Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука, философия»

Мы не автоматический, тематический информационный агрегатор

Статей за 48 часов: 50


Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

«Золотой век» египетских пирамид сквозь призму аграрной экономики
Среднее время прочтения:

Источник:
Автор:
АДАМИДОВ ДМИТРИЙ
«Золотой век» египетских пирамид сквозь призму аграрной экономики

Необходимо признать, что данная работа носит нарочито провокативный характер, и, если по её прочтении вам захочется немного побить автора, или как минимум сказать ему пару «ласковых» слов, это вполне нормально. Но неправильно будет думать, что скандал затевается ради скандала. Используя популярную тему «альтернативной истории», я ставил для себя задачу сформировать эффективный междисциплинарный метод исследования, позволяющий проверять исторические гипотезы с помощью экономического инструментария.

История и экономика на сегодняшний день относятся друг к другу вроде бы уважительно, но, на мой взгляд, недостаточно эффективно между собой взаимодействуют. Отчасти это объяснимо – методы исследования слишком разные, кроме того, по большинству исторических периодов количественные исследования просто невозможно проводить (неоткуда взять исходные данные), следовательно, нельзя построить хоть сколько-нибудь репрезентативные экономические модели.

- Salik.biz

Но это вовсе не значит, что нельзя использовать качественные (логические) модели. Собственно, опыт такого моделирования ниже и представлен.

Задача формулируется очень просто. Если на вопрос «кто построил египетские пирамиды» нельзя получить однозначный ответ, то нужно хотя бы понять, кто точно не мог их построить ни при каких обстоятельствах.


Попробуем разобраться в этом, не прибегая к запрещенным приемам, вроде «обсидиановых катушек» или саркофагов из черного гранита. Исключительно официальная египтология плюс экономический образ мышления.


Что мы знаем об экономике Древнего Египта?

  1. Она, как и в других древних обществах, была аграрной, то есть основной прибавочный продукт создавался в сельском хозяйстве и благосостояние населения определялось производительностью с/х производства (в конечном итоге урожайностью).
  2. Земли, пригодные для сельского хозяйственного производства, были ограничены и сосредоточены возле Нила. Это, с одной стороны, с определенного момента ограничивало экстенсивное развитие экономики, а с другой – делало бессмысленным широкое применение рабского труда – большое количество рабов было просто нечем занять.
  3. Особенности системы ирригации обуславливали высокую степень централизации управления и экономикой, и государством. Земля принадлежала фараону, который жаловал их чиновникам, военачальникам, жрецам. Распределение урожая тоже осуществлялось централизовано: сегодня среди египтологов господствует точка зрения, что крестьяне полностью сдавали собранный урожай государству, а затем получали долю на личное потребление. Государственные чиновники при этом были ответственны за развитие и содержание ирригационной системы и вообще всей инженерной и транспортной инфраструктуры.
  4. Прочие сектора экономики также имели свою ярко выраженную специфику:
    • любые металлы в Египте долгое время были в дефиците: можно сказать, что Раннее и большую часть Древнего царства египтяне жили даже не в бронзовом, а вмеднокаменном веке;
    • при этом, успехи египтян в таких областях как строительство, изобразительном искусстве, математике и мореплавании были несомненны.
  5. Перечисленные выше особенности привели к тому, что экономика Древнего Египта имела ряд существенных отличий от других древних обществ. В частности, в первые 500-700 лет существования единого государства:
    • рабский труд не играл в ней сколько-нибудь важной роли;
    • экономика не была милитаризованной: по этому показателю она точно уступала не только Ассирии или Римской империи, но даже Вавилоне;
    • роль государства, тем не менее, в ней была беспрецедентно высока для древнего мира – по модели организации управления Древний Египет можно сравнить с СССР и Японией;
    • денежное обращение и финансово-кредитная система в Древнем Египте в современном понимании первое время фактически отсутствовали и стали развиваться только ближе к Новому царству. Хотя, безусловно, товарно-денежные отношения были, и международная торговля велась достаточно активно с самых первых шагов возникновения государства.


Рекламное видео:


Теперь о том, чего мы не знаем об экономике Древнего Египта

1. Мы даже приблизительно не знаем численность населения Древнего Египта.

Сегодня популярной является гипотеза, предполагающая постепенный рост населения с 1 млн. человек в 3000 году, но н.э. до 4 млн. к моменту римского завоевания.

Таким образом, в эпоху строительства пирамид численность населения Древнего Египта составляла от 1до 1,5 млн. человек. Существуют и более скромные оценки численности населения в интересующий нас период: от 0,5 до 1 млн. человек.

Среднегодовой темп прироста населения, таким образом в период с 3000 до 2500 года до н.э. составлял от0,08% до 0,14%, а в период с 2500 по 2000 г. до н.э. еще более замедлился.

2. Мы не знаем точного размера обрабатываемых земель и их урожайности.

Сводной статистики по сбору урожая не сохранилось, а более или менее достоверно высчитать её косвенными методами не представляется возможным.

Ввиду изложенных обстоятельств построить количественную экономическую модель экономики Древнего Египта весьма затруднительно. Но в случае с Древним Египтом существует способ обойти данное препятствие и получить интересующие нас оценки. Ниже приведена принципиальная схема движения товарно-материальных потоков в экономике Древнего Египта. Посмотрим на неё повнимательнее.

Рисунок 2. Общая схема движения товарно-материальных потоков (Раннее и Древнее царства).Рисунок 2. Общая схема движения товарно-материальных потоков (Раннее и Древнее царства).

Если аграрный сектор характеризуется стабильной производительностью труда (постоянного технического прогресса как в индустриальную эпоху, напоминаю, нет) и более или менее постоянной численностью занятых в нем трудовых ресурсов (о значительном притоке рабов до эпохи Среднего царства мы свидетельств не имеем), то следовательно и объем товарных излишков будет примерно сопоставим. Он, конечно, будет меняться ввиду урожая/неурожая, падежа тяглового скота, порчи урожая саранчой и пр., но на длительных временных горизонтах (40-50 лет) эти отклонения будут усредняться и сводные данные будут иметь общий разброс не более 10-20% относительно господствующего тренда. Таким образом, можно сказать, что товарные излишки в период Раннего и Древнего царств росли примерно также, как и численность населения (то есть очень медленно) и на горизонте в 40-50 лет могли оставаться практически на одном и том же уровне.


Стабильность «кормовой базы» неизбежно обуславливает стабильность социальной структуры общества: администраторы, жрецы и военные при случае не преминули бы размножиться количественно и расширить свою власть, но для этого не было подходящих условий. В Раннем и Древнем царстве перед государством не стоит серьезных военно-политических задач: нет постоянной территориальной экспансии, нет сильного внешнего врага, от которого надо защищаться и строить многокилометровые оборонительные сооружения. Об армии Древнего Египта всерьез можно говорить в период Нового царства – до того, это скорее ополчение и военизированная охрана. Таким образом, масштабных инвестиций в военную экономику по всей видимости в рассматриваемый период не было.

Инвестиции же в инфраструктуру, безусловно были, прежде всего в системы ирригации, рудники, каменоломни, дороги и морские порты. Но судя по дошедшей до нас информации, они осуществлялись в форме регулярных трудовых повинностей крестьян и ремесленников. На создание действительно крупных объектов (сравнимых, например по масштабам с древнеримским стройками – портом в Остии эпохи Траяна) письменные источники не указывают. Да и городское строительство по масштабам довольно скромное. Численность населения столицы Древнего царства Мемфис, по всей вероятности, не поднималась выше 30 тыс. человек, причем это случилось уже в более поздние времена. Иными словами, основным направлением инвестиций в рассматриваемую эпоху было строительство общественных зданий, прежде всего – пирамид.

Мы, разумеется, не знаем сметы расходов на создание пирамид и связанных с ними сооружений. Мы точно не знаем сколько народу было занято на строительстве.

Однако, мы знаем размеры пирамид, и соответственно можем оценить масштабы строительства и их динамику. Давайте сделаем это.

Но прежде, чем начать считать пирамиды, давайте посчитаем династии. Вернее сказать, датировку их правления. Тут есть сложности, потому что единого мнения среди специалистов не существует, в первую очередь, по Древнему царству:

  • поЭ. Бикерману, начало III-ей династии датируется 2778 г. до н.э. а завершение VI-ой – 2263 г. до н.э.
  • по Ю. фон Бекерату начало III-ей династии датируется 2707 г. до н.э. а завершение VI-ой – 2166 г. до н.э., то есть на 100 лет позже, чем по Бикерману
  • Э. Хорнунг, Р. Краусс и Д. Уорбертон, еще более сдвигают сроки и укорачивают общую продолжительность правления фараонов: начало III-ей династии датируется 2592 г. до н.э. а завершение VI-ой – 2150 г. до н.э.

По отдельным династиям картина получается следующая Таблица 1:

Теперь перейдем к пирамидам. На территории Египта к 2017 году было найдено 124 пирамиды, 61 из которых, относятся к III-VI династии, а остальные – к более поздним эпохам вплоть до начала Нового царства. Я взял на себя труд оценить (разумеется, очень приблизительно) строительные объемы каждой из 61 пирамиды Древнего царства, и у меня получились следующие сводные показатели.

Таблица 2.

Более подробно исходные данные см. в Приложении.

Разумеется, это не вполне точные цифры: по некоторым пирамидам у нас нет точных объемов, о некоторых мы даже не знаем были ли они достроены или нет. Кроме того, мы практически ничего не знаем о ремонтах – проводились ли они, если да, то с какой периодичностью и насколько были масштабными и т.д. Но пока нас интересует общая картина, что называется «в крупную клетку».

Первое, что бросается в глаза – огромный рост объемов строительства в эпоху IV династии, и по общим и по среднегодовым параметрам существенно превосходящий все остальные периоды. Этому нетрудно найти объяснение: шесть из семи «великих» пирамид были построены именно в этот период.

Справка:

Всего семь пирамид из-за своих размеров и конструктивных особенностей получили название великие: это пирамида Джосера, относящаяся к третьей династии и шесть пирамид четвертой династии: Хеопса, Хефрена, Микерина и три пирамиды, приписываемые Снорфу (пирамида в Медуме, «розовая» и «ломаная» пирамиды).

Строительный объем «великих пирамид» может быть ценен не менее 8,7 млн. куб. м., что составляет ~ 74,5% от общего строительного объема всех известных на сегодня пирамид, относимых к древнему царству. Строительный объем пирамиды Хеопса и прилегающего комплекса составляет около 2,7 млн. куб. м., пирамиды Хефрена – 2,2 млн. куб. м., «розовой» пирамиды – 1,7 млн. куб. м., «Ломаной» пирамиды – 1,2 млн. куб. м.

Для сравнения, строительный объем римского Колизея можно очень приблизительно оценить в 400-450 тыс. куб. м., форума Траяна – в 170-180 тыс. куб. м., Афинский Парфенон «потянет» только на 30-32 тыс. куб. м.

Если для историка данные таблицы 2 представляют собой всего-навсего примечательный факт, но для экономиста – это серьезный повод задуматься. Ибо такое распределение объемов строительства совершенно не согласуется с той моделью древнеегипетской экономики, которую мы выше общими усилиями описали.

В самом деле, если предположить, что динамика объемов строительства находится в тесной корреляции с объемами товарных излишков (потому что это единственный способ обеспечить ресурсами строку), то столь резкое увеличение объемов в период IV династии может иметь только три разумных объяснения, позволяющие оставаться в рамках официальной концепции строительства пирамид:

  • В период IV династии урожайность земель долины Нила была по крайней мере в 4- 5 раз выше, чем предшествующий и последующие периоды. Это могло бы объяснить рост населения, высвобождение рабочих рук и повышенные объемы строительства.
  • В период IV династии количество рабочей силы, не занятой в сельском хозяйстве было существенно выше, чем во времена третьей и пятой династий. Иноземные рабы это были или местное население – уже вопрос второй.
  • В период третьей, пятой и шестой династий кроме пирамид активно строились иные объекты (или же ремонтировались уже построенные) и потому объемы строительства новых пирамид были существенно ниже.

Начнем с урожайности. Как уже отмечалось, мы не имеем точных данных ни в письменных источниках, ни от метеорологов и климатологов, но этот факт сам по себе позволяет предположить, что никаких действительно серьезных колебаний в отношении урожайности в период IV династии не было. Иначе это было бы наверняка отмечено как минимум однажды: в момент падения этой самой урожайности. Такие вещи обязательно фиксируются в хрониках, потому что для аграрного общества крайне важны. Да и с точки зрения здравого смысла довольно трудно представить себе, что одна и та же земля вдруг ни с того ни с сего начала плодоносить в несколько раз больше, если, конечно, речь не идет о начале применения минеральных удобрений. Так что по поводу гипотезы внезапного роста, а потом столь же внезапного снижения урожайности, ответ будет, скорее всего, «нет».



Перейдем к трудовым ресурсам. Рабы, захваченные в завоевательных походах, вполне могли бы быть направлены на строительство пирамид. Более того, это одна из «естественных» ниш и древнего и современного рабства. И кстати говоря, это первое что пришло в голову Геродоту, когда он много позднее посетил Египет и увидел пирамиды. Но мы не знаем крупных завоевательных походов того времени. Письменные источники говорят в основном о вооружённых экспедициях за дефицитными товарами, но это никак не тянет на масштабные военные операции. Кроме того, нет свидетельств о большом количестве рабов, которые бы неизбежно были заняты не только на строительстве пирамид, но и во всех отраслях хозяйства. А кроме того, активный приток рабов неизбежно вызвал бы к жизни активное денежное обращение и появление монеты — это происходит во всех древних обществах с развитием работорговли, потому что прямой натуральный обмен в этом случае чрезмерно усложняется. Таким образом, с рабами ответ тоже будет отрицательный. А дополнительные трудовые ресурсы из числа местного населения появиться могли только в случае повышения производительности сельскохозяйственного производства, что нас неизбежно возвращает к ответу на первый вопрос. Итого, снова приходится говорить «нет».

И наконец объяснение номер три: египтяне строили не только пирамиды и преимущественно вовсе даже не пирамиды. Это возможно и вполне логично. Но тут опять смущают объемы. Если предположить, что для Древнего Египта нормальным было осваивать объемы строительства от 50 до 80 тыс. куб м. в год, то в период пятой и шестой династии, даже с учетом необходимости регулярного ремонта уже построенных ранее объектов, мы должны были бы наблюдать археологические памятники сопоставимые по масштабам с Фивами Нового царства. То есть еще парочку таких же крупных городов построить было вполне можно. Или прорыть канал на месте Суэцкого. Или совершить еще какие-то деяние из разряда «чудес света». Совершенно ясно, что такие археологические памятники сложно было бы не найти. Более того, если мы рассмотрим не средние значения, а объёмы строительства конкретных объектов в период IV династии, то окажется, что они впечатляют даже по нынешним меркам. Например:


  • пирамида Хеопса общим строительным объемом 2,7 млн. куб. м. была построена примерно за 20 лет. Это означает что в год должен был осваиваться объем 135 тыс. куб. м.
  • три пирамиды Снорфу («ломаная», «розовая» и пирамида в Мейдуме) общим объемом с 3,5-3,7 млн. куб. м. построили за 24-25 лет. Что дает нам ещё большие среднегодовые объем строительства – примерно 140-145 тыс. куб. м.

Это, на минуточку, примерно вдвое больше, чем при строительстве Колизея, который по праву считается чудом римской архитектуры. Каковы же тогда были потенциальные возможности Древнего Египта? И, самое главное, где все те здания и сооружения периода пятой и шестой династий, которые должны были б неизбежно появиться в больших количествах, если бы темпы взятые в период IV династии сохранялись? Их не нашли, а, возможно, их просто нет.

Иными словами, мы никак не можем рационально объяснить подобную динамику объемов строительства пирамид. Она просто не вписываются в «окно возможностей» агарной экономики Древнего Египта, а, кроме того, внутренне противоречива. Чтобы согласиться с версией о том, что все великие пирамиды были построены в те сроки, которые указывает нам современная египтология, необходимо предположить, что в период IV династии имел место резкий рост производительности труда (в сельском хозяйстве, строительстве, а вернее всего и там и там), а затем с началом V династии он также резко закончился и ситуация откатилась на исходные рубежи.

Справедливости ради, такое в истории случается. Например, нечто подобное имело место и в Римской империи, и в Древней Руси, но ключевое отличие в том, что эти события как правило являются следствием каких-то социальных бедствий: гражданской войны, вторжения внешнего врага и т.п. В случае с Древним царством, распад государства (т.н. «первый переходный период») тоже имел место, но произошел он почти через 300 лет после того, как закончился «золотой век» пирамидостроения. А три века V и VI династий были вполне благополучными, но вся экономическая мощь, характерная для четвертой династии при этом куда-то подевалась. Хотя и ресурсная база, и внешние условия вроде бы остались теми же самыми.

Указанное обстоятельство позволяет мне выдвинуть гипотезу о том, что «великие пирамиды» не могли быть построены в период III – IV династий, а следовательно датировка их ошибочна. Кроме изложенных выше макроэкономических соображений существует также ряд чисто отраслевых аргументов, связанных с организацией и экономикой строительства.

Кратко коснемся их:

1. Компетенции

Строительство любых сооружений отражает уровень развития не только самих по себе технологий, но производительных сил общества в целом. Для постройки действительно масштабных сооружений нужны:

  • подготовленные трудовые ресурсы, умение проектировать объекты (пусть и не в современном понимании, но все же – рассчитывать нагрузки, готовить чертежи и пр.)
  • высокое качество управления строительством: мобилизация рабочих, их перемещение, надзор за выполнением работ, эффективная кооперация многих подрядчиков и поставщиков;
  • развитое производство стройматериалов
  • развитая логистика, а значит и транспортная система и т.д.

Иными словами, капитал, который по Марксу есть «овеществленный труд» и который нарабатывается только постоянной практикой. Первое время люди строят в основном очень простые здания из непрочных материалов (как иногда шутят архитекторы: дендрофекальный период), и только по прошествии нескольких столетий или даже тысячелетий цивилизации удается создать что-то действительно масштабное, что после входит в золотой фонд мировой архитектуры. Подтверждения данному тезису легко найти в истории:

  • Древний Китай. Первые государственные образования датируются 2850 г. до н.э. а первые крупные памятники (Великий канал) начали строиться не ранее 600 г. до н.э. То есть потребовалось более 2200 лет;
  • Месопотамия. Первые крупные государства в Междуречье возникают с 2750 г. до н.э. а первый пик могущества и соответственно строительства крупных сооружений приходится на царствование Хаммурапи и Самсу-Дитана: 1793-1750 гг. до н.э. То есть, путь до пика строительной активности занял около 1000 лет;
  • Древний Рим. Если объединить собственно Римскую республику с этрусским периодом, то начала первых государств в Италии можно отнести к 1000 г. до н.э. «золотой век» римской архитектуры пришёлся на Августа (43 г. до н.э.) и закончился Адрианом (160 г.). То есть весь путь занял по меньшей мере 950 лет;

Таким образом, древнему обществу нужно не менее 1000 лет, чтобы быть готовым к постройке серьезных сооружений «которых боится время». Официальная же египетская хронология сообщает нам, что первые государства в дельте Нила появляются во время Второго додинастического периода (3300-3100 гг. до н.э.), а первая «великая пирамида» Джосера появляется уже к 2650 до. н.э., то есть через 450-650 лет. Это само по себе не является чем-то принципиально невозможным, но, исходя из общей логики развития древних цивилизаций более логично было бы ожидать, начала эпохи великих пирамид примерно в 2100-м году, а она уже к тому времени 400 лет как закончилась.

2. Скорость возведения объектов и качество строительства

Существует расчет по пирамиде Хеопса, согласно которого один 2,5-тонный блок должен был устанавливаться за две минуты, что является недостижимым и при современных технологиях. Это в любом случае требует высочайшей квалификации исполнителей и идеальной организации работ. Что как известно на стройке недостижимо никогда, тем более на протяжении 20 лет. Но даже если предположить, что всё так и было в реальности, это неизбежно возвращает нас к первому вопросу: как и где были накоплены данные компетенции, и куда они впоследствии подевались?

То же самое можно сказать о качестве строительства. Мы справедливо восхищаемся архитектурными и инженерными решениями, которые наблюдаем в большинстве «великих пирамид» (за исключением, пожалуй, пирамиды Джосера), поражаемся их сейсмоустойчивости и т.д. и т.п. Вместе с тем, очевидно, что большинство более мелких объектов, входивших в погребальные комплексы, сохранились плохо или не сохранились вовсе. Особенно ярко виден данный контраст на примере пирамид-спутниц (пирамид цариц) в комплексах Хеопса и Микерина: они построены из тех же материалов и в то же время что и великие пирамиды, но при этом сохранились гораздо хуже, если вообще сохранились. Ситуация, когда в рамках одного строительного проекта существует столь резкое различие в качестве вызывает как минимум удивление, а как максимум позволяет предположить, что строились эти объекты в разное время и строителями разной квалификации.

Наконец, с высоким качеством строительства пирамид есть ещё одна проблема: оно резко появляется начиная с пирамиды в Медуме, и столь же резко исчезает после завершения пирамиды Микерина. Переходных форм как постепенного роста мастерства строителей, так и его упадка мы не наблюдаем. И далее, начиная с V династии и вплоть до последних пирамид качество строительства практически не меняется. Это тоже ситуация весьма нетипичная, хотя теоретически возможная.

3. Логистика и снабжение

Доставка материалов к месту строительства – один из наиболее популярных дискуссионных вопросов, связанных с пирамидами. Египтологи любезно предоставляют нам массу письменных и археологических источников, свидетельствующих об успешном решении разовых и второстепенных задач (заготовка облицовочных материалов, снабжение “деревни строителей” и пр.), но не проясняющих главный вопрос: каким образом доставлялись на место строительства наиболее крупные блоки весом от 15 до 200 тонн.

И главное – зачем было так усложнять работы, существенно повышая их трудоемкость и стоимость. Если в отношении перевозки скульптур и прочих сложных элементов можно согласиться с тем, что есть смысл транспортировать их в готовом виде как негабаритный груз, то в отношении обычных стройматериалов гораздо проще и логичнее во-первых, не делать их слишком тяжелыми, а во вторых, делать их более или менее стандартными. И то, и другое мы, кстати, наблюдаем во всех египетских пирамидах, кроме «великих» пирамид IV династии.

4. Производственный травматизм и смертность на стройке

Данная тема обычно ускользает от внимания публики, но она крайне важна и показательна. Дело в том, что вплоть до начала 1950-х годов любая крупная стройка представляла собой одновременно и крупное кладбище. Ибо смертность в условиях низкой механизации труда была очень высока. Некоторые примеры:

  • Суэцкий канал. Строился в период с 1858 по 1869 годы. На строительстве погибло около 120 тыс. человек при общем количестве занятых за весь период проведения работ до полутора миллионов человек.
  • Панамский канал. Строился в период с 1882 по 1914 год. На строительстве погибло около 20 тыс. человек, при общей численности одновременно занятых на строительстве около 20-25 тысяч человек
  • Беломорканал. Строился в период с 1931 по 1933 год. На строительстве погибло по официальным данным 12 тысяч человек, при общей численности одновременно занятых на строительстве до 90 тысяч человек. Неофициальные источники дают большую цифру погибших – до 30 тысяч человек;

Аналогично обстояло дело и с железными дорогами и вообще любыми инфраструктурными объектами. На строительстве Тайско-Бирманской железной дороги погибло 106 тыс. человек, Николаевской (ныне Октябрьской железной дороги) – около 60 тысяч человек, а количество смертей при строительстве Трансконтинентальной железной дороге в США точно не известно, как и в случае Великой Китайской стены, которую поэтично называют «крупнейшим кладбищем в мире». Но если все же обратиться к прозе жизни, то на основе приведённых выше примеров «нормальную» смертность на строительстве можно оценить как 4-5% в год от общего количества занятых. Сегодня она, к слову, составляет 0,2-0,3%, то есть в 15 раз меньше.

Таким образом, если опираться на оценки занятых на строительстве пирамид, данные Максимом Лебедевым (4 тыс. человек постоянный персонал и около 20 тыс. временный, сессионный), за 20 лет строительства той же пирамиды Хеопса смертность среди строителей должна была бы составить не менее 3-х тысяч человек, а скорее всего – около 10-12 тысяч.

Но на плато Гизы археологи до сегодняшнего дня нашли лишьдва некрополя на 600 могил рабочих, 30 могил прорабов и руководителей стройки. В случае, если больше ничего найти не удастся, то придётся признать, что среднегодовая смертность на строительстве пирамид была близка к современным значениям: 0,3-0,7%. А это, в свою очередь, означает либо то, что (1) работы на пирамидах производились с использованием механизмов, подобных современным, либо то, что (2) опасных для жизни работ на данных объектах просто не проводилось. То есть никто миллионы тяжелых блоков не таскал, а строители делали ремонт объектов.

Итого, с высокой вероятностью можно утверждать, что:

  • существующая датировка по крайней мере шести из семи «великих пирамид» (за исключением пирамиды Джосера) неверна и требует уточнения;
  • пирамиды Хеопса, Хефрена, Микерина, а также три пирамиды приписываемые Снорфу (пирамида в Мейдуме, «розовая» и «ломаная») не были построены в период IV династии. На это указывает прежде всего (1) оценка объема производственных ресурсов необходимого для их создания, которыми древнеегипетское государство не располагало,(2) высокое качество строительства, требовавшее высоких компетенций и значительного объёма научных и практических знаний, процесс формирования которого не прослеживается на имеющемся историческом материале;
  • рассматриваемые пирамиды, безусловно, уже существовали к моменту образования древнеегипетского государства и в период IV династии осуществился их ремонт (облицовка, восстановление кладки и пр.). При этом «пирамиды цариц» и иные объекты, входившие в погребальные комплексы, действительно создавались при египетских фараонах. Таким образом, это была своего рода «реновация»: изначально существовавшие объекты подновлялись и приспосабливались для целей и задач древнеегипетского государства.

Данное предположение объясняет большинство логических нестыковок и несуразностей в «деле о пирамидах». Например, отсутствие тел в «великих пирамидах» при наличии погребений в пирамидах-спутниках, разницу в качестве строительства, вопросы логистики, сравнительно небольшая смертность на стройплощадке и т.п.

Кроме того, становится возможным объяснить очевидные несуразности в источниках, например, отсутствие упоминаний о строительстве медумской, «розовой» и «ломаной» пирамид в источниках эпохи правления Снорфу.

Кстати говоря, такая гипотеза снимает и главное «ресурсное» противоречие. Ниже в таблице приведена оценка объемов строительства пирамид исходя из предположения что:

  • пирамида Джосера была построена на «старом» мегалитическом основании и фактический строительный объем в период составлял ~ 2/3 от общего объема (то есть 220, а не 330 тыс. куб. м.)
  • остальные шесть «великих пирамид» в период IV династии подверглись ремонту/реновации. Объем ремонтных работ составлял не более 15% их первоначального строительного объема (замен облицовки, благоустройство территории и пр.)

Таблица 3. Объемы нового строительства с учетом гипотезы ремонта «великих пирамид»

Несмотря на очевидную приблизительность и даже умозрительность подобных оценок, они тем не менее, позволяют вернуть ситуацию в рациональное русло.

Как может выглядеть общая концепция развития строительства общественных зданий в период Древнего царства?

Начиная с III династии египетские фараоны начинают активное строительство как новых пирамид, так и реновацию существующих мегалитических построек, имея целью, с одной стороны обеспечение занятости населения, а с другой – использование древних объектов для упрочения авторитета власти и увеличения символического капитала.

К концу IV династии все имевшиеся мегалитические постройки были включены в храмовые комплексы, к ним были пристроены «пирамиды-спутники», святилища и прочие объекты культовой и паломнической инфраструктуры. Поэтому к началу V династии объемы строительства новых пирамид стали естественным образом снижаться, ибо, с одной стороны, уже все более или менее привлекательные объекты были освоены, а с другой – в свою очередь потребовался капитальный ремонт уже построенных в период III и IV династий объектов. Если предположить, что такой ремонт составлял не менее 30% от первоначальных объёмов строительства, то у нас получится следующая картина (см. таблицу 4)

Таблица 4.

Нельзя сказать, что она полностью сбалансирована (пик в период IV династии сохраняется), но в целом от необъяснимых перепадов мы избавляемся, что очень хорошо видно при взгляде на среднегодовые объемы (Таблица 5)

Таблица 5.


ПОДВЕДЕМ ИТОГИ

  1. Гипотеза о том, что фараоны IV династии не строили, а ремонтировали «великие пирамиды» является единственной, выдерживающей проверку ресурсными ограничениями, которые обусловлены базовыми принципами аграрной экономики.
  2. Строительство «великих пирамид», что называется «с нуля» в сроки, указываемые сегодня официальной египтологией, было бы с экономической точки зрения просто невозможно.
  3. Это в свою очередь означает, что датировка «великих пирамид» неверна и требует пересмотра.
Записал:

SALIK

Санкт-Петербург
info
+48
Я не автоматический, тематический информационный агрегатор! Материалы Salik.biz содержат мнение исключительно их авторов и не отражают позицию редакции. Первоисточник статьи указан в самом начале.

Поделиться в социальных сетях:


Оцените:
+3
156
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

   Подписывайтесь на наш канал в Яндекс Дзен:   Подписаться