Заметили ошибку в тексте?
Выделите её мышкой и
нажмите Ctrl + Enter

Альтернативный взгляд

«Альтернативная история, уфология, паранормальные явления, криптозоология, мистика, эзотерика, оккультизм, конспирология, наука, философия»

Мы не автоматический, тематический информационный агрегатор

Статей за 48 часов: 33
18 +

Очевидец: Если Вы стали очевидцем НЛО, с Вами произошёл мистический случай или Вы видели что-то необычное, то расскажите нам свою историю.
Автор / исследователь: У Вас есть интересные статьи, мысли, исследования? Публикуйте их у нас.
!!! Ждём Ваши материалы на e-mail: info@salik.biz или через форму обратной связи, а также Вы можете зарегистрироваться на сайте и размещать материалы на форуме или публиковать статьи сами (Как разместить статью).

Утилизаторы
Среднее время прочтения:

Источник:
Автор:
Тоха Ха
Утилизаторы

Сегодня ездил по некоторым вопросам в один провинциальный городок Харьковской области. Часто бываю там, и эти места мне почти родные. Удачно справившись с делами, я решил отметить это небольшими покупками и приобрести каподастр и скакалку. Всё что нужно для счастья человеку в моём возрасте. Каподастр я купил без особого труда. Слава богу, в городе ещё чудом остался один музыкальный магазинчик. А вот со скакалкой возникли проблемы. Отправился я, значит, в спорттовары (возможно, тоже единственный в городке спортивный магазин, во всяком случае, второго я не знаю). И что вы думаете? Он закрылся. Разорился. А на его месте открыли… Похоронное бюро. Теперь вместо турников и гантелей там продавались гробы. Высокие ящики всех размеров и цветов были бережно расставлены по периметру, как некогда шведские стенки. Я вопросительно застыл, окружённый траурными принадлежностями, что обступили меня со всех сторон, словно наглые гопники в тёмном переулке. Кажется, я зашёл не в свой район… От неожиданности я попятился назад.

– Опаааа! А ну стопэ!

- Salik.biz

За пышным венком поправляла ленту «от друзей» прежняя продавщица. Даже костюм у неё был прежний. Спортивный. Она узнала меня и долго безостановочно смеялась, услышав цель моего визита:

– Всё. Доскакались, – подытожила она.

И так мне эта картина, знаете, не понравилась! Так это всё символично и показательно, что прям расстроился я. В городе уже давно нет ни одного книжного, теперь закрылся спортивный, скоро, видимо, такая же участь постигнет и музыкальный. Зато ритуальных услуг – сколько хочешь! Никого не смущал тот факт, что второй подобный магазин с названием «Ангел» находился сразу через дорогу. В рекламных целях надгробия стояли прямо на улице. Мимо этого несанкционированного кладбища суетливым потоком бегали пока ещё живые горожане, которым, судя по всему, уже давно были неинтересны ни книги, ни физкультура, ни музыкальные инструменты… Куда они все вечно торопятся?

Со скорбным лицом я вышел из похоронного бюро и зашагал задумчиво вдоль оживлённой рыночной улочки. Я всё ещё не терял надежды осуществить покупку и растерянно озирался по сторонам внимательно изучая все вывески. За крестами и могильными плитами прохожих тут же с распростёртыми руками встречали киоски и магазинчики с заманчивыми названиями: «Хмельной угол», «Пиffко», «Tobacco», «Закусочная»… Даже с беглого взгляда было ясно, что клиенты здесь не переводились никогда. По другую сторону в шеренгу по одному выстроились: «Хот-доги от Гоги», ломбард «Благополучие» и секонд-хенд «Королева». И нигде и намёка не было на то, чего хотел я.


А сразу за поворотом меня поджидало ещё одно похоронное агентство «Память». А моя память невольно напомнила мне первые строчки «12 стульев»: уж не про этот ли уездный город N писали в своё время Ильф и Петров? Кажется, с тех пор так ничего и не изменилось! Из окон витрин на прохожих любопытно таращились знакомые гробы. Они напряжённо всматривались в людей по-собачьи заискивающе, трепетно, преданно. Каждый, подобно Хатико, терпеливо дожидался своего хозяина. Я остановился. Один из ящиков как-то особенно и завораживающе смотрел на меня затягивающей пустотой из приоткрытой крышки. И думал я в тот момент сквозь оголтелый городской шум несущихся авто и неприлично громкого шансона из забегаловки напротив, что, во-первых, скакалку мне здесь больше не купить. Во-вторых, когда-то время, в которое мы живём, войдёт в историю как геноцид.

Но не расстраивайтесь. Не такое уж это и грустное мероприятие, как написано на этих унылых мраморных плитах, а очень даже весёлое и захватывающее представление. Вам понравится. Вот увидите! Накрутите на максимум звук в наушниках. Что там? Элджей? Отлично! Улыбайтесь. Кивайте в такт. «Эй, биомусор, как тебе туса?!» Наслаждайтесь мюзиклом с названием «Утилизация»!

Не отводя глаз, как загипнотизированный, я всё дальше и дальше уходил взглядом в непроглядное чёрное дно ящика. Наверное, именно в этот момент у меня начался сильнейший приступ помешательства. Я отчётливо вспомнил, как это было… Как громко и задорно заиграл канкан, как свет прожекторов ударил в сторону саркофага, как крышка гроба радушно распахнулась и на ситцевой обивке мигающими лампочками вырисовалась надпись: «Вход свободен!» Откуда ни возьмись вокруг стали собираться толпы зевак.

– Что там? Что? – срывалось с любопытных уст.

– Я слышала, там сегодня выступает какой-то модный диджей.

– А мне сказали, что всем пришедшим в подарок дают бутылку пива.

– Обещали стриптиз и призы!

– Каждому ребёнку чупа-чупс и колу!

– Кино про супермена!

– Мультики!

– Гамбургеры!


– Жвачки!

– Ток-шоу!

– Компьютерные игры!

– Акции!

– Казино!

– Распродажа!

– Здесь вы найдёте всё! – послышался изнутри ласковый женский голос. О этот голос! Он был одновременно сладкий, липкий, заискивающий и в то же время с лёгкими, но отчётливыми командирскими нотками.

Толпа бросилась к входу. Мне хотелось немедленно уйти прочь, но было уже слишком поздно, я недооценил силу рекламы. Словно маленького мальчика, меня подхватил живой поток из людей, мечтавших поскорее попасть в ящик. Поток этот сделался настолько огромным, что, как я ни сопротивлялся – уже через минуту общим течением оказался внутри.

К моему удивлению, там было довольно просторно. Почему-то в тот момент мне подумалось, что здесь мог бы вместиться весь мир. Из полумрака по мере привыкания мои глаза стали замечать растущие ряды зрительских кресел. Как в кино или театре, только именные. С табличками и маленькими крестами на верхушке. Каждое было украшено пышным венком. «От друзей», «От коллег» или «От родных».

– Расслабьтесь и ни о чём не переживайте, места хватит всем! – на большом стереоэкране приветливо встречала вошедших симпатичная девушка-утилизатор, в чёрном балахоне и с неестественной модельной худобой. – Тут всё только для вас: секс, наркотики и рок-н-рол. Живи ярко – умри быстро. Жизнь слишком коротка – и нужно оторваться по максимуму. Рассаживайтесь по местам, мои дорогие, и наслаждайтесь!

– Скажите, а клоуны будут?

– А футбол?

– Какой же геноцид без клоунов и футбола?.. Эй, мужчина, а вы куда пришли?! Ай-ай-ай, посмотрите-ка на него!

В зале раздался общий смех, все обернулись на какого-то смутившегося интеллигента, резко отличавшегося внешним видом от основной публики.

– Ещё и книги в сумке, какой стыд! Вот что значит быть не в тренде! Выведите его вон! – приказала утилизатор. – Это приличное место! Здесь нужно соблюдать дресс-код. Вставьте наушники, возьмите жвачку, наденьте рваные джинсы и мини-юбки. Будьте как все. Побольше иностранных надписей на одежде, а лучше на коже. Вот так! «Никакой гигиены – для славян только табак и водка», да не толкайтесь вы так – все поместитесь…

Сначала толпа продвигалась медленно. Многие, как и я, были затащены сюда общим скопом и недовольно озирались по сторонам. Чтобы мы не смотрели в сторону выхода, утилизаторы нам, как домашним животным, стали кидать колу, пиво, чипсы, жвачку, сладости, показывали глупые фокусы и рассказывали пошлые анекдоты. Скучавшим тут же в руки совали глянцевые журналы с обнажёнными девицами. Сонные рожи довольно расползались в развратных улыбках. На экране в одном неменяющемся кадре носились супермены, бэтмены, человеки-пауки, по-прежнему громко играл канкан, невероятно реалистично взрывали, убивали, резали и насиловали.

После очередного киношного взрыва зал ярко озарился, и я вдруг увидел своё кресло. Ошибки быть не могло. Даты и фото совпадали. «Свободная касса!» – не успел я присесть, как ко мне подбежала шустрая девушка, работник утилизации. На её треугольном бейдже был изображён знак компании: заточенная коса. Словно стюардесса перед полётом, консультант торопливо затараторила заученный назубок текст:


– Уважаемый пассажир, сядьте ровно и пристегните ремни. Во время утилизации запрещается пользоваться созидательной литературой, критически мыслить, выключать телевизор и покидать кресло. Спасибо.

Меня тут же крепко привязали к сидению телевизионным кабелем, шнурами от компьютера, от зарядного устройства и много чем ещё.

– Итак, начнём, – сказала утилизатор. – Как предпочитаете умереть?

– Не знаю, я в первый раз… может быть вы что-нибудь посоветуете?

– С радостью, – улыбнулась девица ослепительно-белыми зубами и протянула длиннющий прейскурант. – Расслабьтесь, просто будьте как все. Для начала выберите свою марку сигарет. Большинство начинает именно так. Вот от этих вы умрёте очень быстро. А вот от этих… от этих вы умрёте тоже быстро, но у них синяя коробочка. А эти ментоловые, для девочек.

– И мне синенькую! – нетерпеливо закричал кто-то рядом.

– И мне ментоловую! – послышался капризный женский голос.

– Поторопитесь, видите, сколько уже желающих, – предупредила утилизатор.

Я в спешке тыкал почти не глядя по сенсорному экрану, выбирая «свои» любимые сигареты, пиво, сухарики, одежду, журналы, актёров, набор шуток, фраз, музыку, фильмы, сериалы, мнения, убеждения, веру – всё, что я так люблю, всё, что мне дорого, всё, ради чего жил и за что готов был отдать здоровье и даже пойти на смерть.

– Отличный выбор! – механически сквозь улыбку шипела утилизатор всякий раз, когда я делал очередной заказ.

– Какой замечательный сервис! – поразился я, закончив оформление. – Признаться, я грешным делом думал, что тут будут расстрелы, газовые камеры, пытки, виселицы… а здесь все такие милые!

– Ну что вы! – рассмеялась моя новая подруга. – Мы же не в прошлом веке. Мы идём в ногу со временем. Сегодня от одного только алкоголя в вашей стране утилизируется около миллиона человек в год. Газовые камеры в наше время слишком не эффективные и затратные средства, сейчас жертвы платят нам сами.

После этих слов девушка захохотала ещё громче таким звонким и заразительным смехом, что невольно в ответ засмеялся и я сам, и, пока я глупо хихикал непонятно чему, утилизатор ловким движением достала из недр своего балахона розовые видеоочки с широко-дюймовым виртуальным 3D-экраном. Наушники уже были вмонтированы прямо в них. Надев на меня окуляры, она вставила в боковой разъём банковскую карту. Перед глазами быстро замелькали цифры. «Наслаждайтесь шоу!» – последнее, что я услышал, прежде чем окончательно потерял связь с действительностью.

Уже через минуту я увидел невероятно красивую картинку, будто живу в какой-то прекрасной независимой стране, где все заботились обо мне и желали только блага. В этой онлайн-реальности все работали исключительно на меня: корпорации видеоигр, разработчики айфон, эппл, алкогольные, табачные и фармацевтические компании, Голливуд, телевидение, интернет, доставка готовой вкусной и сладкой еды в ярких упаковках, супермаркеты, которые были повсюду. И Я, Я, Я – был центром этого торгово-развлекательного мира! Я словно попал в сказку, и я был в ней королём. Все наперебой вежливо здоровались со мной: «Добрый день, что желаете заказать?», «Отличный выбор!», «Спасибо за покупку, удачного дня!», «Приходите ещё!» Всё буквально светилось в заискивающих улыбочках. В одной из них я угадал знакомую девушку утилизатора. Она сидела на кассе Макдоналдса.

– Ну как, понравилось?

– Да! – восторженно прошептал я и вдруг снова обнаружил себя привязанным в кресле.

– То ли ещё будет, – улыбка пропала с бледного лица продавщицы, голос принял деловой тон. – Так, с телом решили. Процесс уже запущен. Алгоритм следующий, значит, смотрите: в 16 – пиво и сигареты, в 20 – водка, в 30 – боярышник. Очень скоро вам понадобятся наши разнообразнейшие таблеточки. Не беспокойтесь – их у нас тоже хватает. Итак, ваш заказ: алкоголь, сигареты, таблетки, отравленная пища, сахар, малоподвижный образ жизни. Довольно стандартный пакет услуг. Кредит брать будете?

– Нет, спасибо.

– У нас сегодня акция!

– Я воздержусь.

– Тогда, дожидайтесь. Цирроз, диабет, панкреатит или рак, – девушка бегло взглянула на наручные часы. – Ваша смерть будет предположительно в 37. Возможно, даже раньше, если постараетесь. Статистика несчастных случаев, а также вероятность умереть в пьяной драке возросла в сотни раз. Вот смотрите график. У вас хорошие показатели. В общем, с телом решено. Что будем делать с душой?

– А вы и душу будете… того?

– Естественно! – удивилась утилизатор. – В первую очередь будем! Дело это небыстрое, поэтому с неё и начнём. И потом, как мы, по-вашему, будем всё время направлять вас по спланированному пути? Как показывает практика, по мере приближения недобросовестные клиенты начинают всячески сопротивляться утилизации. Без души будет гораздо легче и вам и нам. Никаких лишних чувств: ни боли, ни страдания, ни любви, ни мук угрызений совести и всего того, что всю жизнь мешало вам получать удовольствия и быть счастливым. Ведь в жизни главное – быть счастливым, не так ли?..

– Извините, – увлечённо перебил девушку мой сосед по креслу, он был так же, как и я, в розовых 3D-очках и связан, но измождённый вид указывал на то, что находился он тут явно дольше других. – Здесь всё так дорого, у меня совсем не осталось денег, – посетовал он, – не могли бы вы утилизировать меня в долг?

– Конечно! Специально для вас у нас разработана целая кредитно-финансовая система. – А гарантии какие?

– Ещё никто не жаловался – такие проценты убивают в считанные годы. Любую экономику и даже самую тяжёлую промышленность. Ссудами мы утилизируем целые государства, что уж говорить о каком-то… ха-ха-ха… Вас!

– Ух ты, где подписать!

– Не двигайтесь, бригада наших юристов уже направляется к вам.

Человек успокоился и откинулся в кресле.

– А вы? – девица вопросительно посмотрела на меня. – Кредит сократит вам жизнь даже сильнее, чем боярышник. А в совокупности…

– Я подумаю.

– Ну-ну…

Работница достала из своего балахона пульт от телевизора и нажала на кнопку. Утилизация души началась. От такой скорости я вжался в кресло не в силах пошевелиться.

– Мы подключили вам ТНТ, криминальные передачи, ток-шоу, сериалы, убийства, насилие, измены, пошлость… Наслаждайтесь!

– Знаете… как-то мне не по нраву всё это… – я сделал попытку встать, но уже слишком «влип».

– Так только поначалу, это быстро пройдёт, – ласково успокоила консультант. – Чтобы не мучила совесть, наши профессиональные СМИ убедят вас, что это нормально.

– А это нормально?

На экране появилась женщина в медицинском халате: «Это – норма!» – компетентно подтвердила она.

– Ну… Тогда ладно…

– Чтобы у вас не болела душа, мы сделаем анестезию тройной дозой быдло-юмористических передач, под них рекомендуется пиво с чипсами – и вы даже не заметите, как утилизируетесь. Сладких снов!

– Может, ну его?.. – я всё ещё сомневался.

– Оставайтесь с нами, не переключайтесь! – пригрозил кулаком какой-то тип в экране.

Очень скоро я от него узнал, что вокруг меня одни негодяи, враги, коррупционеры, аферисты, изменники, извращенцы, каннибалы, сектанты, больные дети, нищие старики, террористы…

– Хватит! – закричал я… – Хватит! Хватит! – Но даже сам не расслышал себя в шуме этого балагана.

– Не переключайтесь!.. Не переключайтесь!.. Не переключайтесь!!! – снова и снова повторял со всех телеканалов ведущий с разными голосами и внешностями, и, хоть каждый раз он представлялся новым именем, на уровне подсознания я был уверен – это был один и тот же хитрый тип. Многоликий обычно появлялся в деловом пиджаке и галстуке. Очень культурный! Он и всех нас взялся учить по чуть-чуть культуре. Сначала по его примеру чуть-чуть культурно мы стали травить себя алкоголем. Затем часть публики пустилась по чуть-чуть обманывать, изменять и воровать. Некоторые под его воздействием даже начали культурно убивать друг друга. «Это – норма!» – тысячи раз повторялось с экрана. Потом оказалось, что мат и жаргон – это тоже такая особая культура, равно как и татуировки, рваньё, извращения и прочие «культурные» веяния. Скоро мы стали очень культурными людьми.

А многоликий по-прежнему рассказал нам, что модно, а что фу-фу-фу, что правильно, а что нетолерантно, во что и как нам верить. «Не переключайтесь!» От него мы узнали свои предпочтения, взгляды и мнения. «Не переключайтесь!» С каждым ток-шоу он создавал новых нас. «Не переключайтесь!» Разбирал и заново собирал. Играл нашими мозгами, как кубиком Рубика. «Не переключайтесь!» Вскоре мы отказались от своей культуры и истории. Классическая музыка и литература для нас больше не существовали. Слово «Родина» больше не вызывало трепетных чувств. Далее мы массово перестали заводить семьи. Нет. Нам об этом не говорилось прямо (утилизаторы вообще редко говорят прямо). Но есть же вещи, которые понятны сами по себе. Страшно растить детей, когда всё так дорого и нестабильно, когда вокруг нищета, наркомания, криминал, вооруженные конфликты, эпидемии и прочие утиль-шоу. Достаточно хоть раз посмотреть новости, чтобы уяснить эти очевидности. Дети – капризны, жестоки, неблагодарны. Куда лучше спокойно попить пивка после работы или резаться в танчики до самого утра.

Нескончаемые сериалы, игры и мемчики стали нашей настоящей семьёй.

Записал:

SALIK

Санкт-Петербург
info
+49
Я не автоматический, тематический информационный агрегатор! Материалы Salik.biz содержат мнение исключительно их авторов и не отражают позицию редакции. Первоисточник статьи указан в самом начале.

Поделиться в социальных сетях:


Оцените:
+1
189
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

   Подписывайтесь на нашу группу в Одноклассниках:   Подписаться