Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука, философия»

Мы не автоматический, тематический информационный агрегатор

Статей за 48 часов: 30
18 +


Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

Утечка мозгов: наука и Гражданская война
Среднее время прочтения:

Источник:
Автор:
Константин Котельников
Утечка мозгов: наука и Гражданская война

В результате той войны Россия утратила огромную долю своего интеллектуального потенциала. Около четверти учёных уехало, сколько погибло – до сих пор неизвестно.


- Salik.biz

Научная интеллигенция, революция и война

Начало ХХ века отмечено культурным и научным подъёмом Российской империи — одно открытие и изобретение следовало за другим. Работали Павлов, Мечников, Попов, Менделеев, Тимирязев… В ведущих отраслях науки гремели имена российских учёных. Прогресс сильно замедлили революция и Гражданская война. В 1914 году в стране насчитывалось более 10 тысяч научных и научно-педагогических кадров (по разным данным, от 10,2 до 11 тыс.). Они трудились в 11 университетах, 131 специализированных институтах, Академии наук и других учреждениях. Более половины жили в Петербурге и Москве и оказались в самой гуще политических потрясений 1917 года.


Основная масса Февральскую революцию приняла с надеждами и симпатией, а кто-то и с восторгом. В научной интеллигенции насчитывалось большое количество кадетов, которые если не занимались прямо политикой (а и таких было немало), то приветствовали долгожданное освобождение России от самодержавия. Временное правительство обещало активное содействие науке и желанную демократизацию, чем обеспечило себе доверие научного сообщества. Лишь некоторые, подобно ботанику академику И. П. Бородину, ещё весной 1917 года предчувствовали крах демократии (в мае он писал: «Настроение у меня самое мрачное (…). Разрушительная проповедь Ленина и провокаторской «Правды» делает своё дело»).

Петроград, февраль 1917 г.Петроград, февраль 1917 г.

В октябре всё стало намного хуже: государство и закон потерпели крах, в России началась смута. Большая часть учёных не приняла октябрьский переворот. Университеты и институты один за другим публиковали и рассылали антибольшевистские резолюции. Вот что 20 ноября 1917 г. заявил Харьковский университет: «Новый небывалый позор готов обрушиться на нашу голову. Группа фанатиков и темных дельцов, захватив накануне Учредительного собрания власть с помощью обманутой ею вооружённой толпы, дерзая говорить от имени русского народа, ведёт нас к измене союзникам и к заключению предательского сепаратного мира». После разгона большевиками Учредительного собрания враждебность профессуры усилилась.

Массовой реакцией на опасности Гражданской войны (репрессии, голод и т. д.) стала внутренняя эмиграция — с начала 1918 года учёные в огромном количестве покидали Петербург, Москву и другие занятые Советами города и уезжали в неподконтрольные им места — Украина, Юг России, Сибирь, Крым, Приморье, Грузия, Прибалтика… Несмотря на тяжёлые бытовые условия, энтузиасты из профессуры (типа академика В. И. Вернадского) основывали новые высшие школы в провинции. Так в годы Гражданской войны появились Таврический университет (Симферополь), Иркутский, Тифлисский, Украинский (Киев), Бакинский и другие ун-ты. Учёные защищали диссертации, издавали научные работы, проводили актуальные исследования. В частности, тот же Вернадский в Крыму, желая найти средства борьбы с бушевавшим сыпным тифом, изучал химический состав вшей, для чего затребовал у армии до 300 граммов живых насекомых.


В. И. Вернадский. Его сын Георгий эмигрировал в 1920 г., стал затем известным историком в США.В. И. Вернадский. Его сын Георгий эмигрировал в 1920 г., стал затем известным историком в США.


Однако в скором времени научное движение в провинции «заглохло», и даже не столько из-за материальных трудностей (к слову, ужасных), сколько просто потому, что белые проигрывали войну, и вузовский бум закончился, точнее, большевики взяли это дело в свои руки. Тем учёным, кто категорически не мог смириться с властью Ленина, пришлось покинуть родину.


Эмиграция учёных, быт и смертность

Хотя точных данных о количестве учёных, уехавших из России в годы Гражданской войны, нет, некоторые статистические сведения позволяют дать довольно достоверную оценку. Русский научный институт в Белграде в 1931 году сделал попытку массового анкетирования эмигрантов и получил ответ от 472 русских учёных (в том числе 5 академиков) и 1140 бывших преподавателей университетов и высших школ. Таким образом, всего откликнулось 1612 человек. Очевидно, эти данные неполны: в эмиграции за десять лет часть учёных успела умереть естественной смертью, а кто-то прекратил научные занятия и уже не считал себя исследователем; кроме того, анкетирование не могло охватить всех эмигрантов, ибо проводилось на добровольной основе и не всюду, где проживали эмигранты (а они рассеялись по всему миру). Историк Э. Колчинский полагает, что эмиграция лишила Россию «не менее четверти учёного и профессорско-преподавательского корпуса», то есть более 2,5 тысяч человек. Среди них — 11 академиков. Многие работали затем в высших школах Германии, Франции, Чехословакии, Англии, США и других стран.

Участники Съезда русских учёных-эмигрантов в Белграде, 1929.Участники Съезда русских учёных-эмигрантов в Белграде, 1929.

С оценкой числа преждевременно погибших научных кадров дело обстоит сложнее, ибо и косвенных данных — дефицит. В разгар войны, жертвы которой исчисляются миллионами, никто такими подсчётами не занимался. Ясно, что криминал, голод, холод и болезни сгубили многих раньше срока — может быть, несколько сотен человек. Петроградский университет потерял немало людей в голодном 1919 г. Смертность кадрового состава по сравнению с довоенным временем выросла в 6 раз. Ректор В. Шимкевич от бессилия помочь профессорам и доцентам взывал их заботиться о себе как только возможно: «Господа! Прошу вас не умирать так поспешно. Умирая, вы получаете выгоду только для себя, а сколько проблем и трудностей оставляете другим. Вы же знаете, как сложно достать лошадей для погребальной процессии, сколько трудов надо затратить для получения гроба… Пожалуйста, обсудите этот вопрос с коллегами и попытайтесь жить долго, как только можете».

Философ С. Л. Франк, эмигрант.Философ С. Л. Франк, эмигрант.

Год спустя умер от воспаления брюшины обессиленный недоеданием А. А. Шахматов, выдающийся филолог, который не достиг ещё и пенсионного возраста. В 1918 г. убит в Ростове-на-Дону кадет, физик, профессор А. П. Колли — несчастного уничтожила толпа солдат, подростков и женщин (причиной стала политика). Директора Керченского музея древностей В. Шкорпилу в декабре того же года убил только что выпущенный из тюрьмы уголовник. Филолога В. П. Науменко убили в июле 1919 года в Киеве. В 1919-м под Харьковом с дочерью убита историк А. Я. Ефименко. Математик А. М. Ляпунов застрелился в 1918 году. Скольких ещё сверх меры погубили политика и всеобщий хаос, — вопрос, который останется без ответа.

С огромными финансовыми и трудовыми затратами советская власть восполняла утраты войны в 1920-е годы.

Записал:

SALIK

Санкт-Петербург
info
+49
Я не автоматический, тематический информационный агрегатор! Материалы Salik.biz содержат мнение исключительно их авторов и не отражают позицию редакции. Первоисточник статьи указан в самом начале.

Поделиться в социальных сетях:


Оцените:
+2
388
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

   Подписывайтесь на нашу группу в Одноклассниках:   Подписаться