Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука, философия»

Мы не автоматический, тематический информационный агрегатор

Статей за 48 часов: 39


Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

Человек из DARPA в Ухане
Среднее время прочтения:

Источник:
Автор:
Рауль Диего, перевод Наталья Корнейчук
Человек из DARPA в Ухане

Карьера Майкла Каллахана (Michael Callahan) началась в USAID (Агентстве США по международному развитию) и в лабораториях по производству биологического оружия бывшего Советского Союза и была связана с продвижением в качестве повестки интересов мировых картелей, специализирующихся в области фармацевтики и производства биологического оружия. Всё, чему он научился там, Каллахан использует для существенного расширения портфеля по биологической защите DARPA (Управления перспективных исследовательских проектов министерства обороны США) и окажется сегодня прямо в центре зарождения пандемии коронавируса.

Доктор Майкл Каллахан был временно освобождён от своей руководящей должности в биотехнологической компании UTHR (United Therapeutics Corporation) после вспышки COVID-19 в Ухане, Китай, и отправлен туда, чтобы помочь коллегам справиться с массовыми заражениями новым коронавирусом в Китайской сестринской больнице. Назначен он был от MGH (Массачусетской больницы общего профиля) при Гарвардской медицинской школе, где работал на факультете с 2005 года.

- Salik.biz

Согласно данным веб-сайта National Geographic, вскоре Каллахан будет изучать тысячи случаев заболевания, возникших в эпицентре вспышки в Ухане, обследовать пациентов в Сингапуре и докладывать должностным лицам США о месте следующей вероятной вспышки. Доктор Каллахан был восхищён «великолепной инфективностью» болезни, которая засела «как тихая и умная бомбочка в вашем обществе».

Эта странное увлечение доктора Каллахана вирусными инфекциями и нездоровое возбуждение можно вполне объяснить тем фактом, что он всю свою жизнь посвятил изучению этих микроскопических убийц. Будучи «специалистом в трёх областях» — в медицине внутренних органов, инфекционных болезней и в области тропической медицины — Майкл Каллахан, тем не менее, также имеет сильную предпринимательскую жилку, которая позволила ему основать не менее одиннадцати компаний и разработать восемь патентов.


Бизнес-чутьё Каллахана начало действовать еще на ранней стадии пандемии. Изучив данные из более чем 6000 историй болезни пациентов из Уханя, он обнаружил закономерность, которая может указать на возможное лечение с использованием бюджетного и широко доступного ингредиента, который отпускается без рецепта. Этот ингредиент является блокатором гистаминовых H-2 рецепторов. Выпускается под названием «Фамотидин» и более известен под коммерческим названием «Пепсид».

Одновременно с этим, как утверждается, давний коллега Каллахана в США доктор Роберт Мэлоун (Robert Malone) руководил работой с исследовательскими группами, которая спонсировалась правительством США. В частности, Мэлоун работал совместно с консультантами из DTRA (Агентства Министерства обороны США по сокращению военной угрозы) над проведением анализа с помощью суперкомпьютера. Этот анализ должен был выявить уже существующие лекарства, одобренные FDA (Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов), которые могли бы быть полезны в борьбе с новым коронавирусом, вызвавшим эпидемию COVID-19. Согласно их исследованиям, «Фамодитин» оказался «наиболее привлекательной комбинацией безопасности, стоимости и фармакологических характеристик».

Майклу Каллахану были предоставлены совместные выводы DTRA (Агентства Министерства обороны США по сокращению военной угрозы) и доктора Мэлоуна. К тому времени Каллахан уже был принят на работу в качестве специального советника по вопросам COVID-19 в специализированную структуру под названием ASPR (Канцелярия помощника секретаря по вопросам готовности и реагирования), возглавлял которую Роберт Кадлец.

И доктор Каллахан, и доктор Мэлоун заявили, что якобы не были осведомлены о выводах друг друга относительно антацидов, и несмотря на согласие сотрудничать, каждый из них заявляет, что сделал первоначальное открытие именно он. В качестве доказательства Мэлоун привёл свой февральский пост в социальной сети LinkedIn, где он утверждает, что был первым, кто принял лекарство для лечения самого себя в процессе установления правильной дозы. Каллахан, тем временем, никогда не предоставлял доказательств своего мнимого прорыва. Однако он заявляет, что лично говорил доктору Мэлоуну о своём открытии ещё до того, как врач из Вирджинии начал прогонять последовательности через компьютеры DTRA.

Рекламное видео:



Довольно длинный послужной список, мистер Бонд

В 1988 году Майкл Каллахан запустил свою первую компанию под названием Rescue Medicine (Спасательная медицина). Согласно биографическим данным NIH (Национального Института здравоохранения), эта компания описывается как наёмная организация, которая обеспечивает «экстренную эвакуацию по воздуху и медицинскую помощь беженцам в слабо развитых регионах». Согласно данных веб-сайта компании Rescue Medicine, их поддерживают федеральное правительство и американские международные корпорации. Также указано, что компания становится «мировым лидером в исследованиях медицины катастроф».

Этот опыт позволил ему стать директором по здравоохранению USAID в Нигерии. Эту должность он занимал на протяжении четырёх лет. Занимался проведением исследований патогенных инфекций в Африке, набором участников для исследований кожной сибирской язвы и оспы обезьян в Нигерии, а также вируса Эболы и Марбургского вируса в Демократической Республике Конго и Анголе.

Как и в случае с некоторыми людьми, в пределах тесно сплочённой группы занимающихся вопросами инфекционных болезней и оборотом биологического оружия, 11 сентября и последовавшая за этим атака сибирской язвой, изменили траекторию карьеры Каллахана. Эти события подстегнули её стремительный взлёт как в государственном, так и в частном секторах. Роберт Данциг (Robert Danzig), министр ВМС при президенте Клинтоне, отметил, что Майкл Каллахан «чрезвычайно хорош в умении совмещать военную сферу с общественным здравоохранением». Разрекламированный как один из первых, кто обеспечивал Каллахану «связи в высших военных кругах», Данциг будет всего лишь одним из многих «высокопоставленных людей», которых доктор добавит в свою картотеку в последующие два десятилетия.

Время пребывания Каллахана в USAID совпало с началом его работы на факультете MGH (Массачусетской больницы общего профиля). Эта должность сохраняется за ним и по сей день с его участием в рабочих группах по биологическому терроризму в Национальной Академии Наук, Министерстве обороны и Министерстве внутренней безопасности.

Год спустя, в 2002 году, Каллахан будет назначен директором ISN (Бюро по международной безопасности и нераспространению оружия массового поражения) в качестве «клинического директора программы CTR (Программы совместного снижения угрозы)» на шести предприятиях бывшего Советского Союза по производству биологического оружия, в рамках программы BII (Программа биоиндустриальной инициативы). Ему было официально поручено выполнить поставленные этой миссией цели, что повлекло за собой «перепрофилирование объектов по производству биологического оружия» в бывшем СССР и ускорение «производства лекарств и вакцин». В частности, на Каллахана была возложена ответственность за повышение функциональности вирусных агентов на этих объектах.

Программа CTR, более известна как программа Нанна-Лугара «По обеспечению безопасности и демонтажа оружия массового поражения в странах бывшего СССР и за его пределами». Эта программа была написана в соавторстве с сенатором Сэмом Нанном (Sam Nunn) и им же была проспонсирована. Стоит отметить, что Сэм Нанн был ни кем иным как, так называемым «президентом» в симуляции биотеррористической атаки, которая на несколько месяцев предшествовала атакам сибирской язвы в 2001 году. Учения под кодовым названием «Тёмная зима» описаны Уитни Уэббом (Whitney Webb) и автором этих строк в серии статей-расследований под названием «Engineering Contagion» (Спроектированное заражение). За несколько месяцев до проведения учений «Тёмная Зима» Сэм Нанн был соучредителем некоммерческой и неправительственной организации NTI (Инициативы по ядерной угрозе), совместно с консервативным и реакционным медиа-магнатом Тэдом Тёрнером, который был её генеральным директором до 2017 года. NTI сыграет решающую роль в перепрофилировании лабораторий бывшего Советского Союза по производству биологического оружия в «предприятия по изготовлению вакцин», выделив на это миллионы долларов.

За год до назначения Каллахана в программу BII (Программа биоиндустриальной инициативы), на Политический Форум Сэма Нанна поступило предложение от двух российских учёных, которые работали в Государственном научном центре вирусологии и биотехнологии «Вектор», который расположен в Новосибирской области. Бывший советский центр исследований и разработки биологического оружия был выбран в качестве модели для преобразования остальных бывших объектов по производству биологического оружия в «открытые и полностью прозрачные» лаборатории после распада Советского Союза. Этот процесс подробно обсуждался с американской группой по оценке ГНЦ ВБ «Вектор», которая посетила комплекс несколькими годами ранее в 1998 году.

Российские учёные были нацелены на создание некоммерческой организации под названием ICERID (Международный центр исследований, возникающих и повторно возникающих инфекционных болезней). Организация ICERID была предназначена для выполнения исследований в областях, связанных с диагностикой, вакцинами и терапевтическими средствами. Этот проект был представлен на Политическом Форуме Сэма Нанна в 2001 году. В то время как проект ICERID как таковой не состоялся, ГНЦ ВБ «Вектор», тем не менее, вскоре после этого получил грант в размере 600 000 долларов от неправительственной организации NTI (Nuclear Threat Initiative) Сэма Нанна и Тэда Тёрнера.

Вскоре Каллахан, под эгидой программы Госдепартамента США, прицепом последует за ними. Он будет руководить группами клинических исследований в ГНЦ ВБ «Вектор», а также в нескольких других бывших советских лабораториях по разработке биологического оружия, чтобы помочь им трансформироваться в прибыльные предприятия. Каллахан также получил доступ в печально известный «НИИ ОЧБ» (Научно-исследовательскому институту особо чистых биопрепаратов). В этом НИИ работал советский микробиолог Владимир Артёмович Пасечник до того, как дезертировал в Англию в 1989 году и начал воплощать в жизнь мечты международной мафии, связанной с производством биологического оружия. Это подробно описано в серии статей-расследований под названием «Engineering Contagion».

Оба предприятия, «НИИ ОЧБ» и ГНЦ ВБ «Вектор» входили в структуру научно-производственного объединения “Биопрепарат” — более широкой программы СССР по секретной разработке биологического оружия. ГНЦ ПМБ (Государственный научный центр прикладной микробиологии), Военно-биологический институт в г. Кирове, Исследовательский центр молекулярной диагностики и терапии, RIHOP и Институт биологически активных веществ в Бердске, завершают список из шести лабораторий, где Каллахан формально руководил группами клинических исследований. Однако, согласно свидетельским показаниям, которые Каллахан давал перед Конгрессом США совместно с ещё одним высокопоставленным русским перебежчиком, Каллахан завил, что проработал на 14-ти отдельных объектах.



Российский аспект интеллектуальной собственности

На протяжении всего путешествия Каллахана по бывшему СССР, MGH (Массачусеттская больница общего профиля) участвовала в исследованиях и научных инновациях, проводимых в бывших советских лабораториях в рамках консорциума медицинских исследований институтов Массачусетса. В 2004 году MGH (на сленге: Mass General) так называемая «исследовательская больница номер 1 в США», принимала участие в программе BII (Программа биоиндустральной инициативы), используя российские технологии, в создании которых участвовал их преподаватель Майкл Каллахан.

«Мы взяли русскую систему доставки, саму ракету, и поставили на неё американскую боеголовку», — говорит Джефри А. Гельфанд (Jeffrey A. Gelfand), коллега Каллахана и международный директор центра интеграции медицины и инновационных технологий MGH (Массачусеттской больницы общего профиля). Говоря это, он имел ввиду систему доставки лекарства, взятую от ВНЦМДЛ (Всероссийского научного центра молекулярной диагностики и лечения), одного из бывших советских учреждений, в то время находившегося под руководством Каллахана.

ВНЦМДЛ охарактеризован как «центр исследования малых молекул, который традиционно сфокусирован на веществах, вырабатываемых телом, таких как интерферон и цитокины, для включения и выключения системы иммунного ответа». Бывший советский исследовательский центр получил грант от NIH (Национального института здоровья) через программу BII (Программа биоиндустральной инициативы) для «совместного проекта по новым подходам в исследовании заболеваний». Другое учреждение, в котором работал Каллахан, ГНЦ ВБ «Вектор» тоже получило финансирование для создания новой вакцины против ВИЧ и оказало помощь с регистрацией патентов «о подходе института к лечению гепатита С и гриппа». Это же учреждение получило гранты от программы BII на антивирусные исследования на основе РНК.

По словам тогдашнего директора Центра исследований глобальной безопасности Ливерморской национальной лаборатории им. Э. Лоуренса и председателя совета Международного научно-технического центра Рональда Ф. Лемана II (Ronald F. Lehman II),, задача превращения этих бывших советских лабораторий биологического оружия в прибыльные предприятия натолкнулась на некоторые культурные барьеры. По его словам: «У них нет опыта рыночной экономики», и он утверждал, что им «пришлось очень упорно работать», чтобы заставить россиян понять, что интеллектуальная собственность (ИС) является «экономическим благом».

Вскоре российские ученые будут приглашены на встречи при посредничестве американской фармацевтической кампании Eli Lilly и Dow Chemicals, а также с другими крупными западными фармацевтическими компаниями, чтобы поставить их открытия на коммерческие рельсы. В значительной степени основа для этого была заложена своего рода предшественником программы BII, Международным научно-техническим центром (МНТЦ) – московской «межправительственной» организацией, основанной в 1992 году, которая служила в качестве «центра обмена информацией для разработки, утверждения, финансирования, а также мониторинга проектов, направленных на привлечение ученых, техников и инженеров в области вооружений» со всего пространства бывшего Советского Союза и других стран, находившихся когда-то за железным занавесом.

Ф. Леман признал, что «любые экономические, политические или социальные волнения» усложнили бы этот процесс и коммерциализацию научных работ, сделанных в этих лабораториях Восточного блока. Но тем временем Каллахан вместе с «BII и их партнёрами» сделал со своей стороны всё возможное, «чтобы протолкнуть как можно больше научных наработок с российских лабораторных стендов в производство».

Одной из основных функций программы BII была «разведка участков и планирование развития бизнеса». В течении всего времени пребывания Каллахана в России, один из проектов, ставших результатом деятельности программы BII и его частного некоммерческого партнёра CRDF (Американского фонда гражданских исследований и развития), был связан с одним малоизвестным заводом по производству вакцин в бывшей советской республике Грузии.

По словам Джеймса Вольфрама (James Wolfram), старшего научного сотрудника CRDF, грузинское оборудование было устаревшим и содержало «опасные патогены». Под предлогом реконструкции завода по производству вакцин в комбикормовый завод было заключено соглашение между Министерством обороны и правительством Грузии. Оно имело официальное название «Сотрудничество в сфере предотвращения распространения, патогенеза и опыта, связанного с разработкой биологического оружия». В том же году началось строительство Центра исследований в области общественного здравоохранения имени Ричарда Лугара в Тбилиси, Грузия. Центр был построен в 2011 году.

В 2017 году Министерство обороны США заключило контракт на 6,5 млн. долларов с компанией под названием EcoHealth Alliance Inc на проведение исследований «риска возникновения зооноза, переносимого летучими мышами в Западной Азии». Журналист Дильяна Гайтанжиева раскрыла проект Пентагона, который специализировался на «генетических исследованиях коронавирусов у 5000 летучих мышей, взятых в Грузии, Армении, Азербайджане, Турции и Иордании».

Гайтанджиева также подробно рассказала о многочисленных тайных действиях, проводимых правительством США, таких, как торговля кровью и патогенами через американских дипломатов для секретных военных программ, а также случай, когда была зафиксирована вспышка геморрагической лихорадки в непосредственной близости от Центра, следы которой указывали на эксперименты над тропическим комарами и клещами, проводимые учёными Пентагона.

Не случайно EcoHealth Alliance предварительно получили грант в размере 3,5 млн. долларов от NIH (Национального института здоровья) в 2014 году для изучения коронавируса у летучих мышей в Азии. Конкретно это исследование проводилось в партнёрстве с учёными из Уханьского института вирусологии.


Мастер тёмных наук

Через несколько лет перепрыгивания с одной бывшей советской лаборатории в другую Майкл Каллахан вернулся в США. Он вернулся с головой, полной новых идей и новой работой в DARPA (Управлении перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США), где он мог бы всё это использовать в качестве директора портфеля по терапевтическим средствам биозащиты этой организации.

Всего за семь лет, с 2005 по 2012 год, Каллахан расширит портфель биозащиты DARPA с 61 млн. до 260 млн. долларов в год. А также запустит восемь программ, по производству девяти INDs (исследуемых новых препаратов) и по трём новым лекарственным применениям с выводом этих продуктов на рынок, включая инъекционное средство от грибка AmBisome (производства американской биофармацевтической компании Gilead Sciences, Inc.), которое с момента утверждения принесло более 6 миллиардов долларов прибыли.

Две программы, в частности, разработанные Каллаханом во время работы в DARPA, позже сыграют решающую роль в его будущем участии в уже более масштабной истории SARS-CoV-2 (более известной как COVID -19) и критике Китая, интеллектуальной собственности и продвижении схемы глобальной вакцинации.

Программа AMP (Программа ускоренного производства фармацевтических препаратов) была создана Майклом Каллаханом в 2006 году, всего спустя год после того, как он стал портфельным управляющим DARPA. Цель программы состояла в том, чтобы найти технологии, которые могли бы «радикально ускорить производство белковых вакцин и терапевтических препаратов на основе белков», а также «революционизировать белковые терапевтические средства и производство вакцин» через частный сектор.

Мандат на эту программу был согласован с параллельными усилиями по фундаментальной трансформации подхода американского правительства к производству вакцин и MCMs (медицинских мер противодействия). В то время как Каллахан собирал предложения, передавая миллионы денег DARPA в частные компании, управление заключило совместное соглашение о сотрудничестве (HR0011-07-2-0003) с UPMC (Медицинским центром Университета Питсбурга), чтобы изучить проблемы этого начинания.



Результатом двухлетнего (с 2007 по 2009 годы) полного погружения в правительственные закупки США и технологию производства MCMs (медицинских мер противодействия) является отчёт на 180 страниц с названием «Обеспечение передовых разработок и производственных возможностей биопрепаратов для Правительства США: краткое изложение ключевых результатов и выводы». Отчёт создавался под руководством Тары О’Тул (TaraO’Toole) и Томаса Инглесби (ThomasInglesby), двух ключевых фигур в учениях «Тёмная Зима». Они были постоянными участниками в процессе политических и законодательных изменений, которые позволили «биотехнологической мафии» крепко закрепиться в правительственных залах.

Главным вопросом, на который DARPA и UPMC (Медицинский центр Университета Питсбурга) хотели получить ответ этими совместными усилиями заключался в том, как простимулировать частный сектор производить товары, у которого будет только один покупатель – правительство США. С этой целью исследователи прозондировали разные области такие, как барьеры входа, анализ затрат и несколько вариантов производственных возможностей. Они включили один пример из практики для демонстрации наиболее эффективной, по их мнению, стратегии. Данный практический пример рассматривает американскую компанию по разработке вакцин Novavax Inc. со штаб квартирой в Роквилле, штат Мэриленд. Эта компания получила (самый большой на тот момент) грант в размере 1,6 млрд. долларов от администрации Трампа в рамках операции Warp Speed на производство вакцины от COVID-19.


В документах описываются достоинства «одноразового оборудования (биореакторов и пакетов) биотехнологического комплекса для разработки вакцины из вирусоподобных частиц инфекции». В выводах указано, что несмотря на то, что не все биофармацевтические компании готовы к переходу на одноразовое оборудование, тем не менее, в интересах правительства способствовать процессам одноразового производства MCMs (медицинских мер противодействия), так как это снизит затраты и сократит время производства на два года.

Некоторые поощрительные программы правительства США считались успешным устранением барьеров для вхождения участников из частного сектора. Среди них были: OPP (Программа по производству товаров для сирот); сокращение налогов для фармацевтических гигантов; субсидии; и, что особенно важно, принятие на законодательном уровне PAHPA (Акта о готовности к пандемии и всем опасностям). Этот акт был разработан Робертом Кадлецом на основе ASPR (Положения о закупках вооружённых сил), установленного органом публичной власти BARDA (Управлением передовых биомедицинских исследований и разработок), что позволило убрать правительственный барьер, с которым сталкивались мировые фармацевтические компании.

В 2005-м году как раз, когда Каллахан готовился обустраивать свой новый офис в DARPA, он дал показания перед Конгрессом вместе с Кеном Алибеком — бывшим заместителем директора советского производственного объединения «Биопрепарат». Кен Алибек перешёл на сторону США и стал любимцем среди биотеррористических паникёров в правительстве США, а также за его пределами. В своём подготовленном выступлении Каллахан закончил пугающим заявлением, резюмирующим общее настроение, разделяемое многими среди его окружения:

«Тёмная научная сторона разработки и производства биологического оружия идёт параллельно с науками о здоровье и пересекается со смежными дисциплинами современных технологий. Потенциальный рост смертности от биологического оружия отчасти будет побочным эффектом мирного научного прогресса. Таким образом, пока не исчезнут террористы, правительство США и американский народ будут зависеть от научных лидеров в их областях, чтобы определить любой потенциальный аспект тёмной стороны каждого достижения…»

От управления DARPA Каллахан получит высшую награду, «DARPA Achievement Award» — премию за успех в программе AMP (программе ускоренного производства фармацевтических препаратов). Но это будет еще одна его программа, которая окажется пророческой.


Самосбывающееся пророчество

Prophecy (Пророчество) — ещё одна программа, созданная Каллаханом в DARPA. Она стремилась «трансформировать предприятие по разработке вакцин и лекарств от наблюдательного и реакционного к прогнозируемому и упреждающему» с помощью методов алгоритмического программирования. Проще говоря, программа предполагала, что «вирусные мутации и вспышки» могут быть предсказаны заранее, чтобы быстрее противодействовать неизвестному заболеванию с помощью превентивных лекарств и разработки вакцин.

Среди грантополучателей программы Каллахана было как минимум два института, в которых он занимал должность преподавателя. Гарвардский университет, где он работает в клинике, получил контракт на 19,6 млн. долларов на совместный проект с Лабораторией прикладной физики Университета Джона Хопкинса, Питтсбургским Университетом и другими. Ещё одним учреждением, которое тесно связанно со способностью Каллахана добывать щедрое финансирование через программу «Пророчество» DARPA, была Мемориальная Больница Короля Чулалонгкорна в Бангкоке, Таиланд, в которой находится Медицинский Университет Короля Чулалонгкорна, где Каллахан является приглашённым профессором.

В 2009-м году давний работодатель Каллахана USAID запустил программу PREDICT (Прогнозирование) — программа раннего предупреждения новых и возникающих болезней в 21 стране. Таиланд известен среди медицинских экспертов как «рассадник нераспознанных болезней и вирусов» и входит в список этих 21 страны. Эта страна была названа Каллаханом «гигантом в сфере открытий вирусов во всём мире». Впоследствии это было использовано ЦРУ в качестве лазейки для внедрения программы PREDICT в эту страну.

Доктор Супапорн Чу Вачараплюсади (Supaporn “Chu” Wacharapluesadee) из Мемориальной Больницы Короля Чулалонгкорна и медицинского факультета Университета Чулалонгкорна руководила исследованием вирусов летучих мышей несколько лет и считается одной из ведущих мировых экспертов по их патогенам. «Нам нужно больше докторов Супапорнов по всему миру», восклицал Каллахан в 2016 в своём интервью изданию «Vice». Доктор похвалил свою коллегу из Медицинского Университета Короля Чулалонгкорна, отмечая, что она находится у него в списке первых, когда речь пойдёт о выборе, с кем работать в «вирусологических экспедициях».

Действитеьлно, Каллахан и DARPA определили доктора Супапорн Чу Вачараплюсади в качестве своего «актива» в 2004 году, когда она открыла вирус Nipah у летучих мышей, который может поражать людей и свиней. Каллахан и тайский доктор работали вместе над несколькими исследованиями. Одно из них, финансируемое USAID через программу PREDICT, называлось «Разнообразие коронавирусов у летучих мышей в Восточном Таиланде», которое проводилось с 2008 по 2013 и было опубликовано в 2015 году, а также исследование по энцефалиту, проведённое в 2013 году при финансовой поддержке DARPA и правительства Тайланда.

Каллахан не стесняется приписывать доктору Вачараплюсади, с разрешения американского правительства, работу над «крайне важным мировым вирусологическим проектом». Однако, его комплименты могли быть чем-то большим, чем просто восхищение. Именно доктор Вачараплюсади в конечном счёте окажется в центре истории со вспышкой коронавируса в Ухане; а именно, что КНР намеренно скрывала от всего мира важную информацию о геноме вируса вначале пандемии в январе 2020 года.

Согласно материалам, размещённым на веб-сайте американской некоммерческой службы телевизионного вещания «PBS» от 8 января 2020 года, тайскую женщину, которая возвращалась из города Ухань, вывели из аэропорта с симптомами насморка, боли в горле и высокой температуры. Как было заявлено: «команда доктора Вачараплюсади» обнаружила, что эта женщина была заражена «новым коронавирусом». Сама доктор Вачараплюсади, предположительно, преуспела в частичной расшифровке генетической последовательности вируса уже на следующий день и доложила правительству Тайланда.

В тот же день 61-летний пожилой человек стал первой жертвой в Ухане, не справившись с болезнью предположительно той же патологии. Однако китайское правительство сообщило об этом только через два дня, 11-го января. Это вызвало обвинения в адрес КНР в том, что оно задерживает информацию о вспышке. Доктор Вачараплюсади сравнила свою часть последовательности с позже опубликованной из Шанхайского клинического центра общественного здравоохранения и «обнаружила 100%-е совпадение», сделав это первым официально зафиксированным случаем за пределами Китая и тем самым дав первый толчок, что дало возможность ВОЗ объявить глобальную пандемию через два месяца.

Сам Каллахан ещё в 2018 году подливал масло в огонь по поводу молчания Китая и отсутствия у них энтузиазма в области научного сотрудничества с Западом. «Под угрозой доступ США к иностранным патогенам и методам борьбы с ними», — заявлял Каллахан в отчётах. Он указывал, что Китайские официальные представители «скрыли» лабораторные образцы H7N9 (разновидность птичьего гриппа), что «подрывает способность нашей нации противостоять инфекциям, которые могут распространиться по всему миру за несколько дней».


Сплочённый кластер учреждений

В 2012 году Майкл Каллахан покинет свою должность управляющего программой биозащиты и медицинской помощи, которая была заложена в бюджете DARPA, и вернётся в MGH (Массачусетскую больницу общего профиля), чтобы руководить программой по наблюдению и клинических испытаний противовирусных препаратов в Африке. Но человек с таким прошлым как у Каллахана, никогда не покидает правительство. Как он сам признал в 2013 году в кратком биографическом очерке выпускников Алабамского университета в Бирмингейме: «У меня всё ещё есть федеральные обязанности перед Белым домом по обеспечению готовности к пандемии и вспышкам экзотических заболеваний, которые будут продолжаться в ближайшем будущем».

Дэннис Кэролл, бывший директор отдела новых возникающих угроз USAID, который руководил ответными мерами США на угрозу птичьего гриппа (H5N1) в 2005 году, продолжил заниматься программой PREDICT, которая в партнёрстве с некоммерческой организацией EcoHealth Alliance Inc. на протяжении девяти лет каталогизировала сотни тысяч образцов «включая 10 000 летучих мышей». В упомянутом ранее исследовании 2015 года программы PREDICT под названием «Разнообразие коронавирусов у летучих мышей», которое проводилось Каллаханом совместно с Вачараплюсади, также участвовал и Питер Дэсзак, президент компании EcoHealth Alliance Inc.

Питер Дэсзак (Peter Daszak), который является постоянным советником ВОЗ по вопросам приоретизации патогенов для научно-исследовательских работ, Кэролл и Джуанна Мазет (Joana Mazet) — бывший генеральный директор программы PREDICT при USAID – все объединились вместе в 2016 году, для создания GVP (Глобального проекта Виром); «десятилетней совместной научной инициативы по обнаружению неизвестных зоонозных вирусных угроз и прекращению будущих пандемий». Джуанна Мазет также была соуправляющей программы «UC Davis’ One Health», в рамках которой Вачараплюсади и её команда в Тайланде были наняты для проведения многолетнего исследования летучих мышей. К ним присоединился Эдвард Рубин из компании Metabiota Inc., которая через Каллахана получала денежные средства из фонда PROPHECY в DARPA, в частности для контракта DTRA в размере 18,4 млн. долларов на научные исследования и консультационную работу в Украине и в центре Лугара в Грузии. Компания Metabiota Inc. обвинялась в 2014 году в нарушении контракта с VHFC (Viral Hemorrhagic Fever Consortium) и участии в опасной работе в Африке в сфере посевов крови, а также в установлении неверных диагнозов пациентам.

Уильям Кареш (William Karesh), исполнительный вице-президент компании EcoHealth Alliance Inc., непосредственно связан с самой верхушкой истеблишмента США в сфере биозащиты. А именно: он изначально является членом группы «Blue Ribbon Study Panel on Biodefense», входящую в структуру ASPR Роберта Кадлеца, также связан с Тэви Тройем (Tevi Troy) — старшим научным сотрудником Института Гудзона, а также с Джоном Александром (Jonah Alexander) и Скутером Либби (Scooter Libby), чьи ключевые роли были подробно описаны в серии статей-расследований «Engineering Contagion». На страницах веб-сайта Уханьского института вирусологии компания EcoHealth Alliance Inc. указана в качестве партнёра. А на страницах этого же сайта, но которые находятся в архиве, в стенографии выступления Яни Ван, профессора и заместителя генерального директора Уханьского института вирусологии, во время визита официальной делегации США в 2018 году, сказано, что компания EcoHealth Alliance Inc. является нашим «стратегическим партнёром».

Отношения между Уханьским институтом вирусологии и истеблишментом США в сфере биозащиты были продвинуты благодаря Дэвиду Францу (David R. Franz), политическому советнику из компании EcoHealth Alliance Inc., который ранее заведовал лабораторией биологического оружия в USAMRIID (Военно-медицинском научно-исследовательском институте инфекционных заболеваний армии США), который находится в Форт-Детрике. Дэвид Франц был главным инспектором во время трёх инспекционных поездок специальной комиссии ООН по вопросам биологического оружия в Ирак, в которых участвовал молодой Роберт Кадлец. В настоящее время Дэвид Франц является консультантом Роберта Кадлеца, который является членом национального научного консультативного совета HHS (Департамента здравоохранения и социального обеспечения) по вопросам биобезопасности.

Примечательно, что Дэвид Франц также был членом первых «американо-британских» групп, которые в начале 90-х годов посетили объекты по секретной разработке биологического оружия бывшего Советского Союза. Это привело к созданию ISCT (Международного общества клеточной терапии) и впоследствии программы BII, в которой Майкл Каллахан работал клиническим директором по нескольким видам биологического оружия до того, как был приглашён в DARPA в 2005 году.

Во время визита в Уханьский институт вирусологии в 2017 году в рамках «второго китайско-американского семинара по проблемам возникающих инфекций, лабораторной безопасности и глобальной безопасности здравоохранения» Дэвид Франц изложил «возможные совместные проектные идеи», которые включают проведение совместных, так называемых «настольных учений» или симуляции вспышек заболеваний (например, как учения «Тёмная зима»), выработка решений, связанных с исследованием «повышения функциональности» и «преодолением препятствий для совместного использования коллекций штаммов и транспортировки патогенов». Последний пункт мог бы сыграть решающую роль в появлении информации о очевидном происхождении вируса, который был озвучен самим Уханьским институтом вирусологии.

«Знаменитый» исследователь коронавируа летучих мышей из Уханьского института вирусологии Ши Чженли (Shi Zhengli), также известная как «Бэтменша», была не только первым учёным, связавшим новый коронавирус с летучими мышами, но и первой, кто утверждал, что вирус сбежал из Уханьского института вирусологии. Эта мысль была высказана в статье американского научно-популярного журнала Scientific American, которая была опубликована в марте. В статье говорится о том, что мысль об искусственном происхождении вируса ей пришла в голову, и она не спала несколько дней, пока не пришли результаты лабораторных анализов. Эти анализы говорили о том, что «ни одна из последовательностей не соответствовала вирусам, образцы которых её команда брала в пещерах летучих мышей». Ши Чженли была в центре урагана слухов, в том числе и о том, что она контрабандой вывезла из страны «сотни конфиденциальных документов» и искала убежища со своей семьёй во Франции. С тех пор она сама опровергает эти слухи.

Как и доктор Вачараплюсади из Тайланда, доктор Ши Чженли также работала с Питером Дэсзаком из EcoHealth Alliance Inc. над исследованиями, связанными с летучими мышами. Ещё в 2005 году Питер Дэсзак и Ши Чженли проводили исследования SARS-подобных коронавирусов у летучих мышей. Несколько исследований, которые финансировались программой PREDICT по атипичной пневмонии, SARS-подобным коронавирусам и свиному гриппу отмечены при участии как Ши Чженли, так и Питера Дэсзака. Пожалуй, наиболее примечательным из них является исследование 2015 года, которое финансировалось программой PREDICT и NIH (Национальным институтом здоровья), которое она в соавторстве озаглавила: «Кластер SARS-подобных коронавирусов, циркулирующий среди летучих мышей, указывает на потенциальное появление его у человека».


Предсказуемый исход

Пока 2012 году Каллахан бродил по Африке в рамках программы наблюдения за заболеваниями в MGH (Массачусетской Больницы общего профиля), которая финансировалась Министерством обороны США, компания United Therapeutics обратилась к нему за услугами. Он присоединился к этой компании, чьи акции торгуются на бирже, чтобы выполнить контракт от NIH (Национального Института Здоровья) на разработку противовирусных препаратов «нового поколения» на сумму 45 млн. долларов. И на данный момент занимает должность Президента Cellular Therapeutics (подразделение клеточной терапии). Верный своим словам, Каллахан не позволяет своей повседневной работе мешать выполнению любой миссии, возложенной на него федеральным правительством.

В марте 2020 года Каллахан находился на борту катера американской береговой охраны «Pike», направляясь на круизный лайнер Grand Princess близ побережья Калифорнии, чтобы выявить больных из 3500 пассажиров. Через несколько дней ВОЗ объявила коронавирус глобальной пандемией и подтолкнула к новым нормам, где карантины, маски и антисептики будут поданы как неоспоримая реальность.

Днями ранее директор NIAID (Национального института аллергии и информационных заболеваний) Энтони Фаучи в одном из первых своих появлений на ТВ выступил на еженедельной американской новостной и утренней программе по связям с общественностью «Лицо нации» на канале CBS и среди прочего объявил о введении 14-ти дневного карантина для всех американцев по мере того, как новости об инфицированных гражданах США на борту круизного лайнера обходили все основные медиавыпуски. Государственный департамент выдаст 8-го марта напутственное предупреждение, особенно для пассажиров круизных лайнеров, буквально за три дня до официального объявления ВОЗ пандемии.

Участник всех катастроф Каллахан начал ковать железо, пока горячо ещё в феврале, использовав по полной свою, основанную в 80-х, Rescue Medicine (Спасательную Медицину), чтобы помочь японским и американским органам здравоохранения позаботиться о больных на борту круизного лайнера Diamond Princess, который был задержан в японском порту Йокогама недалеко от Токио. «Это не могло не появиться впервые на круизном лайнере, — заявил Каллахан газете Miami Herald, – круизные лайнеры – это первые ласточки вспышки болезни, которая раскрылась в полном масштабе».

Доктор Супапорн.Доктор Супапорн.

Но, похоже, доктору Каллахану не нужны были круизные лайнеры, чтобы предупредить его о природе или масштабе проблемы. Уже к 4 января 2020 года, за четыре дня до того, как его уважаемый коллега в Таиланде, доктор Вачараплюсади обработала геномные данные и получила «частичную» последовательность, а полное совпадение было определено после того, как Китай и Уханьский институт вирусологии опубликовали свои последовательности, Каллахан позвонил своему старому другу доктору Мэлоуну в Нью-Йорке и сообщил о новой болезни, появившейся из Уханя.

В марте Роберт Кадлец от имени ASPR написал исполнительному вице-президенту по исследованиям некоммерческой интегрированной сети здравоохранения «Northwell», побуждая его составить предложение о контракте и бюджет для «испытания Pepcid» совместно Каллаханом. Ответное предложение было примерно на 20,75 миллиона долларов меньше того, что явно хотел доктор Мэлоун, чья корпорация Alchem Laboratories Corporation должна была получить фактический контракт.

«Мы вмешались, чтобы сделать это от имени некоммерческой сети здравоохранения Northwell, которая ничего не знает о федеральных контрактах», — сказал Мэлоун в интервью агентству информации и новостей «Ассошиээйтед Пресс». Но, похоже, что мозговой штурм Каллахана по поводу «Пепсида» встревожил некоторых сотрудников HHS (Департамента здравоохранения и социального обеспечения). Бывший директор BARDA Рик Брайт в своей жалобе от 5 марта назвал фиаско «Пепсида» ярким примером того, как Роберт Кадлец «взывал к нарушению федерального закона о закупках».

На данный момент испытания «Пепсида» приостановлены, поскольку Мэлоун и Каллахан выясняют, кому принадлежит «идея». Между тем Роберт Кадлец остается в ASPR и, насколько нам известно, Майкл Каллахан по-прежнему консультирует его по вопросам, связанным с COVID-19.

Рауль Диего, Unlimited Hangout

Записал:

SALIK

Санкт-Петербург
info
+48
Я не автоматический, тематический информационный агрегатор! Материалы Salik.biz содержат мнение исключительно их авторов и не отражают позицию редакции. Первоисточник статьи указан в самом начале.

Поделиться в социальных сетях:


Оцените:
+3
217
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

   Подписывайтесь на нашу страничку в Twetter:   Подписаться