XIX века, а именно — князь Александр Голицын и граф Лев Разумовский.


Звёздные соперники

Князь Голицын, человек чрезвычайно богатый (одних крепостных — не менее 24 тысяч имел), был известен в обществе своим азартным, на грани самодурства, характером. Порой окружающим казалось, будто он буквально стремится как можно скорее пустить на ветер своё огромное состояние.

Сплетничали, будто чуть ли не каждый день князь поил своих кучеров шампанским, любил раскуривать трубку, поджигая крупные ассигнации. Подписывая вексель, долговую сумму в нём указывал только цифрой, которую получатель по векселю мог дополнять таким количеством приписанных нулей, каким позволяла ему совесть. Женат Голицын был на юной княжне Марии Вяземской. На людях он демонстративно, не скупясь, исполнял любые прихоти супруги. В то же время наедине с ней бывал груб. Поговаривали, что доходило дело и до рукоприкладства. Неуёмной страстью Голицына были карточные игры. Однако на этом поприще чаще всего он терпел фиаско, проигрывая при этом порядочные суммы.


Второй герой этой истории граф Лев Кириллович Разумовский слыл совсем иным человеком. Будучи сыном гетмана Кирилла Разумовского, он состоял в очень дальнем родстве с родом Голицыных, а потому иногда бывал в доме Александра Николаевича, где и познакомился с его красавицей-женой. Отец-гетман позаботился о достойном воспитании и образовании сына: Лев Кириллович прошёл курс разнообразных наук в Санкт-Петербурге, затем продолжил образование за рубежом. Известен он был как человек разносторонне образованный, ценитель литературы и искусства, покровитель муз, любитель и знаток природы и, помимо прочего, великий мастер картёжных игр.

Лев был не женат, и нескольких мимолётных встреч с молодой княжной Голицыной оказалось достаточно, чтобы он страстно, но, увы, безнадёжно, в неё влюбился. Прослышав о грубом обращении с ней Голицына, Лев Кириллович решил было вызвать того на дуэль, но, зная о пристрастии князя к картам, передумал и предложил ему помериться силами за карточным столом. История не сохранила точной даты этого поединка, но известно, что произошёл он приблизительно в 1800 году и продолжался всю ночь. Выигрывая раз за разом, Разумовский довёл Голицына до исступления. Уже были проиграны немалые деньги, но карта князю так и не шла. И тогда Лев Кириллович предложил ему в обмен на всё проигранное поставить на кон жену. Возмущённый дерзким предложением князь было отказался, но когда Разумовский сообщил ему, что покидает княжеский дом, но завтра же пришлёт за своим выигрышем, Голицын сдался. Он поставил на кон свою Марию и… в очередной раз проиграл.



Отверженная в обществе

Лев Кириллович сдержал слово: забрал с собой только Марию, оставив остальной выигрыш Голицыну. Он увёз молодую княгиню к себе и жил с ней как с супругой. А Марию раздирали противоречивые чувства: несмотря на долгожданное освобождение от тирании давно уже нелюбимого мужа, к тому же промотавшего уже большую часть своего состояния, она чувствовала себя оскорблённой: её, урождённую княжну Вяземскую, поставили на карту, как какую-то крепостную девку. Эту скандальную историю обсуждал весь петербургский и московский бомонд. Но, возможно, именно это помогло Марии добиться развода с Голицыным и обвенчаться с Львом Разумовским. И всё же даже после этого какое-то время она оставалась отверженной — в высшем свете её не принимали. Мария Григорьевна не могла позволить себе появиться на великосветских балах в присутствии членов императорской фамилии. Считалось, что разведённая и вторично вышедшая замуж (стало быть, грешная) женщина не может находиться рядом с помазанниками божьими. И это угнетало Марию.

Нежданно помощь пришла с самого верха. Александр I, как известно, покровительствовал влюблённым. Как-то на одном семейном празднике в доме Кочубея, на котором присутствовала и чета Разумовских, появился государь и, демонстративно, пройдя через весь зал, пригласил на танец Марию. Это послужило сигналом для всех — отныне её следует принимать как равную. Супруги Разумовские счастливо прожили 16 лет. Своих детей они не завели, но приняли в семью, вырастили и воспитали юношу и двух девиц. Ходили слухи, что все трое были внебрачными детьми Льва Кирилловича. Так или иначе, но вот таким вышел финал того незаурядного ночного карточного тура, состоявшегося на рубеже двух столетий.

В XX веке карты и азартные картёжники со страниц литературных произведений и с театральных подмостков перебрались на кино- и телеэкраны. Среди киногероев-картёжников побывали пушкинский Германн, Михаил Кречинский, граф Строганов. А каким ярким фрагментом прекрасного фильма «Бег» стали карточные баталии генерала Черноты (Михаила Ульянова) с Парамоном Корзухиным (Евгением Евстигнеевым).


Есть такая профессия «катала»

Картёжные игры, как и другие виды азартных развлечений, например спортивные тотализаторы, породили шулерство и разномастное мошенничество. Существовали шулеры во все времена и при всех государственных укладах. В Советском Союзе за карточными шулерами закрепилась кличка «каталы». Успешные профессиональные «каталы» зарабатывали десятки тысяч рублей за сезон. Сегодня они бьн ли бы миллионерами. Среди советских «катал» нередко встречались и женщины.

Одним из известных мошенников Союза был некий Анатолий Барбакару. Начинал он свою «карьеру» ещё в студенческие времена. «Работал» на курортах, в поездах дальнего следования (до электричек не опускался). О своём опыте «кидать лохов-картёжников» Барбакару написал воспоминания, на основе которых на телевидении позже появился целый сериал. Среди дам большого успеха в роли «каталы» добилась «рыжеволосая бестия» — Татьяна Верменич. Работала она, как правило, в паре с подельником, с которым в процессе игры обменивалась условными знаками, коих у шулеров был целый арсенал.

Такие вот они, эти карточные жулики.

Записал:

SALIK

Санкт-Петербург
info
+48
Я не автоматический, тематический информационный агрегатор! Материалы Salik.biz содержат мнение исключительно их авторов и не отражают позицию редакции. Первоисточник статьи указан в самом начале.

Поделиться в социальных сетях:


Оцените:
+2
127
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

   Наш чат ВКонтакте:   Войти в чат