Мы в социальных сетях:
Круглосуточное вещание!

Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука»

Мы не автоматический, тематический новостной агрегатор

Вечный двигатель Иоганна Орфиреуса

Вечный двигатель Иоганна Орфиреуса

Золотое время поисков вечного двига­теля — машины, не нуждавшейся для своей работы в подводе энергии, — приходится на XVII и начало XVIII веков. Решение казалось близ­ким, а победа — вполне доступной!

Странствующий ремесленник

Вспомним, как в «Сценах из рыцар­ских времен» Александра Сергеевича Пушкина алхимик Бертольд говорит Мартыну: «Если найду вечное движе­ние, то я не увижу границ творчеству человеческому… Видишь ли, добрый мой Мартын, делать золото — задача заманчивая, открытие, может быть, любопытное, но найти перпетуум-мо­биле — о!»

Настоящее имя Иоганна Орфиреуса, одного из наиболее удачливых изоб­ретателей вечного двигателя, — Карл Элиас Бесслер. Он родился в 1680 году и с детских лет проявлял удиви­тельную любознательность. Карл рано оставил школу и начал жизнь странс­твующего ремесленника. Чем только не приходилось ему зарабатывать на кусок хлеба! Был он и часовых дел мастером, и стеклодувом, и граве­ром, и оружейником, и астрологом, и целителем. Пытался получать и ру­котворное золото. Тщетно. Тогда все свои силы он направил на решение другой, не менее притягательной за­дачи, — изобретение вечного двига­теля! Ему казалось, однако, что имя Карл Бесслер звучит слишком уныло. И он выбрал себе новое, более звуч­ное — Иоганн Орфиреус (по-гречески «орфос» значит «высокий»).

Первый образец


На фото: Вечный двигатель в виде водяной мельницы.

Многие, писавшие об Орфиреусе, утверждали, что он всегда стремился лишь к наживе и готов был для этого пойти на любой обман. А между тем утверждать такое нет никаких основа­ний. Прежде чем строить вечный дви­гатель, Орфиреус поступил учеником к органному мастеру и освоил все тон­кости слесарного и столярного дела. Он также изучил устройство всех сущес­твовавших двигателей и изготовил и испытал боле трехсот различных меха­низмов! Наконец, он выбрал наиболее подходящий механизм и на его демонс­трацию пригласил наиболее автори­тетных ученых того времени и, в част­ности, известного физика и философа Христиана Вольфа — будущего учителя Михаила Васильевича Ломоносова. Демонстрация состоялась, однако поз­накомиться с внутренним устройством своего двигателя изобретатель никому не позволил, даже за деньги. Впрочем, ученые мужи и так высоко оценили его изобретение.

Слух о необыкновенной машине быс­тро разнесся вокруг. В честь Орфире-уса и его двигателя слагались поэмы. В одной из них говорилось о том, как трудно добывать руду и бороться с под­земными водами, заливающими рудни­ки. Но теперь все изменится — нипочем станет «тяжелый прежде труд». Бороть­ся с водой также поможет «орфирова машина».

Покровительство ландграфа Карла

Дела Орфиреуса пошли и вовсе за­мечательно, когда у него появился могущественный благодетель в лице Гессен-Кассельского ландграфа Кар­ла, слывшего покровителем наук и искусств. Орфиреус с радостью принял приглашение Его Высочества посе­литься у него и в 1716 году со своей машиной обосновался в графском за­мке Вайсенштайн. Здесь для двигателя была отведена специальная комната, куда никто не допускался без разреше­ния изобретателя.

Посмотрев машину в действии, ланд­граф был поражен: для работы она и в самом деле не требовала подвода ни­какой энергии! Немедля он выдал Ор-фиреусу скрепленное «княжеским вер­ным словом» свидетельство, в котором подтверждалось, что представленная машина «не зависит от какой-либо из­нутри заводимой спирали или каких бы то ни было колес» и может двигаться так долго, пока в ее «строении что-нибудь не убавится, не сломается, разорвется или износится». Мало того, восхищен­ный граф одарил изобретателя вечного двигателя титулом надворного советни­ка, деньгами и богатым домом.

Двигатель имел вид полого колеса диаметром около четырех метров и ши­риной тридцать пять сантиметров. Оно было изготовлено из деревянных реек и обтянуто вощеным полотном, скры­вающим внутренний механизм. Колесо вращалось на толстой оси. «Я осмот­рел эту ось, — писал известный лей­денский физик Гравезанд, — и теперь твердо убежден, что снаружи колеса решительно ничто не способствует его движению».

Сомнения

Все же ученая комиссия решила под­вергнуть двигатель Орфиреуса особым испытаниям. Колесо запустили, после чего закрыли двери комнаты, опечата­ли их печатью ландграфа и выставили охрану. Лишь спустя две недели двери были открыты, и все убедились, что колесо вращается с той же скоростью, что и в начале! Комнату снова закрыли. Теперь уже — на сорок дней. Результат оказался тем же. В третий раз машину держали надежно запертой в течение двух месяцев. Но и после столь дли­тельного срока она работала как ни в чем не бывало.

Весть об изобретении вечного дви­гателя, докатившаяся наконец и до Петербурга, очень заинтересовала Петра Первого. Как раз в то время за границей пребывал библиотекарь петербургского кабинета редкостей Иоганн Шумахер, посланный Петром для приобретения научной литературы, произведений искусства и различных «курьезов». Он также имел поручение вступить в переговоры с Орфиреусом о приобретении его« вечного колеса».

Переговоры

Объяснения изобретателя колеса, по-видимому, были убедительными. Шумахер писал в Петербург: «Это — на­стоящий перпетуум-мобиле, и никто, кроме как человек злонамеренный, отрицать это не посмеет». Но когда Орфи­реус назвал цену на свой двигатель в сто тысяч талеров, Шумахер схватился за голову!

Возвратившись в Россию, он в отчете царю выражал уже некоторые сомне­ния в работоспособности невиданной машины. Петр, намереваясь в начале 1725 года поехать в Германию, решил сам разобраться во всем, но в январе того же года неожиданно скончался.

Гипотеза профессора Сапогина

Тем временем над Орфиреусом ста­ли сгущаться тучи. Вместе с хвалеб­ными отзывами начали появляться и язвительные памфлеты. Пошли слухи о том, что вращение его колеса под­держивается с помощью веревок и тяг людьми, спрятанными в соседнем по­мещении. Люди эти — брат и служанка Орфиреуса.

Ходил по рукам и текст странной клятвы «о вечном молчании», будто бы данной хозяину колеса его служанкой Анной Розиной. Текст гласил: «Я, Анна Розина Мауэрсбергер, перед Богом всемогущим приношу эту кровную при­сягу моему господину, Иоганну Орфи-реусу. Клянусь, что от сей минуты и до самой моей смерти не расскажу и не опишу ничего из известного мне о его деяниях, искусстве и тайнах. А если я эту клятву нарушу, то пусть Бог сподо­бит душу мою смерти и пусть буду я, негодная, предана проклятию на веки вечные. Аминь!».

Орфиреусу, благодаря его красно­речию и находчивости, удалось как-то выкрутиться из этой неприятной ис­тории. Когда же умер ландграф Карл, положение Орфиреуса стало совсем неважным. Он скончался в 1745 году в возрасте 65 лет, навсегда похоронив вместе с собой тайну созданной им ма­шины.

Тридцать лет спустя Парижская ака­демия наук приняла решение прекра­тить рассмотрение проектов вечных двигателей как противоречащих зако­нам физики. Но вот несколько лет на­зад московский профессор Лев Сапо-гин высказал дерзкую мысль. Конечно, признает он, в рамках механики Нью­тона никакие вечные двигатели не­возможны. Но в квантовой (волновой) механике все меняется. Здесь имеют место другие соотношения, устраняю­щие, по мнению Сапогина, преграды на пути к вечному двигателю.

Трудно представить, что Иоганн Ор­фиреус три века назад использовал в своем изобретении квантовые явле­ния. Но ведь и внутрь его колеса нико­му так и не удалось заглянуть.

Геннадий ЧЕРНЕНКО

«Тайны ХХ века.»

Источник:

Поделиться в социальных сетях:


+4
590
Распечатать
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Читайте еще
Пишут в блогах
Интересное видео